дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Прощай


Прощай

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Прощай

https://pa1.narvii.com/6640/278e7d49240b78c56b67b7687c4ec122736c092c_hq.gif

время действия:
Апрель, 2018

Ross Stone
&
Sebastian Stone
&
Michael Malcolm

место действия:
Меняется


Старший Стоун конечно был не подарком последние лет пятнадцать, но тем не менее, он был для Себастиана с братом единственным родным человеком на всем белом свете. Себастиан помнил его еще в лучшие времена, а брат застал только "темную" сторону которая была сплошным черным пятном с алкоголем, кулаками и матом. Обоим братьям досталось от этого человека, но все же, надо же хоть как-то помянуть его после его ухода. Себастиан узнает о смерти отца и решает, что надо поехать в интернат чтобы сообщить об этом младшему брату.
**
Приезд Майкла и то как он поддержал Себастиана в тяжелую минуту

Отредактировано Sebastian Stone (2019-08-09 13:48:03)

+2

2

Наверное, ты представлял себе тот день, когда это произойдет, ты знал, что рано или поздно оно случится, несмотря ни на что. В конце концов это жизнь, в конце концов этот человек угробил себя сам.
Наверное, этот телефонный звонок запомнится тебе надолго, потому что звонили из полиции, а после всего, что ты пережил в свое время в тюрьме, то звонки из полиции ничем хорошим не являлись, вот только на этот раз тебя искали не чтобы в чем-то обвинить, а для того, чтобы ты пришел на опознание.
Всю дорогу тебя жутко потряхивало, знобило, дрожали руки, а все потому, что несмотря на то, сколько бы ты не настрадался от отца, то все равно был шокирован и не знал, как же отреагировать на это все, ведь несмотря ни на что это было ужасно, несмотря ни на что ведь отец был единственным вашим с Россом родственником. Единственным, на всем белом свете. Ты даже надеялся, что может быть это ошибка? Что человека которого нашли в переулке это не ваш отец? Может это просто глупая ошибка?
Добравшись до указанного адреса ты подписал какие-то бумаги где подтверждал, что он являешься родственником Мэтью Стоуна, а после тебя повели в комнату, в которой было очень холодно и не сильно освещено, там стояла койка на которой кто-то лежал и был накрыт простыней. Тебя подвели ближе. Вдох-выдох. Ты смотрел на тело отца, это все же был он, надежда умерла и сейчас ты будто на мгновение остался один на один со своим необъяснимым страхом. Да, пусть отец и никак вам не помогал, никак не поддерживал, пусть он травил себя и ваши отношения множество лет, но он все равно был тебе отцом, причем ты отлично помнил его еще тогда, когда он был другим, когда любил мать, когда любил тебя, как ждал момента когда на свет появится Росс. Все могло быть иначе, он не плохой, ведь правда? просто оступился, сильно оступился. О мертвых нельзя плохо думать, нельзя.
Ты подписал в полузабытье какие-то бумаги, а после бездумно кивая каким-то там советам насчет похорон просто вышел на улицу, было жутко холодно, шел дождь, а ты только нащупал дрожащими пальцами скомканую пачку сигарет в кармане, вытащил ее и прикурил сигарету прижимаясь плечом к кирпичной стене. Ты смотрел в одну точку и сам не заметил, как по щекам потекли слезы. Ты так стоял затягиваясь сигаретой пока пальцы не обожгло, только тогда ты дернулся соображая, что куришь уже фильтр и откинул бычок в лужу. Ты смотрел на то как тот там тонет и совершенно не знал, что делать дальше, как правильно поступить, куда податься, что делать в данной ситуации? Но ясно было одно, надо рассказать Россу, в конце концов несмотря на то, что Росс ненавидел отца как тебе казалось, потому что бедный Росс никогда и не видел его "нормальным", то он все равно обязан знать первым. Да, пусть отец и был виноват во всех бедах Росса, но он все же был вашим отцом. Был.

Ты решил отправится в интернат, тебе нужно видеть Росса, надо ему рассказать. Всю дорогу до интерната ты прокручивал в голове, как же сообщит обо всем Россу, как сказать это, а еще что теперь будет с вами?! Было ясно, что надо оформлять документы, чтобы Росс был под твоей опекой, кто знает, может раз отца больше нету, то Росса в какой-то момент выпустят из интерната? Если теперь есть куда и есть где жить? Ведь дом вы сможете сохранить? Ты на это искренне надеялся. Когда ты уже подъезжал, то ты решил позвонить куратору группы в которой находился Росс чтобы сообщить ей о том, что ты приедешь с важным разговором и чтобы проверить, что Росса выпустят поговорить. Тебе сказали, что нет никаких проблем и ждали твоего приезда.
Добравшись до интерната ты прошел в комнату "для встреч" и принялся ждать. Тебе было немного не по себе, ты все еще буквально видел перед глазами всю ситуацию в морге, а еще ты не знал, чего ожидать от Ро. Ты понимал, что слишком сильно скорбить тот вряд ли будет, но с другой стороны вы остаетесь совершенно одни на всем белом свете и, наверное, это должно быть страшным и для него. Ты боялся до ужаса, потому что понимал, что теперь ты ответственный и старший который должен все решать, а какой из тебя старший если ты и сам не умеешь абсолютно ничего? С другой стороны, ведь оно все равно всегда было так, ведь отец-то никогда не помогал и ничего не решал, его будто никогда и не было...

Росса приводят в комнату и ты тут же встаешь со стула, подходишь к нему и обнимаешь его. Редко у вас эти телячьи нежности, но иногда когда ты очень скучал, переживал или давно его не видел, а оно случалось когда он сбегал и ты психовал и ждал момента новой встречи, то оно вот так и происходило, а уж тем более когда он был тебе настолько нужен как сейчас сам об этом даже не представляя.
- Привет.. ты как?

Отредактировано Sebastian Stone (2018-06-25 16:33:47)

+2

3

Этот день не предвещал никаких пермен, был таким же серым и обыденным, как и все предыдущие в моей жизни. Я проснулся в положенное время, осуществил весь этот ритуал утреннего туалета. Разбитая губа всё еще побаливала – результат недавней стычки с Оливером. Тот ещё придурок, но получил от меня он нормально Этот идиот сразу начал бить по лицу, словно не зная, что палиться нельзя. Вообще, кураторы следят за соблюдением дисциплины и такие вот драки запрещены. А если поймают, то можно получить наказание в догонку. Мне, к счастью, удалось убедить всех взрослых, что я сам упал. И хвала всем богам, что есть в этом мире, что они не проводили телесных осмотров. Иначе к Оливеру возникли бы неотвратимые вопросы, а потом и ко мне.

Так или иначе я не слишком заморачиваюсь по этому вопросу. Тем более впереди томительные часы занятий по различным дисциплинам. Хоть мы и отбросы общества, но чему-то обучить нас все таки пытались. Особенно мисс Доннован, занимательная женщина лет 25, считавшая своим долгом поставить нас на путь истинный. Это всегда вызывало у меня улыбку и даже смех, но стоит отдать ей должное: тётка старалась, была доброй и понимающей, в отличие от восьмидесяти процентов остальных воспитателей.

Где-то в половине третьего ко мне пришло спасение: мой куратор – мисс Эштон – ворвалась к нам на алгебру (ненавижу математику и все, что с ней связано) и сообщила, что ко мне едет брат. Это вызвало у меня по началу недоумение, потому что сегодня явно не был день для посещений. Но недоумение сменилось искренней радостью, которую я изо всех сил пытался скрыть от окружающих, силой подавил расползающуюся на лице улыбку, и стал дожидаться, пока меня позовут. В моей голове, правда, промелькнула мысль, что могло что-то случиться, особенно с ним. Но раз он едет сам, то значит жив и здоров, а это самое главное. Я быстро отогнал от себя тревожные мысли, все таки я часто переживаю по пустякам, когда дело касается Себастиана. Это у нас обоюдно.

Где-то через полтора часа ко мне подошла всё та же мисс Эштон и провела меня в комнату для встреч. Здесь всё действительно как в тюрьме, ловлю я себя на такой мысли каждый раз, когда отправляюсь к Себастиану. Больше ко мне никто не приходит, да и хрен с ними. Мне никто не нужен.

Себастиан сразу подскакивает со стула, как только видит меня и лезет обниматься. Я не противлюсь, даже радуюсь. Я привык к отдаленности в общении с людьми, но вот этих вот обнимашек очень часто не хватает. В эти мгновения ощущаешь себя хоть кому-то нужным. По первому же взгляду на него я понял, что что-то случилось. Быть может он и старался скрыть это, но от меня Себастиану редко удаётся что-то утаить.

- Привет... как ты?
– голос Себастиана будто дрогнул. Я похлопал его по спине и взъерошил волосы.
- Я то? Лучше некуда, - чертова губа продолжала болеть. Хана тебе, Оливер. – Ты лучше скажи, как ты? Что случилось и почему у тебя такой вид, будто кто-то умер? С Майклом все в порядке?

