RED BUS

Объявление


Chris × Rick

Welcome to London!
октябрь, 2019 год ★ +6°...+10°
NC-21

#ЛАЙК_за_бас #ПЕРВЫЕ_ИТОГИ_от_АРТУРА


WALL



VK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » Партнерство » R E V O L T


R E V O L T

Сообщений 61 страница 62 из 62

1

https://i.imgur.com/9F39p2X.png

W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

61

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/82b133784098abc6fa19ff4bf126725f.png https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/fa9aa413e3bff6059e02a1d5aff4ccd6.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/3691d15b5d987e45115c513777b45cd9.png https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/49aca3b66f4e29008929ae592848129b.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/c4d06f8cdda7821680c0d3b5b2855e5c.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
inbar lavi

» имя, возраст:
Lauren [maiden name Scott*]
Лорен [в девичестве Скотт]
30-34 года
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
В прошлом - военный переводчик*
Ныне - член побочного штаба вигилантов

» способность:
Создание своих копий* [проявилась два года назад]
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
Ссылка

Лорен росла и воспитывалась одним лишь дедушкой, лишившись родителей не по воле несчастного случая, а скорее благодаря какой-то глупой шутке судьбы. Отец предпочел иметь другую семью, когда девочке едва исполнилось шесть, а мать гонялась за военной карьерой с ранних лет, похоже, конкурируя характером со своим отцом. Благо последний оказался чуть более человечным, разглядев во внучке - внучку. Такая судьба подарила Лорен бесконечные ощущения одиночества и непонимания, и со временем они обострялись: несмотря на благодарность единственному члену семьи, не бросившему ее, с возрастом она все чаще конфликтовала с человеком военной закалки ещё старых времен. Тем не менее, именно он воспитал в ней сталь и отвагу, которыми может похвастаться не каждая девушка. В свои семнадцать она неплохо наносила прямой боксерский удар, полнясь наивной, но большой надеждой на то, что он ей никогда не пригодится. Жизнь тогда казалась ей скромной: средние оценки, небольшой круг близких людей, строгий комендантский час и редкие встречи с матерью, считавшей дочь больше подругой, чем ребенком. Лорен рано повзрослела и быстро поняла, что никто, кроме нее самой, не сможет ей помочь.
После окончания школы ей пришлось совмещать обучение и работу, чтобы достичь хоть каких-либо внутренних идеалов. Имея привлекательную внешность, девушка довольно скоро привыкла ко вниманию, которое так приятно заполняло понятную дыру в груди. Несмотря на обилие выбора, Лорен гонялась за "выгодной партией", пока будущая профессия и холодное военное воспитание не привели ее в сердце армейской службы. Так она познакомилась с Роджером, случайно забеременела и сочла это прекрасным шансом устроить свою жизнь.
И первое время ей действительно это удавалось, пока однажды новость о смертельной болезни ее ребенка не разрушила их семью. Лорен винила в этом Роджера, считая, что он недостаточно старается, ведь у него был комплекс героя, а, значит, он должен был спасти ее. Должен был сделать так, чтобы жизнь перестала приносить несчастье. К сожалению, Монтойя не оправдал ее ожиданий - не успел, не дожал, не осилил. И она предпочла искать себя дальше, потребовав развод.
Их пути разошлись не так далеко, как Роджер считал: Лорен оказалась в побочном штабе вигилантов, привычно не доверяя таким, как Линкольн Риндт. Период переживания травмы до сих пор напоминает о себе, но болезненный пик пришелся именно на первые полгода после смерти дочери. На фоне эмоционального и психического стресса у Лорен проявилась давно забытая способность, которая поначалу казалась ей обузой, однако довольно скоро стала предметом, на который можно было переключиться. Спустя два года после трагедии случайная встреча Лорен и Роджера словно по щелчку поднимает отчужденную обоими проблему, поменявшую их отношение друг к другу. И Роджер видит в этой встрече шанс все исправить. А Лорен?

Отношения Роджера и Лорен всегда были какими-то неправильными, и в конце концов это привело их к неизбежному разводу. У Роджера хронический приступ героизма, выгодного для всех, кроме него самого; Лорен - собственница в поисках своего места в этом мире. Они довольно разные, но в то же время имеют нечто общее: отсутствие в жизни родителей, военное воспитание и стремление обрести неуловимый покой. Трагедия, пошатнувшая обоих, поменяла и Роджера, и Лорен; и если Роджер таким образом научился немного больше понимать себя, то Лорен замкнулась в себе. Да, все, что их связывало и тогда, и сейчас - общая травма. Которая, я надеюсь, найдет способ зажить. Ведь если бы была возможность, любой из них вернулся бы назад и все изменил.

