http://forumstatic.ru/files/0015/8c/c8/48482.css
http://forumstatic.ru/files/0015/8c/c8/85031.css

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » Партнерство » GLASS DROP [crossover]


GLASS DROP [crossover]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

GLASS DROP [CROSSOVER]
nc-180; а мы тут едим стекло вместе

http://forumstatic.ru/files/0013/08/80/37260.jpg

на гласс дропе официально (кем?) разрешено: заводить твинков, дышать, писать в постах заборчиком, уходить в лоу до следующего рождества (неточно), отправлять сообщения в думалку, создавать ау, неканонов, доппельгангеров, общаться с дэдшотом, пользоваться пластиковыми трубочками, критиковать социальные институты и менять лз по два раза в секунду. ни на одном другом кроссовере такое абсолютно точно не разрешено, мы гарантируем это. присоединяйтесь.

0

2

гиноза в поиске:

— psycho-pass —
https://images2.imgbox.com/f9/6a/gOIUV3Gl_o.png
aoyanagi risa [риса аоянаги]
старший инспектор второго отдела бюро общественной безопасности, человек

Гиноза мечется.
Оголённые провода логики старшего (единственного в отделе) инспектора искрят и потрескивают под воздействием сотен тысяч Кельвинов предельно накалившихся чувств.
Проклятый Масаока! Вот ведь необходимо ему приплести к каждому
                                                                                                                        чёртову
                                                                                                                                                      делу
обожаемую свою «профессиональную интуицию», сказочку эту для легковерных, мифическое шестое чувство, ни объяснения, ни подтверждения которому не существует (Гиноза знает, он искал). Будто нельзя вести расследование, опираясь, как все нормальные люди, на статистические данные, прямые улики и неопровержимые доказательства!
«Нормальные люди».
Вот. Точно. Именно.
Он не нормальный.
Масаока Томоми - латентный преступник. Отброс общества, охотничий пёс. Ожидать рационального поведения - наносить оскорбление собственному интеллекту. Он такой же, как и все они. Такой же, как и…
Когами.
Когами.
Когами.
А-ах, чтоб тебя!.. Чтоб, чтоб, чтоб тебя!!!

Аоянаги смотрит внимательно, Аоянаги понимает.Всегда понимает — есть у неё такая особенность.

Когда «дурацкие про́волочки» съезжают на кончик носа («Сделал бы, что ли, коррекцию, Гиноза-кун»), ловит его за руку — прерывает движение. Смотрит в глаза, цепляет крючья настойчивости — пока не вернёт взгляд, не увидит её, не осознает присутствие. 
Снимает с него очки.
— Хватит.

Ближайшее время оба они забываются. Каждому из них есть, забываться о чем.

Он сканирует её тело ладонями, карты памяти считывает губами. Всякий шрам освещает историю, неслучайная дрожь нарушает тайну. Сотворённое Рисой молчание Гиноза хранит, на вырученное за непроизнесённые признания золото выменивает для неё покой (лучший мальчик на свете).
Она учит его всему — он влюбляется, как собака. 
Когда дочиста выбирает желанное, шкрябает дно — нет ли второго. Не находя, вздыхает. Не находя, уходит. Неслучайно оборачиваясь на пороге, сверяется с точным списком того, что нельзя оставлять: поцелуи, нанизанные на родинку под левым глазом; пальцы, таскающие из тарелки кусочки; запах, обнимающий ночами; именной суффикс -чан; прикосновения. Забирает все.
Аоянаги проницательна ровно до степени безболезненного аннулирования романтических чаяний и беззазорного приумножения дружеских отношений, и по зрелом размышлении Гиноза ей благодарен.

Он не ждёт её появления в реабилитационном центре, не ждёт визита в каморку исполнителя — она и не приходит. Искать Аоянаги в тёплых взглядах, дружеских приветствиях смысла нет: до заветного министерского будущего остаётся неполных два десятка месяцев. Сталкиваясь с гончей в коридорах, инспектор, как и три года назад, отводит глаза.

В конце концов, разница между ним и Когами — всего лишь знание её вкуса,

                                                                                                                                    так?


дополнительно:
этой истории полагается ещё предыстория — некое формирующее событие из биографии аоянаги, от прописывания которого отказался осознанно (не сковывать слишком сильно, но с радостью обсужу и подкину возможные варианты, их есть у меня). следствием того события стала острая необходимость держать жизнь под контролем, именно по этой причине когами она предпочла гинозу.
если вам кажется, что налицо факт беззастенчивого пользования гинозой — that's ok, мне тоже так кажется, и ни он, ни я такого расклада не против (в конце концов, главному девственнику бюро тоже кое-что обломилось, и все остались вполне себе довольны). если есть желание затянуть гайки потуже и окончательно превратить рису в манипулятивную арбузерку — that's fine too, оставьте мне только краткие моменты человеческой слабости, у всех они наличествуют.
затронут исключительно аспект личных отношений, поскольку все остальное есть в первоисточнике (при необходимости подскажу, что где). в нц-у не жажду, не умею, не люблю (нет, не потому, что не умею), однако свято верю, что перспективы все-таки не хуже: благо, бэкграунд такой, что накрутить можно что угодно. нет, коне-е-ечно, в случае насущной потребности словарь синонимов «нефритового жезла» я откопаю (и даже им воспользуюсь!), но стребую после того стократно. глубокой рефлексией (одумайтесь, пока не поздно).
в моем мире принято приходить в лс с примером поста, не гнобить партнёра за манеру письма, не сношать мозг на предмет низкой активности, не лезть кирзовыми сапогами в личную жизнь, говорить словами через рот и получать удовольствие от совместной игры. не в удовольствие — не нужно, не стоит мучиться, оставьте роль для той, кому будет в кайф.

пример игры;

Движения медленные, заторможенные; реакции хуже номинально существующих человеческих. Джонни думает, что не успеет, -
и не успевает.

Когти длиной с мужскую ладонь взрезают брюхо что твоим Нуаду, вываливающийся кишечник, цепляясь, повисает на медвежьей лапе. Рывок - и бывшее только что единым целым уже бодро раскачивается по частям где-то в районе колен, щедро оттяпанный кусок с тошнотворным звуком шлепается рядом.
Дальше, он знает, тысячефунтовая махина зайдет с тыла и перебьет позвоночник (сам поступил бы точно так же), и насколько может проворно разворачивается на сто восемьдесят. Кишки описывают полукруг и бьют по ногам. Отмечает (…мать, не хватало еще повиснуть и посыпаться пиньятой), но не отвлекается: из вспоротого живота хлещет кровь, не отключается Син только благодаря адреналину, да и тот перестанет действовать с минуты на минуту.
В рукопашном шанс всего один: на кровоизлияние, а это значит, что потребуются все оставшиеся си… пригвождающий его к земле гриззли победно ревет. Когти входят в плечи, из пасти идет смрад, с клыков капает слюна. Смотря в раззявленный медвежий рот, Джонни думает о том, что личная гигиена все-таки чертовски важна, и еще немного - что сейчас эта зловонная тварь отожрет ему лицо, а оно ему, в общем-то, нравилось. Он чувствует, как смердящее дыхание становится жарче, ближе, видит, как раскрываются шире мощные челюсти, -
и вздрогнув, просыпается.

Часы утверждают, мерзкое пронзительное пиликанье усердствует продолбить мозг на протяжении долгих пятнадцати минут. Обычно Син реагирует на первое. Сегодня - исключительно на грянувший из колонок индастриал-метал.
Тянется выключить будильник, однако неожиданно резко останавливается: острая боль прошивает живот и плечи, по грудной клетке протягивается интенсивная тупая. Делая судорожный вдох сквозь стиснутые зубы, дает себе секунду на привыкание и только сейчас замечает на постельном белье кровь. Такой объем крови, будто тело осушили. Это его? Откуда?
Откинутое одеяло ясности не прибавляет: освежеванными гадюками разметанные по кровати наружности извиваются жирными знаками вопроса. Мозг работает лихорадочно, энергично стрекочет пулеметной очередью: «Кто? Когда? Зачем? Почему не проснулся? Опоили? Накачали? Где? Когда? Как проникли? Еще здесь?». Оценивая общее состояние (сдохнет так сдохнет, на все воля Божья, но без хорошей компании в загробный мир однозначно не отправится), он прислушивается к себе и положению в лофте - не ощущает ни магии, ни запаха, ни чужого присутствия. Ушли.
Самое время запихать кишки обратно и восславить безвестных джоннипроизводителей, что уродился перевертышем (сиротство - совсем уж несерьезный повод унижать себя неучтивостью).