+1

4

Стоит тебе отстранится от Росса как ты замечаешь какие-то синяки, а еще разбитую губу и...и ты молчишь на этот счет. у вас было кучу разговоров на этот счет, их было миллион, но это было давно, тогда, когда ты еще как-то думал, что контролируешь ситуацию, можешь повлиять, но после ты просто смирился и понял, что нет. Ты принял то, что в этом месте свои правила, свои понятия и свой вид общения и особенно после того как побывал в тюрьме. Росс должен заступаться за себя и любой его синяк или ссадина не значат, что его беспощадно избивали, а значит что кто-то получил сдачу может и похлеще. Наверное, прекращать волноваться ты никогда не прекращал и что уж говорить о том как ты себе не находил места, когда тот сбегал из интерната, когда ты понятия не имел с кем он и что делает, где спит и жив ли. Он всегда оповещал тебя об этом, он всегда звонил в тот момент, когда находился достаточно далеко чтобы его не нашла полиция, но никогда не говорил тебе, что с ним и где он. Он словно оберегает тебя от всего, что касается его мира, того в котором все плохо, где темно и откуда появляются вот такие вот синяки и разбитые губы. Тебе больно, но тебе не остается ничего другого кроме как принимать все как есть, принимать его таким какой он есть и просто любить. Ты сглатываешь горькую слюну и он явно замечает, что ты обратил внимания на его лицо. Ты медленно отпускаешь его из объятий и снова садишься, при этом продолжая держать его за руку.
— Ты лучше скажи, как ты? Что случилось и почему у тебя такой вид, будто кто-то умер? С Майклом все в порядке? либо ты очень хреново умел скрывать свои эмоции, либо ты действительно выглядел настолько плохо, что Росс просто все прочитал по глазам. Его слова о Майкле слегка отрезвили, собственно, ты даже и забыл что рассказал ему о нем. Майкл стал чем-то большим чем просто "начальником" совсем недавно, ты сначала даже не хотел говорить Россу, что в твоей личной жизни появился кто-то новый особенно после Эрнеста и того как Росс его не одобрил, но все же упомянул в какой-то момент и сейчас ты даже удивился, когда он о нем спросил.
- Майкл.... да, с ним все в порядке, он в порядке, - как-то невпопад отвечаешь на этот вопрос, а после понимаешь, что надо перейти к самому важному и тебе очень тяжело об этом говорить. Росс уже не маленький, чтобы красочно обрисовывать обстоятельства, как было, когда тебе пришлось рассказать ему почему у всех детей есть мама с папой, а у вас один лишь отец, да и к тому же опять же ты пробуешь напомнить себе, что брату твой отец запомнится навсегда куда более ужасными человеком чем для тебя и не потому что тот не превращал последние годы твою жизнь в ад, а потому что ты помнил те времена когда он был другим, когда была жива мама и вообще что такое быть любимым. Ты всегда старался передать это чувство Россу, ты хотел чтобы он чувствовал себя любимым хотя бы тобой, ты надеялся, что он хотя бы немного ощущает эту любовь, но сам понимал, что никогда не сможешь заметить ему родителей, сколько бы он тебе не говорил, что ты ему самый родной и никто другой ненужен.
-  Ро, наш отец... начал ты, а затем замолчал не зная как правильней сказать, но наверное лучше просто говорить  как есть и не тянуть с этим?
- Его сегодня не стало, - тихо говоришь ты, инстинктивно сжимая пальцы Росса, - я... я только из морга и... сразу приехал к тебе. Я знаю, что у вас были нелегкие отношения все эти годы, но все же... мы единственные родственники которые у него были. Ты подумал о том, что надо будет организовать как-то похороны. Да, наверное на них придете только вы, а может Росс и вовсе откажется на них появляться, ведь зачем ему чтить память человека который угробил ему жизнь?

+1

5

[indent] Принято говорить о том, что все члены семьи, самые близкие родственники, связанны крепкими узами и о всех несчастьях, которые вдруг случаются с кем-то из них, они узнают сразу же. Просто чувствуют, что что-то не так. В груди начинает неприятно колоть и все чувства будто накалены до предела, в голове ни одной толковой мысли, кроме безобразно крутящегося табло "Что-то не так" и все сознание охвачено приступом паники, которую логически никак невозможно объяснить. И, судя по всему, с Россом должно было произойти нечто подобное. Он должен был почувствовать то, что сегодня лишился отца и теперь можно с уверенностью сказать, что родителей у него и брата нет. Вот только...этого не было. Никакого предчувствия или интуитивного понятия, что вот-вот произойдет нечто плохое. Ни-че-го. День как день и даже драка никак его не разнообразила, все слишком скучно и обыденно. Хотя, это ведь не столь удивительно, так ведь?
[indent] Отца он старался забыть как страшный сон и на любое упоминание о нем откликался гневными взглядами и резкой смены темы разговора. Просто потому что не хотел не то, чтобы знать, но даже слышать о нем. Ему плевать на то, как он жил, продолжал ли пить или же страдал от какой-нибудь болезни, ему было бы плевать, даже если бы тот решил вдруг пойти с ним на контакт. Ну а что, не раз на старости лет подобные люди начинают осознавать свои ошибки и пытаются их как-то исправить, вновь появляясь в жизни тех, от кого по собственной воле избавились. И если бы Мэтью вдруг оказался в интернате, приветливо улыбаясь и протягивая к нему руки для объятий - он бы врезал ему по яйцам. Без зазрения совести и без сожаления, прилагая как можно больше усилий для такого удара.
[indent] - И что? - казалось, ни одна мышца не шелохнулась на его лице от подобной новости. Он спокойно сидел напротив брата, чувствуя, как тот сильнее сжимает его ладонь, в попытке поддержать и успокоить. Будто бы его сейчас нужно было поддерживать. - Удивительно, что это не случилось раньше. Перепил и свалился где-нибудь под забором или его дружки избили из-за бутылки паленого виски?
[indent] Он знал, что Себ переживал явно больше, чем младший брат. Знал, что такие слова ему совсем не понравятся и, быть может, даже сделают больно и неприятно. Вот только Росс ничего не мог с собой сделать, а сидеть и изображать скорбь по этому куску говна, которого принято называть отцом, он не будет. Никогда и ни за что. Оставаясь внешне спокойным и уравновешенным, внутри постепенно разгорался настоящий пожар, сжигающий все на своем пути. Испепеляющий все хорошее, что могло в нем остаться и это уже не остановить. Только дать ему вырваться наружу, позволить себе выйти из-под контроля и посмотреть, что из этого получится, втайне надеясь, что пламя не заденет брата.
[indent] Ему должно быть стыдно за то, как пренебрежительно он отнесся к подобной новости, вот только стыдно не было. Как и каких-либо чувств тоски и скорби, которые просто обязаны были появиться из-за утраты родителя. Вместо этого он медленно склонил голову в бок и слегка прищурился, не отводя взгляда от глаз брата, пытаясь понять о чем он думает. Осознать насколько ему противны произнесенные им слова и насколько остро он вообще принимает смерть отца. Ведь глупо накручивать себя, опускать с головой в пучину тоски и безысходности, страдать по почившему и умолять небеса о том, чтобы тот вернулся к жизни. Там не по ком было страдать и лить слезы. Человек, которого сегодня не стало, был тем, чья смерть просто обязана остаться незаметной и никого не трогающей. Даже его сыновей.
[indent] - Себ, ты сейчас серьезно? - он медленно убирает руку брата со своей ладони и поднимается с места, на котором сидел. Пятится назад, словно собираясь покинуть комнату и разом завершить этот разговор даже не дожидаясь ответа. Только бы словесный мусор не начал срываться с его губ раньше времени, но слишком грубые слова сами собой складывались в предложения, звучащие скорее как вызов. Только не понятно кому. - Единственные родственники...это смешно! Он мне как был никем, так и остался и, знаешь, это было взаимно! Какие, к черту, родственники?! Думаешь, то, что он сдох, как-то изменит мое отношение к нему? Да я рад, что в этом мире больше нет такой мрази и что больше не придется думать о том, что он где-то там дышит, существует и радуется жизни. Плевать я хотел на то, что он умер! И ты не смей скорбеть о нем. Даже не думай, Себ. Он не достоин даже малейшего упоминания о нем в наших разговорах.
[indent] Росс и сам не заметил, что его спокойствие улетучилось слишком быстро. Эмоциональные качели от полного безучастия, до криков, которые никак не получилось остановить. Со стороны могло бы показаться, что он кричит именно на своего брата. Будто он виноват в таком его состоянии и именно он довел его до критической точки. Вот только срывался он, скорее, на себя. И злился на себя. И винит себя за то, что позволил себе такое поведение в присутствии самого дорогого для него человека. Хотелось курить. А чертова губа снова начала болеть и Росс даже почувствовал солоноватый привкус крови, которая вновь начала сочиться из неглубокой ссадины.