Я решился на эту заявку прежде всего для того, чтобы раскрыть для себя своего персонажа. Брак с Лорен для Роджера - значимый период, который изменил его жизнь нисколько из-за жены, сколько из-за ребенка. Безусловно, я не могу настаивать на определенных чувствах Лорен, вы вправе внести какие-то поправки, предварительно обсудив их со мной.
Заявка специально написана "в двух словах", так как я считаю, что полноценную историю составлять не мне, а соигроку. Мне жизненно важно отыграть их прошлое, чтобы понять: а) какой Роджер сейчас, б) какое будущее у их отношений, в) справились ли они с общей проблемой.
Что касается самой заявки, то есть вещи, которые я не буду готов поменять, так как очень много времени потратил на то, чтобы подарить образу Лорен жизнь. Понять и простить http://s6.uploads.ru/ca4mK.gif

[* - обсуждаемо и менябельно]

п р и м е р    п о с т а

   Монтойя брел плавно, но уверенно, разрезая собой изрядно похолодевший к вечеру воздух. Знакомые узкие улички Баттл-Крика вызывали в нем смешанные чувства властности, которой у него никогда не было, и чертовски приятного душевного спокойствия. Общий силуэт потрепанного типа, омраченный еще не зажившим фингалом двухчасовой давности, в зеркальных отражениях витрин почему-то морщился при виде себя и спешил возобновить свой путь. До конечной было еще далеко, и с каждым шагом она казалась все дальше. Сегодняшняя потасовка определенно испортила все планы Роджера показаться порядочным человеком перед незнакомой девушкой, с которой он никогда не устремился бы встретиться дважды, если бы не именное проклятье под кодовым именем "чувство вины". Он точно не знал, как много стоил тот гребаный ящик из стекла, и есть ли в нем такая необходимость, которую он себе представлял. В тот день, когда гадкое ощущение незавершенности заставило мужчину вернуться к магазину и уткнуться в закрытую дверь (серьезно: там не хватало лишь яркой неоновой таблички "катись к черту, Монтойя" - так смело бросались в глаза, кажется, свежие царапины у замочной скважины, похоже, случившиеся от бушующей девичьей агрессии), Роджер с сожалением осознал, что попрощался рано. Всю дежурную дорогу, проходящую как минимум через три доступных места, имеющих какую-никакую власть над Роджером, он думал о том, какие слова сказать. И существуют ли вообще такие слова, способные вытравить это щемящее чувство внутри из самого недра груди. Возможно, именно оно побудило мужчину отказаться от привычного бронежилета под одеждой, словно подговаривающее, что на сегодня приключения закончились. План ведь простой, как карманный цент: прийти - отдать - уйти. Нет ничего сложного в трех незатейливых действиях, так? Когда очертания знакомой вывески хорошо читались на расстоянии, Роджер подтянул стеклянный ящик повыше и горько выдохнул. Проще свернуть шею врагу, чем сказать женщине "прости".
   За слегка запотевшей витриной виднелся уже ставший родным тусклый свет лампы. Скорее всего, в нем была какая-то конкретная необходимость, но Монтойя никак не мог отделаться от побуждения прислать кого-нибудь из своих для урегулирования этого вопроса. Столкнувшись с надписью "закрыто", мужчина возмущенно нахмурился, придерживая приподнятым коленом террариум, и, повозившись, взглянул на часы. Хмыкнув сам себе, Роджер с силой нажал на ручку двери, помня о ее частых капризах, оттолкнул носом ботинка скрипучее толстое полотно и оторопело замер на пороге. Нацеленное на него дуло пистолета находилось примерно в трех широких шагах, но по ощущениям будто упиралось в застывшую на незаконченном вздохе грудь. Проморгавшись, мужчина пришел в себя. Он успел найти растерянную девушку прежде, чем внимательно выслушал вооруженного гостя.
   - А вот и второй, - сладко провел тот, словно выжидая подходящий момент. Роджер сжал челюсть, ибо пальцы рук скользили по стеклу в неспособности направить напряжение в кулаки. - Ну и каково теперь вам обоим дышится здесь, а? Уже не так просто? - Вглядываясь в лицо противника, Монтойя находил его отчего-то запомнившимся, хотя что-то далекое подсказывало, будто Они все на одно лицо. Позволив себе осторожный выдох, мужчина быстро окинул взглядом помещение и остановился на чужих глазах, которыми подумывал воспользоваться. Эта тонкая связь между ним и жертвой всегда мерещилась чем-то длительным и одновременно неуловимым, как бывает с ощущением цикличной, но легкой боли, или первого впечатления от по-своему цепляющего фильма. Сощурившись, Роджер сделал пару попыток установить эту связь, несмотря на вполне заметный недостаток освящения. И угодил в тупик. Многие люди страшились его способности, так и не узнав, что она, по своей сути, в половине случаев ничтожна. Как сейчас.