Идея тренироваться с едва прихваченной по краям дырой в брюхе, чуть прикрытой криво-косо сделанной перевязкой, суть (будем честны) откровенно хреновая, однако в радужном свете перспективы повторного нападения она - оп! - и уже играет новыми, совсем не такими абсурдными теперь красками: осознавать предел текущих возможностей весьма, знаете ли, полезно. Сохранению головы на плечах (а внутренностей, что характерно, внутри) способствует магическим просто-таки образом.
Вопреки каждому обнюханному углу (в прямом смысле «каждому», в прямом смысле «обнюханному»), ни одного незнакомого запаха Джонни так и не обнаруживает (про следы взлома и проникновения упоминать даже нелепо) и до сих пор знать не знает, ведать не ведает, кто это такое, что это такое, блядь, было (и чего следует ожидать в дальнейшем).
Блядь. Блядь, блядь, блядь, блядь.
Не «безопасник» Шлезингер, которого обошел в прошлом месяце с поимкой набедокурившего при Дворе диаблериста, в самом же деле, отомстить решил. Напрочь никчемный, само собою, товарищ, но не совсем ведь отбитый. Родственники отступников, может? Йей, веселье. Вычислять одного-единственного занятие, без сомнения, увлекательное.
- «Сина» достаточно, - подхваченным со скамьи полотенцем утирает лицо. - В официальной обстановке лучше «инквизитор», в неофициальной и прозвища хватит, - руку, немного подумав, не подает, вместо того кивает. - Не призыв к фамильярности, только в критической ситуации сэкономит время.
Время, вот именно. Недурно бы за ним последить, раз уж ожидаешь прибытия новой коллеги: семь потов, там, с себя смыть, в цивильное облачиться, на иного приличного похожим стать - вот это вот все. Заранее.
- И часто вы делаете фривольные предложения старшим по званию, стажер? - осознанно искажая смысл ее слов, отвечает уже от двери в душевые, на ходу привычно разматывая кумпур.
На женщину перед собой смотрит спокойно, ровно, не думая даже флиртовать: его интересует реакция, уж точно способная рассказать о «подкидыше» чутка́ поболее, чем глава инквизиции, ограничившийся исчерпывающим «Развлеки ее как-нибудь».
…И у Джонни, право слово, нет абсолютно никаких причин относиться к начальству как-либо иначе, чем нейтрально-уважительно (таки любовью к пошитым на заказ костюмам отличаются они оба, и Брекенридж банально не успел еще подвести никого под монастырь), но… «Развлеки ее как-нибудь»?! Серьезно? В караоке он ее повести, что ли, должен? Впавшего в анабиоз вампира палочкой дать потыкать? В яму хаоситов визит невежливости организовать? Уточняли бы хоть, господин главный инквизитор, общий вектор и границы допустимого, а то мало ли чьей там дочкой она в итоге окажется.
- Спасибо, с задачей «спинку потереть» я и сам вполне себе справлюсь, - договаривает, уже скрываясь за дверью: - Я ненадолго, десять минут.
Висящее на предплечье полотенце кое-как скрывает расплывающееся на одежде кровавое пятно.

Из душа выходит по пояс гол. Правой рукой прижимает к животу бесповоротно испорченную футболку, в левой несет аптечку. Впервые опускаясь взглядом ниже уровня глаз, отмечает юбочку, причесочку, каблучки, ноготки - удовлетворенно кивает: «Годится».
- Расшивателем пользоваться умеете? - пропитанные водой и кровью, предсказуемо сбившиеся бинты срезает сам. - Нужно залатать и сделать перевязку.
Несмотря на то, что кишечник преимущественно регенерировал еще утром, Джонни попросту не хватает уровня до того, чтобы рана затянулась быстрее. Для ускорения процесса нужна еда, сила (в идеале - охота), но есть до полного восстановления - хотя бы - мышц и сухожилий категорически невозможно.
- Уловка 22, - хмыкает он, настраиваясь на очередную пытку, еще и усиливаемую, вероятно, неумелым обращением, но не в медблок же, ей-богу, идти. Перевертышу не пристало, да и понять, из чего сделана его сегодняшняя подопечная, и куда с ней такой потом соваться, тоже было бы неплохо.
«И чья же ты вся такая важная, что аж личного массовика-затейника к выпуску подогнали», - задумчиво потянувшись определить уровень, Джонни сталкивается с нечитабельностью. Более того: расу определить не может. Силу чувствует, сила никуда не девается, но все остальное - как белилами плеснули.
Неужели из-за ранения? Или от голода?
Есть… нет, не есть - жрать. Жрать меж тем хочется невыносимо - регенерация отнимает максимум возможного, так что даже субтильная новая знакомая начинает пахнуть исключительно аппетитно.

0

3

на глассе очень ждут:

doki doki literature club
https://i.imgur.com/AoNW8Mz.png https://i.imgur.com/rLvpFUV.png https://i.imgur.com/3LdlFFX.png
прототип: чисто on your own;

everyone from this sweet-sweet-sweet fandom
маньячки, книголюбки, фанатки, поварихи и школьницы

я хз что с этим делать, но хочу. заберу в межфандом и альтернативу с огромным удовольствием, — приходите, пожалуйста! на глассе просто не может не быть дев из этого великолепного фандома. несчастному протагонисту, к слову, тоже будем очень рады. давайте уничтожать людям психику вместе.


дополнительно:
игровые разделы у нас открыты, потому будет просто здорово если в текстовых предпочтениях мы сойдёмся.
http://funkyimg.com/i/2MoMn.gif

0

4

на глассе очень ждут:

marvel
http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/93848.jpg

gabby «honey badger» kinney
м е д о е д

важная информация


дополнительно:
we should protect gabby at all costs

0

5

на глассе очень ждут:

layers of fear & inheritance
https://i.imgur.com/emwIrb3.png
за искусством нужно ходить в ад, глупцы — с этим спорящие;

пара семейная и дочь очаровательная
торгаши искусством ради денег и психическим здоровьем ради искусства

в преддверии второй игры, бросаю клич — п р и х о д и т е. кларисса тоже сходит с ума, тоже рисует, готова составить вам интригующую компанию и в модерн!ау, и в скрипящем окнами да дверцами поместье девятнадцатого века. идей огромная куча, обо всём готова поведать в личных сообщениях.
ахтунг: в стилях игры сойтись было бы совсем здорово, так что если вдруг захотите и со мной поиграть, пришлите в личные сообщения какой-нибудь пример текста. если нет — рада буду просто на вас посмотреть и попищать от восторга.


дополнительно:
если холсты ткать из человеческой кожи, а вместо красок использовать ихор (под язык таблетку, она полукруглая, вроде луны но не совсем так) — выходит просто замечательно. ну и никакого ручного синтеза свинцовых белил и завышенных цен на ультрамариновый краситель, как вы сами понимаете!
колорит уже не тот, но точно стало не менее интересно.

0

6

дакен в поиске:

— marvel —
http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/54562.jpg
прототип: original + jamie bell;

johnny "human torch" storm [джонни шторм]
потушит пожар, разведёт огонь, отремонтирует машину, спасёт мир

Real people stay dead when they die, Johnny.
You standing here is simply… an insult.

В том, что Джонни вступится за него, Дакен не сомневался ни секунды. В какой-то момент ему кажется, что для этого даже не нужно стараться. Даже когда Джонни видит, насколько они все ошибались — и кого решили впустить в свой дом — он колеблется, пытается понять, хочет дать второй шанс. Если бы Дакен видел его в тот момент, он бы нисколько не удивился — Рид Ричардс совершил точно такую же ошибку. Они все одинаковые: надави на что-то знакомое, близкое, понятное, покажи, что готов умереть, докажи, что нырял в огонь не один раз — и готово. Есть что-то нездоровое в том, как вы пытаетесь всех спасти.
Спасать Дакена, разумеется, не нужно.

Дакен исчезает так же неожиданно, как и появляется; в одну из ночей раскладывает перед Джонни обрывки из прошлого (версия дополненная, правильная; проблема, конечно, в том, что ничего не приходится приукрашивать, а ложь за последние пятьдесят лет намертво вгрызлась в правду, и что было на самом деле — действительно не имеет значения). «Не хочу, чтобы люди видели во мне моего отца», говорит Дакен; ты же не видишь, правда? Джонни из тех людей, кто думает, что всё можно исправить. Джонни из тех людей, которым почему-то жаль.

Рид был прав: Четвёрку Дакен ненавидит с особенной силой из-за зависти. Логан был прав: Дакен презирает весь мир целиком, чтобы не ошибиться. Когда он первый раз целует Джонни, он думает о силе, убеждении, торжестве, злорадстве; о том, как легко ему подчиняется мир и как легко наебать тех, кто в тебя поверил. Будь Джонни чуточку злее, он бы ни за что не повёлся, да? Будь ты немного злее, Джонни, ты бы обнаружил во мне что-то родное.

Когда Джонни рассказывает о том, что он чувствовал, когда услышал, что Дакен умер, Дакен не чувствует ничего, кроме куцего сожаления. О том, что провернул всё недостаточно эффектно. Он вспоминает об этом многим позже, в Лос-Анджелесе, когда колёса уничтожают реген и вырезают из памяти дни и недели; на каких-то вечеринках Дакен знакомится с актёрами (ха-ха), режиссёрами, моделями — безликим роем одинаковых лиц, сливающихся в кислотный шум. Он всех зовёт «Джонни» и не задумывается, почему; иногда, по утрам, когда приходит в себя, между утренним кофе и первым колесом за день, он отправляет Джонни какое-нибудь бессмысленное сообщение и сразу же о нём забывает. Таблетки возвращают ему эмоции, и во время трипа иногда хочется выть (Дакен действительно не понимает, почему).
Футболка с логотипом Фантастической Четвёрки валяется где-то на Мадрипуре.