+1

6

Ты ждешь реакции Росса, ждешь ждешь и... и ее нету. Вообще. Точнее, ты уверен, что с Россом что-то да творится, ты видишь как он внимательно изучает твое лицо, как нервничает, но он не переживает, он не грустит, у него такое отстраненное "ну и что?" будто ты ему фигню какую-то сказал, а не то, что ваш единственный родственник умер. Ты тяжело вздыхаешь, но чувствуешь, что молчать он не будет. Он видит как ты переживаешь, он продолжает свою мысль, она резкая, пропитана холодом, но ты понимаешь почему он так говорит и только губы сжимаешь, коротко качаешь головой. Он убирает руку, он встает, а после начинает говорить резкие слова по типу "сдох" и "мразь" и злиться на то, что ты реагируешь иначе, что тебе не все равно. В ваших повседневных разговорах, когда ты ему звонил или к нему приходил вы очень, очень редко затрагивали тему отца, он никогда о нем не спрашивал, а ты никогда ничего не говорил. Редкие моменты были только тогда, когда он обращал внимание на побои на твоем лице, синяки на руках, хоть ты и пробовал не приходить к нему в таком виде, но бывало когда выхода не было, когда это был единственный шанс увидеть Росса, вот тогда он злился еще хлеще, тогда он упоминал отца, но именно такими же названиями по типу "мрази" и "твари" и прочее. Ты всегда его успокаивал, придумывал какие-то отмазки, но он тебе не верил, он видел по глазам, он всегда читал все между строк. Ты только вздыхаешь, когда его голос становится громче. Неудевительно, что он так реагирует, все же стоило этого ожидать, но ты должен был ему сказать первому несмотря ни на что вообще. Ты слушаешь его и только киваешь пока он не прекращает эту тираду.
- Росс я тебя понимаю, злость твою тоже понимаю, я не просил и не ожидал, что ты изменишь к нему свое отношение, но... но ты же понимаешь, что это не все так просто? в конце концов это наш отец, как бы ты этого не хотел и не признавал, а теперь его нету, нельзя так говорить о мертвых, тем более о родственниках, - ты пробуешь поучать его, ну, ты реально просто стараешься сдержать его пыл, ты хочешь быть полезным и говорить какие-то правильные вещи когда вы вместе, ты отчаянно веришь, что еще можно показать ему разницу между "хорошо" и "плохо" ведь места куда он попал и улица, ведь оно все просо уничтожило в нем эти понимания.
- Я не собираюсь убиваться по этому поводу, но как не крути, он не чужой человек, - на самом деле, наверное, тебе было еще так сложно, потому что ты только что из морга, это было все не легко, но не обязательно говорить это Россу, не сейчас во всяком случае, он в любом случае не в состояние тебя слушать, он еще выкинет что-нибудь такое, о чем ты пожалеешь. Ты внимательно смотришь на него, ты не двигаешься с места, просто сидишь и смотришь, ты не хочешь делать хуже, а уж тем более пробовать что-то доказать поднимая голос. В конце концов может ты должен просто сам всем заняться, сам проститься с отцом и все. Он действительно не сделал для Росса ничего, не принес ничего кроме как боли и страданий, которые вылились в обиду на мир, в гнев, в отчаянные поступки. Ты сильно ненавидел отца за это, призирал и никогда ему этого не забудешь даже после смерти, но ты не мог относится к этому так как это делал Росс.
- Ладно, я так понимаю, ты не будешь мне помогать с похоронами, - ты даже не спрашиваешь, ты констатируешь факт. Наверное, ты все же ожидал немного другой реакции, а может просто ни о чем не думал когда ехал сюда. Тебе было важно его увидеть в любом случае после того, что ты видел в морге. Увидеть его и убедиться, что он у тебя есть. Что он все еще с тобой и что ты не один, да и дать ему понять, что он не один остается после ухода отца, хотя это ему кажется было не особо нужно. Ты опускаешь взгляд на свои руки которые ты держишь на коленях, вздыхаешь, - я не стану настаивать, не стану читать тебе нотации, я... я просто решил, что важно тебе об этом всем сообщить, - говоришь ты более холодно и как-то устало. Ты понимаешь, что остался совсем один с этим всем. Надо было не сразу ехать сюда, а сначала немного в себя прийти, принять то, что может быть такой расклад и все воспринималось бы немного менее резко. Жаль, конечно, что Майкл сейчас в разъездах и он тоже не будет рядом. Но ладно, ты справишься, как всегда справлялся, а раз Россу все равно, то наверное все не так плохо, ведь лучше чтобы ему было все равно,чем если бы ему от этого стало грустно или плохо? В глубине души, ты понимаешь, что все не так просто пройдет его стороной, ты знаешь, что он все еще тот маленький ранимый и милый мальчик, который глубоко глубоко в сердце переживает кучу всего, очень страдает и просто не может это показать, - разучился. Ты решаешь, что надо будет сообщить воспитателям о том, что случилось, чтобы они были начеку, ты не знаешь, что вдруг может сделать младший Стоун, а сделать он может все, что угодно.
- Ты... ты просто помни, что я люблю тебя, что я у тебя есть, - говоришь ты так, словно это имеет смысл, словно его реакция была совершенно другой, но ты считаешь, что важно это сказать, важно, чтобы он очередной раз это услышал, - и что все будет хорошо, - добавляешь ты, говоря это скорее себе чем ему, а после находишь в себе силы поднять на него глаза.

Отредактировано Sebastian Stone (2019-02-05 02:17:35)

+1

7

[indent] Сейчас, стоя чуть в стороне от сидящего брата и смотря на него горящими от злости глазами, Росс мало понимал и осознавал всей драматичности этой ситуации. Разум отказывался понимать тот факт, что на такое событие кто-то может реагировать совсем иначе: не вскипать от злости, срываясь на крик, не бросаться ядовитыми словами и не вести себя слишком уж вызывающе. Ему тогда и в голову не пришло, что брат был действительно подавлен и расстроен потерей какого-никакого, но одного из самых близких родственников. Куда уж ему, совсем отстраненному от понятий "родители" и "семья" понимать, что к подобному существу можно было испытывать какие-то другие чувства, помимо лютой ненависти и обиды. Бастиан просто был добрее и сентиментальнее. Он слишком близко к сердцу принимал любые события и слишком дорожил хрупкими семейными узами, которые связывали всех членов этой непонятной и весьма трагичной семейки, которая теперь состояла только из двух человек. А что Росс? Для него в этом мире существовал только брат и никого больше. К чему все эти лицемерные ахи и охи, наигранная трагичность в голосе и прочие сопровождающие, для усиления эффекта повышенной скорби? Умер и умер. Россу от этого ни холодно, ни жарко, а брату даже легче должно быть, больше не придется терпеть избиения и постоянные крики.
[indent] - Ты еще собрался хоронить его? Потратишь последние собранные деньги чтобы похороны ему организовать? - истеричный смешок и Ро проводит ладонью по своему лицу, на несколько секунд задерживая руку у своего рта. Похороны. Подумать только, даже сдохнув, отец все равно умудрился подкинуть проблем с их организацией. - Оставь его в морге. Пусть тело кремируют, как бродяг или неопознанных личностей. Плевать вообще, он большего не достоин.
[indent] На самом деле Росс не был таким злым и в нем все еще проглядывали нотки сострадания и даже милосердия. Он упорно скрывал такие порывы своей души, маскируя все львиной дозой ехидных шуточек и сарказма, чтобы не казаться слабым и беспомощным. В тех местах, где ему приходилось жить и периодически проводить свободное время - любая слабость использовалась против тебя же. Любое проявление слишком мягкого характера каралось непоправимыми последствиями и вечным клеймом слабака и слюнтяя, которое стереть потом не получится еще очень долгое время. И, похоже, эта маска совсем срослась с его кожей. Так, что даже в моменты единения с близким человеком - Росс все равно не позволял себе показать наружу то, что скрыто где-то внутри него. То, как быстро бьется сердце и дрожат конечности, то, как воздух встает комом в горле и приходится принимать не мало усилий, чтобы протолкнуть его в легкие. Нервы на пределе, а он все равно ведет себя совсем по-скотски.
[indent] Напоминание о том, что Себ все еще здесь, рядом с ним. Готовый в любую секунду поддержать и защитить, потому что...любит? Росс замолчал буквально на минуту, внимательно всматриваясь в глаза брата и пытаясь прочитать в них хоть что-нибудь, что ответило бы на множество вопросов в его голове, которые наперебой кричали разными голосами, перебивая друг друга и никак не собираясь в одну конкретную мысль, чтобы наконец-то понять, какой главный вопрос его волнует сейчас больше всего. Он любит Себастиана, преданной братской любовью, которую намерен пронести через многие годы, всегда находясь рядом и в нужный момент подставляя плечо, чтобы тот почувствовал твердую опору или просто выплакался - не столь важно. Он готов быть рядом с ним когда тот в любом состоянии и при любом положении дел, помогая хотя бы своим присутствием, но сейчас...ситуация с похоронами была для Росса чем-то вопиюще несправедливым. В конце концов, ему всего семнадцать, от него избавились сразу же, как появился такой шанс, вычеркнули из жизни и забыли как страшный сон. Так почему сейчас он должен думать "правильно"? Понимать, что это все же отец и нужно как следует с ним проститься, быть может, даже устроить душещипательную сцену на похоронах, падая на колени перед могилой и рыдая взахлеб. Глупости, которые только подначивают и без того раздраженное состояние парня.
[indent] - Бас, ты знаешь, что ты мне очень дорог, - он остановился и больше не двигался, с упрямым выражением лица всматриваясь в глаза брата и чуть щурясь при этом. Максимально честный парень, просто клейма негде поставить. - Но я не хочу иметь ничего общего с этим человеком. И присутствовать на похоронах не собираюсь. А тебе советую послушаться моему совету и отправить его тушку на кремацию - бесплатно и действенно. Прах можно развести водичкой и слить в унитаз. Или удобрить цветочки в парке, так хоть какой-то толк от него будет, - Росс разводит руками и натянуто ухмыляется, словно говорит сейчас не о прощании с отцом, а о чем-то совсем обыденном и скучным. - Надеюсь, что этот мудила хотя бы дом не оставил где-нибудь под залог и он достанется тебе, иначе я только лишний раз буду убежден в его тупости и трусости.
[indent] Он хотел уйти. Сбежать подальше от всего этого разговора и не видеть как меняется лицо брата от каждой произнесенной им фразы, не ощущать, буквально на физическом уровне, как тот расстраивается еще больше. Бастиан хотел найти поддержку в его лице, а вместо этого ему пришлось выслушать волну негодования и оскорбительных слов, которые так и слетались с губ младшего Стоуна и которые он не мог сдержать. В силу своего долбаннутого характера, слишком большого потрясения или же сам Ро оказался таким же мудаком, как и их отец - совсем не понятно. Вот только парень никак не мог совладать с горящим внутри него пламенем, чтобы просто взять брата за руку и сказать банальную фразу: "Все в порядке, мы переживем это вместе."