   - Тебе нужен я? Отпусти девчонку, - мужчина громко, но хрипло подал голос и мельком взглянул на прилавок. Она была настроена растерзать любого за свой магазин. Хоть бы додумалась промолчать. Фыркнув, восторженная дичь, с пистолетом возомнившая себя хищником, театрально покачала головой.
   - Только после того, как заплатите за содеянное. - Перебирая возможные причины неожиданного визита, Монтойя раз за разом возвращался к той самой, с которой все это началось: несостоявшийся беглец, магазин пресмыкающихся, один единственный свидетель и незаконченная драма о запачканном кровью кафеле. История медленно приближалась к законному апогею.
   - Не понимаю, о чем ты. - Двух предыдущих раз оказалось мало, поэтому Роджер с интересом остановил внимание на хозяйке магазина. Опять. Как ни странно, именно ее он считал наиболее опасной персоной из всех представленных. Решившись на глубокий, облегчающий вздох, мужчина с надеждой подумал о ее скрытых возможностях, словно представляя, как сильно девушка могла повлиять на ситуацию, если бы решилась. Но громкий хлопок и последующий следом звук разбитого стекла определенно отрезвил Монтойю каким-то тупым ударом в живот, обратившим простую потребность в воздухе в глухой кашель.
   - Вот черт! - Опустив голову вниз, Роджер остолбенело наблюдал за блестящими осколками бывшего террариума, тускло отражающими дальний приглушенный свет. Перед ним словно промчалась чья-то тень, и, чтобы понять, чья она, мужчина резко устремился за ней, оставляя пресловутый магазин позади.
   Стрелявший с каждым пройденным шагом становился все более выносливым, изредка оглядывая преследующего его в удушье Монтойю. Не разрешая себе отвлекаться на мелочи (вроде дырки в плотной куртке и очевидного пулевого отверстия в животе), он ощупывал разгорающееся болью место и постепенно замечал, как тяжело давался длительный бег. Когда от прилавка с чешуйчатыми остались лишь воспоминания, преступник неожиданно сбавил ход, позволив преследователю приблизиться, и натянул подозрительную ухмылку, которую Роджер откуда-то знал. Только времени опомниться уже не было: еще два выстрела, и былой энтузиазм потух под натиском новых очагов боли.
   Неустанно наблюдая за отдаляющимся силуэтом, мужчина жадно глотал холодный уличный воздух, хватаясь за сладкую необходимость успокоить трепыхающееся в панике сердце. Ранения, пришедшиеся чудом не в голову, окутывали тело дрожью с каждым последующим дуновением северного ветра. Он развернулся и побрел назад, плотно сомкнув скрипучие зубы от терпимых, но быстро отнимающих силы мучений. Выхода виделось два: он сможет добраться до ближайшей точки помощи, где никто не задаст неудобных вопросов, или же вернется в хренов магазин. И заплетающиеся ноги будто подсказывали верный вариант.
   Дойти до притягивающей своими яркими цветами вывески Монтойя смог через силу. Он знал, что войдет туда человеком, которого не ждут, не говоря уже о первой помощи. Только выбора действительно не было. Как и всякой перспективы загладить, кажется, уже бесконечную вину. В итоге, потоптавшись у входа какую-то минуту, Роджер бесцеремонно оттолкнул дверь и, оставив служивший опорой косяк, попробовал ступить вперед. Неудачно. Онемевшая за время сомнений нога подкосилась и подтолкнула мужчину к падению - не удержавшись, он буквально согнулся пополам и врезался коленями о твердый пол, машинально выставив руки. Перекатившись в сидячее положение, Монтойя оперся спиной о ближайшую стену и вытянул ноги вперед.
   - Мне жаль. - Хрипло произнес он, начиная, как обычно, по существу. Ему нужна была хотя бы минута справиться с необъяснимым упадком сил, но говорить требовалось уже сейчас. Подняв глаза, Роджер сощурился, не разбирая в темноте практически ничего толкового, однако все еще был способен распознать присутствие живого человека рядом с собой. - Прошу, не звони..те никому. - Запыхавшись, попросил он и сощурил глаза. - Будут вопросы. И проблемы. - Еще большие, если быть точным. Но почему она должна была послушаться?