дополнительно:
прототип придумал просто так, а потом почему-то решил, что хорошо бы смотрелся lakeith stanfield (1, 2, 3), но вопрос вообще не принципиален. продолжаем ткскзть череду заявок на персонажей, которых скорее всего невозможно найти :^) за основу беру все совместные появления (dark wolverine (#75-78), daken: dark wolverine (#3, #21-22)).
отдаю себе отчёт в том, что дакен в жизни джонни фигура даже не третьестепенная, и на какие-то особо глубокие отношения не претендую. мне кажется, было бы интересно посмотреть на их взаимодействие после того, как дакен перебесится и немного поумнеет, но без совместного обсуждения плодить обязательные к реализации хеды не хочу. кроме, пожалуй, того, что джонни би/пансексуален (что вроде как подразумевается, но не было подтверждено официально?) - хочу думать, что всё было как минимум по согласию, пусть и всё равно нездорово. в тексте выше вообще целиком pov дакена, и джонни, конечно, гораздо большее, чем просто хороший доверчивый мальчик, но дакен во время общения с ним был на той стадии развития, когда действительно мыслил такими категориями.
пишу 2-5к, иногда туплю, иногда нет, не пропадаю, кредитами не обременён, жду в лс.
алсо люблю четвёрку, в ау бы погонял ридом, но это совсем мечты.

пример игры;

Ему тогда показалось, что жизнь впервые сжала челюсти как следует — и он был к этому готов, он этого ждал, и впервые за почти сотню лет собирался разжать пасть, сомкнутую на чужой глотке; это должно было быть навсегда, думает Дакен, когда люди умирают — они умирают по-настоящему, Джонни. Неоновые вывески слились в сплошной поток света, режущий глаза, цвета смешались, в последний — последний, блять — раз обрели звук, вес, плотность, огонь жёг ресницы, Логан стоял рядом, но ничего из этого Дакен уже на самом деле не чувствовал, превратившись в предвкушение взрыва и ожидание смерти,
надо же, снова его наебали.

Ему кажется, что его ДНК можно собирать по всему Лос-Анджелесу, каждый ошмёток плоти — с витрин, окон, фонарей, лица отца, асфальта, может быть, солнца (на побережье его наверняка заменили на шар, висящий над городом куда ниже настоящей звезды, потому что Лос-Анджелес — развлечение доступное и декорация упрощённая). Первым вернулось ощущение времени, его продолженности, если точнее, растянутости, ебучей относительности — пока остеобласты трудятся, наращивая костную ткань, Дакен буквально ощущает каждую клетку, и если раньше ему казалось, что ближе всего к жизни он в момент трипа колесе на третьем, то теперь точно знает: это было не оно. Концепт минут и дней ещё не вернулся, потому Дакен немножечко сходит с ума, ощущая и тело, и боль, и жизнь, но у этого нет ни конца, ни начала, и если раньше он думал, что понимает, что значит бесконечность, то теперь бесконечность пришла и выебала его в голову.
Дакен хочет усмехнуться этой мысли, но рта пока нет.

Вторым шансом или чудом это не кажется. Перед самоубийством люди часто заканчивают все свои дела и раздают долги, и он сказал всё, что хотел сказать, подумал обо всём, о чём только мог, и сделал ровно то, что ему оставалось — что дальше? На Мадрипур Дакен возвращается, кажется, по инерции, снисходительно вспоминая прежние планы; в Лос-Анджелесе ничего не удалось создать — почему бы не вернуться туда, где до этого пытался что-то уничтожить, чтобы наконец-то по-настоящему этим овладеть.

Взрыв, кажется, отобрал у него несколько целей (мысль смелая, требует доработки); на Мадрипуре он вспоминает, что значит чего-то хотеть — не по привычке, а так, как нужно. Как нужно — это до отчётливых снов с одинаковым сюжетом, до зуда в голове, до готовности по-новой шагнуть в следующий взрыв. Первой, конечно, возвращается ярость, и она приходит немного нелепо и бессмысленно — без цели она превращается в утомительный аффект, и Дакен просто злится; когда не может понять, куда идти дальше — злится ещё больше.

Яркий свет до сих пор режет глаза (не по-настоящему, так, флешбеками); знакомый запах кусает за ноздри, и Дакен глушит очередной приступ ярости, который снова пришёл лишь привычно, по старой памяти. Если задержать эту мысль в голове ещё на несколько секунд, злость отступит, но в мыслях снова станет пусто. Впрочем, лучше так.
(Когда он вернулся на Мадрипур, тут тоже было пусто)
— Что ты здесь забыл?

Честно говоря, Дакен пока даже не думал об эффектном возвращении.

0

7

на глассе очень ждут:

— the handmaid's tale —
https://images2.imgbox.com/da/a0/IMWfbcSi_o.gif https://images2.imgbox.com/5b/76/8kJtkete_o.gif
прототип: обсуждаем; [source]

full cast
люди, угнетатели и угнетенные

здорово бьет по голове — хотелось бы не только внутри себя проварить, но и в словах осмыслить.
джун мне, при всем желании, дастся лишь до степени вовлечения материнского инстинкта (что в данном случае совсем немного, но в определенных сюжетах могло бы сработать, не стану сбрасывать со счетов окончательно), поэтому интересно попробовать за персонажей вокруг нее: мойру, серену джой, эмили. чертовски удачно было бы найти командора уотерфорда и тетку лидию, уж с ними-то взаимодейстие о-го-го какое… или вообще в ориджей удариться (есть старенькая задумка на твинцест в декорациях, например).
вполне вероятно, остались еще какие-то не вспомнившиеся сейчас варианты, можно будет подумать-покрутить, если вас будоражит иное: мне в целом интересен этот сеттинг, так что идти можно и вширь, и вглубь, и вверх, и вниз, и по диагонали — как угодно. 


дополнительно:
книга, сериал — непринципиально, знакомы оба (при необходимости посмотрю и фильм), но логичнее, думается, играть по сериалу: материала больше. 
решительно не заходит львиная доля подобранных для экранизации актеров (исключительно внешне, исключительно вкусовщина), предпочтительно было бы выбрать что-то свое (или обойтись безликими картинками в оформлении — как вариант).
не факт, что на слоге сойдемся, потому почитать что-то из вашего, если появятся планы на совместную игру, хотелось бы, а нет — так просто, пожалуйста, приходите и радуйте глаз.

0

8

на глассе очень ждут:

— x-men —
http://www.picshare.ru/uploads/191017/LXShG98w09.jpg

jean grey-summers/marvel girl/phoenix/dark phoenix
мутант омега-уровня (телепатия и телекинез), героиня нации, член тихого совета кракоа, выпускница (а потом преподаватель) академии для одаренных подростков чарльза ксавье, бывший представитель мутантов в оон, хост феникса, уклонист от семейной жизни 160 лвла

so are you gonna die today or make it out alive?
you gotta conquer the monster in your head and then you'll fly

FLY, PHOENIX, FLY


дополнительно:
если вы когда-либо хотели поиграть по иксменам (джин грей в частности), то сейчас просто лучшее время, а гласс — лучшее место. мы сильные, матерые, заряжены на игру, и хотим поднять мутантофандом (читайте целую нацию). а еще секту свидетелей джонатана хикмана основали, да.
думаю, никто не обидится, если я оставлю за собой право надеяться, что вы читали комиксы — в том числе и недавние hox/pox — потому что если ваше представление о мутантах ограничивается исключительно фильмами с софи тернер и фамке янссен (фамке мы тут очень любим, кстати), то скорее всего нам будет тяжело прийти к общему знаменателю, потому что для нас — для меня в первую очередь — важно, чтобы вы понимали какая дичь — спасибо фениксу за это — происходила с персонажем раньше, и что с ним происходит сейчас. об отношения джин и скотта можно порезаться — стеклянные во всех смыслах — и дело тут, разумеется, не только в том, что из-за нее он дважды овдовел.
в общем, приходите — будем любить, комфортить всячески, ну и играть, конечно же. ждем!