Отредактировано Ross Stone (2019-02-06 01:44:50)

+2

8

Росс удивлен или даже просто в шоке от твоего порыва похоронить отца, он предлагает кремировать его, да что угодно, лишь бы тот исчез как страшный сон. Ты вздыхаешь. Ты смотришь на него, а он не отрывает и от тебя глаз. Ты понимаешь, что он пробует как-то оградить себя от этого всего, от этой боли, от лишних страданий, особенно тех, что касаются человека который так ранил его, а в подтверждение тебе его дальнейшие слова. Слить в унитаз, удобрить цветы, все, что угодно, лишь бы не хоронить как человека. Ты долго вот так вот смотришь на него выдерживая этот взгляд самых родных глаз. Ты понимаешь, что наверное зря ты пришел, только делая ему хуже, ты веришь в то, что он не настолько бесчувственный. Нет, ты знаешь это, отлично знаешь, но сейчас ему легче так, ему нужно так. Даже по отношению к тебе, но это нормально, ведь он просто не может иначе, не умеет, не хочет. Он говорит, что не собирается участвовать в этом несмотря на то, как ты ему дорог. Ты понимаешь его, ты не будешь его заставлять или умолять, да даже уговаривать не будешь, не потому, что нету смысла, а потому что раз он так решительно настроен, то наверное лучше так. Лучше избавить его от этой лишней боли, ведь ему будет больно, даже если он сейчас не верит в это. 
- Я тебя понял, - киваешь ты ему, опускаешь все же взгляд и вздыхаешь в очередной раз,  хлопаешь ладонями по коленям и встаешь со стула. Он кажется не в силах уйти первым, но ты видишь, как ему этого хочется, как он хочет побыстрее отсюда сбежать, а тебе бы и не хотелось уходить, но пора, потому что дел у тебя оказывается действительно много. Ты не хочешь сдерживать его порыв сбежать, но главное, чтобы не сбежал из интерната, чтобы не кинулся куда глаза глядят делая дофига глупостей.  Ты не обижаешься на него, не злишься, ты просто готов смириться с этим и принять его решение, в конце концов ты всегда находил объяснения его поступкам и словам, даже если те были очень резкие и обидные.
Ты еще помнишь, что было почти год назад, когда под воздействием наркоты смешанной с алкоголем, Ро вернули в интернат после долгого отсутствия и ты на всех парах примчался... ты помнишь как он плевал в тебя каким-то ядом. Не со злости, не от ненависти, а просто потому, что тут ему было тяжело, а там свобода, потому что именно ты дал наводку полиции где он мог находиться, потому что смог это совершенно случайно вычислить, ну и в тот момент ты, естественно, считался врагом народа. Предателем. Он не злился на тебя, он злился только на себя, ты себя в этом убеждал и уговаривал, а еще ты знал, что когда он придет в себя, когда опомниться, то он вспомнит то, что говорил тебе, какими словами кидался и почувствует себя виноватым, ему будет стыдно. Ты знал, что только ты мог вызывать в нем такие эмоции, такие чувства и ты никогда не хотел этого, потому что он итак переживал кучу разных эмоций которые и без тебя поломали его. А может еще и из за тебя, ведь будь ты более адекватным, не сбегал бы ты в свой подростковый период, то может быть и ты смог бы "спасти" его, смог бы как-нибудь облегчить его жизнь и ты знал, что он тоже мог об этом думать, думать, что ты мог сделать все иначе и больше ради него, но увы. Тогда ты не думал, тогда ты не способен был думать, тебе как и ему хотелось просто сбежать, а после бежать и бежать куда глаза глядят, теряться и тонуть в эйфории.
Ты подходишь к нему, ты долго не думая обнимаешь его, но уже не так как при встрече, а более спокойно, приобнимаешь его за плечи и шепчешь, - все хорошо, я тебя понимаю, все будет хорошо, - а после ты сам все же уходишь, ты не хотел чтобы он сейчас на эмоциях ушел, а потом ему было от этого грустно. Не факт, конечно, что было бы, но тебе почему-то так казалось или хотелось в это верить.

До окончательного ухода из интерната ты заходишь к куратору Росса, рассказываешь то, что случилось и просишь приглядеть за ним, потому что это явно не пройдет вот так вот спокойно, ты это отлично знаешь, ты успел уже прекратить верить в первую реакцию Росса на вещи. Когда душа настолько изранена, то ты умеешь легко прятать все в себе, закрываться, ограждать себя от всего этого, а потом оно все же подползает постепенно, таким мерзким комом в горле и когда оно все же вырывается... вот тогда несладко становится всем вокруг.

Ты выходишь из интерната и пока ждешь автобуса куришь, сразу две сигареты подряд. Ты сидишь на поломанной скамейке и смотришь перед собой на дорогу, на мчащиеся машины и пробуешь сообразить, что же тебе сейчас надо делать, с чего вообще начинать? Как? Ты и понятия не имеешь. Поэтому  первым делом все же решаешь поехать домой, взять документы, потом заехать в похоронное бюро, а еще надо будет в банк.

Ты заходишь домой. Пусто и тихо. Так тихо тут бывало редко. Слишком редко. Окидываешь взглядом дом, смотришь на одежду отца которая валяется на диване, на полупустую бутылку водки на столе, на пятна на полу, на кресле, на той же раскиданной одежде. Это все вызывает чувство тошноты и... и боли. Тебе больно осознавать, что его больше нету, несмотря на то, что ты должен был почувствовать огромное облегчение.
Ты идешь на кухню, садишься на качающейся деревянный стул и вздыхаешь. Это будет нелегко, но ты все же собираешься попрощаться с ним так как он заслуживал, только прощаться ты будешь с тем человеком которым тот был многие годы назад, таким, каким ты его помнил, потому что только тот мужчина заслуживал быть отцом, именно он и только он заслуживал бы настоящего прощания, а не сгореть в печи и быть слитым в унитаз....

+1

9

[indent] Объятия на прощание и Росс уже смотри вслед уходящему брату, даже не подумав его остановить хотя бы какой-нибудь фразой. Или подбежать и ухватить за руку, чтобы удержать в этом месте хотя бы еще на несколько минут, только чтобы убедиться, что с ним все будет в порядке. Эти его слова утешения и успокаивающие фразочки типа "все будет хорошо" и "я с тобой" больно резали слух и крутились в голове как на повторе только потому что это Росс должен был говорить брату подобное, а не он ему. Это Басти был слишком привязан к отцу, это он проводил с ним больше времени и это он сейчас оказался в ситуации, в которой не пожелаешь оказаться даже самому заклятому врагу. Хоронить родителей всегда тяжело, особенно когда оказываешься один на один со всей организацией. А помощи ведь ждать не от кого. Только рассчитывать на свои силы и терпение, на собственную стойкость. Себастиану предстоит пройти через это испытание, а Ро даже не думает помогать ему, оказавшись слишком слабым и трусливым, не готовым признать то, что смерть отца не прошла мимо него стороной. Эгоистично, да. Совсем не по-братски по отношению к Басу и вряд ли он после подобного будет относиться к нему так же как и раньше. Хоть Росс и совершал за свою короткую жизнь множество ошибок, стоящих безвозвратно утерянных нервных клеток брата, но подобное...это можно расценивать как предательство. И даже это не сподвигло его сорваться с места и догнать брата, который был уже у самого выхода.
[indent] Прости, Себ...я не смогу тебе помочь.
[indent] Не задерживаться в комнате для встреч, не думать лишний раз о том, что именно сейчас узнал, не терзать себя мыслями, что что-то не так. Вообще постараться забыться и переключиться на что-нибудь другое, успокоить свою внутреннюю злобу и нервозность или хотя бы выплеснуть ее на чем-нибудь стороннем. Или на ком-нибудь, не столь важно.
[indent] - Росс, можно тебя на минуту? - мисс Эштон поймала его уже практически у самого выхода на закрытый двор, где можно было уединиться и наконец-то выкурить пару сигарет из надежно спрятанной пачки, которую он уже успел достать из потайного укрытия в комнате. Женщина стояла с явно обеспокоенным выражением лица и не сводила с него пристального взгляда, будто ожидая какого-то подвоха каждую секунду, она уж слишком хорошо знала своего подопечного, чтобы сейчас остаться в стороне. Вот только подобное общество Стоуну сейчас явно не нужно.
[indent] - Нельзя, - он бросил это слово с максимально отсутствующей подачей, демонстративно проходя мимо женщины и даже скорость не сбавляя. Разговаривать сейчас совсем не хотелось, а куратор вполне могла затеять долгий и нудный разговор, который либо взбесит его еще больше, либо доведет до полнейшего опустошения. Такое тоже бывало.
[indent] Эштон ловит своего воспитанника за руку и резко останавливает его наивную попытку бегства от реальности, не оставляя возможности выбраться из крепких пут, уж слишком много сил она приложила для того, чтобы сдержать парня. Нет, тот несколько раз попытался вырвать свою руку их оков, периодически кидая в сторону женщины взгляды, полные недоумения и плохо скрываемого раздражения. - Мисс Эштон, отпустите, пожалуйста. Росс процедил это сквозь зубы и даже почувствовал, как сводит скулы в нетерпении. Неужели так сложно понять, что он хочет остаться один?
[indent] - Я поговорила с твоим братом перед тем, как он уехал, - в ответ на это Росс недовольно фыркает и отводит взгляд в сторону. Сейчас он еще больше не хотел продолжать этот диалог, вот только сбежать вряд ли получится: куратор его не отпустит, а применять физическую силу к взрослой женщине - так себе идея. - Мне кажется, тебе нужно выговориться и я могу выслушать. Если не хочешь разговаривать со мной, то можем пойти к психологу мисс Герлетт...Только в себе не держи ничего.
[indent] - Мисс Эштон, я повторяюсь, отпустите, пожалуйста, мою руку! - Стоун говорил это с легким надрывом в голосе и ему явно не терпелось свалить подальше от этого места, от этих людей и от этой чертовой мисс Герлетт, к которой его каждый раз пытались отправить. Один раз это даже удалось, только вот закончилось все истерикой психолога и чувством полнейшего удовлетворения со стороны Росса. Ну...можно сказать, что прием помог.
[indent] - Росс, послушай меня, - она только крепче сжала руку парня своими пальцами и даже ближе подошла, из-за чего Ро пришлось снова встретиться с ней взглядом. - Я понимаю, что ты расстроен. Это все случилось неожиданно и тяжело осознавать, что родители погибли. Я предлагаю тебе помощь, чтобы ты не остался в одиночестве и не проходил через все этапы принятия сам. Сталкиваться лицом к лицу со смертью родных и близких - это страшно.
[indent] Стоун будто бы со стороны услышал смешок, который неосознанно сорвался с его губ после такого душещипательного, хоть и короткого монолога. Смерть родных и близких. Что за каламбур! И это говорит ему куратор исправительного центра, в котором львиная доля воспитанников были сиротами. И Эштон знала, что именно этот самый родной и близкий отправил его в подобные места, напоследок отвесив увесистый пинок и забыв о том, что у него, помимо старшего сына, есть еще и младший. Да, о покойниках говорят либо хорошее, либо и вовсе не говорят. Но Росс не считал, что этот человек заслуживает хотя бы одного хорошего слова.
[indent] - Знаете что? Оставьте меня в покое и свои речи приберегите для тех, кому не все равно. Я в полном порядке!
[indent] Резкий рывок и у него все же получается освободить свою руку. Секунду Росс даже удивлен этому, но тут же разворачивается и выходит из здания, уверенным шагом направляясь к привычному закоулку в самом дальнем углу закрытого двора, где то и дело собираются небольшие компании для совместного перекура. Воспитатели в курсе и иногда, лишь для вида, все же гоняют подростков, грозя наказаниями и прочими прелестями этого места, но это никогда не останавливало Стоуна, если ему действительно необходимо было сделать пару тяг. Как сейчас.