0

62

https://i.pinimg.com/originals/d4/7d/db/d47ddb937ebb655b3e15b4ea1358ad0e.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
kiernan shipka (обсуждаемо)

» имя, возраст:
Эмили Стил (Emily Steele), 14 лет.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
школьница, дочь своего отца

» способность:
исцеляющий эффект крови (обсуждаемо).
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
один, два

Моя маленькая любимая девочка. Война отняла у меня счастье видеть, как ты взрослеешь. Да, я воспитывала тебя все то время, пока твой отец не решил подать на развод, а вместе с тем - забрать у меня тебя. Не знаю, по какой причине, но на суде ты заявила, что точно хочешь жить с папой. Потом за тобой приехали его люди, и тебя от меня увезли. Я боюсь, что на твой разум повлияли, но знать это наверняка не могу. Надеюсь, когда-нибудь ты расскажешь мне об этом сама. И я снова прижму тебя к груди, как делала когда-то, пока ты была маленькая и приходила в нашу спальню, если тебе снились кошмары. Ты всегда была впечатлительной девочкой - и очаровательным ребенком. Хитрости тебе тоже не занимать, а расчетливый ум ты точно унаследовала от своего отца. От меня, пожалуй, достался только цвет волос, и быть может, совсем чуточку - улыбка.
Наверняка, поначалу мы были самой обыкновенной счастливой семьей. Ты росла в любви и заботе, отец не чаял в тебе души, я холила и лелеяла тебя как любимую принцессу, и ты ладила со всеми, с  кем мне приходилось работать. Конечно же, у нас были и ссоры. Помню, как однажды опоздала на твой концерт в музыкальной школе, и ты не разговаривала со мной неделю. А если отец что-то тебе запрещал, ты всегда приходила просить желаемое ко мне. Что и говорить, ты всегда вила из меня веревки.
Сейчас ты живешь с отцом. Чем ты занимаешься, я не знаю. Возможно, ты помогаешь медикам на вигилантской стороне, а может быть, пользуясь возрастом, информируешь отца о том, что творится в стране. Я ничегошеньки о тебе не знаю, и от этого мое сердце обливается кровью. Мне хочется верить, что отец заботится о тебе, хотя чем старше ты становилась, тем сильнее были наши разногласия. А может быть, разногласия у тебя были только со мной?

На настоящий момент Габриэль мечтает вернуть себе дочь, хотя совершенно не представляет, как. Благодаря собственной способности - шестому чувству - она чувствует, угрожает ли Эмили опасность, и эта связь - единственное, что держит женщину на плаву. Она живет мыслью о том, что когда-то сможет снова обрести семью в лице дочери. Что произойдет с их отношениями и захочет ли Эмили встать на сторону матери - покажет только игра. Все будет зависеть от взаимных желаний. Я готова принять ваши идеи и играть в том направлении, которое мы выберем с Вами.

Дополнительно: помимо меня, у Эмили на форуме найдется полно сверстников, с которыми можно будет отыграть все, что душе пожелается, поэтому одиноки вы точно не будете. Приходите в нашу большую дружную семью, и вы не пожалеете ни секунды.
Я готова отыграть и привязанность, и откровенный конфликт, и  душераздирающее спасение из лап вигилантов, или же драматическое расставание навсегда, поэтому вы можете сделать Эмили такой, какой ее видите. Давайте сделаем ее особенной!