0

9

на глассе очень ждут:

— marvel —
http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/27566.jpg

kurt "nightcrawler" wagner
мутант, пират, стендап-комик, гимнаст, амбассадор бога во вселенной марвел

bamf

yall: the sound nightcrawler makes
me, an intellectual: badass motherfucker


дополнительно:
люблю курта до луны и обратно (и так тысячу раз), продам душу, гараж и всё, что считается ценным. заявкой стреляю в пустоту, скорее всего, но если вы вдруг (!) заинтересуетесь — скиньте, пожалуйста, любой ваш текст, чтобы понять, сыграемся ли. от карлы мне, разумеется, предложить нечего, но в ау или твинком могу взять практически кого угодно — зависит от того, что именно вам интересно играть и на чём сойдёмся. экскалибур, приключения пиратов, иксмены, десятая смерть, сотое возрождение, дребезжащее стеклище с куртом с земли-295, да хоть недавний непонятный ран age of x-men (бгг). затопим любое судно, покорим любой цирк, стребуем с мистик моральную компенсацию, выследим и прикончим дюкса, етц етц.
если вдруг захотите устроить ревизию и вместо невнятного отцовства в виде азазеля вернёте изначальный вариант клэрмонта (родители курта — мистик и дестини) — круто вдвойне. алсо курт — хорошо, бородатый курт — вообще заебись. отдельный плюс в карму, если следите за релончем и читаете hox/pox.

0

10

аладдин в поиске:

— aladdin (?) —

https://i.imgur.com/dKqQUSC.gif

https://i.imgur.com/xMhTdli.gif

прототип: golshifteh farahani;
jasmine [жасмин]
is to be discussed

В Бейруте сейчас война, дома - она даже не знала, осталось ли от него что-нибудь - тоже, зато в Аммане спокойно - пока. Вечно - действительно кажется, что у этого кошмара не было начала, а потому не будет и края - пылающий Ближний Восток отблесками пламени отражается на судьбах невинных, преломляется в свете случайностей и шахматных ходов великих держав. Только вот для обычных людей то, что они зовут Родиной, доской для каких-либо игр служить не может, а всё же приходится: вчерашние мальчишки из пешек становятся ферзями, получая в руки Калашникова, девочки, боясь ступить туда, где всё вокруг либо чёрное, либо белое, ждут конца партии с дрожью в руках, слезами на глазах.
Жасмин забыла - толком-то и не знала, - каково это, не слышать свиста пуль во сне (спасибо, что не наяву), каково это, не бежать без оглядки, меняя одно убежище на другое, в процессе теряя дорогие сердцу вещи, напоминающие о доме, в процессе теряя себя. Жасмин забыла - не ведала даже, - что такое настоящая жизнь, где нет вечного страха за близких людей, а над будущим не висит дамокловым мечом каждый вечерний выпуск новостей. Жасмин теряется в собственных мыслях, обещаниях, обязательствах; учится отпускать так же легко, как будто ничего хорошего у неё прежде и не было. Жасмин так бы хотела, чтобы кто-нибудь её вытащил, выдернул из этого ада: резко встряхнув, уведя за собой туда, не нужно так много думать, так сильно бояться.
Жасмин бы очень хотела.
Но пока за ней никто не пришёл.


дополнительно:
Одним осенним вечером мне ударило это в голову, и я, едва совладая со словами, пишу вам этот опус, надеясь на то, что хоть когда-нибудь мне повезёт. Из условностей у нас - одни имена и гипотетическая локация. Из опционального - собственно, всё остальное.
Мне эта история видится как рассказ о любви (?), свободе (?), мечте (?) в антураже военных действий (из написанного ясно, что я опираюсь на 70-80 года - речь об арабо-израильском конфликте, плюс минус гражданской войне в ливане), но это вовсе не обязательно, а попросту первое, что пришло в голову, выбрать время мы можем другое.
Я хочу переложить детскую сказку в реалии настоящего мира, жестокого, полного предрассудков. Алладин может быть кем угодно, может быть солдатом из организации освобождения, может быть беженцем в иорданском/ливанском лагере - опять же, как мы с вами придумаем, не обязательно даже сохранять нетронутой линию принцесса/бедняк, если это не в пишется в то, что мы с вами придумаем.
Я болен Ближним Востоком, я обожаю его культуру, а так мало на ролевом пространстве тех, кто может отразить это в тексте; я готов вдохновлять вас, делиться материалами и идеями, главное, приходите, пожалуйста. Всё обсуждаемо, даже не так, всё подлежит обсуждению.
Что-то из похожего по духу, как мне это видится: раз, два. Почему Фарахани? Потому что она безупречна.

пример игры;

стоит только приглядеться —
все затравленно молчат.

[indent] Он бы хотел, чтобы это была глупая (пусть и жестокая) шутка; чтобы, знаете, вдруг где-то включился прожектор, и белый столб света на долю секунды ослепил глаза, осветил сцену, из-за кулис выбежали помощники режиссёра, а оператор стать двигать камеру, прежде чем снять второй дубль. Он бы хотел оказаться на сцене третьесортного театра или стать героем независимого артхаус-кино, которому, как всегда, не хватило денег на стоящие спецэффекты (и то, и другое, ему, кстати, не очень-то нравилось); да где угодно он хотел бы быть в настоящий момент, лишь бы оказалось, что всё вокруг — неправда и бред больного шизофренией: эти посеревшие под пробивающейся сквозь тучи луной железные стены доков, мокрый асфальт, и она — Господи, пожалуйста, если ты есть, только не она!
[indent] Правда медленно, словно нехотя, пробираясь по венам (которых нет), попадает в голову, и становится в очередь информации на обработку. Сейчас Эдвард хотел бы стать человеком (собственно, как и всегда), потому что тогда до него бы дошло не так быстро, что он только что сделал.
[indent] Человеческая жизнь — навес золота во всех смыслах: во-первых, потому что её у Эдварда нет, во-вторых, потому что у Эдварда есть уникальная возможность по щелчку пальцев её прервать, и вот он уже почти что сто лет старается делать это как можно реже. Конкретно эту жизнь он жалеть бы не стал — если бы прочитал в новостных сводках о смерти хулигана в подворотне, подумал бы: «так тебе и надо, паршивый, лучше бы жизнь твоя досталась кому-нибудь другому, он бы распорядился ею мудрее» — но ведь сейчас именно он оказался вершителем судеб. Только по его воле (читай: идиотской бешеной прихоти) жизнь этого несчастного (читай: неудачника) прервалась, и на счету Эдварда теперь ещё одна жертва.

что за роль тебе по сердцу?
жертвы или палача?

[indent] А совесть, она не спит: сначала тихое, её ворчание перерастает в оглушительный визг; в мыслях всплывают душевные метания того периода, когда умерщвление рода человеческого было частью ежедневной (ладно, недельной) рутины. И вновь, некогда приглушённая вина за собственное (не)существование разгорелась с новой силой — по-хорошему, с переломанной шеей (другие варианты: простреленным сердцем, оторванной головой, вырванной селезёнкой) сейчас лучше бы было оказаться ему, потому что он больше не хочет да и просто не может брать на себя ответственность за (не)жизнь другого.
[indent] Единственным (Эдвард убеждает себя, что слабым) оправданием произошедшего может служить она, Белла, сидящая сейчас в его машине — если бы он всё-таки не свернул ублюдку шею (можно, на самом-то деле, было обойтись просто сломанным носом — ах да, тогда бы Эдвард бы размозжил ему череп), у девушки, как минимум, была бы психологическая травма («будто теперь, идиот, её у Беллы не будет»), а, как максимум... А как максимум — лучше не думать, потому что гнев суть субстанция самовозгорающаяся, самозаводящаяся, а Эдвард так и не научился держать её под контролем.
[indent] Но в забвении он проводит недолго, логичный вопрос медленно, словно ржавая пила, режет мозг: почему нельзя было просто увезти её отсюда куда-нибудь подальше, раз она, непонятно откуда взявшаяся искательница приключений на собственный зад, так тебе важна? Зачем надо было убивать, пусть и урода, но зачем нужно было это делать? Ответа на данный вопрос у Эдварда не было от слова «совсем».
[indent] Ещё от слова «совсем» у Эдварда не было желания объяснять Белле что-либо в принципе. Кто она такая вообще, чтобы он это делал? («например, единственный свидетель убийства, идиот») Свидетелем единственным она была по той причине, что напарник неудачливого хулигана ушёл (читай: убежал) уже достаточно далеко к моменту Х, чтобы что-либо слышать, и был слишком пьян, чтобы запомнить лицо убийцы или номер его машины.

нос поломанный синеет,
под глазами – фонари.

[indent] — Я сделал это руками, Белла, — такая концентрированная язвительность в голосе, наверное, была излишней, но время вспять не повернуть (а жаль), и что сделано, того не исправить. Эдвард садится в машину (ещё тёплое тело мешком лежит посередине каменного тротуара), и его начинает трясти (у людей это называется «шок»). Осматривает углы окрестных домов в поисках камер слежения — их, благо, там не оказалось — а в голове промелькнула мысль, что теперь убивать незаметно гораздо сложнее, чем тогда, в тридцатых. Конечно, сложнее, если ты, не задумываясь, делаешь это при свидетелях.
[indent] — Ты же понимаешь, что это тоже входит в разряд тех вещей, в которые никто не поверит, и о которых не надо распространяться? — в голове мелькают события двухмесячной давности, когда вместо Беллы случайно пострадал минивен Тайлера: Эдвард искорёжил дверь и, судя по всему, повредил ось, хотя на самом-то деле машина должна была получить лишь царапины (и оказаться измазанной в крови, конечно). А парень-то и не заметил, как навязался в местные (личные) супергерои.
[indent] — Сука, — слово вырывается непроизвольно: мозг слишком занят попытками выдумать, что теперь делать? К кому бежать, куда звонить, в какое место обращаться? Как рассказать обо всём Карлайлу (стоит ли?), как смотреть в глаза Элис, которая уже точно это увидела? Мыслей и неотвеченных вопросов было так много, что начинала болеть голова (у вампиров разве такое бывает?).
[indent] Смотреть на девушку Эдвард боялся — ему хватило этого страха в её глазах, он был много хуже всякого осуждения. Но ему очень, просто чертовски хотелось, чтобы она что-то сказала, и это мёртвое, убивающее молчание, прерываемое только полуистерическим монологом убийцы на полставки, превратилось во что-то большее. В конце концов, Белла Свон виновата во всём этом тотальном дерьме — так хотелось думать Эдварду, но получалось пока плохо.