+1

10

Этот и следующие дни проходят в подготовке к похоронам. Ты все делаешь сам, а это не так легко. Майкл тебе кидает смски, что-то подсказывает, даже деньги предлагает, но ты отказываешься, ты не можешь его о таком просить. Ты благодаришь его за то, что он все же помогает как может. На самом деле его поддержка была очень кстати и всякая информация. Ты, слава богу, никогда раньше ничьими похоронами не занимался, так что опыта ноль, поэтому реально любая помощь была кстати.
Собственно спал ты очень мало, все крутился из стороны в сторону, не мог успокоиться, думал о том, что было в интернате, думал, что может надо было сделать что-то как-то по другому? но на эти мысли тебя хватает только перед сном, днем ты снова занят делами.
Собственно день похорон наступает слишком быстро, ты уже договорился со священником, говоришь, что скорее всего будешь только ты, если никто из соседей случайно от кого не узнал, что родственников практически нету и что все будет скромно, но тебе важно, чтобы было все как будто вокруг есть больше чем один человек. Священнику вообще не важно, ему главное деньги заплати и он будет работать как обычно. Ну и хорошо.
Ты собираешься дома долго, ты выбираешь одежду, какую-нибудь черную, у тебя не то, чтобы было много вариантов, но все же хотелось менее порванную и старую одежду, ты хотел достойно проводить отца в последний путь, так как он был заслуживал это таким каким ты его знал большое количество лет назад. В итоге черные джинсы и черный свитер, это все, что ты находишь, а еще прибираешься в квартире, на случай, если придет Майкл или еще кто на поминки. Смешно об этом думать, конечно, кому это все надо?
До выхода ты еще стоишь пару минут у зеркала и смотришь на свое отражение, а еще чуть ли не глохнишь от тишины в доме, ты не привык, что такое бывает, не привык, когда так тихо, а еще понятия не имеешь как ты должен себя сейчас чувствовать если учесть всю ситуацию в целом, всю вашу историю с отцом, но ты знал одно, тебе было грустно, очень, а еще тяжело, но ты старался себя не жалеть, иначе ты сойдешь с ума точно. Надо думать о том положительном, что отец оставил за собой.
Ты приезжаешь на местное кладбище, священник говорит пару слов, а после в закрытом гробу отца доставляют до места где будут закапывать этот гроб. Все, что говорил священник в той комнате было каким-то коротким и отстраненным, ты просто смотрел на гроб и молчал, кусал губы, ты действительно сейчас был один, один на один с отцом. Тебе не хотелось вспоминать все плохое, но оно само, просто само всплывало и ты будто помнил все удары, все обидные слова, как он душил тебя и как говорил тебе как ненавидит, ты как мог пробовал это все отогнать, думать о том времени, когда рядом была мама, когда они любили тебя, любили тебя и Росса.
Вы добираетесь до нужного участка земли и гроб опускают в готовую яму, священник начинает что-то вещать, основная часть церемонии начинается, а ты обхватываешь себя руками, потому что холодно, потому что одиноко, а еще начинается дождь. Очень вовремя, конечно. Но священник не успеет и два слова сказать, как ты слышишь за спиной крик знакомого голоса, который зовет тебя по имени и оборачиваешься...

+1

11

[indent] Как успокоить собственное сознание, которое кипит от негодования? Когда смотришь на себя в зеркало и настолько сильно ненавидишь человека, отражающегося в нем, что хочется со всего размаха ударить по его лицу, разбив кулак в кровь крошащимися осколками. Когда изводишь себя на протяжении всего времени, не успокаиваясь даже ночью, ворочаясь от бессонницы в жесткой кровати и смотря в потолок. Именно в таком состоянии пребывал Росс последние несколько дней, безжалостно изматывая себя ощущением собственной никчемности и неспособности перебороть собственный дерьмовый характер. И такое его расположение духа отразилось на всех окружающих. Так, что Оливер приобрел еще несколько ссадин и синяков, а мисс Эштон только неодобрительно покачивала головой на очередную гневную тираду, которую произносил Стоун в ответ на ее очередные попытки затащить к психологу.
[indent] Может, из-за слишком измотанного состояния организма, а, может, просто потому что он окончательно сдался собственным мыслям, но Росс все же успокоился. Пусть чуть позже, чем следовало и не совсем так, как нужно было, но в день Х он пребывал в настолько флегматичном настроении, что не оставалось сил ни на какое проявление эмоций. Полное опустошение, на грани падения в бездну отчаянья, выбраться из которой поможет только очередной побег и очередной срыв в сторону алкоголя и остальных дурманящих голову веществ. Хотя, быть может, он просто утрирует и помочь сможет нечто иное? Черт его знает. Сейчас голова совсем отказывалась соображать и у него не получалось придумать ничего стоящего, кроме самобичевания от собственной трусости.
[indent] Легкий стук в закрытую дверь кабинета куратора и Стоун несмело приоткрывает дверь сразу же после приглашения войти внутрь. Ноги сами привели его в это место и в момент, когда он встречается взглядом с мисс Эштон - Росс уже всерьез задумывается о том, зачем вообще пришел к ней и что стоит развернуться и отправиться восвояси, даже не объяснив такой странный поступок. Вот только он уже перешагнул порог и направился прямиком в центр комнаты, в которой до этого момента находился исключительно не по своей воле.
[indent] - Росс? Что-то случилось? - куратор, казалось, была весьма удивлена такому неожиданному визиту и отложила в сторону папку с бумагами, в которых копошилась секунду назад. Ну да, Стоун и сам был удивлен вот такому стечению обстоятельств.
[indent] - Мисс Эштон, можно с Вами поговорить? - парень был непривычно спокоен и даже говорил, скорее, механически, чем с каким-нибудь эмоциональным окрасом. Впрочем, учитывая его нынешнее состояние, как раз это мало удивляло. - Правда, это не совсем разговор, а, скорее, просьба.
[indent] Росс думал об этом всю прошлую ночь. Упрямая мысль крутилась в голове и больно колола каждый раз, когда он пытался глубоко вдохнуть и отогнать от себя эту навязчивую идею. С приходом рассвета она только окрепла и Стоун все же сдался ей, поддался на уговоры собственного рассудка, проиграв бой всего лишь через пару суток активного сопротивления только потому что у него не осталось сил бороться с самим собой.
[indent] - Я хотел попросить Вас отвезти меня...к брату, - Росс нервно сглотнул и попытался натянуть на лицо привычную улыбку, чтобы не казаться таким слабым, каким был сейчас на самом деле. Как выжатый лимон, пустая внутри скорлупа грецкого ореха. И второе сравнение кажется более правильным. - Я знаю, что мне не положено, можете не начинать. Сегодня хоронят... - Стоун на секунду замешкался, будто собираясь с силами чтобы произнести это слово. - отца. А я с Себастианом не очень хорошо расстался в последнюю нашу встречу.
[indent] Эштон молча смотрела на парня, а тот только больше нервничал от такого пристального взгляда. Да уж, такое поведение для главной проблемы этого учреждения явно не ожидал даже его куратор. А что Стоун? Он сам находился в растерянных чувствах и вряд ли понимал, как выглядит сейчас со стороны.
[indent] - Можете не начинать говорить, что мне не положено...но хотя бы на одну ночь. Я даю слово, что вернусь завтра вечером и что со мной не возникнет проблем.
[indent] В Россе была одна хорошая черта, которую воспитала в нем улица - если он давал слово, то обязательно его сдержит. Что бы не случилось, он сделает все, что в его силах, чтобы выполнить собственное обещание. И это можно было бы считать отличным качеством настоящего мужчины, если бы не все остальные минусы ходячей проблемы для окружающих. Этот случай не окажется исключением и Стоун действительно намеревался вернуться в центр вечером, проведя с братом хотя бы сутки. Это все, что ему могут позволить сейчас.
[indent] - Ох, Стоун...
[indent] Он не ожидал, что его отпустят. Что довезут прямиком до места назначения и даже проследят за тем, чтобы он направился прямиком в самую глубь кладбища, в поисках знакомого силуэта. Нужно будет отблагодарить ее как-нибудь. Хотя бы раз в жизни не быть с Эштон мудаком и вести себя по-человечески. Вот только сейчас, пробираясь по тропинке между надгробий, Росс думал совсем не об этом. Он плотнее кутался в потертую куртку, прячась от холодных капель дождя и пытался придумать, что же ему сказать брату когда увидит его. И что вообще будет дальше?
[indent] Он несколько минут молча смотрел на спину брата в нескольких метрах от него, а в голову все никак не приходила ни одна подходящая фраза. Странно, да? Он пришел на похороны отца, но об этом думал в самую последнюю очередь.
[indent] - Себ..- легкий окрик, но этого достаточно, чтобы брат обернулся и встретился с ним взглядом. Сложно понять какие именно мысли крутятся сейчас у него в голове и вообще, судя по внешнему виду Басти, он пребывал в не менее паршивом расположении духа, чем и сам Росс.
[indent] Ноги стали ватными, но Стоун нашел в себе силы пойти к нему навстречу. Совсем медленно и предварительно засунув руки в карманы куртки только для того, чтобы брат не заметил как они дрожат то ли от напряжения, то ли от ощущения полной прострации, отрешенности и неспособности контролировать собственное тело. Ему казалось, что пока он дошел до Себастиана, прошел целый час, хотя на деле прошло не более пары минут и в момент, когда Росс все же остановился по правую сторону от брата, он судорожно выдохнул, уставившись на закрытый гроб, покоящийся в самом центре вырытой могилы.
[indent] - Меня отпустили на сутки, - он говорил приглушенным голосом, не отводя взгляда от одной точки на лакированной поверхности гроба и сжал пальцы в кулаки, все еще не доставая их из карманов. Нужно было как-то завести разговор, но в голову лезла полнейшая чепуха. - Прости, что не приехал раньше.