п р и м е р    п о с т а

[indent] — Не только вы ошиблись с первым впечатлением, — холодно признается Габи, и это попытка снова унизить ее разбивается о невидимый щит, не достигнув сердца. — Но я все еще рассчитываю на ваше снисхождение. - Раз уж о любви к детям говорить не придется. Придется ли говорить о любви хоть к чему-нибудь, Габриэль не знает, но то, что она чувствует к этому человеку, ей определенно не нравится.
  [indent] — Я всего лишь предполагаю, — снова отступает Мосс, но эта тактика с Блантом все равно не срабатывает. Он злится, и ей бы встать и уйти, но она себе этого не разрешает. А потому уже спустя мгновение оказывается в капкане.
Когда Блант прикасается к ней, Габриэль застывает каменным изваянием под тяжелым и угрожающим теплом мужской ладони. Расстояние между ними стискивается до удушающего интимного, того самого, в котором согласие так легко переплавить в насилие, и женщине хочется кричать, однако близость мужчины оказывает на нее парализующе-гипнотический эффект.
  [indent] Габи стекленеет и не шевелится.   
  [indent] Пока мужчина говорит, в голове Мосс множится страх, паника, отвращение. Внутренний голос срывается в отчаянном вопле, а она все сидит, покорно отданная воле Бланта, как агнец на заклане. Легкие горят от недостатка кислорода, но ей будто отказывают элементарные функции, и Габи не может даже вздохнуть. Она слушает голос за своей спиной и ждет, когда хватка ослабнет, тьма расступится, и она снова сможет увидеть яркие блики.
  [indent] Его пальцы почти невесомо касаются локонов — или это ей только кажется? — и у Мосс на мгновение сводит зубы. Женщина на секунду прикрывает глаза и, все-таки втягивает в себя воздух, отравленный и оскверненный. Она и сама чувствует себя поруганной, и все, что хочется — встать под обжигающий душ и тереть по коже грубой щеткой, чтобы смыть чужие пальцы и чужой запах, и собственный страх, благоговеющий перед тем, кто его вызвал.
[indent]  Габриэль кажется, что она его ненавидит, и эта ярость разгоняет по жилам кровь, но Блант быстро разбивает мираж тепла, и Габи снова чувствует, как ее утаскивает на дно арктическое течение.
[indent]  — Все с маленькой Эмили будет хорошо, не переживайте, — говорит токсиколог у самого ее уха и отстраняется, довольный своей не случайной оговоркой. Когда он оборачивается к ней, чтобы исправиться, Габи уже на ногах, прямая и напряженная, как тетива лука.
  [indent] Кажется, раздается рабочий шум, но женщина не слышит ничего, кроме имени дочери. Когда он только успел?
[indent] — Вы не посмеете, — одними губами шепчет она, и в глазах ее можно прочитать не только страх. Под ним, как под ворохом луковой шелухи, горит нечто большее — яркая и уничтожающая, непоколебимо непобедимая сила инстинкта. Инстинкта матери, который вдыхает в Габриэль не безрассудство, но смелость.
[indent] — Я вас не боюсь, — говорит Мосс, и в эту самую минуту она действительно его не боится, потому что угрожать ребенку может воистину только трус. — И уничтожу, если потребуется.
[indent] Она не выиграет этой схватки и прекрасно знает об этом, но гордыня цепляется за плечи, и Габриэль гордо поднимает голову, не отводя взгляд. Она здесь не жертва.  Он не тронет ее. Не тронет ее ребенка. Она не позволит.
[indent] — Советую вам придерживаться вашей клятвы Гиппократа, доктор Блант, — кривая усмешка бежит по губам, но глаза на бледном лице горят также ярко. — Вы же профессионал, не так ли? — Чеканит Габи и шагает к двери.
[indent]  Она на негнущихся ногах преодолевает коротенькое расстояние и, проворачивая ручку, чтобы, наконец, сбежать, замирает в пол-оборота.
  [indent]  — Спасибо за чай. И гостеприимство. Я подожду результатов анализов в палате Синди, — шелестит напоследок Мосс.
  [indent] Негромкий хлопок, и Габи опирается ладонью о стену, пытаясь восстановить дыхание. Слезы жгут ей глаза, но она давит в себе панику на всем пути до дамской комнаты, где, заперевшись в кабинке, она наконец позволяет себе эмоции.
[indent]  Ей тошно и жутко, и внутренности выжигает страх, а воздуха катастрофически не хватает, но этого все равно недостаточно, чтобы сломать ее.
  [indent] — Мерзавец, — в бессильной злобе шипит Мосс, сжимая кулаки и сползает по стенке на пол, потому что дрожат колени, потому что хочется домой — туда, где безопасно, и мирно спит под пуховым одеялом ее родная девочка, чье имя он посмел произнести, угрожая ей.
  [indent] Двадцать минут проносятся секундами, но когда Габриэль выходит из уборной, выглядит она снова безукоризненно: ровная спина, аккуратно зачесанные волосы, спокойный взгляд. Никому и в голову не придет, что она только что побывала в самом эпицентре шторма, который выбил у нее из-под ног не только землю, но и воздух — из легких.
  [indent] Синди все еще спит. Габи садится рядом и гладит маленькую, сжатую в кулак, ладошку, думая о том, что беды ей все-таки не миновать. И о том, что она не готова. Но должна ее встретить лицом к лицу, иначе все будет еще хуже, чем сейчас.
  [indent] По бледному мрамору щеки катится и пропадает в складках одеяла прозрачная слезинка.
  [indent] — Прости меня, Синди.

0


Вы здесь » RED BUS » Партнерство » R E V O L T