кто из нас двоих сильнее
эту боль боготворит?

0

11

на глассе очень ждут:

— the witcher —
https://i.imgur.com/1KELCCD.png

всех, пожалуйста
ведьмаки, чародейки, нечисть разномастная

сериал вышел, хайп пошёл, ГДЕ ВЫ, ПРИХОДИТЕ. и приходите в любом нравящемся образе, пожалуйста — точки соприкосновения найдём. ни на чём не настаиваю, к себе не привязываю, хэдканоны вариативны. нас тут потихоньку всё больше, а с вашей помощью станет ещё больше.
http://forumstatic.ru/files/0019/e7/78/82322.gif


дополнительно:
очень прошу без тонн хэйта в сторону возможных интепретаций игроков, быть знакомым (или хотя бы жаждать познакомиться) с книжной сагой, уметь в рефлексию и осознавать, что мы вас в игру заберём с радостью, но вы тоже и с идеями приходите, и в принципе с желанием играть. на глассе очень замечательно, готова помочь обжиться.

0

12

на глассе очень ждут:

— naruto —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/67245.jpg
весь каст
шиноби мира всея

эта манга много учит тому, как важно не повторять ошибок прошлого. и, чтобы быть полностью честным, преодоление таких травматических душевных переживаний, с которыми справился наруто, кажется немного идеалистическим и наивным для меня. несмотря на это, этот утопический идеализм должен был быть написан и защищен в шёнен мангах. шёнен манга, прежде всего, должна нести в себе надежду. © кишимото


дополнительно:
саске есть потрясающий образец обширного социального... отсутствующего взаимодействия. я выложил достаточно много заявок в "нужных", но суть в том, что наруто - это куда больший мир, мириады персонажей. и было бы здорово их собрать. один за другим, часть за частью, а там и станем огромной играющей компанией, способной и в ностальгию, и в драму, и в юмор, и в альты, и маски носить друг для друга. просто любите наруто, умейте писать и, собственно говоря, приходите на проект за тем, чтобы играть. со своей стороны поддержу чем смогу, как и буду просто рад видеть представителей родного-любимого каста на форуме. ударимся же в стекло, нам это сам кишимото завещал - покажем, что такое образец и классика японской индустрии.

0

13

эдвард в поиске:

— twilight —
https://i.imgur.com/5vYS6CE.jpg   https://i.imgur.com/nkV2sOh.jpg   https://i.imgur.com/EDbpCNv.jpg   https://i.imgur.com/ZqMfdrD.jpg
прототип: nikki reed (опционально);

rosalie hale [розали хейл]
вампир; главная красавица forks high (титул самой заносчивой сестры прилагается)

Розали родилась фарфорово-хрупкой; когда её убивали, всё нутро вынули, выпотрошили, а потом вернули на место, и яд вампира залатал дыры мрамором - Розали осталась такой же прекрасной, но сделалась несгибаемой. Той, у кого всё было, в новом мире ограничений живётся трудно, но Розали жалуется только самой себе, прячет горести в дальний ящик, широко улыбается и идёт дальше; никому невдомёк, что Розали носит сокровенную тайну за семью печатями. На вопрос о мечтах всегда беспечно смеётся и машет тонкой рукой, правда, печаль из фиалковых глаз вырезать не получается, сколько не пытайся; Эдвард - единственный, кто знает о её горе, но помочь ничем не может, ровно как и она - его одиночеству.

Красота Розали слепит, выжигает дыры в сердцах несчастных - от Розали можно задохнутся, потому что Розали не бывает мало. Эдвард очень старался её полюбить так, как влюбляются в неё другие, только не вышло, сколько Карлайл не старался (чем не подарок красавица для любимого сына?). Точки расставлены не были, а слова - не были сказаны, потом появился Эмметт, и все разговоры о них сошли на нет: осталось какое-то невымолвленное сожаление да намёк на счастье, которого не случилось.

Розали очень хотелось бы расплакаться, но не выходит, как не получается ничего из того, что связано с миром живых. Мертвенная бледность, которая запечатлелась на лице семьдесят лет назад, стягивает непробиваемой маской кожу, запечатывает в изразцовом саркофаге: Розали рвётся наружу, но знает, что выход один - через смерть, и боится; глотает невыплаканные слёзы, надевает безупречную улыбку и идёт дальше;
ещё лучше, чем прежде.


дополнительно:
приходите, пожалуйста! так много вопросов осталось без ответа, их мы найдём вместе. у нас во всю собирается каст, потому игрой замучаю не только я. каноном не ограничиваю, хэды встречаю с радостью, можете даже и образ несколько перестроить, если так будет удобно — почти что всё на ваш откуп, а потому подлежит обсуждению. мы не будем требовать скорости и активности, главное — заглядывайте временами. как залог того, что сойдёмся во вкусах, жду пример игры.

пример игры;

I think last night you were driving circles around me

Эдвард не знает - не помнит - как пахнет обычный мир; все запахи из него стёрлись, остались только кровь да слёзы, и те, и другие - солёные, только первая ещё и сладкая, оглушительная. Но Эдварду хочется думать, что если бы всё-таки они были людьми, Таня бы пахла розами - отчаянная, елейная, словно патока, она бы состояла вся из нежного запаха, манила бы к себе бешено, почти дьявольски, а потом бы напарывала на свои шипы. Эдвард же чувствует, он не слепой, он видит лучше, чем кто-либо, а слышит и подавно: Таня - охотница, но на что (кого?) она собралась охотиться здесь?

Таня - мягкая, шёлковая; алебастровая кожа бархатится под холодными пальцами, когда Эдвард дотрагивается до её щеки; он видит, на её ресницах замерла снежинка, мгновение после обернувшаяся деланной слезой: ну и как можно отказать ей в искренности? И глаза у неё золотые, почти человеческие - а люди не умеют врать, он видел это у них в головах, сердцах, душах. Эдвард не думает, что сусаль Таниного взгляда напоминает ему о семье, ведь семьи у него больше нет, он её собственноручно вычеркнул из жизни (но не из сердца), выгнал поганой метлой подальше от голоса разума, запечатал острую память, которой никак не забыть всю доброту, тысячью замками, ключи повыбрасывал и сорвался с цепи.

/ мы - лишь проекция наших страхов,
и каждый из нас - создатель /

Атласные волосы Тани струятся волною меж пальцев - Эдвард трогает их, еле касаясь, будто не видел такого прежде; хочется даже зарыться, лицом уткнуться, Таня же маленькая, ещё совсем девочка, едва девушка, будет удобно; Таня кажется такой хрупкой - и совсем на него не похожа, всего резкого, грубого, каменного; она вся - ластится и вьётся неуловимой ундиной, хочется взять её за руку, сжать её крепко - и не за что не дать ей уйти. Будто, если этого не сделать, если её не поймать, не запереть, призрачная чудесность растает, исчезнет, будто ничего и не было, и на месте одной дыры останется две: одна прожжённая самостоятельно, а другую выжжет она раскалёнными ножницами - искромсает всего и оставит ни с чем.

«Карлайл» из её уст - манящих, сладостно-карамельных - звучит иррационально, неуместно, как-то излишне серьёзно, будто слово не из этого мира, на каком-то другом, чужом языке; «Карлайл» из её уст бьёт наотмашь по лицу (ему стало бы больно, если бы не было так мерзко - от себя что ли?); Эдвард вздрагивает, судорожно прикрывает глаза, хмурится: надо поскорее упрятать весь вспыхнувший так резко гнев куда-то поглубже, туда, где хранятся воспоминания о всём хорошем, что приключилось с ним в новой (не)жизни - надо поскорее это всё спрятать, иначе он ведь не сможет сдержаться.

/ ты играешь на квантовых струнах того,
что зовут «душой». /

- Таня, не говори мне о нём, - шипит сквозь зубы, почти что хищно, - не произноси это имя, прошу тебя.

Магия Тани рушится точно так же, как рассыпается песочный замок - легко, одного слова было достаточно, чтобы, одурманенный, он и не вспомнил, о чём думал минуту назад. Эдвард принимается читать её мысли в попытке идентифицировать степень Таниной честности, но ничего там плохого не видит, лишь отражение её собственных слов. Таня кладёт руку на воротник его пиджака - Эдварду кажется, что под её ладонью ледяная кожа его теплеет, горячится, почти плавится; Эдвард смотрит Тане в глаза - но там ничего, ничего нет.