+1

12

Росс подходит к тебе, ты чувствуешь как ему не по себе, он показывает это всем своим видом, даже если не специально. Ты удивлен увидеть его, с одной стороны, а с другой ты так рад ему, рад, что он все же пришел. Тебе чуть ли не разом становится чуточку легче. Ты не знаешь как он тут оказался и как ему позволили и почему он так решил, но ты бесконечно рад, что он все же рядом. Ты не один, теперь он тут. Он оказывается рядом, говорит, что его отпустили на сутки, а еще... еще он извиняется вдруг. Ты тут же обнимаешь его за плечо, прижимаешь к себе, - все хорошо Росс, главное, что ты пришел, - говоришь ты тихо, а после со вздохом смотришь на гроб, туда же куда смотрит и Росс, - готов? и ждешь его кивка, а после сам киваешь священнику, давая ему знак, что можно продолжать. Ветер и дождь усиливаются, священник держится так словно вообще ему погода не мешает, а ты крепко за плечо прижимаешь к себе Росса, то ли его поддерживая, то ли потому что тебе оно нужно сейчас, эта поддержка. Ты и не знаешь. Но тебе определенно легче от того, что он рядом. Вы стоите вот так вот вдвоем на всем этом кладбище, после гроб покрывают землей, а через еще пару минут вы остаетесь и вовсе одни. Только вы вдвоем и горка земли. Примерно в этот момент ты осознаешь, что все, что все кончено и что больше нету пути назад, что отца больше нету и ты его больше никогда никогда не увидишь. Еще ты вдруг думаешь о том, что может он сейчас встретил вашу маму и эта мысль заставляет тебя нервно улыбнуться сквозь предательские слезы которые все же наворачиваются на глаза. Ты быстро вытираешь рукавом щеку, а затем отпустив Росса ты садишься на корточки перед этой горкой земли, протянув руку проводишь по ней пальцами. Это грустно, все очень грустно. Грустно когда человек уходит и к нему никто даже не приходит, чтобы проводить в последний путь, но... но отец сам виноват, что он собрал вокруг себя только группу каких-то алкашей, которые может даже и не заметят его исчезновения до тех пор пока им понадобится собутыльник, к примеру, ну либо лишних пару копеек на новую бутылку, но даже тогда они вряд ли вспомнят как его звали. Ты вздыхаешь, тебя потряхивает, то ли от холода, то ли от эмоций. Это конечно и грустно, но с другой стороны... ведь закончился и весь ужас и кошмар в котором ты жил, тот самый, в котором было столько боли и обид и синяков. Тебя больше никто не будет трясти так за плечи, толкать к стенкам и душить. Ты во всяком случае на это надеешься. Ты поднимаешь голову глядя на Рооса, тебе очень интересно какие же эмоции испытывает он, пришел ли он чисто для тебя или все же он понимает суть происходящего и смысл всего, да и нужно ли ему это и вовсе понимать? Ты поднимаешься на ноги и сжимаешь губы, ты думаешь о том, что хочешь обнять Росса, как когда-то в детстве, когда ты ему обещал, что все будет хорошо, когда говорил и твердил, что когда-нибудь все наладится, когда ты сам в открытую говорил, что ваш отец подонок, ты разрешал себе это очень очень давно, когда Росс попал еще в первый интернат, когда он еще не покрылся этой коркой безразличия за которым прятался так удачно. Ты хотел его обнять и не решался, потому что не хотел чтобы ему было не комфортно или неприятно или просто потому, что ты боялся услышать опять, что ты делаешь все зря, что это бред, что это все ненужно было, ведь сейчас ты это снова услышать был не готов. Сейчас тебе банально нужна была поддержка.

0

13

Ты был в командировке, когда это произошло. И слава Богу, что через день ты возвращался. Потому что было бы странным отменять все, и лететь обратно домой, только потому что ты переживал за парня. Тебя бы никто не понял. ты бы и сам себя не понял, потому что не понимаешь, что между вами происходит. И происходит ли вообще? Но Себастьян и ты... что-то изменилось между вами. Из владельца бара и подчиненного, вы кажется превратились в подобие друзей или приятелей, но и это было как-то не то, потому что было на грани еще с чем-то. И ты просто гнал от себя мысли о том, что если посидеть и подумать, то ты найдешь ответы на все свои вопросы. Это даже пугало с одной стороны, так как ты женат, и у вас с Ирмой общий ребенок. Общий бизнес. И ты работаешь на ее отца. Ты не знаешь, чем вообще это тебе может грозить. Тяжело вздыхаешь, когда стоишь в аэропорту и ждешь свой багаж. Ты писал Амалии, администратору бара и узнавал вышел ли сегодня на работу Стоун. НО девушка сказала, что он взял отгулы, несколько дней сразу. Ну еще бы. С потерей близких быстро справиться нельзя. И не важно, что это его отец, который толком и отцом в последнее время не был, по словам парня. Все равно Себ помнит и хорошее о нем, когда их жизнь была лучше.
Ирма не знает, что ты возвращаешься сегодня, ты ее с самого начала не посвящал в даты своей командировке. И слава Богу, что эта поездка была по вопросам вашего бизнеса, а ни по рекламному агентству, где ты еще работал. Иначе тогда бы тесть точно уж был в курсе твоего прилета. Получив багаж, ты идешь к платной парковке, на которой оставлял свой автомобиль. Ты мог воспользоваться и такси, но любил когда своя машина под рукой. Поэтому ты сразу же можешь спокойно ехать по своим делам не беспокоясь ни о чем. Ты ломаешься мысленно какое-то время, потому что не знаешь как правильно поступить. Ехать домой, быть с женой и сыном, выставляя себя примерным семьянином. Или же поехать и поддержать человека в трудную секунду, к тому же если тебе самому хотелось быть совершенно ни дома. Снова тяжкий вздох, и ты крутишь руль, влево, сворачивая на дорогу, которая ведет ни домой. Ты мог позвонить и спросить дома ли он. Или же может быть он вообще не захочет никого видеть. Но ты этого ни делаешь, ты просто едешь и все. А когда оказываешься у дома Стоунов, то первые минуты не решаешься зайти. А когда все же делаешь это, то ты находишь Себастьяна одного, сидящим в столовой. Накрыт стол, но никого нет. Видимо сегодня были поминки. Но никто не пришел? Печальное зрелище. Тебе жалко парня. - Себ... - тихо зовешь ты, а когда он оборачивается, то ты подходишь ближе и кладешь руку ему на плечо. Чуть сжимаешь его. - как ты?? - глупый вопрос. Как может быть человек, который потерял отца?! Пусть и непутевого. Ты садишься на рядом стоящий стул. - Я прямого из аэропорта к тебе. Решил, что тебе нужна будет поддержка. Брат знает? - потому что мало ли. Всякое может быть. - Он приходил? что вообще случилось, и почему никого нет? - ты сыплешь вопросами, не очень-то умно. - Прости... все неважно. если не хочешь отвечать, то не надо... - ты смотришь на парня, и тебе больно за него, потому что выглядит он очень подавлено.