- Я тебе не верю, - говорит холодно, испытующе.

/ механизм симуляции внушает нам,
что не предатель /

«Мне нравишься ты» слышится как заклинание, лишающее всех существующих чувств, кроме осязания - ведь ничего больше и не надо, чтобы трогать её, чувствовать Танину кожу под мраморными, немыми пальцами, её живую, тёплую, почти человеческую. Эдвард снова закрывает глаза - теперь не от злости, но словно борясь с чем-то внутри; с Эдвардом раньше такого не было; её взгляд теперь не дурманит, не успокаивает, напротив, жжёт и почти калечит; Эдварду было бы трудно дышать, если бы вампирам это в принципе было нужно.

- Ты очень красивая, Таня, - повторяет, словно удивляясь, по-детски, своим словам, снова тянет руку к её лицу, завороженный.

Эдвард не верил в сказки и чудеса, только в ужасы и ночные кошмары, но с ней выносить страшные сны, наверное, будет легче.

/ тот, кто уходит первым.
предатель тот, кто ломает строй /

0

14

саске в поиске:

— naruto —
http://s5.uploads.ru/nL3Kf.gif http://sg.uploads.ru/0VKaI.gif http://s3.uploads.ru/qE38l.gif http://sh.uploads.ru/slRnZ.gif
прототип: original;

haruno sakura [харуно сакура]
человек, в будущем пионер-основатель детской психиатрии, способная куноичи

на первый взгляд - если харуно не знать совсем - она вроде как пустая и типичная, в ней нет ничего особенного. она эгоистична и не привыкла смотреть в глубину, в суть вещей. однако она же во всех своих эмоциях и начинаниях максимально преданная и искренняя, или по крайней мере обладает силой воли и самовнушения, способными сделать её таковой. сакуру с одной стороны просто морально втоптать в землю и довести до слёз, но точно также просто вдохновить — в обоих случаях нужно лишь не быть для неё чужим человеком.
в прошлом шумная, местами наивная, раздражающая, агрессивная, не всегда и не со всеми воспитанная (о, сколько унижений и некрасивого потребительского отношения было с её стороны в адрес наруто), харуно при этом является полным жизнью человеком и крайне сообразительной, как и упорной девушкой. упёртой скорее — как все в команде номер семь, что непременно неслучайно.
в её жизни не было ни одной травмы, никакой драмы: полная семья, девичья влюблённость и розовые мечты, никакой войны или бедности. казалось, посредственная история должна была и кончиться посредственно, однако потенциал сакуры вывел её из тени, сделав не тенью, а достаточно значимой частью истории. потому что заслужила. а единственная драма (трагедия) в жизни, при этом ставшая её же двигателем, мотивацией и планкой — это любовь. не радостная, не счастливая, не розовая, не о хэппи энде; возможно, хорошие девочки и правда любят плохих мальчиков, а может быть она просто отхватила то, чего душе не хватало. в конце-то концов, я умею как делать людей несчастными, так и давать им причину открывать лучшие стороны себя, мотивируя становиться сильнее. боль закаляет.


дополнительно:
сакура определенно не пустое место, пускай саске и способен убить её практически без сомнения (а кого нет?), если того потребует ситуация или его высшая цель. тем не менее, некая связь между ними имелась, особенно в период бытия единой командой: учиха достаточно ответственно относится к командной работе, даже если бытие одиночкой ему и ближе. этот период я бы более всего хотел отыграть, он тёплый и смешной, некая классика.

дальше всё сложнее: чего-то конкретного я обещать не могу. в каких-то формах/историях/альтах могу подать сасусаку (в 1-ом сезоне именно манги вообще дано много интересных моментов; даже то, как с учетом японской грамматики сакура уважительно обращается к саске от 3-его лица, как никто более к нему не обращался - вот таких нюансов ворох), но никакого боруто, сарады и подобного дерьма, no thanks - оригинальной концовки для меня не существует в силу несостоятельности таковой. драма, несчастье, психологический абьюз и так далее — это ко мне, yes please, натру стеклом эстетично. а ещё всякие школьные адаптации, альтернативы и около того поиграю с огромным удовольствием, сакура вроде как располагает. особенно к бытию немного ублюдком-мразью, ибо как нет. также, кто знает, может получится сыграть полным составом команды номер семь, чего бы и нет.

об остальном договоримся. мне важно только качество игры. если не сыграемся, то скажу об этом прямо, попрошу не сильно обижаться: уходить или оставаться решишь сама (я не привык тратить время на тех и то, что мне не заходит). искренне надеюсь, что ничего такого не выйдет и мы сможем насладиться игрой. я со своей стороны готов таковой обеспечить.

пример игры;

Если Коноха будет разрушена, то, конечно, это станет печальным событием. Или даже нет, не так: если Коноха, напичканная молодыми и не очень, разной силы и легендарности шиноби, не сможет себя защитить. Против одного только Орочимару. Справедливо, что неспособность это сделать - проблема только самой Деревни Скрытого Листа, нет? Если упускать из виду тот потенциальный нюанс, что с телом и, главное, глазами Саске Саннин в самом становился угрозой. Если предположить, что у него вышло бы задуманное; если предположить, что Учиха верил в то, что, заполучив его, "мастер" в самом деле станет мстить Итачи, а не займётся чем бы то ни было ещё. Словно бы для Саске не важен факт смерти брата именно от руки младшего, словно бы он не знал о том, что Орочимару слабел на глазах; словно бы не тренировался вне занятий с Саннином, осваивая техники, о владении которыми своим учеником тот не догадывался; словно бы это не должно было стать для него "подарком", когда придёт момент; словно бы Саске до сих пор обдумывал и сомневался в том, что таковой придёт. Что время настаёт, что он сделает. Что, что, что, что. Да какая вообще разница?

- Почему тебе не может быть плевать, - они все делали вид, что им не плевать. Всегда, постоянно, сами верили в это до остервенения и пены у рта. На него, друг на друга, на мир. Однако не предотвращали трагедий, не поясняли - друг другу, поколениями - как правильно, почему зло есть зло и каковы бывали альтернативы. Не пытались понять, что творилось у брошенных или одиноких в голове, не искали мотивов и первопричины тех или иных поступков. Они просто хотели, чтобы всё почему-то складывалось каким-то благостным образом само по себе, изначально, без прикладывания к этому каких бы то ни было усилий. Словно бы всё по определению хорошо. И даже если взять Саске, то разве кто-то по-настоящему брался ему объяснять, к чему приводила месть? Разве деревня пыталась дать ему альтернативу, предложить поддержку, пояснить, что с Итачи стоило разобраться ей, а он бы стал важным звеном в этой миссии? Разве кому-то было не плевать? А Какаши? Он говорил, что прошёл через подобный Ад, но ничего не сделал для того, чтобы предотвратить его в лице ученика. И если Учиха не винил никого из них, зная и воспитываясь в той самой среде, где из поколения в поколение всем друг на друга плевать, а проблемы вынашивались в себе, то к самой системе имелись вопросы. К системе, жертвой которой стал и он, и Наруто, и даже Сакура. Она, наверное, даже больше других, ведь при отсутствии громких драм застрять в системности так просто. Как и отметить теперь занимательную деталь: по сути, ни она, ни Ино, ни иные девчушки, что лили слюни и слёзы по самому загадочному, способному, красивому и так далее мальчишке, не пытались узнать его. Ни его мотивов, ни душу, ничего. Им достаточно было того, что они видели, чтобы зацепиться за это, а остальное было не важным. Подсознательно Саске видимо понимал, что это пусто и странно, потому не отвечал на подобную плоскость. Ни каждому из них, ни системе в целом, своими несчастьями оказавшись выбитым из неё раз и навсегда. С Орочимару в этом смысле если не приятнее, то хотя бы продуктивнее. При всей своей отвратительности Саннин умел думать, умел видеть и распоряжаться тем ценным, что заполучал. Смотрел шире. Что, впрочем, тоже не дело Саске. У него своя одна-единственная трагедия, разросшаяся и пропитавшая всю жизнь да имеющая один единственный способ быть разрешённой. Никто никогда не поймёт. А ему этого словно бы и не нужно. Все застряли, все обманываются, каждый по-своему доволен в своих догадках и позициях. - Раздражает, - её это не касалось. У неё своё задание. Зачем постоянно пробовать? Зачем интересоваться тем, что тебя не затрагивает? Глупо, по идиотски, в самом деле раздражала своей... да какое бы слово из всех выбрать-то, а.

Разве что от Сакуры ничего и не требовалось, в общем-то. То ли некоторая архаичная предвзятость в отношении куноичи, что-таки имела место в подобных Учиха (или Хьюга) суровых, выстроенных на традициях и иерархии кланах, то ли с неё в самом деле нечего требовать. Нечего взять. Она в каком-то смысле единственная счастливая в их такой разной команде: нормальное детство, нормальное отношение с миром и людьми, любовь и тепло, полноценные чувства всех оттенков, влюбленность, какие-то мечты, какие-то задатки, какое-то будущее. Единственная трагедия её жизни - хах - сейчас был напротив, помимо страданий дав своим существованием связь с остальной командой, с Наруто, с другими, с деревней такую, какую Сакура едва ли смогла бы выстроить самостоятельно. Вероятно, тот около-божественный человек, который далеко и о существовании которого никому из них толком пока неизвестно, совсем не ошибается, утверждая, что жизнь состоит из боли и страданий, ими же познаётся.

- Если ты боишься, то стань сильнее, - один искренний, честный совет, что юноша способен ей дать. Не на все случаи жизни, но если правда её беспокоит. Коли уж так вышло, что прежде за ними обоими приходилось приглядывать и заботите именно Саске.

Правда мог бы оставить этого человека. На его судьбу Учиха плевать, а эксперименты Орочимару никакой симпатии не вызывали. Он редко в них ввязывался и не стеснялся озвучивать это Саннину, который отчего-то терпел и словно бы по-своему наслаждался реакцией мальчишки. Он вообще, как иногда казалось, стерпел бы от Саске что угодно. Однако, границ - собою же нарисованных - юноша не переступал. Его голова по-прежнему работала в исключительно своём направлении, даже если следовала по заложенному когда-то ненавистным братом направлению.

Короткий взгляд на человека. Бесстрастный, тёмный, направленный лишь на то, чтобы скупо оценить его изменившееся состояние: до логова дотянет. На тему его опасности Учиха не переживал. Он уже победил его, растянув схватку для проверки себя, потому сейчас мужчина не представлял для него никакого интереса. Как и угрозы. Это уже пойманная мышь. А Сакура...

От куноичи исходило куда больше всего, чем от ровного нукэнина. На неё не нужно сильно давить, чтобы это вышло наружу. Она ведь  потому и не смотрела, не так ли? Хотя, казалось бы, так давно не видела бывшего члена команды, что стоило рассматривать не менее внимательно, чем в прошлый раз.

Не то чтобы важная, но случайно-занимательная мысль. Она (мысль) ничего не весила, но отдавала честностью. Загадкой для него самого.

- Возможно, это наша последняя встреча, - да, игнорируя просьбы, да, игнорируя эту своеобразную заботу, да, игнорируя некоторый скелет данного разговора. Он констатировал ту мысль, что плавно закралась в голову. Подозрение и, вероятно, желаемый факт. Саске не против отомстить, чтобы после всё это наконец закончилось. Юноша откровенно не знал, что будет делать, когда убьёт Итачи. Что убьёт - это вне сомнений, иного исхода быть не могло. Больше всего, наверное, он мечтал умереть вслед за братом, чтобы проклятые Учиха, вырезанные когда-то, наконец отмучились все до единого, покинув этот мир. Вне мести всякая цель отсутствовала. Если бы после этого Саннин забыл тело, или случилось бы что угодно, то Саске было бы скорее всего наплевать. По крайней мере, ему плевать сейчас. Куда больше, чем Сакуре. Как иронично. Как много чёртовой иронии.

Учиха тоже запомнит этот момент. Не потому, что он слишком глубокий, а то ли чтобы рассеять, то ли чтобы усилию иллюзию ни то момента, ни то своего пути. Неизменно не беспокоясь на тему человека под ними - тот ничего неспособен сделать, совершенно - он
протянул одну руку к волосам куночии и невесомо коснулся розовых прядей. Достаточно мягкая, никаких ощущений на пальцах после себя не осталось. Естественно.

Сакура правда тормозила его когда-то, как и вся команда, как и вся деревня. Какою глупостью было повестись на это, допустив ценность кого-то вне мести и вне силы. Какая глупость. Более Саске ей не подвержен, как ощущалось сейчас. Пускай они держатся друг за друга и идут своей дорогой. Без Саске. Учиха казался куноичи жестоким и грубым? Если станут раздражать его и дальше, то впредь придётся быть такими и с ними. С теми, на кого изначально не направлена вся ненависть клана Учиха, рухнувшая на плечи Саске.

- Ну, бывай, - ему нужно несколько простых движений и один взгляд, чтобы закончить это всё, отключив Харуно. Один - чтобы человек опять ушёл в бессознанку; может быть посчастливится умереть по дороге, но жизнь никогда не бывала столь милостивой, потому непременно дотянет до логова. А Сакура... Пожалуй, бывший сокомандник не оставит её под палящим солнцем, перенеся под дерево. После чего исчезнет.

Ничего словно бы не было: солнечный удар или усталость, задание, огромные земли страны, и Харуно среди них совершенно одна. Спешила на помощь, пока её друзья шли каждый своей дорогой. Как и она сама.

0

15

лэйси в поиске:

— pandora hearts —
https://i.imgur.com/MbFvUeu.jpg https://i.imgur.com/8VURqmy.jpg
прототип: original;

levy baskerville (glen) [леви (глен) баскервиль]
глава дома Баскервиль; Глен; предшественник Освальда; тот еще эксперементатор; отец Алисы и Воли Бездны

[indent] О тебе известно так мало, ты позаботился об этом, не так ли?
[indent] Ты - Глен; предшествующее имя Леви - не принадлежит тебе, потому что ты больше, чем просто человек. Глава великого дома Баскервиль, контролирующий мировое равновесие, не позволяющий Бездне слиться с этим миром. Ты знаешь гораздо больше, чем мы: о строении мира, порядке вещей, о Бездне, которая до конца не изучена; но даже ты не знаешь о ней всего. И твоя жажда открытий и вправду поражает, всегда мало, нужно больше, глубже, детальнее. И да, ты совершенно не знаешь меня, как бы не был уверен в обратном!
[indent] Когда на твоем пороге появился темноволосый мальчик с бездонными глазами, крепко держащий за руку свою сестру - девочку с длинными волосами и пронзительно алыми глазами - ты почувствовал на своей коже дыхание смерти. Увы, ты её совершенно не боишься; но я то знаю правду, дорогой, ведь я тоже смотрю гораздо глубже, и этому меня научил именно ты [правда, спасибо]. Воспитывал нас, учил, и в тоже время наблюдая, изучал. Освальда, который никогда не показывает своих эмоций, меня, что демонстрирует их слишком сильно. Мы были подарком Судьбы, но не твоим, потому что наше взаимодействие - это то, как мы усиленно ломали друг друга. Больные отношения, полные так любимого тобой эксперимента. Освальд тот, кто заменит тебя, когда ты передашь ему все цепи; а я та, кого он должен будет сбросить в Бездну, соблюдая вековой порядок вещей. Ты же тоже сбросил кого-то близкого тебе, когда сменил своё имя на бездушное Глен?
[indent] Всё время говоришь с этой треклятой улыбкой на лице о моей скорой смерти, в надежде, что хотя бы тогда ты сможешь увидеть мои настоящие эмоции. Но нет, непреклонно, каждый раз я улыбаюсь тебе в ответ; я давно приняла свою Судьбу и моя борьба за собственную свободу - лишь способ убить время до того, как Бездна уничтожит мое тело, и душу. Наши жизни - лишь мгновение в большом потоке смертей; незначительные крупицы, что лишь делают положенный ход. Я всё время сбегаю из башни [из темницы, что для меня хуже смерти], но ты знаешь, что я вернусь назад; из-за брата, из-за того, что я готова к исчезновению из этого мира.
[indent] Была готова...
[indent] Появление Джека в твоем поместье - стало для тебя возможностью разглядеть в моих глазах, и в глазах Освальда, душу; но пока ты не понадеялся на этот план, я поспешу тебя огорчить, внутри мы давно уже мертвы, можешь не стараться. Но что-то начинает идти не так, когда моя безумная улыбка искривляется болью от неминуемой кончины, когда ты дробишь мои ребра и без разрешения вырываешь моё сердце; настолько не эстетично, до тошноты,что я готова показать - как надо это делать. Ты наконец-то видишь чувства, которых нет... доволен?
[indent] Моя жизнь, твоя, Освальда... это всего-лишь эксперимент, так ведь? Так давай насладимся им вместе, потому что смерть - это только лишь начало; не для меня, конечно; но для вас с Освальдом, пожалуй, и да...


дополнительно:
Ох, дорогой Леви, ждем тебя нашим небольшим, но весьма активным кастом. Раз до сих пор читаешь эту заявку, значит, знаком с каноном, прекрасное произведение, не так ли? В нашей власти прошлое, настоящее, увы и ах, для нас закрыто будущее, ведь мы неизменно покинули этот мир. Однако, никто не отменяет альты, в которых можно творить всё, чего пожелает душа, ну так что, готов к эксперименту?
Пишу по-разному, особо не привередлива к оформлению и прочему, при желании всегда можем договориться. Приходи, играй и еще раз играй, а иначе зачем нам всё это?