+1

14

После похорон вы c Лукой*  отправляетесь домой. Единственный человек который приходит на поминки в первый же день это соседка Марта которая совершенно случайно узнала о том, что отец умер. Она была женщина средних лет которая часто жаловалась на крики из вашего дома, но тем не менее ей это не мешало чтобы тратить последние деньги своего сына, которые были отложены ему на колледж - на водку, чтобы выпивать с твоим отцом.
Она пришла притащила какие-то фрукты, поохала, повздыхала, сказала, что если что надо то она по соседству, но что как не крути деньгами не поможет и после ушла. Вы с Лукой просто сидели молча, потом Лука приготовил даже что-то перекусить из того, что осталось в холодильнике, а было там очень всего мало. Ты кажется нормально не питался уже неделю, а за последние дня два ты вообще забыл про еду. Ты ничего не хотел.
Брат явно все еще злиться и бесится и не хочет убиваться или думать о этой ситуации слишком глубоко и серьезно, но ты понимаешь, что и его это задело. Ты рад, что брат рядом, это единственное, что тебя сейчас держит хоть как-то на плыву. Но увы, интернат никто не отменял и несмотря на трагедию в семье рукаводство считает, что мальчика надо возвращать. Что не стоит ему столько времени оставаться вне стенах заведения и что это может в итоге привести к его побегу. К тому же теперь надо переписывать все бумаги на тебя и пока это не сделано он не может оставаться с тобой так надолго. На следующий день ты сажаешь Луку в такси, хорошо, хоть ему выделили на это денег, все, лишь бы он вернулся. Он обещает тебе, что поедет туда и сообщит как окажется на месте, что он тебя не подведет. Ты ему веришь, ты знаешь когда он врет, а когда нет и в его глазах всегда читается боль когда он врет тебе, когда обещает что-то, что не собирается сдержать, потому что знает , что этим самым делает больно тебе. Но так или иначе сейчас ты видишь и знаешь, что он поедет в интернат и не совершит никакой глупости. Вы прощаетесь и он уезжает. Стоит тебе вернуться в дом как ты чувствуешь себя  совершенно одиноким, ты один, один на один со своим горем, только ты помнишь отца таким какой он был раньше, даже поделиться не с кем, даже поговорить не  с кем, ты просто один. Так проходит день. Очередной день. Следующий начинается так же. Ты не помнишь когда реально ел в последний раз... да и что ты ел когда приготовил Лука? но ты ничего не чувствуешь, ты просо в какой-то прострации в которой ты совершенно один. надо что-то решать, что-то делать, пойти выбивать бумаги ставить подписи, что касается опеки Луки, что касается дома который нельзя потерять, но у тебя просто нету сил.
В какой-то момент на третий день кто-то стучится в дверь, а после заходит. Ты и не думал, что кто-то и вовсе придет. Ты как раз сидел просто за столом в очередной раз, очередной час подряд и думал об отце. Ты реально думал, что будет честным думать о нем в такие дни, но нет нет да перед глазами мелькали восопминания из каждого угла этого дома, самые что не есть плохие воспоминания. Болезненные. У тебя даже иногда будто его крик в ушах стоит, мат, ругань. Тебе он даже снился этой ночью... сначала он тебя обнимал, а после душил и проклинал. но просыпаясь ты старался думать о том, что сейчас он в лучшем мире, в лучшем где нету алкоголя, боли, страданий и угрызений совести, где он снова он, таким, каким ты его знал и что он с мамой. Что они счастливы вместе так как ты их помнишь. В таком случае тебе тоже будет не страшно умереть, если когда-нибудь ты снова их такими увидишь.

В доме оказывается Майкл, ты оборачиваешься к нему, а он подходит к тебе ближе. Он даже не писал, что приедет, он только сочувствовал тебе в сообщениях, но ничего более. Ты знал, что он уехал в командировку, знал, что он не может вырваться и ты и не просил его. Этот мужчина стал важной частью твоей жизни. Ты не подавал этому никакого особенного значения или какие-то названия, ты не хотел об этом думать потому что знал, что дело дрянь, что это уже просто фантазии, ведь у мужчины семья, ты тут явно лишний, но чувства твои говорили обратное  и ты просто старался с ними бороться, день за днем. Любыми способами. Но стоит тебе его увидеть, то внутри раз за разом появляется это теплое чувство, будто такая горячая обвалакаивающая волна по телу, потому что его взгляд и его улыбка заставляют тебя что-то почувствовать, что-то такое за гранью. Сейчас же ты удивлен, что он тут, но ты так рад, что он пришел. Тебе было так плохо, так пиздецки плохо, что его появление это лучшее, что могло случится.
- Майк, - выдыхаешь ты, а после не сдерживаешь себя и делаешь то, что ранее никогда не делал поотношению к Майклу, ты просто встаешь со стула и обнимаешь его. Обнимаешь его настолько крепко насколько позволяют твои силы, а их очень мало. У тебя накатываются слезы на глаза, но ты не позволяешь себе отпустить эмоции, тебе сейчас это объятие было необходимо ведь... ведь ты не позволял себе быть слабым все эти дни, ты просто существовал и выживал как мог, а сейчас... сейчас ты в первый раз чувствуешь настоящую поддержку, его слова важны для тебя, то что он приехал сразу как мог - это все так безгранично важно для тебя. Ты не знаешь сколько времени его просто вот так вот обнимаешь, но это лучшее, что было за последнее время. Кроме того, что брат все же не оставил тебя тоже и приехал, но там другое, а тут... настящая искренняя первая за столько времени поддержка. Майкл и вовсе был словно твоим ангелом хранителем, человеком первым который пришел на помощь после Эрнеста, ведь кроме них никто никогда не приходил тебе на помощь и если с Эрнестом обычно это ты был сильный и тот кто спасает ситуацию, то с Майклом ты чувствовал себя в безопасности, чувствовал себя просто собой и не должен был ничего больше придумывать, скрывать... ведь он все знал.
- Прости, - выдыхаешь ты, а после отстраняешься от него, ты киваешь ему в знак приветствия, а после идешь к чайнику, - тебе... тебе налить чай? у меня есть только чай.. прости... я ничего не могу предложить... начинаешь ты хозяйничать, хоть и выглядит это убого, но пока ты отварачиваешься к чайнику ты быстро вытираешь слезы с щек, а затем повернувшись к нему стараешься как-то улыбнуться, - все... все нормально, как видишь, не знаю, - ты нервно пожимаешь плечами, - брат да, он... он не хотел приезжать, не хотел даже хоронить отца, но потом приехал... ему позволили провести со мной один день и ему пришлось вернуться, - ты судорожно вздыхаешь, - и эм... никого нету... потому что... ты кусаешь губы, боже как же жалко ты сейчас выглядишь, ведь все очень и предельно просто. Настолько, что тебе реально стыдно, - потому что просто реально НИКОГО нету, ни у одного из нас... просто нету, - ты опускаешь глаза, потому что тебе реально неловко. У тебя действительно ничего нету и никого. Ни у  тебя ни у брата и у отца тоже в последние годы.

* Имя персонажа как и сам игрок были изменены.