пример игры;

[indent]Громкий грохот от сваленной тумбы, звук бьющегося стекла и ваза, встретившаяся с каменным полом, и оставившая после себя бесчисленное количество осколков; их не склеить, даже при особом желании, она не подлежала восстановлению. Должно быть дорогой подарок очередных гостей, выражающих своё почтение дому Баскервиль, а значит ничего страшного не произошло. Когда подол её платья случайно [ой ли?] задел хрупкое изделие, пустые коридоры залились задорным смехом, с которым она не спешила скрывать последствия своего веселья. Весело ведь, так чего хмуриться, портя своё прекрасное личико? В этом не было никакой надобности. Её не волновали последствия, не было ни страха, ни сожаления, не было абсолютно ничего, кроме желания привлечь к себе как можно больше внимания; и как следствие, доставить невероятное количество проблем, не только брату, но и всем, кто подвернется под руку. Всё это так волнительно, она всем сердцем предвкушает, что такое поведение Освальд не спустит ей с рук, даже если будет как всегда занят делами. Он всегда был занят, все всегда были заняты [кроме неё], пока она была заперта в своей башне, словно принцесса из сказок. И чтобы заранее не обнадеживать никого, стоит заметить, она была далеко не из тех "принцесс", которые ждали своего принца в надежде, что их спасут, она была готова сама примерить на себя доспехи, спасая свою душу, став храбрым рыцарем. Но ей не нужно было спасение, и она не была принцессой из сказок, она жила в этом мире, полном и радости, и боли, и вдыхала этот обжигающий воздух полной грудью; каждый вдох, словно лезвием ударял по легким, но как бы больно не было дышать, она ни за что не прекратит этого делать, по своей воле уж точно. А что уготовила ей Судьба, она знает и без того. Когда твоя жизнь предопределена с самого рождения, незачем цепляться за переживания, она и так знает, что ждет её в конце и когда этот конец настанет.
[indent] - Пусть только попробуют вернуть меня обратно, в глотку вгрызусь, а живой не дамся, - недовольства в голосе хоть отбавляй, когда она выбирается из потайного хода, найденного для очередных своих вылазок; совершенно случайно, еще около месяца назад, и никому не спешила сообщать о своей находке, ведь тогда его просто напросто перекрыли бы. Слишком тесно, пыльно, всё платье извозилось в пыли, паутине, грязи и, кажется, она порвала подол, когда зацепилась за что-то в тайных лабиринтах этого подземелья. Легкий чих нарушает территорию пустующего сада; пыль предательски забивает нос, заставляя недовольно морщиться. Выходить за пределы башни - первое нарушение; бродить по поместью - второе; третье - делать всё это в гордом одиночестве. Она любила нарушать правила, потому что правила -это лишь скучный список, который никак не может развеять её скуку. Из игры в «поймай меня!» всё медленно, но неизбежно перешло в так любимые Лэйси «прятки», и это растягивает её улыбку чуть ли ни до ушей, когда в глазах блестит искорка от предстоящей встречи. А она не сомневалась, что сегодня она произойдет, потому что всё всегда шло так, как того хотела девушка, и никак иначе. Быть на первый взгляд несерьезной, абсолютно не заботящейся ни о чем, и в тоже время слишком умной, чтобы манипулировать всем и всеми так, как это нужно было именно ей. Лэйси не была глупой, особенно тогда, когда это было необходимо, однако, и слишком развитый разум для девушки не приветствовался в нынешнем обществе. Проще быть такой, какой она предстает перед этим миром - легкой, невесомой, той, кого никогда нельзя поймать, если она сама этого не хочет.
[indent] - Какая досада, - она смотрит на подол платья, порванного чуть ли не до самих колен и старается вытянуть из себя искреннее сожаление, но не выходит. Просто потому, что платье, украшения, эти треклятые серьги, тянущие её к земле, этот подъюбник, мешающий двигаться так ловко и резво, как она любила. Весь этот мир - не её история, она всегда была где-то выше, потому что словно парила на незримых никому крыльях. Проще было скинуть с себя эту одежду, избавившись от ненужных ей рамок, но она не спешила этого делать. Брат будет не очень доволен, если она в очередной раз избавиться от одежды, оставаясь лишь в том, в чем можно находиться только в своей комнате. В этот раз она будет послушной девочкой, хотя бы в этом.
[indent] Направляется в сад расположенный в поместье, обширная территория - лучшее место, где можно прятаться от посторонних глаз. Скрываться от мира в лоне природы, что охватывает собой незримой заботой. Уходить совершенно не хотелось, потому что она жаждала, чтобы он скорее её нашел. Ждёт его с волнением и трепетом, присущей каждой девушке; с той романтичностью и трагедией, на которые только она была способна. Неспешно пробираясь по камням на неудобных каблуках, она недовольно качает головой, так ведь и упасть недолго. Поэтому, особо не думая, стягивает с себя неудобную обувь, бросая её куда-то в сторону и облегченно выдыхает. Никогда не любила эти туфли, они то и дело натирали ноги, доставляя большой дискомфорт. Поэтому лишь прощается с элементом гардероба и пробирается дальше, не чувствуя больше неудобства.
[indent] Прошло ровно три дня с того момента, когда она ждала его в своих покоях; целых три дня неоправданного ожидания; веры; надежды. Целях три дня, как служанка заходила к ней, сообщая, что господин Освальд просил передать свои извинения, и он снова не может навестить её. Целых три дня, как она запускала в бедняжку чашкой, наполненной прозрачной жидкостью, и отказывалась есть, не беря ни кусочка еды. Вот и сейчас, живот предательски заурчал, выдавая так нужные человеческому телу потребности. Но Лэйси была слишком горда, чтобы поступиться своими принципами, пускай которые менялись в зависимости от её настроения, но всё же. Смущенно уводит взгляд в глубь сада, пробираясь к любимому месту, где они часто с братом оставались наедине. Их особенное место, личное, укромный уголок, где никто не смел их тревожить. Освальд знал, где может найти её, когда её не было в пределах башни.
[indent] Устало падает на землю, настигнув нужного места, и оттягивая задернутый подол платья, скрывая испачканные землей ножки. Оказывается под кроной большого дерева, отсчет возраста которого давно перешел с годов на десятки, судя по его размерам. Прикрывает глаза ладонью, закрывая от ярких лучей солнца. Глубокий вдох, пахло свежестью, в примесь с цветами, многочисленное количество которых окружало поместье. Непередаваемый аромат, вызывающий неприятные ассоциации из прошлого.
[indent] «Неужели я и вправду должна буду куда-то уйти?» - детский голос, такой же задорный, как и сейчас. Стоило закрыть глаза, как воспоминания из далекого, давно забытого прошлого, закрались к ней в голову; выкинуть их можно, только вырвав с корнями. Несмотря на то, что прошлое её никогда не волновало, она ничего не хотела забывать. Маленькая девочка в пышном неудобном платье, с длинными темными волосами и красными глазами. Высокий статный мужчина со светлыми волосами и пронзительными фиалковыми глазами, которые заглядывали в самую глубь её души, вызывая одни лишь вопросы своими непонятными ответами на её весьма ясный вопрос, - «М-м-м, даже не знаю» - его голос на удивление мягок, словно они говорят о чем-то легком, незначительном, не важном, как бы не так, - «Но почему?» - наивно не понимающая, почему её алые глаза заставляют других обращаться с ней, как с ребенком, приносящем несчастье. И вот он ответ на её вопрос, но от этого не становится яснее.
[indent] «И что же тогда случится со мной?» - очередной вопрос, с которым она не пыталась оставаться без ответа. Ребенок, приносящий несчастье, словно метка, выжженная у неё на лице; клеймо, оставленное без её согласия или желания. И ответ, до сих пор вызывающий лишь горькую улыбку, в которой скрыта одна лишь боль, - «Ну-у-у. На этот вопрос ответить гораздо проще. Ты умрешь...» - Глен всегда смирял её этой улыбкой, в которой отражалась её смерть. Мурашки по коже разбегались каждый раз, когда она видела эту улыбку.
[indent] Отпечаток смерти, навсегда запечатленный на её лице, она не спешит убирать ладони со своих глаз. Выдыхает, после делая глубокий вдох, как слышит приближающиеся шаги. Усталость от воспоминаний снимает в тот же миг, словно их и не было; никогда. Ей не нужно открывать глаза, чтобы увидеть, кто именно решил нарушить её покой. Безмолвный хмурый принц, усталый выдох, когда он оказывается рядом, запах его парфюма, едва уловимый. Ей никогда не надоест эта игра, ведь игра и есть её жизнь.
[indent] - Три дня, Освальд, - с грустью, недовольством, и нескрываемой обидой, она произносит это так, словно это единственная проблема, которая может её волновать; но сейчас это та истина, в которой не стоит сомневаться. Убирает с лица ладонь, открывая глаза, которые привыкли к темноте, и сейчас солнце предательски слепит глаза, не позволяя ей разглядеть фигуру брата, - Я ждала тебя три дня назад, и каждый последующий, а ты так и не приходил...

0


Вы здесь » RED BUS » Партнерство » GLASS DROP [crossover]