+1

15

Ты слышишь только одно свое имя, но и оно наполнено такой грустью и болью, что тебе становится не по себе совсем. А в следующее мгновение парень встает со своего места и обнимает тебя. Ты ощущаешь его так близко, его руки, что сомкнулись на твоем поясе. И ты обнимаешь его в ответ. Аккуратно, не стискивая в объятиях, но давая понять, что ты здесь, ты рядом и тебе не все равно. В какой-то момент ты даже гладишь его по спине, потому что чувствуешь как он чуть подрагивает, а значит дал волю слезам. Тебе жаль, жаль что такое произошло, потому что не имеет смысла какие у Себастьяна были отношения с отцом.  В любом случае он был его близким человеком, а теперь... теперь будет тяжело. Ты это чувствуешь. Стоун отстраняется от тебя и извиняется, а ты лишь мотаешь головой, мол не надо этого, это лишнее. Ты готов помочь, выслушать и прочее, ведь для этого ты здесь, а не для того, чтобы парень перед тобой извинялся за свою слабость. К тому же, хоть и не время было сейчас думать о таком, но эти объятия были приятны тебе, и не хотелось отпускать его. Но Себ сам сделал шаг назад, и все, что оставалось тебе это отпустить.
Парень предлагает чай, и ты сначала соглашаешься, а потом слышишь, что кроме чая ничего и нет то. ты слушаешь дальше, что говорит Себастьян, но при этом проходишь дальше в кухню, и позволяешь себе вольность - заглянуть в холодильник. А тут просто повесилась мышь, пусто. Ничего нет. Парень был прав, что кроме чая ничего. Но тебя это мало волновало, хоть ты вроде как и проголодался, но про свой желудок думал сейчас мало. Стоун вообще ел хоть что-нибудь эти дни?? Продукты закончились только сейчас, или их и не было до этого?. Голова начинает болеть от того, что парню пришлось пережить за все эти дни. Так брат был с ним, уже неплохо, значит он ни все эти дни был сам по себе. Выдыхаешь облегченно. - Слава Богу, что его отпустили... мне не хотелось, чтобы ты был один в такой момент... - говоришь ты, а потом тихо добавляешь. - я хотел был рядом. я даже подумывал о том, чтобы прилететь сразу как только узнал об этом... но не смог. Не поясняешь почему именно. Потому что там столько всего намешано. И работа, и семья, и твой тесть и то, что ты ему обязан. И то, что ты сам уже во всем запутался. Парню не обязательно сейчас знать об этом и думать про это.
Когда ты слышишь, что к ним в дом никто так и не пришел, что у них никого нет, то тебе становится не по себе еще больше. Ты прикидываешь, что к чему. Подходишь к парню и забираешь у того небольшой чайник с заваркой и ставишь на стол. Чайник, что грел воду ты выключаешь. - Так возьми ключи, телефон и зарядку... хотя нет, ее можешь не брать, у меня есть если что... пойдем... - и ты забираешь свой жакет, что уже успел снять и повесить на стул. - Пойдем, пойдем. тебе здесь делать нечего. тем более раз никто не придет, твое нахождение здесь не обязательно! - оборачиваясь говоришь ты, потом идешь в коридор и видишь ключи, что висят на вешалке. Берешь их, и смотришь на Себастьяна. Тот в прострации, не понимает толком, что ты задумал, но ты и сам не понимаешь, действуешь спонтанно. Проходишь снова в кухню и уже за руку выводишь парня. Спрашиваешь про телефон, тот говорит, что он при нем. Ты сам закрываешь дом, а после подталкиваешь Стоуна к своей машине. Усаживаешь его, а потом садишься и сам. - Значит план такой. Мы сейчас едем в магазин, покупаем все, что нужно, а потом ты будешь отдыхать. - чуть улыбаешься, а потом заводишь автомобиль. Ты едешь в большой гипермаркет, который даже не по пути домой. Естественно к себе домой Себастьяна ты не повезешь. Там Ирма, и парню не нужны сейчас нервы. Когда ты тормозишь перед большим зданием, то не спешишь выйти. - нам нужны продукты. я хочу чтобы ты сейчас вышел  и ни в чем себе не отказывал. можешь брать все, что хочешь. имей в виду нам нужна еда на несколько дней. по близости магазинов нет, так что надо взять все и сразу. и я прошу тебя не думай ни о чем. Остальное я объясню потом... просто... доверься мне. - с этими словами ты выходишь из машины, ждешь пока Себ сделает тоже самое, а после вы входите в гипермаркет и берете тележку, чтобы закупиться провизией.

+1

16

Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него, ту что твоя, а то вторая , та что кружка отца она вся побитая. Когда Майкл заглядывает в холодильник тебе становится совсем неловко, ведь наверное он голоден, а там... там ничего. После ты прекращаешь понимать, что происходит, ведь к тебе подходит Майкл и уверенно забирает у тебя чайник с заваркой и собственно сам чайник с кипящей водой отключает. ты поднимаешь на него растерянный взгляд, а он что-то прикидывая вдруг заявляет что тебе нужно взять с собой ключи, телефон и зарядку и следовать за ним, но ты ничего не понимаешь и вот так вот и стоишь. Ты никуда не собирался, если что, да и зачем зарядка? но тут он говорит, что зарядка есть и не нужна тебе зарядка. Он снимает со стула свой джекет и накидывает на плечо, а после берет ключи от твоего дома и ждет пока ты сдвинишься с места, но кажется, что эту способность ты слегка потерял, потому что ты заторможено как-то оглядываешься, пробуя понять, зачем это все, а еще может и отказаться, но мужчина берет тебя за руку, проверяет, что ты взял телефон и вскоре выводит тебя на улицу и запирает твой дом отдавая тебе ключ, а еще ведет тебя к своей машине. Ты просто послушно следуешь за ним потому что тебе как бы не оставляют выхода, да и... тебе совершенно нечего терять. вот только ты не хочешь его напрягать или мешать ему или еще что, ты реально не хочешь чтобы он переживал о тебе, но тебе бесконечно приятна его забота.
— Значит план такой. Мы сейчас едем в магазин, покупаем все, что нужно, а потом ты будешь отдыхать. — сообщает он, а ты просто непонимающе на него смотришь, но увидев его улыбку решаешь просто ему довериться.
Вы едете в тишине, ведь Майкл даже не включает радио, а ты просто смотришь бездумно на улицу, на то как перед глазами мелькают деревья фонари, магазины, другие машины. Ты Просто хочешь прекратить думать и все, просто плыть по течению, ты устал за эти дни быть один, устал обо всем думать, устал вспоминать и скучать. Очень устал.
— нам нужны продукты. я хочу чтобы ты сейчас вышел  и ни в чем себе не отказывал. можешь брать все, что хочешь. имей в виду нам нужна еда на несколько дней. по близости магазинов нет, так что надо взять все и сразу. и я прошу тебя не думай ни о чем. Остальное я объясню потом... просто... доверься мне. — говорит он, когда вы подъезжаете к большому гипермаркету. Ты окидываешь тот взглядом, а после переводишь взгляд на Майкла. Ты не понимаешь, куда он собрался тебя отвезти и какое такое место будет где не будет магазинов? Но потом ты себе напоминаешь о том, что в принципе не важно куда, важнее подальше отсюда, плюс ты не видишь смысла спорить с Майклом, он слишком хорошо к тебе относится и очень добр, ты не можешь позволить себе устраивать сейчас какие-то разборки и сопротивляться. Ты просто киваешь и вы выходите из машины и идете в магазин. Ты поглядываешь на него пока вы идете мимо стилажей, Майкл ходит с легкой улыбкой и ты не понимаешь, чем он так воодушевлен? Что же за план у него такой в голове?  В итоге ты берешь какую-то еду, а Майкл постоянно подбадривает тебя брать еще и еще, ко всему прочему к еде вы берет и алкоголь, причем немало так. Он ведет тебя к полкам с алкоголем и кладет в корзину как и вино так и виски и мартини, а еще пару бутылок пива. В итоге вы набираете полную корзину еды, тебе как-то неловко, но ты снова пробуешь напомнить себе о том, что это его выбор, а еще , что у него есть на это деньги и если бы не он то ты просто сдох от голода, а ты должен бороться и жить как минимум ради того, чтобы вытащить Луку из интерната и подарить ему новую нормальную жизнь. По сути он спасает вас обоих. Ты помогаешь все распихать по пакетам пока он платит и смотришь на него с каким-то восхищением. Ты знаешь, что он отлично понимает, что тебе нечего совершенно нечего дать ему взамен, что ты это просто ты и он знает, что все что у тебя есть это то, что он видит и то, что он знает. Ты, наверное, скрываешь только если какие-то моменты из прошлого, моменты из тюрьмы которые тебе пришлось пережить, либо тот жуткий период когда ты чуть не погубил Эрнеста, но все это в прошлом и ты не хочешь чтобы это влияло на твою жизнь.
Вы тащите пакеты в машину и после садитесь снова внутрь, а Майкл выезжает на шоссе, - Меня еще никто никогда по похищал, - пробуешь пошутить ты, хотя получается как-то жалко, наверное, ты оборачиваешься к нему, а он усмехается, - но если меня похищаешь ты, то я совершенно не против, - добавляешь самое важное.

Вы едете где-то около двух часов и ты совершенно не узнаешь местность, но опять же, ты целиком и полностью доверяешь Майклу и не сопротивляешься. Сначала ты даже испугался, что он повезет тебя к себе домой, а ты не хотел бы снова натыкаться на Ирму, которая явно тебя очень сильно невзлюбила. Но теперь ты понимаешь,что вы совершенно точно едете куда дальше чем его дом.
Вы проезжаете какое-то красивое огромное озеро и вскоре Майкл паркует машину у какого-то частного дома который находится недалеко от небольшого леса. Ты восхищен такой красотой. Ты выходишь из машины и окидываешь местность взглядом, а после вдыхаешь полной грудью. Тут такой чистый воздух, что у тебя даже слегка кружиться голова. Может, конечно это еще и из за голода, но тебе хочется верить, что не в этом дело. Ты оборачиваешься к Майклу который выходит из машины и вопросительно вскидываешь бровь, - мы где? и тебе не нужно домой? Ты же только с аэропорта... начинаешь переживать ты, но Майкл машет рукой и открывает дверцу багажника своего бордового джипа которая плавно поднимается вверх и Майкл кивает тебе на покупки. Когда вы берете все пакеты, то отправляетесь к двери этого самого дома. В голову приходит странная мысль о том, что может тут живет "вторая семья" майкла? Ну как в фильмах бывает, когда есть жена с ребенком, а есть любовница с детьми которая живет подальше которую он обеспечивает и которая за эту опеку молчит и теперь он меня познакомит и с ними? Бред, конечно, но ты не мог подумать, что на самом деле  он привез тебя в свой загородный дом, причем не всей семьи, а лично его дом, где Ирма не бывает потому что ей оно и не нужно. Об этом всем ты узнаешь позже, но пока ты заходишь в двухэтажный небольшой белый дом и с восхищением смотришь по сторонам,  а после закрадывается мысль, что он привез тебя сюда чтобы оставить, а сам уедет?но судя по тому, что он скидывает джекет и начинает хозяйничать, а еще после заводит и свой чемодан внутрь, то он никуда и не собирается и вы побудете тут вместе?

0


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Прощай


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC