Рядом с ним всегда было так: окружающие, родители и статус отходили на задний план. Все ее внимание концентрировалось исключительно на нем и их дочери.
январь, 2020 год ★ +0°...+2°
NC-21

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Бегущие по лезвию


Бегущие по лезвию

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Бегущие по лезвию

http://sh.uploads.ru/3Z9Ra.gif

время действия:
14-21 июля 2019

Gerald Murray
&
Lorein Hawk

место действия:
Лос-Анджелес/Лондон

Между ними 8755.2 километров, почти 11 часов полета и целый океан. Неделя в ожидании встречи, которая может никогда не состояться.

+2

2

Весь вечер перед отлетом Лорейн в Америку они штудировали записи Элис, моделируя ситуации, которые могли возникнуть при общении с Коулманами.Геральд будто натаскивал ее перед важным экзаменом, от которого, в прямом смысле этого слова, зависела их дальнейшая жизнь. Да, не только Хоук, но и его тоже, слишком сильно они переплелись судьбами. Муррей долго прятался от отношений, но по итогу все равно пришёл к тому, от чего с такой остервенелой настойчивостью убегал. Когда опомнился, было уже поздно – знойная латиноамериканка буквально оккупировала мысли и плотно засела в районе сердца.
- Ладно, пора спать, у тебя завтра тяжелый день. Точнее неделя, - легко коснувшись губами девичьего плеча, мужчина решительно потянул Лорейн за руку, чтобы она поднялась с дивана, - Ты ложись, а я скоро приду, - проводив Хоук взглядом и дождавшись, когда она скроется за лестничным поворотом, сам Муррей остался в гостиной и набрал американца. Разговор был долгий, Геральд провисел на трубке около часа, но сумел договориться с Уорреном. На душе стало немного легче.
Нажав на отбой, Локи откинул мобильник куда-то в сторону и провел ладонями по лицу. Усталость густым туманом окутала весь организм, и казалось, что сил больше не осталось. Но он каждый раз их находил. Снова и снова. И так всю его гребанную жизнь. С каждым годом проблемы только увеличивались и росли буквально в геометрической прогрессии, а сейчас и вовсе достигли своего апогея. Они с Хоук так долго возятся в дерьме, что на них скоро начнут лететь мухи.
Поднявшись в спальню, он аккуратно залез под одеяло и прижался к девушке, невесомо целуя в макушку. До одури не хотелось отпускать ее одну на другой, мать его, континент. Мысли не давали уснуть, и только к утру мужчина провалилась в чуткий непродолжительный сон.
От неожиданного звона телефона, в тишине прозвучавшего особенно оглушительно, голова буквально взорвалась. Муррей резко сел на кровати, спросонья пытаясь сориентироваться, откуда исходит звук. Айфон Лорейн от сильной вибрации практически подпрыгивал на комоде. Она тут же подскочила с кровати и взяла в руки мобильник, с легким прищуром глядя на яркий экран. И без слов было ясно, кто с такой настойчивостью домогается до нее в пять утра.
Пока Хоук общалась со свекрами, Геральд совершил короткий забег до душа. Сборы были быстрыми – Коулманы сразу поедут в морг, а вот Хель нужно было успеть довезти до ее дома, где она соберет вещи. К сожалению, проводить ее до аэропорта не представлялось возможным. Локи старался выглядеть спокойным, хотя внутри все кипело, а сердце выдавало канкан. Был ли он на сто процентов уверен, что все пройдет нормально, и Лорейн через неделю вернется сюда не грузом 200? Да тут нихера нельзя гарантировать.
До квартиры они ехали молча, и только заглушив мотор, Муррей, наконец, повернулся к девушке.
- Ты будешь там не одна, за тобой будут приглядывать. Говард уже договорился с независимым судмедэкспертом о повторном вскрытии, но там все под нашим контролем. Поменьше болтай, а то язык у тебя как помело. И постарайся не пооткручивать головы своим свекрам, - Хоук вжалась в спинку кожаного сидения, все ее естество было против того, чтобы покидать машину.
- Иди сюда, - положив ладонь на затылок, он притянул ее к себе и поцеловал, - Когда ты вернешься, я затрахаю тебя до смерти, - последний раз чмокнув девушку в губы, Геральд отстранился и разблокировал двери, - Звони мне каждый раз, когда появится возможность, - дождавшись, когда Хель скроется за подъездной дверью, Геральд завел авто и выехал на дорогу.
Наверное, даже к лучшему, что Дитрих запретил ему приближаться к Коулманам, потому что Муррей мог не сдержаться и отправить их прямиком в гости к любимому сыночку. Зададут интересующие их вопросы сразу лично.
О перемещениях Лорейн вплоть до того момента, как она усадила свою очаровательную задницу в самолетное кресло, сообщал подчиненный Хартмана, тенью ходивший рядом. Все шло, вроде бы, нормально, если к невыносимой мозгоебательности их бытия вообще применим такой термин.
Вечером этого дня у него была запланирована встреча с немцем – пока его дама сердца разгребает кучу говна на другом континенте, ему тоже будет, чем заняться.
Оставив автомобиль на частной парковке, мужчина прошел к дому под пристальные взгляды местных охранников. Секьюрити у немца менялись так часто, что Муррей даже не пытался их запомнить, но у всех была общая черта – не обезображенные интеллектом лица. Быдловатые, с оловянными глазами без проблеска хотя бы зачатка ума или сообразительности. Геральд с подозрением относился к такой тяге Хартмана окружить себя дебилами, но лишних вопросов боссу не задавал - каждый, как говорится, извращается по мере своих возможностей.
В коридоре дежурила Элис, и пока она не открыла рот, мужчина заговорил первым.
- Еще раз выкинешь номер, подобный вчерашнему, я тебя действительно прикончу, - брови девушки взметнулась вверх, губы слегка приоткрылись, обнажая край неестественно белых зубов. Но сказать ей по-прежнему ничего не дали, - Мое терпение находится уже где-то очень близко к нулю, снисходительное отношение к тебе – и того ниже, валяется на дне. И если ты его, блять, пробьешь, то пеняй на себя. Хочешь идти к Дитриху – вперед, - для большей демонстративности Локи указал пальцем на дверь кабинета, - Но только знай, что когда я до тебя доберусь, то не оставлю и живого места. Твое сраное еблище раскромсаю в такую кашу, что его остатки даже в закрытый гроб собирать не станут. Ты меня поняла? - Геральд прижал Морган к стене и грубо приподнял ее подбородок, заставляя смотреть в глаза, - Ты хороший исполнитель, превосходный киллер и охуенная шлюха, но какой бы бессмертной пиздой ты себе не казалась, у тебя за спиной, кроме Дитриха, нихуя нет. Нет ресурсов, слаженной команды и своих людей, на которых можно положиться. Да даже маломальских связей нет, потому что все вокруг тебя ненавидят. А жирный хуй, который зовется нашим боссом, вовсе не вечен, а с учетом того, в какую задницу из проблем он залез, связавшись с мексиканским наркокартелем, он совсем не вечен, - Локи говорил медленно, размеренно, будто вбивая каждое слово молотком в чужие мозги, - И я тебе очень не рекомендую заводить врага в моем лице. Так что сделай одолжение – следи за своим пиздливым языком. Будь хорошей девочкой, - Морган со злостью поджала губы и обогнула мужчину, когда тот дал ей возможность отлепиться от стенки. Пару секунд она яростно всматривалась в лицо напротив, Бог знает, сколько дьявольских мыслей роилось в ее голове в тот момент, но в ответ девушка выкинула только два сухих слова, - Тебя ждут.
В просторный кабинет Хартмана Локи вошел вслед за Элис, беззвучно прикрыв за собой дверь. Немец со сведенными над переносицей бровями разговаривал по телефону, никак не реагируя на вошедших. Мужчина медленно обвел комнату взглядом и остановил его на Абрахаме, неподвижно, словно статуя, стоявшем рядом с боссом. Глазенки ирландца пугливо метались по стенам, боясь напороться на Муррея, губы которого растянулись в легкой усмешке. Напряжение натянутой струной повисло в воздухе. Попытка обхитрить Геральда была его самым наихудшим решением в жизни. Скоро он будет соскребать свои кишки с пола вслед за Расселом.
- Ненавижу мексиканцев, прости Господи, никаких манер. Черножопые неадертальцы, не удивительно, что их страна находится в такой заднице, - Дитрих кинул телефон на стол и, сложив руки на выпирающем животе, уставился на Локи, - Ты отправил свою девицу в Америку? – дождавшись утвердительного кивка, Хартман откинулся на спинку стула, - Мне нужно, чтобы ты встретился с одним моим крупным заказчиком, можешь взять с собой Элис.
- Нет, спасибо, обойдусь без нее, - Морган недовольно фыркнула, закатив глаза к потолку.
- Раньше вы вроде бы отлично работали вместе. Что, мексиканочка окончательно отбила у тебя мужика, Элис? Теряешь хватку, - немец рассмеялся. Происходящее казалось ему очень смешным и потешным, ублюдок привык играть на чужих чувствах, а потом наблюдать, как людишки играют по его сценарию.
Рыжеволосая помрачнела еще больше, недовольно скрещивая руки на груди и облокачиваясь о стенку. Было видно, как девушка стиснула зубы, чтобы не выпустить так и рвущийся наружу словесный понос. По дороге домой она, наверное, кого-нибудь пристрелит, чтобы хоть как-то выплеснуть эмоции.
- Кое-что с мистером Мурреем нам нужно обсудить наедине, - Дитрих сделал рукой выпроваживающий жест. Абрахам покинул комнату в ту же секунду, а вот Элис продолжала сливаться со стеной, - Элис, тебя это тоже касается.
Кивнув, она бросила быстрый взгляд на Геральда и вышла из кабинета, закрыв за собой дверь.
- Крупная партия застряла в Сарагосе.
- Я знаю. Мы над этим работаем.
- Мы это, стесняюсь спросить, кто? Испания прямо таки бермудский треугольник, там постоянно что-то пропадает.
- Муррей, ты забываешься, - Хартман поджал губы. Что-то же такое происходит на этом злоебучем атлантическом побережье, что немец так старательно это прячет? – Встреться с этим человеком, с ним работал Рассел. Я боюсь, что сделка может сорваться, потому что американец наобещал слишком много всего. Ну а раз его девица теперь твоя, то кому как не тебе разгребать за ним дерьмо? - Дитрих протянул визитку. – А сейчас свободен.
Господи, ну до чего же хочется вьебать по этой жирной роже. После того, как Геральд стал работать на Уоррена, работоспособность по отношению к заданиям Хартмана заметно снизилась и дохлой соплей болталась где-то на минимальных значениях.
Дома без Хоук было пусто. Грела только мысль, что на этот раз ее отсутствие не длительное. Наверное. Разогрев себе ужин, мужчина сел за стол и набрал Миллера – американец оставил его контакт для связи. После нескольких гудков на другом конце провода сняли трубку.
- Добрый день, Мистер Муррей. Хотя у Вас, наверное, уже поздний вечер. Мисс Хоук успешно приземлилась в Лос-Анджелесе, и буквально пару минут назад вместе с Коулманами зашла домой. Когда появятся какие-то новости, я дам Вам знать.
- Хорошо, спасибо.
- До свидания, мистер Муррей.
Теперь осталось дождаться ее звонка. Геральд на всякий случай проверил телефон, что там не включен беззвучный режим. По телевизору показывали какой-то боевик, но Локи не особо вникал в сюжет, просто пытался чем-то занять время.
Когда завибрировал телефон, он среагировал моментально, тут же поднося мобильник к уху.
- Привет, принцесса, - голос на другом конце связи заставил улыбнуться, - Как ты? Все нормально? Как ведут себя эти двое?

+1

3

Это все нереально. Какое-то помутнение рассудка... Может, Рассел задушил ее в очередной из своих приступов и всё происходящее - игры умирающего сознания? Такое ведь тоже может быть.
Как школьница она повторяла за Геральдом его же слова и отвечала на вопросы, доводя определенные реплики до автоматизма - тут думать не надо, тут надо действовать четко по инструкции, которую они штудировали снова и снова. Лорейн не считала себя готовой к дальнейшим событиям, морально в первую очередь. Только что она пряталась от мужа по углам, а теперь думает, как бы так хорошенько наебать его родителей и выйти сухой из воды. Хотя бы выйти, если уж на то пошло - страшно представить реакцию Коулманов на почившего сыночка, гордость и надежду всей семьи, и уж тем более на то, что они могут сделать, если правда раскроется.
- Может, еще раз? - поджав губы, она бросила папку на кофейный столик перед диваном и спустила ноги вниз. Уже было темно, целый вечер они потратили на подготовку, но и этого казалось непростительно мало, - хотя перед смертью не надышишься.
Косой взгляд Геральда ярко демонстрировал, что такого рода фразы сейчас ой как не к месту. Хоть по дереву три раза постучать теперь и через плечо плюнуть, ну ей богу...
Наспех умывшись, Лорри улеглась в постель как и была - в свитере цвета беспокойного океана, свернулась калачиком и на удивление быстро вырубилась, перевозбужденный организм словно выключился, как будто кто-то нажал кнопку.
Несмотря на довольно тихий сон, стоило Лорри подорваться с кровати под телефонную вибрацию, как на голову словно лавиной обрушилась пульсирующая боль, словно что-то хочет вырваться наружу через уши.
- Блять... - яркий свет дисплея ударил по глазам, так что видно было мало, но и без того понятно, кто же может звонить в такое время. Вздохнув и глянув на Геральда словно напоследок, она ответила на звонок.
- Мередит...- с первым словом она выдохнула, оно оказалось самым сложным, а дальше свекровь все сделала сама.
- Лорейн! Я звонила тебе тысячу раз... Куда ты пропала? Неужели не ясно, что сейчас надо быть на связи? Вечно ты куда-то кинешь телефон и не отвечаешь...
- Мередит, где вы? - остановить трескотню на той стороне было просто необходимо - женщина тараторила так, словно с кем-то соревновалась, но на фоне ее голоса слышались явные звуки аэропорта.
- Мы ждем вещи, тут все так и хотят нас задержать, ты уже в морге?
- Нет, я приеду позже, говорите тише, пожалуйста, я прекрасно вас слышу и понимаю, - Хоук снова рухнула на постель и смотрела в сторону ванны, из полуприкрытой двери выбивался пар и до одури хотелось тоже встать под горячие струи воды там, с Геральдом, а не выслушивать болтовню Мередит.
- Нет? Сколько можно возиться! Лорри, детка, мы не хотим тебя ждать, дело ведь срочное... Тебе тяжело, я понимаю, но нам всем сейчас очень непросто. Господи, Лорейн, за что нам это? Наш мальчик, Рассел, мой сынок, - послышались всхлипывания, женщине не хватало воздуха, - сыночек... Боже, как теперь нам этом пережить? Лорри? Ты здесь? Лорейн!
- Да, я... - она порывисто вздохнула, - Мередит, мне и правда тоже тяжело... Надо дособирать вещи и я приеду к вам хорошо?
Услышав невнятное "да" и грубый мужской голос Говарда Коулмана, поторапливающего свою супругу, Хоук отключилась, слишком эмоционально опустив руку на матрас. Будь поверхность тверже - телефон пришлось бы сдавать в ремонт.
Только когда Геральд вышел из ванны она заставила себя встать - каждый занимался своими делами, мелькая мимо друг друга и полностью утопая в навязчивых мыслях о нерадужном будущем. Откопав какую-то свою одежду, Лор привела себя в порядок и задумчиво уставилась на окровавленные ботинки. Их бы тоже в утиль, как и все остальное, пропитанное внутренним миром Рассела... Ничему из этого нельзя появляться в их квартире. Недолго думая, девушка сунула ноги в тапки и, потрепав по голове Гарма, вышла к машине, на ходу перепроверяя содержимое сумки.
По пути в центральную часть города она выкурила три сигареты. Локи, кажется, даже не заметил - мужчина настолько неотрывно пялился прямо перед собой, что не обратил бы внимание даже на упавший метеорит. Даже если ударной волной их машину несколько раз перевернет.
- Конечно же мне стало легче от того, что какой-то неизвестный мне человек будет за мной следить, - вышло немного раздраженно, и набор слов явно не тот, так что Лорейн тут же исправилась, - спасибо. Вот шустрый тип... Блять.
Сердце начало набирать скорость, и по ощущениям оно словно билось в какую-то другую сторону. До дрожи в коленках не хотелось выходить, тем более возвращаться в квартиру, ставшую ей пыточной камерой.
Хель просто упала в его руки, как только он начал подтягивать ее к себе, и навстречу губам подалась с таким рвением, словно это последний поцелуй в жизни.
- Твой оптимизм радует, но ни разу не вдохновляет, - девушка вздохнула и дернула ручку на двери. Что, прям надо выходить, да?
- До встречи. Надеюсь, скорой, - снова засунувшись в машину, Лор еще раз поцеловала мужчину и уже окончательно вылезла. Главное, не оглядываться - не известно, что сгенерирует напуганный мозг. Вполне возможно, что предложит просто сбежать куда-нибудь в богом забытые регионы богом забытой бедной страны и дальше прятаться там. Этот вариант казался намного проще, чем то, что нужно делать сейчас.
В квартире их не было почти двое суток. Лорейн чуть сморщилась от спертого воздуха и поспешила проветрить все помещения, а также прошлась глазами по поверхностям. Что-то может смутить родителей Рассела в здешнем интерьере? Предположив, что нет, Хоук достала чемодан и замельтешила по дому, собирая вещи, которых, как оказалось, весьма немного - брать с собой что-то в любимый Лос-Анджелес оказалось не очень целесообразно, потому что за все время проживания в Лондоне гардероб Хель заметно преобразился. Открытые топы сменили водолазки, шорты - лосины, отрытая обувь ушла на второй план, теперь почти весь шкаф был заставлен осенне-весенними моделями. После того, как все было выложено на кровать, Лорейн запихнула чемодан обратно и обошлась лишь обычной спортивной сумкой, а вещи Рассела...
- По почте получат, - сама себе пробормотала Хоук и, перекрыв все необходимые вентели, вызвала такси до морга.

***
- Лорейн! - позади послышался голос на грани истерии, и Хоук медленно повернулась. Налетевшая на нее женщина заключила Хель в объятия и несколько раз всхлипнула. Осторожно отодвинув от себя плачущее создание, Лорри собрала в кулак все свое мужество.
- Ох, Мередит, ну тише-тише... Налить вам воды? - медленно двигаясь по коридору, они дошли до кулера, где убитая горем мать выхлестала два стакана воды.
- Вот вы где... - Лор обернулась, к ним как раз подошел Говард Коулман, - Мередит, хватит, всех слез не вырыдаешь. Лорейн, - с секунду он всматривался в лицо девушки, - пара формальностей. Тебе нужно расписаться в бумагах... Пойдем со мной.
- Что? Куда? Это обязательно?
- Лорейн, делай, что говорят. Хватит с меня одной неадекватной рядом, - мужчина раздраженно махнул рукой и, подхватив девушку под локоть, направил за собой. Мередит, семеня ногами и высмаркиваясь в платочек, последовала за ними.
В помещении было очень холодно, темно и странно пахло. В центре находился стол, где под белой простыней просматривался человеческий силует.
- Миссис Коулман, - к ним подошел мужчина, его лицо было почему-то знакомым, но Хель не могла припомнить, где они могли бы встречаться. Он протянул девушке планшет с бумагами и указал ладонью на тело в центре комнаты.
- Будет лучше, если все члены семьи ознакомятся с документацией и подтвердят личность этого человека...
- Рассел... - Мередит исправила судмедэксперта и тут же извинилась, снова прикрывая трясущиеся губы платочком.
- Да. Миссис Коулман, зрелище может вас шокировать, но это необходимо по протоколу... - и он откинул простынь.
Сердце снова упало вниз.
Прикрыв губы кончиками пальцев, Лорри уставилась на тело перед собой, всматриваясь в немного искаженные черты изуродованного лица. Чем дольше она смотрела, тем больше ей казалось, что уголки его губ слегка приподняты в привычной ему ухмылке...
- Лорейн? Лорейн! - когда ее потрясли за плечо, она вздрогнула, наконец-то отрывая свое внимание от мужа.
- Я в порядке, просто... Не верится, - девушка шумно вдохнула и осторожно выскользнула из-под руки Говарда. Рассел... По щеке Хоук скатилась слеза. Неужели это всё? Вот так закончилась диктатура Рассела Коулмана, без последствий? Нет, он не мог оставить все просто так... Внутри нарастало ощущение, что его беспокойный дух стоит за спиной и дышит в затылок, кожа тут же покрылась мурашками и Лорейн попросилась выйти, быстро чиркнув ручкой где показали.
Говард остался улаживать формальности, Мередит сидела в коридоре, вещая кому-то по телефону, что скоро они вылетят домой, а Хоук скрылась на лестничной площадке и снова закурила. Перед глазами стояла картина, как Рассел лежит на той кушетке под белой простыней, а его блядские губы тянутся вверх в искусственной, нахальной издевательской улыбке... Телефон снова разрывался от звонков - свекры наверняка потеряли ее, и, затушив окурок о поручень, Хоук вернулась к ним.

***
- Детка, тебе не холодно? Ты такая бледная, -  Лорри приоткрыла глаза. Видимо, вздремнула в самолете. Мередит сидела напротив, а Говард на соседнем сиденье обсуждал какие-то детали похоронной церемонии. До ушей дошло несколько фраз...
- Что? Я думала похороны завтра, - обеспокоенно забегав глазами по Коулманам, она села ровно и спустила ноги вниз.
- Нет, есть несколько моментов... Мы хотели бы уточнить у нашего знакомого врача. Будет еще одно вскрытие, если честно, мы не особо доверяем лондонским врачам... Лучше пусть проведут повторную экспертизу.
- Снова кромсать тело Рассела ради "нескольких моментов"? Мередит, в чем дело?
- Милая, все в порядке, но ты же знаешь Говарда, - женщина улыбнулась и небрежно махнула рукой, - ему вечно нужно все перепроверить. Тем более... Такое зверство! Господи, как таких людей земля носит, чтобы вот так жестоко... Ох, не могу говорить об этом вслух, - ее голос снова начал срываться, Мередит достала очередной платочек и промокнула уголки глаз.
- Кстати, Лорри, дома... К нам придет мистер Роуч, помнишь его? Он попросит рассказать тебя все, что ты знаешь... Вдруг ты вспомнишь что-то еще... -  сделав акцент на последнем слове, Мередит положила ладонь на руку Лор и слегка ее сжала.

***
- Геральд, - захлопнув за собой дверь, Лорейн прижалась к ней спиной и пару секунд молчала, вслушиваясь в дыхание на другой стороне. Повернув ключик, она, не включая свет, прошла к кровати и рухнула на спину, устало проведя рукой по лицо.
- Я... Геральд, я не знаю, все это кажется каким-то сном. Отвратительным, кошмарным сном, из котрого никак не выбраться. Они щупают. Задают вопросы, произносят фразы и смотрят на то, как я реагирую. Я кожей чувствую, как меня изучают, боже, -  девушка перешла на шепот и повернула голову в сторону двери. Из-под нижней щели осторожно выглядывала тонкая полосочка света - в коридорах светильники всегда работали.
- Мы выгрузились и тут же поехали в морг, Говард остался там и приехал позже, а мы с Мередит сразу отправились домой. Я выпросила себе гостевую комнату, сказала, что не могу спать в нашей спальне. Я правда не могу, я... Блять. Это только первый день, а я уже не вывожу это все. Похороны послезавтра, тут во всю готовят этот грёбанный замок для гостей. Приедет очень много людей, все хотят выразить соболезнования. Будет большая церемония прощания прямо тут, на территории, а потом фуршет. Еще завтра придет заключение их судмедэксперта и притащится детектив, Колулманы просят меня вспомнить "что-то еще". Что-то еще, блять! - повысив голос на эмоциях, Хель тут же заткнулась и снова уставилась на дверь. Показалось, что мимо кто-то прошел.
- Сегодня все устали, так что весь предназначенный мне пиздец придется на завтра. Я прям в восторге от этого ожидания, серьезно, - она поднялась с кровати, а через пару минут Геральд услышал знакомый щелчок зажигалки. Усевшись на подоконник и открыв настежь окно, Хоук закурила.
- Только погода радует. Но не так я хотела вернуться в Лос-Анджелес... Как ты? Ездил по делам? Я... Я скучаю, - откинувшись на вертикаль оконного проема, Хель шумно выдохнула большой клуб дыма и, прикрыв глаза, стала слушать мурлыканье в трубке - телефон усиливал хрипотцу в голосе Муррея, который сейчас действовал на пострадавшую психику Лорейн как мантра.

+1

4

Муррей слушал внимательно, непроизвольно сдвинув брови к переносице. Напряжение каким-то электрическим разрядом скользило по телефонной сети, запросто пересекая океан и пронизывая абонента через мобильное устройство. Лорейн хоть и старалась говорить спокойно, в ее голосе отчетливо проступали истерические нотки. Но ей придется пройти через все, о чем она встревожено вещала ему с другого конца трубки. Придется взять волю в кулак, задушить ее, до боли впиваясь ногтями. Есть вещи, которым бесполезно сопротивляться – их нужно просто пережить.
Геральд в раздражённом утомлении откинулся на спинку дивана. До каких пор это будет продолжаться? Словно они пытаются залезть на Эверест в шлепках. Или играют в драматическом сериале, а сумасшедшие режиссеры все никак не могут его прикрыть, хотя сюжет уже давно себя исчерпал.
- Я тоже скучаю, принцесса, - мужчина щелкнул по пульту, выключая телевизор – болтовня на фоне начинала раздражать, - Да, ездил по делам. Разгребаю дерьмо за твоим покойным супругом, - Просто удивительно, как сильно можно уметь подгаживать с того, мать его, света. Чтобы самому представлять опасность, Расселу теперь не хватало парочки жизненно важных органов, а вот Коулману-старший пока что бирку на большой палец ноги не повесили, а значит, он мог сполна отомстить на жестокую смерть наследника. Сейчас американец оставался в блаженном неведении, но правда лежала почти на поверхности. Операция, откровенно говоря, держалась на соплях, и запороть ее было очень просто, даже стараться особенно не придется. Оставалось надеяться, что у Хоук не сдадут нервы.
- Говард не идиот. К моему великому сожалению. Так что будет внимательно за тобой следить и делать все, чтобы ты раскололась и проболталась. Он может быть сколь угодно учтивым с тобой, но поверь, ты первая в списке на подозрение. Ты пробыла в Лондоне одна слишком долго, так что запросто могла отвыкнуть от влияния мужа, - Муррей поднялся с дивана и по привычке начал мерить комнату шагами, - Маловероятно, что Коулман-старший догадается, что Рассела убили с твоей подачи, но вот то, что ты могла помочь его неприятелям – очень даже логично с его точки зрения.
Лорейн ходила пятками по лезвию бритвы, пока пыталась усыпить бдительность чиновничьего семейства и косила под дурочку. Но они не для того пять месяцев плясали под чужую волынку, чтобы в итоге так просто спустить долгие старания в унитаз.
- Будет тяжело, но я знаю, что ты справишься…Только вспомни, через какой только пиздец ты не проходила. Когда я взял тебя в команду, то не думал, что ты протянешь так долго. Был приятно удивлен, -  по губам скользнула легкая улыбка. В свое время они даже ставки делали, как быстро задница Хоук отправится в Вальгаллу. Никто так и не выиграл. Господи, сколько раз он лично мечтал сравнять ее лицо с асфальтом или размозжить хрупкую черепушку выстрелом из двустволки, а теперь трясется над ней, как наседка над последним яйцом. У судьбы потрясающе ублюдское чувство юмора. Неужели нельзя свести двух людей нормально?
- Ложись сегодня пораньше и постарайся выспаться, - перекинувшись еще парой фраз, мужчина отключился. Грядущая неделя станет для них настоящим испытанием.
Новый день как обычно начался около восьми утра с прогулки. Стоило Муррею спуститься на первый этаж, как Гарм тут же радостно засуетился и в ожидании своих туалетных процедур уселся на входной коврик. Кто бы вообще мог подумать, что у него будет собака? Этого поросенка три года назад ему притащил Бальдр, посчитав, что Геральду необходима компания – позже выяснилось, что эта чудная мысль зародилась у него в голове не самостоятельно, а с легкой подачи его жены. Локи хорошо знал Миреллу, они часто общались семьями, когда Кэролайн была жива. Девушки были даже беременны в одно и то же время.
Пока Гарм был щенком, мужчина хотел пристрелить его несколько раз точно, вместе с Финианом, которому приходилось выхватывать пиздюли поровну с четвероногим. В первый год своей жизни пес сожрал буквально полдома, несколько тысяч фунтов стерлингов наличкой и погрыз пистолет – слава богу, он был не заряжен. Но теперь, возвращаясь домой, Муррей отвлекался от сжирающих изнутри мыслей на хлопоты с собакой. Постепенно из мелкого пакостника Гарм превратился в настоящего компаньона. Примерно такие же метаморфозы произошли и с Хоук…Сейчас она, наверное, спит, и оставалось надеяться, что свекры не придушат ее ночью подушкой.
Сидя за завтраком, Геральд проверил телефон – на экране блокировки висел пропущенный вызов от Бальдра. В несколько глотков допив кофе, он набрал напарника. Через три гудка трубку подняли.
- Локи, доброе утро! У меня для тебя новости по тому «испанскому» делу, - на другом конце провода послышался детский хохот, а затем Финиан, шикнув на сына, закрылся в другой комнате, судя по характерному щелчку двери, - Так вот. Это все-таки другая страна, сам понимаешь, достать какую-либо информацию непросто, тем более такого характера…Но благодаря Браги мы смогли кое-что разузнать и вышли на трех мужчин. Их фото я скину тебе в мессенджер, имена явно подставные, просто клички. До остального мы пока не докопались. Подожди, сейчас отправлю, - через несколько секунд раздался звук смс-ки. Локи оторвал мобильник от уха и, разблокировав его, просмотрел сообщение от Бальдра. На фотографии три мужчины примерно одного возраста и латинской внешности. Мужчина приблизил фото, чтобы получше рассмотреть лица. Одно казалось почему-то знакомым…Будто он его где-то видел.
И тут в голове будто что-то щелкнуло. Одного из них он действительно уже видел. На Молокаи, когда тот приперся порахмахивать пушкой. Сейчас это двуногое недоразумение кормит рыб в Тихом океане.
- Бальдр, тот парень, посередине, узнай о нем побольше, хорошо? Мне нужна вся информация, которую сможете найти. Встретимся в одиннадцать вечера на базе. Позови всю команду, - дождавшись согласного ответа на другом конце трубки, мужчина нажал на отбой и снова открыл присланное фото, вглядываясь в пиксельное изображение. Ситуация становилась все запутаннее…Если поднять мозговые архивы и попытаться вспомнить всех, кому он когда-либо мог перейти дорогу, то список получится внушительный.
Та гавайская вила и существенная часть прилегающей к ней территории – частная собственность Дитриха. А он не отличался гостеприимством и адресами своей недвижимости делился крайне неохотно, а значит тот латинос либо работал когда-то на Хартманна,  либо место дислокации Геральда донес кто-то из действующего состава подчиненных немца. Муррей задумчиво повертел телефон в руках, напряженно думая о сложившихся обстоятельствах. Все дорожки, даже самые витиеватые, рано или поздно приводят к Дитриху, что наводит на весьма однозначные мысли.  Слишком много дерьма с ним связано - это уже просто не может быть совпадением.
Разобравшись с поручением немца, Локи выехал за город. Сколько времени он не был на базе? Кажется, в последний раз заезжал туда два месяца назад за личными вещами. На уже знакомом повороте мужчина свернул на грунтовую дорогу, автомобиль мягко скользил по сухой поверхности грунтовки, оставляя за собой густой шлейф сизой пыли. Достав из багажника две большие спортивные сумки, Муррей через парковку вышел к основному помещению.
Стоило ему появиться на пороге просторной комнаты, что здесь выполняла роль основного места сбора, как половина его команды тут же подскочила со своих мест. Бестла стрельнула глазами за спину начальника – видимо, ждала, когда появится Хоук.
Бальдр отошел чуть в сторону от края стола, возвращая Локи его законное место главнокомандующего. Мужчина грубо дернул молнии и перевернул обе сумки, из которых на столешницу, как из рога изобилия, посыпались пачки запечатанных банкнот.
- Это плата за простой, - он внимательно обвел взглядом собравшихся.  У Дитриха может и было больше подчиненных, но они никогда не работали так слаженно, как нужно, потому что не были командой.
Люди Муррея, за годы тесной работы бок о бок, научились понимать друг друга практически без слов,  и вместе работали как доведенный до идеала механизм. Но самое главное, они были преданы своему начальнику. Локи не просто платил им деньги, он подарил им новую жизнь, надежду на будущее, которую каждый из присутствующих успешно проебал в какой-то определенный момент своей жизни.
- Локи, - Имир поднялся с дивана, с кривой улыбкой глядя на Муррея, - У нас, наконец-то, большое задание?
- Да. Самое большое и серьезное из всех, чтобы были до этого.
- Ну тогда мы достаточно передохнули, чтобы приступить, – Браги переглянулся остальными.
- Я жуть как соскучился по работе, - Фрейр довольно и нетерпеливо потёр ладонями.
- Мы грабим кого-то очень серьезного? Или предвещается макруха? – Видар вопросительно приподнял бровь. В прошлом он был наемником, причем довольно хорошим, так что возможность повышибать чужие головы его несказанно радовала.
- Для начала мне нужны ваши мозги и опыт. Если все получится, то руки придется изрядно испачкать.
- Мне уже все нравится! – Видар рассмеялся, и, словно сдаваясь в плен, шутливо приподнял руки.
- Завтра в восемь вечера всем быть здесь, а пока можете ехать по домам. Бальдр, ты останься, - Локи кивнул в сторону напарника.
- Мы рады, что ты вернулся, - Бестла, проходя рядом, не сдержала улыбки. Команда давно не выглядела такой оживленной, - Надеюсь, Хель здесь нет, потому что она, наконец-то, сдохла, - девушка еле слышно проворчала себе под нос, спускаясь на парковку вместе с Суртом.
- Ты поговорил с Браги? - дождавшись, когда они останутся наедине, Геральд сел в кресло, устраивая руки на подлокотниках. После утвердительного кивка он продолжил, - Того парня с фотографии я видел на Молокаи. Он приперся на виллу, угрожал мне и Лорейн, а еще нес какую-то ересь о том, что я хожу по головам. Будто это что-то необычное в нашей то блять сфере деятельности. Он бы еще про уголовный кодекс или неотъемлемые права человека вспомнил, ей-богу.
- Ты уверен, что это он?
- Да, уверен, - Локи подпер подбородок кулаком, - Я его черномазое ебало запомнил очень хорошо. Он жутко нервничал, будто сам слабо понимал, что делает. Сопляк совсем, пушкой так размахивал, будто впервые в руках держал.
- Ты выяснил, кто его послал? Что конкретно ему нужно?
- Если бы, - мужчина тяжело вздохнул, а дальше проговорил как бы нехотя, - Я не успел. Хоук его пристрелила.
- Ну кто б сомневался, - Финиан даже закатил глаза. У них с Хель сложились особенно теплые взаимоотношения, - Это как-то связано с наркобизнесом Дитриха? Мы, конечно, постараемся узнать все, что получится, но ты не боишься, что наша, - он кашлянул, - любимица все пронюхает и доложит Хартманну?
- За Элис не переживай, она сейчас переживает не лучшие дни, и не будет так себя подставлять.
- Ну наконец-то ты снова втягиваешь нас в какое-то дерьмо, Геральд, а то мы уже задолбались жить жизнью добропорядочных граждан Великобритании. Еще немного и мы бы даже налоги начали платить, - Бальдр рассмеялся, а затем поднял взгляд на Муррея, - Как там дела у Хоук? Вам предстоит сложная неделя.
- Вроде бы нормально, - Локи неопределенно пожал плечами, - Но черт его знает, что в башке у этой сраной американской семейки.
- Хоук полгода работала с людьми, которые при любом удобном случае пытались ее убить – и хоть бы хны. Иногда мне кажется, что при желании она и тебе задницу надерет, - Финиан слегка улыбнулся, - Она справится, - мужчина вышел из комнаты и аккуратно закрыл за собой дверь, оставляя Геральда наедине с самим собой. Забрав из кабинета ноутбук, Локи тоже покинул пределы базы.
Дома его ждало голодное четвероногое чудовище, которое, завидев хозяина, отчаянно завиляло обрубленным хвостом. В душе, стоя под струями горячей воды, мужчина в полной мере ощутил, как накатила мутная, непреодолимая усталость. Перед тем, как лечь в постель, он снова проверил телефон – ни Лорейн, ни Миллер признаков жизни не подавали.
Муррей провалился в сон практически моментально, как только голова коснулась подушки, и зазвонивший мобильник разбудил его далеко не сразу. Часы показывали шесть утра.
- Привет, - он поднес трубку к уху и резко сел на кровати, пытаясь окончательно проснуться, - У тебя все нормально? Ты поговорила с детективом? - сердце, словно буйный заключенный за решеткой, задолбило по ребрам.

Отредактировано Gerald Murray (2019-11-27 12:53:22)

+1

5

16/07/19
10 p.m

- Мексиканская потаскуха! - Говард со всей характерной для него дури стукнул кулаком по зеркальной поверхности вощеного деревянного стола так, что выровненные по миллиметрам карандаши с золотой гравировкой "Coleman" разлетелись в разные стороны.
Хоук сидела, скрестив руки на груди и смотрела на свекра снизу вверх практически не мигая.
- Я выбью из тебя правду любой ценой! Слышала? Ты, сука чернявая, пожалеешь, что не осталась в своей лачуге и не сдохла там, - казалось, его глаза вот-вот выкатятся из глазниц, а на лбу лопнет жила, мужчина обошел свой рабочий стол и двинулся на Лорейн, тыча в нее пальцем, - в окружении крыс и таких же как и ты выскочек третьего мира!
- Говард! - мужчина в костюме, до этого отчаянно делавший вид, словно родился без ушей, остановил разъяренного Коулмана, преградив ему собой дорогу, - мы не будем угрожать женам своих сыновей, хорошо? Посмотри на себя, ты весь вспотел и раскраснелся, - Лорри прислонила кулак к губам, скрывая усмешку. Нет, ну вы видели? Говард шумно втянул носом воздух и резко запахнул полы пиджака, нервно пытаясь попасть пуговицей в отверстие.
- Я буду повторять свои слова снова и снова, и снова, и еще раз, и так по кругу, пока вы, - она обратилась ко второму мужчине, - не включите свой диктофон и не внесете мои показания в протокол, а вы, - снова повернувшись к Говарду, она встала, - не прекратите пытаться докопаться до того, чего нет.
- Быстро ты перестала строить из себя убитую горем жену... И получалось, мягко говоря, херово, - мужчина усмехнулся и достал из стола графин виски и бокал.
- Каждый скорбит по-разному, мистер Коулман, вам ли не знать.
- Ты подготовила на завтра речь?
- Она мне не нужна, я могу говорить о Расселе без шпаргалок, - фыркнула брюнетка, подхватывая сумку с дивана и направляясь к выходу.
- Лорейн, - она обернулась, схватившись за ручку, - если завтра что-то пойдет не по плану...
Хоук не дослушала, дернув дверь на себя и вылетев из кабинета.
- Гребаный пидорас, - уже на ходу доставая сигарету, она ворвалась в свою комнату и щелкнула замком. На секунду прикрыла глаза и прислонилась к прохладному дереву, пытаясь успокоиться бешено скачущее сердце. Он почти добился своего. Практически вывернул все внутренности наизнанку, пытаясь раскрыть тайны Хель и гнетущее всех таинство смерти Рассела Коулмана. Внутренности... Хоук улыбнулась игре слов, припоминая, как пару дней назад содержимое мужа размазывалось по дорогому напольному покрытию в домике за чертой Лондона, а благодаря Говарду и его незабвенной Мередит Лорейн очень быстро пришла в себя, ведь сегодня они устроили танцевальный батл на ее нервах прямо с утра. Достав мобильник, девушка набрала заученный до дыр номер.

***
16/07/19
7 a.m

В дверь затарабанили так резко и сильно, что Хоук подскочила с кровати и чуть не упала. Кажется, есть такой синдром, когда мозг и тело пробуждаются в разное время и не могут друг с другом взаимодействовать.
- Да иду я! - поднимая с пола халат, Лорейн запахнула его потуже и, соображая, куда переставлять ноги и в какой очередности, подошла к двери, - вашу ж мать, хватит!
Повернув ключ, она приоткрыла створку и выглянула, щурясь от света в коридоре, так как в спальне пока что был полнейший мрак несмотря на довольно ранний рассвет в Лос-Анджелесе в это время года. За порогом стояла Мередит.
- Ох, детка, ты спала... - женщина, ну ей богу, просто одуванчик, неужели ей хватило сил с таким напором тарабанить в дверь? Казалось, что сюда долбится стадо слонов, не меньше. Мередит надавила на дверь и, пользуясь тем, что с утра Лорейн в принципе была достаточно ленивым и несообразительным созданием, особенно в такое время, вошла в комнату.
- Девочка, ты сосем не проветриваешь? Это же вредно! Отвыкла, наверное, в Лондоне... Рассел говорил, что у вас там отвратительная атмосфера... Господи, он так за тебя переживал, я...
- Мередит, что случилось? - не дав вылиться потоку очередных слез и соплей, Лорейн открыла дверь шире. Возможно, женщина забыла, что она в этой стороне и заблудилась в комнате? Потому что, судя по ее передвижениям, могло случайно показаться, словно она что-то ищет.
- Милая, мистер Роуч уже пьет кофе с Говардом, не хочешь присоединиться к нам? - улыбнувшись, она подняла свои зеленые глаза на Хоук.
- В семь утра? При всем уважении, это был долгий перелет и довольно непростая ночь. Эта и предыдущая. Сегодня я бы хотела выспаться, не знаю, как вам, но мне сон необходим.
- И все-таки... Я настаиваю на твоем присутствии. Кроме того, мне понадобится твоя помощь - в обед придут распорядители для похоронной церемонии, у нас очень сжатые сроки, чтобы подготовить дом к прощанию с нашим Расселом. Мне показалось, ты хочешь поучаствовать...
- Мередит, я... - устало проведя ладонью по лицу, Лорейн вздохнула и, подхватив волосы, замотала их на макушке в небрежный пучок, - дайте время собраться.
- Отлично! Скажу прислуге, чтобы ставили круассаны для тебя, мы ждем на первой веранде, - добившись своего, женщина улетучилась, словно ее тут и не было. О ней напоминал лишь оставшийся шлейф приторно-сладких духов, делающий чувствительному носу Хоук больно.
На банные процедуры и сборы ушло около двадцати минут. В Лос-Анджелесе дышалось совсем иначе... Несмотря на пласт болезненных событий в жизни Лорейн, он подарил ей новую жизнь, показал, какой она может быть и за что ее надо любить. Тот самый город, который она всецело считала своим родным. И вы не представляете это удовольствие, сравнимое с оргазмом, когда вместо плотных джинс и ботинок она надела шорты и кроп-топ, подставляя изголодавшееся по загару тело солнцу. Быстро спустившись на два этажа вниз, Лорри прошла через большой просторный холл прямо к центральному входу и на террасе свернула направо. В тенистом коридоре из перголы и вьющихся плющеподобных цветущих растений виднелась терраса - просторная площадка, устланная белым камнем, с большими каменными вазонами по периметру, в которых росли все возможные краски мира. Большой стол, тоже каменный, стоял у ограды, чтобы виднелся сад. У Коулманов много недвижимости, но это - основное жилье, было одним из самых роскошных. Отчасти потому, что Мередит, наверняка, удобряла свои цветочки кровью и плотью прислуживающего персонала - Хоук ни разу не удивится, если, немного подкопав, найдет человеческие кости.
- Доброе утро, - появившись из цветочного коридора, Хоук откинула волосы за спину и села на свободное место - тут же из двери неподалеку высочила полноватая женщина и поставила перед ней расписной поднос с завтраком. Круассан и правда был великолепен, огромен, свеж и горяч, как ждущий Хель на том конце земли скандинавский мужчина. Запах только что приготовленной выпечки вкупе с ароматом бергамота в черном чае просто сводил с ума и заставлял желудок истошно бурлить. Кажется, позавчера они с Геральдом только позавтракать успели перед приходом Элис... И на следующий день тоже особо было не до еды, так что вместо французских булок Лорри с радостью бы съела котел мясного рагу, но, как говорится, чем богаты.
- Милая, это Патрик Роуч, помнишь его?  - Мередит улыбнулась, а вышеназванный мужчина лет эдак за пятьдесят кивнул дожевывая свой завтрак.
- Мы, кажется, встречались, - он деловито пожал Лорейн руку. Господи, как давно ей не жали руки... Словно она снова сидит в любимом кабинете и с пристрастием раздает всем пиздюлей - хорошие были времена.
- Да, перед свадьбой, вы проводили со мной несколько бесед. Такое сложно забыть, - поддерживая псевдопозитивный настрой компании, Лорейн приступила к еде. Патрик Роуч, насколько она знала, был давним другом Говарда и знал очень много о его делах, работе и методах решения конфликтов. Хоук дала бы голову на отсечение сейчас, что у Коулмана-старшего полно своих скелетов в шкафу, и что вся его компания наверняка построена на чужих головах, но, к сожалению, разбираться в криминальном бизнесе она начала относительно недавно. Так вот, в свое время Патрик Роуч был именно тем человеком, который старательно выяснял всю подноготную жизни Лорейн и объяснял ей особенности брачного договора.
- Лорейн, - Говард только сейчас к ней обратился, откладывая свои приборы в сторону и выпрямляя спину, - пожалуйста, расскажи нам еще раз все, что ты знаешь о произошедшем.
- Ничего не изменилось с позавчерашнего дня, и вчерашнего тоже, - внутреннее напряжение выразилось в, казалось бы, небрежном пожатии плечами. Ясно, что это за разговор такой сейчас пойдет...
- Детка, пожалуйста, поделись с Патриком, возможно, он сможет нам помочь, - Мередит, словно ее лицевые нервы схватил паралич, все так же улыбалась, то и дело поднося к губам кофе.
- Моя версия событий есть у вас - копия того, что я изложила полиции в Лондоне.
- Лорейн, это ни к чему не обязывающая встреча, - вмешался Патрик Роуч, явно ощущая уровень напряжения в этом подобии семьи, - поэтому живое изложение будет гораздо лучше. Тебе нечего бояться, ты же знаешь, - протянув руку, он коснулся запястья Лорри. Ее словно током ударило, с секунду она представляла, как всаживает вилку ему прямо в глаз по самый затылок, но... Она лишь улыбнулась, мягко пододвигая кисть к себе.
- Хотите живое изложение? Оно не будет долгим и красочным. Простите мне мою несентиментальность, но у меня уже не осталось сил страдать. Рассел, как обычно, ушел на очередную встречу, а я осталась дома. И это было последнее, что произошло между нами в тот вечер. Далее помню только звонок из полиции, скорая... Мне было так тошно, что я не смогла поехать с ними. Дознавание отложили на утро приезда его родителей, - она задумчиво ковырялась вилкой в крошках, перемещая их по цветочному рисунку на тарелке, - поверить не могу, как те ублюдки могли так поступить с обычным прохожим...
- Кхм, - Патрик кашлянул и, переглянувшись с Гвардом, продолжил, - не пойми нас неправильно, Лорейн, мы с уважением относимся к тебе как к супруге, но тут, в Лос-Анджелесе, было назначено повторное вскрытие для более детального обследования. Зрелище, конечно, не из прекрасных - такое зверское убийство под стать умалишенным, людям с серьезными психическими расстройствами, которым просто опасно находиться в обществе. И...
- Что "и"? Вы нашли что-то еще? - все трое тщательно уставились на Хоук. Блять.
- А нужно было? -  Говард прищурился, сцепляя пальцы в замок и выставляя руки перед собой.
- Нет, я...
- Лорри, любая информация, которую ты знаешь, нам поможет... Это же наш Рассел... -  Мередит снова включила свой овечий голосок, судорожно хватаясь за тряпичную салфетку под тарелкой.
- Лорейн, мы на тебя не нападаем. Нам кажется странным, что эта компания совершила абсолютно нехарактерное убийство, но анализ подсказал, что они были... Как это сейчас молодежь говорит? На "спидах"? Так вот, напомни пожалуйста, почему в тот вечер ты осталась дома? - уровень напряжение рос, но елейный голос Патрика, казалось, всех сдерживал.
- Потому что меня не позвали - достаточно веский аргумент? Мистер Роуч, при всем уважении, но это больше походит на допрос, чем на милую беседу. Так дела не делаются, я уже отвечала на все эти вопросы неоднократно и версия произошедшего пока что не менялась.
- А планировалась?
- Да вы издеваетесь?! - Хоук замерла, замерли все остальные. И снова блять.
- Я... Сколько можно? Неужели не видно, что мне тоже тяжело? Мередит, вы мать, ваше горе понятно и уважительно, но поверьте мне, я страдаю не меньше! Так к чему весь этот цирк? - списав всё на внутренние переживания, она закрыла лицо руками и, чувствуя, как самообладание скатывается в тартарары, задрожала плечами. Слишком страшно внезапно стало. А вдруг эта игра как ошки с мышкой, вдруг вся правда уже раскрыта?
- Так, всё, хватит, - замахав руками, Мередит встала со своего места и, подскочив к Лорри, приобняла ее за плечи, - идите, общайтесь у тебя, Говард, а у нас с Лорейн еще куча дел. Пойдем, милая, нас уже, наверное, заждались.
Вместе с Мередит они провели весь день. Сначала несколько встреч дома - распорядители пришли поглазеть на территорию, где планируется прощание. Хоронить Рассела было принято тут же, в специально отведенном под семейное кладбище месте, а значит и вся церемония тоже будет проходить здесь. Бесконечный выбор траурных декораций, цветочного оформления, напитков, закусок, стульев и даже тёмных балахонов на садовые статуи больше напоминал подготовку к свадьбе, только в мрачных оттенках. Затем вылазка в город. Черт, как же Лорри скучала. Она пялилась в окна такси всю дорогу, подпитываясь родной энергетикой и предаваясь ностальгическим воспоминаниям - к сожалению это всё, что мог дать ей Лос-Анджелес, ведь оставаться в нём уже не было возможным.
Домой они с Мередит Коулман вернулись под вечер, ужинать Лорейн отказалась и уже направилась в свою спальню, как на втором этаже показался Говард.
- Лорейн, зайти на секунду. Пожалуйста, - он скрылся за дверью своего кабинета, а Лорри замерла на лестничной площадке. Спрашивается, зачем? Глубоко вздохнув, она осторожно двинулась вперед, практически нащупывая носком туфель пол под ногами, словно пытаясь убедиться в необходимости каждого последующего шага.
- Иди, блять, сюда, -  уже когда она поравнялась с дверным проемом, ее грубо схватили за руку и затащили внутрь, тут же придавливая спиной к стене и закрывая рот ладонью. Лицо Говарда было слишком близко, так близко, словно он хотел буквально проникнуть в ее голову. Мужчина бешено носился глазами по ее лицу, а исходящее от него амбре (точнее пьяная вонь) явно говорила о том, что он уже давно перебрал.
- Слушай сюда, я не знаю, как ты это сделала, но я точно знаю, что без тебя тут не обошлось. Какой был твой план, а? А?! И ты явилась в мой дом, одна, такая вся из себя бесстрашная фифа с замашками королевы выгребной ямы. Если ты думаешь, что я поверил тебе, то ты ох как ошибаешься, моя хорошая, и поверь, я вырву, выбью, если надо - вырежу из тебя правду, - оторвав девушку от стенки, он грубо оттащил ее в центр комнаты и практически швырнул в кресло.
- Какого хера вы себе позволяете?! - Лорри тут же подорвалась с места и двинулась вперед, как в комнату вошел Патрик. Это было и хорошо, и плохо, потому что, задумай мужчины что-то против нее, шансов у Хель в таком случае оказывалось довольно мало. Она судорожно заметалась глазами по кабинету в поисках того, чем, в случае чего, можно было бы защититься, вот только... Сложно избавиться от трупа с черепно-мозговой от бронзовой статуи Поссейдона, а еще сложнее - от двух.
- У вас все нормально? - Патрик, засунув руки в карманы брюк, перекатился с пятки на носки и обратно, внимательно наблюдая за Коулманом и Лорри.
- Нормально?! Это вы, блять, называете нормально?! Сначала утром меня вызвали ни свет ни заря на допрос, теперь ночь меня затаскивают в комнату и елозят по стенам! Это, блять, нормально?! Вы не хотите приструнить своего клиента, нет?!
- Лорейн, достаточно, сядь. Говард, отойди. Мы не хотим конфликта, Лорейн, мы хотим выяснить, что произошло с его сыном и твоим супругом, Расселом, потому что его смерть кажется нам очень странным событием, далеким от случайного нападения.
- Вашу мать, - Хоук устало плюхнулась обратно, - да что вы от меня-то хотите?! Если первоначальных слов не достаточно, отлично. Любой дальнейшее обсуждение тех событий будет происходить в присутствии моего адвоката, под присягой и при официальной встрече, вы этого хотите добиться? Себя в обиду давать меня мама не учила.
- Не играй с огнем, деточка, ты понятия не имеешь, с кем связалась. Рассел недостаточно тебя воспитывал, чтобы ты вела себя прилично? - Говард смотрел с характерным прищуром, а на последней фразе практически улыбался. Подонок, он знал!  Хель сцепила зубы до дрожи в жеваках. Уровень ненависти подскочил настолько, что больше строить из себя скорбящую вдову было невозможно - Говард задел ее за живое место. Одно из тех немногих живых мест, что остались у нее благодаря его сыночку.
- Так может быть кто-то решил воспитать его?
- Мексиканская потаскуха!

***
16/07/19
10.26 p.m

- Господи... - она выдохнула в трубку, пару секунд приходя в себя. Голос Геральда, его хрипловатое, строгое, но все еще по-милому сонное мурлыканье ласкало слух после всего дерьма, которым обмазалась Лорри за сегодняшний день с головы до ног. - Разговором это сложно назвать. Его зовут Патрик Роуч, это их... Я не знаю, он тут словно отпочковался от Говарда. Я помню его, мы познакомились перед свадьбой, когда им, видимо, нужно было полностью меня проверить на вшивость и подсунуть брачный контракт. И у него явно мозгов побольше, чем у этих двоих. Геральд, они подозревают. Не знаю, как предъявить, как доказать, но чуют что-то неладное и роют дальше, больше. Я... У тебя точно здесь всё под контролем? Ещё немного, и на одного Коулмана тут станет меньше. Занимательно то, что на таких тут трое, и кто конкретно выйдет из игры - не могу тебе сказать точно. Я сегодня была близка к тому, чтобы размозжить ему череп, а он - открутить мне голову. Зашибись семья, согласен? А еще мы выбирали траурные костюмы для садовых статуй, представляешь? Было несколько разных черных вариантов, я хоть и женщина, но в душе не ебу, в чем была разница. Знаю только, что для этого Мередит наняла отдельного дизайнера. Блять... Это похоже на какое-то шоу цирка уродов. И я понятия не имею, что может произойти завтра...

+1

6

Тревожный голос Хоук заставил его окончательно проснуться. Слова железной удавкой окутывали все внутренности, повышая общий уровень тревожности. Ну как же он клялся, как доказывал самому себе, что больше никогда не будет привязываться к людям. И приводимые доводы были очень вескими, уж поверьте. Но сердце и мозг по старой традиции трудились по разные стороны баррикад.
Точно ли у него все под контролем? На этом вопросе мужчина нахмурился, привычным жестом потирая пальцами переносицу. Все его договоренности имели исключительно формальный характер, а доверять кому-то на сто процентов Муррей привычки не имел. Уоррен создавал впечатления человека, не бросающего слова на ветер, но в их щекотливой ситуации произойти могло все, что угодно.  А помочь Хоук самостоятельно он сможет только в том случае, если в ближайшее время изобретут телепорт. Не очень вероятный исход событий, сами понимаете.
Было такое состояние, будто его голову в кашу раздолбали обухом топора, настолько неприятную цепочку переживаний вызывали накатившие мысли. И самым сраным был тот факт, что сам Локи не мог повлиять на вереницу событий, наблюдая за «американской драмой» со стороны. Пока Лорейн продолжала живописно описывать прошедший день, Геральд поднялся с кровати и спустился на первый этаж, на ходу разминая шею, словно перед стометровкой. Пес лежал на своей мягкой подстилке и мирно спал, но, увидев хозяина, тут же подскочил с места. Мужчина ласково потрепал собаку за ушами.
- Лорейн, все под контролем на столько, насколько это вообще возможно, - его голос звучал крайне убедительно. Муррей не стал лишний раз заставлять принцессу нервничать, ей и так неплохо досталось от свекров. К тому же, излишне напуганная Хоук в состоянии аффекта способна наломать таких дров, что сама переломает о них ноги. Лишние трупы создадут лишние проблемы, которые были им совершенно ни к чему.
- Проследи, чтобы этого ублюдка закопали достаточно глубоко, и он не смог выбраться, даже если начнется зомбиапокалипсис,  - Локи поставил турку с кофе на плиту и кинул взгляд на пол. Гарм, поняв, что прогулки и завтрака пока не намечается, слегка изогнул лапы и сонно распластался на кафеле.
- Мистер Роуч, говоришь… - он задумчиво потер подбородок, - Я узнаю о нем побольше. Коулман не станет убирать тебя, во всяком случае сейчас, ему нужны неопровержимые доказательства твоей причастности к гибели его отпрыска, но он их не получит. Правда, он может прибить тебя случайно, в  порыве гнева, так что по возможности держись от него подальше и…побольше молчи, - то, как Лорейн может доводить до ручки своим пиздежом, Муррей знал на собственном опыте. Не иначе как божье чудо нужно воспринимать тот факт, что он до сих пор не утопил ее в Темзе.
- Как погода в Лос-Анджелесе? - мужчина бросил беглый взгляд на окно, за которым моросил привычный лондонский дождь. Хотелось хоть немного отвлечься и лишний раз не обжевывать их незавидное шаткое положение. Искусство абстрагирования от жизненного дерьма Геральд освоил практически в  совершенстве, потому что на сильном отрицательном взводе нельзя принимать никаких решений. Особенно, если ты варишься в криминальных кругах – там эмоциональных психов не прощают.
Смена темы благотворно повлияла на разговор. Хоук с другого конца трубки красочно поведала о прекрасном калифорнийском солнце, а также о том, что думает о лондонской слякоти и на каком месте она ее вертела. Они еще долго проболтали, пока Локи, наконец, не отправил девушку спать.
Отложив телефон в сторону, он принялся за свой нехитрый завтрак, вновь погрузившись в свои мысли. А Коулман хорошо приготовился к встрече с невесткой. Не было никакого сомнения, он вытянет из нее любую информацию, как минимум, попытается это сделать. Нет ничего хуже родительской мести, уж поверьте. В полном и безвозвратном безумии они способны на то, что даже представить трудно нормальному человеку. Публичность Коулманов даже сыграет им с Лорейн на руку, потому что Говард просто побоится действовать грязно и необдуманно.
Звук входящего вызова обратил на себя внимание Геральда далеко не сразу.
- У тебя наступила старческая глухота? Научись уже слышать звонки, – низкий, хрипловатый голос Элис заставил мозги собраться в кучу, - Я заеду за тобой через полчаса, у нас дела в Ливерпуле, - не дождавшись хоть какого-то ответа, девушка отключилась. 
После экспресс прогулки с собакой Муррей отправился в душ. Сквозь шум воды послышался лай, и мужчина резко надавил на рычаг смесителя – в дверь стучали. Настойчиво, равномерно. Да блять.
Локи быстро обернул махровое полотенце вокруг бедер и спустился на первый этаж. В дом тем временем начали долбиться с такой силой, что замок вот-вот к чертовой матери сорвется с петель, поддавшись несанкционированному штурму.
На пороге стояла Элис. Перед тем, как войти внутрь, она вздернула вверх медную бровь и мазнула по мужчине оценивающим взглядом.
- Это я вовремя зашла. Люблю, когда ты так меня встречаешь – молча и почти без одежды, - уголки ее губ поползли в стороны, но в полноценную улыбку так и не сложились. Гарм уселся напротив гостьи, внимательно наблюдая за ее передвижениями. Шерсть на холке встала дыбом.
Когда Геральд вернулся в кухню-гостиную уже одетым, Морган сидела на высоком барном стуле и курила, сложив ногу на ногу. Она смотрела на Муррея с легким прищуром, будто принимая в голове какое-то важное решение. Если прислушаться, можно услышать, как сцепляются и жужжат шестеренки в ее черепной коробке, как пощелкивают их зубчики… Кинув бычок в стакан с водой, она поднялась с места и первая вышла на улицу, запахнув полы длинного легкого плаща.
Следом за девушкой сев в ее графитовый Land Cruiser, Геральд поудобнее устроился на пассажирском сидении, - Так зачем мы едем туда? Я уже объяснял Дитриху, что не могу работать вслепую, не зная, по какой схеме вообще передвигается товар, и куда он едет.
- В Испанию.
- Дай угадаю, в Сарагоса?
- Да, - Элис была непривычно тихой и неразговорчивой. Она вцепилась взглядом в дорогу и нервно сжала рукой руль. Второй ладонью резко провела по мокрым от дождя волосам, будто отряхивая от себя какие-то мысли.
- И что же он там делает? Странное логистическое решение, - Локи внимательно наблюдал за водителем. Большинство людей он мог читать как открытую книгу, Морган же была совершенно иной. Ее странное, порой откровенно безумное поведение редко можно было предугадать, она была как многослойная матрешка, человек с двойным дном. Дитрих ей всегда восхищался, доверяя намного больше, чем она того заслуживала. Элис – ходячая энциклопедия тайн Хартмана.     
- Спроси у него сам. Если он не посвящает тебя в эти дела, значит это не твое дело, - девушка бегло стрельнула глазами в сторону в Муррея, а затем как бы невзначай продолжила, – Хочешь узнать в чем дело, съезди туда сам. Абрахам мотается туда каждую неделю.
Последнее предложение раскаленным железом, как клеймом, отпечатались в сознании. Элис никогда не пиздела лишнего, взвешивала каждое гребанное слово, и если уж она сказала что-то лишнее, значит… Значит сделала это намеренно. Оставшуюся часть пути они ехали молча.
Почти весь день они провели в Ливерпуле, встречаясь с клиентами и поставщиками. Геральд то и дело ловил неосторожно брошенные девушкой фразы, еще сильнее подогревающие интерес к испанскому делу Дитриха. Что же такое этот ублюдок там прячет…
Только к вечеру, когда Элис практически подвезла его к дому, Локи наконец-то вспомнил, что забыл связаться с Миллером и разузнать о Роуче. Блять. Вся мозговая деятельность в этот день была направлена на поиск слабых мест Хартмана.
Морган аккуратно припарковалась на придомовой территории и заглушила двигатель. Мужчина уже положил руку на ручку открывания дверцы, когда Элис вдруг заговорила.
- Он летит в Барселону на следующей неделе.
- Кто?
- Ты знаешь о ком я.
- Зачем ты говоришь это?
Рыжеволосая неопределенно пожала плечами, пальцами вцепившись в кожаную обивку рулевого колеса. Голос звучал равнодушно, но быстро бьющаяся на шее жилка выдавала её. Муррей не ждал ответа, просто минуту гипнотизировал девушку взглядом. Было большой глупостью надеяться, что Элис не сложит два плюс два и ни о чем не догадается. Но она совершенно точно не собиралась докладывать это Хартману…
Покинув салон автомобиля, Геральд громко хлопнул дверцей внедорожника. Морган тут же выехала на дорогу и через несколько секунд скрылась за поворотом. Каждый новый день неустанно приносил очередную порцию пищи для мозгов. Голова точно скоро лопнет от переизбытка информации.
Устроившись на диване, Локи устало провел ладонью по лицу и набрал американца. Миллер поднял трубку после второго гудка.
- Доброго дня, мистер Муррей. Как раз хотел позвонить – пришли результаты повторной экспертизы. Наш человек подтвердил заключение лондонских врачей. Говард был в ярости. С мисс Хоук все в порядке, она вместе с четой Коулманов занята организацией похорон. К сожалению, следить за ней на частной территории их дома не представляется возможным.
- Хочу узнать, кто такой Роуч.
- Ах, мистер Роуч… - мужчина ненадолго замолчал, - Патрик Роуч фигура довольно интересная. Он обладает незаурядными способностями, связями и верен Говарду и его семье. Личный советник по грязным делишкам. Благодаря ему Коулман-старший смог закрыть не мало ртов – в большинстве случаев навсегда.
- Они допрашивают ее...
- Вполне вероятно, что так и есть. Они постараются выпытать из нее все, что возможно. Мистер Муррей, мы, к сожалению, с этим ничего не можем сделать. Пока мисс Хоук находится на их территории…
- То есть это сидеть и ждать, надеясь, что это блядское семейство не оторвет ей голову?
- Тут мы ничем не можем помочь.
- Ладно, спасибо за информацию, мистер Миллер, - нажав на отбой, Геральд кинул телефон в сторону. Ожидание - самое ужасное времяпрепровождение. Постоянное чувство тревожности начинало раздражать.
Когда Гарм положил морду на колено, доверительно глядя в глаза хозяина, мужчина погладил пса по голове. Кто бы мог подумать, что собаки такой хороший антистресс.
После вечерней прогулки Муррей принял душ и отправился в спальню - усталость, накопившаяся за весь этот долгий и хлопотный день, дала о себе знать. Перед тем, как совсем отойти ко сну, он набрал Браги – тот ответил на звонок практически молниеносно.
- Привет, Том. У меня к тебе большое дело – в ближайшие дни тебе нужно улететь в Испанию. Возьми с собой Фрейра.
- Это касается тех парней, что я искал?
- Да.
- Хорошо, я понял. Может, лучше поехать с Бальдром?
- Нет, его хорошо знают. К тому же, от вас не требуется устраивать там макруху. Все должно пройти тихо и незаметно. Завтра утром встретимся на базе, я дам точные поручения.
- Тогда до завтра.
Отключившись, Локи убрал мобильник на прикроватную тумбочку, на всякий случай проверив его на наличие пропущенных. Сон был поверхностно-прерывистым. Он то и дело ворочался с боку на бок, а около четырех часов утра проснулся от головной боли. На улице снова моросил дождь, а в городском воздухе висел густой туман. Муррей сел на краю кровати, потерев руками лицо, будто хотел стереть с него сонную маску, и опустил ноги на пол. В голове стучало, виски сдавливала свинцовая тяжесть. Перед тем, как спуститься на первый этаж, он проверил телефон – новых звонков не поступало. В Лос-Анджелесе сейчас вечер, и скорее всего, Лорейн может скоро позвонить.
Запив таблетку водой, мужчина устроился на диване с ноутбуком – сна все равно не было ни в одном глазу. Тайна гребанного Сарагоса не давала покоя, то и дело маячила в голове, занимая мысли. Муррей по привычке прокручивал кольцо на указательном пальце, полностью погруженный в размышления. Курсор мышки скакал по экрану, открывая те или иные файлы. Внутри теплилось ощущение, будто разгадка находится прямо под носом…
На личные фотографии, спрятанные в архиве, он наткнулся случайно. Пальцы заскользили по тачпаду на автомате, небрежный щелчок по кнопке и вот он уже проваливается в папки со старыми фото. Открывает одно, следом другое, словно зачарованный. Сердце задолбило по рёбрам, отдаваясь пульсом прямо в глотку.
Вот снимки со свадьбы - они выглядят жутко счастливыми.
Наверное, так и было. Это чувство настолько забылось и стерлось из памяти, что оно казалось чем-то эфемерно-иллюзорным, несуществующим, бредом воспаленного рассудка.
А вот эту серию фотографий они делали сами на мобильник, когда первый раз поехали вместе в неожиданный отпуск - качество оставляет желать лучшего, но в них столько воспоминаний.
Мужчина листнул дальше и остановился, жадно впиваясь взглядом в любимое фото. Золотистые локоны небрежно спадали на плечи, контрастируя с темной тканью струящегося платья. Кэролайн широко улыбалась, стоя полубоком к камере, и бережно придерживала ладошками выпирающий живот. Она смотрела на него с экрана как живая, пристально и проникновенно, словно хотела что-то сказать… Все тот же цепкий, немного дерзкий взгляд.
Настойчивая трель телефона вернула в реальность. Схватив мобильник, он тут же ответил на звонок.
- Привет, принцесса, - каждый день они будто играли в русскую рулетку, настолько непредсказуемым было ближайшее будущее. Звук ее голоса успокаивал, возвращая бешено мечущееся в груди сердце на место.

+1

7

Утро Мередит Коулман началось в шесть утра с сотни звонков и сообщений. Дизайнеры, повара, декораторы… Ящики с алкоголем завезли еще вчера, они ждут своего часа на кухне, которая очень удобно находилась на отшибе здания около западных ворот. Если сосредоточиться – можно было бы услышать звуки активной возни, это уже выгружали свежие овощи, зелень и только что импортированные фрукты из восточной Азии. Вечеринка, подумали бы вы? День рождения, а может, свадьба? Или традиционная игра в бейсбол на день благодарения?
Нет, это похороны. Похороны Рассела Коулмана – единственного родного сына, наследника и продолжателя дела непревзойденного Говарда, гордость семьи и надежда династии. Сейчас он ждал своего звездного выхода, одетый в дорогой костюм и возлежащий в гробу из красного дерева с резьбой ручной работы, пока в доме царила суета, тщательно контролируемая дотошной Мередит.
- Вы не видели Лорейн? Джекс! Где Лорейн, ты ее не видел? Стой! Что это за цвет? Я же говорила, нужен графитовый, чистый графит, а не вот это. Ты что, не видишь, оно отдает синевой, не смей этим украшать наши статуи! Господи… Лорейн! – женщина, суетливо вышагивая на невысоких черных лакированных шпильках, спрашивала почти каждого, кто попадался ей на пути, - да где же эта дрянная девчонка, - фыркнув, Мередит прижала к груди планшет с кучей записей и вышла во двор.
Поместье Коулманов словно подверглось нападению муравьев – обслуживающий персонал, их руководители, руководители их руководителей и прочие люди носились туда-сюда, каждый выполнял свои функции. Хоронить дорогого сына было решено дома, со всеми им незаслуженными почестями и торжеством, сравнимым только с  его же юбилеем. Все статуи были облачены в траурные одеяния – эскизы отбирала Мередит лично. В саду были расставлены скамьи, черные арки с серыми и серебряными лентами, а флористы подготовили два грузовика роз, едва ли не вручную окрашенных в  те же оттенки. Мать покойного предусмотрела всё и, кажется, помпезнее похорон на этой планете еще не было.
В другой зоне огромного сада устанавливалась стереосистема и коротко стриженая трава была укрыта специальным покрытием для танцев, а по периметру – всё те же фуршетные столы, где только-только потихоньку начали появляться закуски. Их привозили сразу партиями на специальной машине из кухни – там орудовал целый отряд поваров, к приходу гостей все горячие блюда уж должны быть готовы для выноса, а мелкие закуски заготавливались ночью, чтобы всем было, что перекусить. Приглашения на плотном черном матовом картоне с каллиграфическими серебряными буквами были разосланы трём сотням человек. Ну, плюс-минус где-то около пятидесяти.
- Лорейн! Ло… - Мередит застыла, пытаясь поверить своим глазам, пар из ее ушей можно было увидеть даже из космоса, - Лорейн! Что ты творишь?!
Хоук поначалу не шевелилась. Вдруг мегера подумает, что она умерла, и пройдет мимо? Нет? Блять…
Поправив солнцезащитные очки на переносице, она повернула голову в строну миссис Коулман и прикрыла лоб ладошкой от палящего прямо в глаза солнца, даже очки от него не могли спасти.
- Мередит? Что случилось?
- Что случилось?! Лорейн, у нас подготовка полным ходом, ты нужна мне там! Столько всего еще не сделано, я не могу разорваться на части, чтобы контролировать всё, а ты… - женщину передернуло, настолько абсурдным ей казалось поведение вдовы ее сына, - валяешься тут на шезлонге и загораешь! Как это понимать, Лорейн, у нас же траур!
- Мой купальник черный, не заметно? – оттянув резинку бикини, Хоук продемонстрировала траурное одеяние на сегодня.
- Не смей мне огрызаться! – вскипела Мередит и топнула ногой, тут же увязнув шпилькой в газоне. Понимая, что спорить с Лорейн в таком состоянии бесполезно, она ловким движением сорвала с девушки очки и выбросила куда-то в розовые кусты слева от бассейна, - чтобы через час ты была готова! Не заставляй мистера Коулмана прибегать к… Определенным мерам.
От яркого солнца Хоук подскочила, готовая выплеснуть на свекровь очередную порцию яда, но… Меры? Какие такие нахуй «определенные меры»?! Вчерашний вечер явно продемонстрировал, что образ печальной вдовы Лорейн выдерживать неспособна… Поэтому что она сделала в утро похорон? Пошла купаться.
- И прежде, чем ты что-то мне возразишь, - Мередит выставила перед собой руку, останавливая поток возмущения Лорейн, - смею напомнить, что ты – вдова моего сына. А сегодня его похороны. Хочешь ты или нет, но ты сегодня отработаешь всю церемонию до последнего гостя в этом образе, а если посмеешь нам перечить… Кто знает, может ваша с Расселом разлука окажется не такой долгой. Ну, одевайся, милая, гости собираются с двенадцати до часу, а ты пока можешь привести себя в порядок и отрепетировать речь, - на последнем предложении Мередит резко изменилась в лице, широко улыбнулась и протянув руку, поправила запутанные мокрые локоны девушки, а потом тем же суетливым мелим шагом направилась к парадному входу.
- Старая блядь,  - фыркнула Лорейн, опускаясь в теплую лазурную воду одного из трех бассейнов на территории поместья, и взяла в руки бокал с коктейлем, залпом его осушив. Этот день будет самым долгим из всех. Отработать до последнего гостя? И чем это отличается от работы шлюхи?
Не потрудившись даже накинуть на себя полотенце, Хоук направилась в дом через один из многочисленных входов по периметру. Здание Лорейн знала хорошо и, на удивление, помнила почти все разветвления коридоров – когда она жила здесь, то частенько ходила окольными путями, если не хотела наткнуться на кого-то из домашних. Но даже в самых отделанных уголках поместья туда-сюда сновали люди, что-то носили, перекрикивались и действовали Лорейн на нервы.
- Лорейн! – с третьего этажа, опираясь на перила, ей помахал Говард, - зайди.
Шумно втянув носом воздух, девушка направилась в его кабинет, оставив дверь открытой. Вчерашние события не выходили из головы и ощущение беспомощности давило сверху так, чо сердце словно стало пробуривать себе пути отхода.
- Ты в этом планируешь ходить? – мужчина, усевшись в кресло, в наглую разглядывал Лорри, еще не успевшую одеться после бассейна, - у тебя много синяков… Девочка моя, осторожнее надо быть, сын говорил, что ты очень неловкая.
- А больше он ничего не рассказывал?
Говард лишь улыбнулся, задерживая взгляд на груди Лор, а потом медленным движением слегка распустил галстук – от этого движения Хоук чуть не выблевала завтрак. Серьезно?
- Я надеюсь, ты не слишком близко восприняла вчерашнее? Я перебрал с выпивкой, такое бывает.
- О нет, что вы, я вообще не склонна принимать угрозы близко к сердцу. Наверное, привычка, - Хоук смотрела на него с легким прищуром, но старалась держать себя в руках.
- Помни, он мой единственный сын. Был им… Лорейн, - встав со своего места, мужчина направился к девушке. Хель задержала дыхание, готовясь дернуться в любую сторону, если Коулман-старший решит чудить.
- И я надеюсь, что сегодняшний вечер пройдет гладко. Отдадим дань уважения к нашему Расселу, он был нам всем очень дорог. Стоит помнить, что он для тебя сделал, откуда вытащил... Лорри, - искаженное имя резануло по ушам а дыхание, отравленное вчерашним алкоголем, скользнуло по щеке девушки, настолько низко наклонился к ней мужчина, - ты всегда можешь на нас положиться, и если ты захочешь мне что-то рассказать - любую мелочь, которая внезапно тебе вспомнится о моем сыне, я всегда бубу ждать тебя тут. Я уверен, что Рассел не прогадал в своем выборе и женился на смышленой девочке. Знаешь, мы не очень много общались. Готов поспорить, в тебе скрыт огромный потенциал, который так и рвется наружу, но ты выглядишь безумно уставшей. Я мог бы поспособствовать твоему расслаблению... - черта была пересечена в тот момент, когда холодная грубая ладонь легла Лорейн на поясницу, прожигая этим пошлым прикосновением до самой души. Хоук среагировала запоздало, вцепилась в его руку, но Коулман только сильнее впился пальцами в ее бок, словно пытаясь удержать девушку прямо под ребра. Резко вдавив Лор в дверь, Говард прижал туфлёй ее ступни к полу и прижался к уху Хоук, - советую помалкивать и пойти репетировать речь. Не реагируй так бурно на мое предложение, подумай, сколько границ для тебя откроется вместе со мной. Иди, - выпустив Хоук из цепких рук, он усмехнулся.
- Ваши границы мне не помеха, такой себе маркетинг, - Лорри пулей вылетела за дверь, её потряхивало - слишком много событий, слишком много напряжения... Говард Коулман словно не мог определиться, чего хочет больше - закопать ее вместе с сыном или завести как собачку. Рассказать Мередит? Она никогда в жизни не поверит, по крайней мере вслух не признается, потому что в этой семье все завязано на умелой лжи и совместных грязных делах. Если в этом есть выгода  - Мередит своими руками надрочит Говарду и усадит на него любую девицу. От этой семейки тошнило еще больше, чем от одного Рассела. Сынок умел решать дела только... Нет, он нихуя не умел, только использовал грубую силу с теми, кто не мог дать сдачи. А мозгами у всех его дел были родители, высшая лига, так сказать.
Принимая душ, Лорейн мысленно пыталась избавиться от мерзкого ощущения чужой лапы на теле, от надменных взглядов свекрови, от тонны яда в каждом их слове. Когда уже там обратный билет? Ах да, его нет. И высказать свое желание свалить нахуй пока тоже не представлялось возможным. Может, сбежать? Просто уехать ночью без оправданий? Стоит только пересечь океан и она попадет в зону влияния Геральда, а Геральд... Он всегда найдет выход. Внутри защемило - она очень скучала по Муррею, так, что готова была выть это ему по телефону днями и ночами, превращаясь в сентиментальную малолетку, но, конечно же, на самом деле делать так никто не собирался. Сдержанное "я соскучилась" вполне могло передать всё ее состояние хотя бы потому, что вообще произносить такие фразы Лорейн не свойственно. А тут как подменили... И познав заботу, такое трепетное к себе отношение, хотелось ещё и ещё. Особенно ярко это проявилось сейчас, в разлуке, когда не встретиться даже тайком, не созвониться без страха быть уличённой.
- Ну же, Хоук, соберись... - Лорейн давала себе наставления вслух и мысленно, то и дело поглядывая в окна на сад, где места живого было не найти из-за кучи снующих во все стороны людей.
Похороны это грустно. Но сегодняшний случай был настоящим праздником для Хоук, в честь которого она выбрала тонкий черный комбинезон, приталенный и зауженный к щиколоткам. Покрутившись перед зеркалом и сунув ноги в лаковые черный лодочки, Лорейн повязала на талии тонкий серебряный пояс и поправила глубокое декольте. Высокий хвост, метавшийся из стороны в сторону при ходьбе, игриво открывал и тут же прятал оголенную спину со сведенными лопатками, удерживающими осанку ровной, а подбородок поднятым. Классическая алая помада и траурный смоки - вдова готова к выходу. Перед тем, как положить мобильник в клатч, Лорри привычно проверила сообщения - привычка засела где-то глубоко в подсознании, вцепившись словно клещ.
Яркое калифорнийское солнце приятно ласкало изголодавшуюся по теплу кожу. Хоук вышла на улицу через парадные ворота и надела солнечные очки. Стоило девушке ступить на мраморную веранду, как ее тут же кто-то схватил под руку.
- Лорейн! Как ты разодета?! Где твой платок?! -  Мередит обладала чудесной способностью шипеть как змея, не снимая с лица широкую улыбку и между делом здороваясь и принимая соболезнования, - бегом со мной к воротам, нам надо встречать гостей, я жду тебя уже больше часа. На, - силой утаскивая брюнетку за собой, женщина выхватила у какой-то проходящей мимо мадам черный платок прямо из сумочки, кажется, та даже не заметила, - завяжи, у нас же траур! Это похороны, в конце концов, а не дефиле.
- Серьезно? Наверное, я перепутала события, когда увидела ваши помпезные декорации. - выхватив платок, Лор с напускным презрением пару раз стряхнула его и, сложив треугольником, небрежно накинула на голову. Один край ткани едва держал форму косынки, зацепившись за заколку на хвосте, а уголочки Хоук обернула вокруг шеи и без  особой спешки отправилась следом за Мередит Коулман к главным воротам в поместье, больше заботясь о том, чтобы шпилька не утонула в швах между плиткой,  а не о траурном выражении лица. Был бы тут Геральд - давно бы надавал ей по заднице за срыв миссии, но... Геральда тут нет, а его присутствие, пожалуй, в последнее время являлось единственным сдерживающим фактором для Лорри. Прятавшаяся в тени мужа-садиста Хель наконец-то расправила спину.
Встреча гостей затянулась на сорок минут, а по ощущениям на целую вечность. Очки и косынка хорошо играли на руку, не приходилось корчить расстроенное лицо и пускать слезу на каждое соболезнование. Гости приходили целыми компаниями, все разодетые в шик и блеск, так что траурный прикид Лорейн был на их фоне очень уместным. Больше всего радовалась Мередит - столько публичных лиц... Теперь понятно, для кого такая роскошь. То и дело попадались знакомые лица, хоть их имен девушка и не помнила, но успешно делала вид, что рада видеть каждого и благодарна всем за оказанную честь.
- Дамы и господа, прошу всех собраться у главной арки, мы начинаем в течение десяти минут, - голос Говарда Коулмана призвал всех к началу церемонии. Глубоко вздохнув и вытерев платочком слезу, Мередит медленно побрела обратно.
- Господи, дай мне сил, - закусив губу, Лорейн медленно пошла следом.
- И ни разу не навестила, что, ты настолько не соскучилась? - на талию легла чья-то тяжелая рука. Вздрогнув, Лор резко развернулась в сторону голоса и, запнувшись таки о плиточный шов, потеряла равновесие, но мужчина тут же подхватил её и, не дав упасть, прижал к себе, - я та-а-а-ак скучал, что даже не могу на тебя злиться.
- Боже, Диего! - повиснув на шее брата, Лор крепко-крепко его обняла, спрятав нос в его шее. Диего Рамирес, ее кузен, был самым близким среди всех родственников, да и друзей тоже. Практически неразлучные в детстве и студенчестве, они довольно сильно отдалились, как только Хоук вышла замуж. Рассел не любил никого, кто представлял для Лор хоть какую-то ценость, и от его глаз не укрывалось то, как расслабленно она может вести себя со старшим братом, которого часто на улице воспринимали как ее парня. Пара таких путаниц - всё, как отрезало. Понимающий Диего не провоцировал неадекватного мужа сестренки, но свою неприязнь к нему не скрывал. После того, как несколько раз он забирал рыдающую Лорейн с каких-либо мероприятий, где Рассел терял контроль, он и вовсе перестал хоть как-то воспринимать Коулмана как мужчину, но на сестру не давил и не расспрашивал лишний раз. Было видно, как он переживает и видит, что с девушкой что-то не так. И Лорейн видела, как мучается брат, как сложно ему не лезть, но в итоге ничего не могла поделать. А стоило сбежать в Лондон, то хоть созваниваться стали чаще и возобновили общение. Правда, в последние полгода все снова изменилось...
- Тебе что, отправили приглашение?
- Это же похороны, а не свадьба. Хотя... Мы точно туда попали? Старушка Мер постаралась на свалу, ее рук дело? - взяв сестру под руку, он повел ее к месту сбора.
- Молчи, я ездила с ней вчера выбирать ткани и это было ужасно. Тут такой цирк творится, ты бы знал...
- Ботина миа, не рассказывай мне. Они так разрекламировали похороны Рассела, что сложно бло представить что-то другое.
- Ты не спросишь, как я себя чувствую? Где твои соболезнования вдове? - Лор пихнула брата локотком в бок.
- Я вижу, что чувствуешь ты себя охренительно, соболезную, что тебе понадобилось четыре года для этого. Рассел, чувак, я не буду по тебе скучать и...
- И земля тебе стекловатой.
Парочка рассмеялась. Пожалуй, этот вечер сможет стать сносным.
Найдя для Диего свободный стул, девушка чмокнула брата в щеку и прошла вперед к ряду с ближайшими родственниками. Священник как раз начал свою длинную речь, Лорейн слушала вполуха, а Мередит, сидящая рядом, как назойливая мужа подбешивала своими всхлипываниями.
Хоук остекленелым взглядом смотрела вперед, на яркий гроб с багрово-коньячными переливами, узорами натурального дерева, играющего на солнце под лаковым покрытием. Внутри всё было обшито блестящей белоснежной тканью, которая словно светилась, а внутри... Внутри лежал Рассел. В шикарном костюме классического черного цвета. Он выглядел умиротворенным, словно спящим. Визажисты сделали свою работу отменно - не осталось и следа от того кровавого месива, что он из себя представлял в день смерти. В голове вспышками стали мелькать фрагменты из того вечера... Кровь, хлюпающая плоть, и крики, крики, крики... Рассел тянет к ней руки, в лице столько страха и ненависти одновременно, что становилось жутко. Человек склонен приукрашать и сейчас, не сумев противостоять воспоминаниям, Лорейн еще ярче вспоминались все события. В ушах снова стоял звон, голова закружилась, кто-то что-то говорил, но Лорейн не слышала, намертво прикованная глазами к  усопшему. И тут он открывает глаза...
- Лорейн! - шипение Мередит вернуло Хоук обратно.
Девушка вздрогнула. Звуки снова вернулись на свои места, кто-то перешептывался, у кого-то под ногами проминалась трава, вот порыв теплого ветра небрежно дергает американских флаг.
- Миссис Коулман, вы скажите нам пару слов? Пожалуйста, пройдите сюда.
Священник протягивал ей руку со своей кафедры, все замолкли. Кажется, её звали уже не первый раз...
- Да, я... Сейчас.
Хель втянула носом воздух и поднялась со своего места, на ватных ногах приблизилась к кафедре и, сняв очки, осторожно, с опаской, взглянула на Рассела. Он лежал всё такой же, глаза закрыты, это просто галлюцинация, нечестная игра подсознания с самим собой.
- Добрый вечер, - система издала неприятный режущий звук и Лорейн немного поправила микрофон, трясущимися руками опираясь на деревянные стены кафедры, - в первую очередь я хотела бы поблагодарить каждого, кто пришел к нам в этот день почтить память моего супруга Рассела.
Она снова порывисто вдохнула, стараясь не смотреть вниз, где между кафедрой и толпой гостей лежал ее муж.
- Я... Всем нам он был очень дорог, он был... Прекрасным мужем, заботливым, - вспышкой в голове пронеслись его крики, вот он замахивается на нее рукой, пощечина обжигает и встряхивает всё нутро, ей страшно, безумно страшно, - заботливым и верным другом, ведь такими и должны быть отношения двух супругов. И эта утрата... - говорить становилось все сложнее. Сердце бешено стучало в груди и отдавалось где-то в макушке, разрывая голову сразу во все стороны. Пошатнувшись, Лор до боли вцепилась в кафедру и снова наткнулась глазами на мужа. Губы задрожали.
- Эта утрата, - Хоук изо всех сил старалась держать голос, - она никогда не сможет восполниться и я, - самообладание закончилось. Это было что-то вроде панической атаки, наверное, так и есть, хотя Лорейн никогда не подвергалась этим приступам и могла судить только по рассказам. Легкие словно сжались, из них выдавили весь воздух, а кислород отказывался поступать внутрь. Прикованная взглядом к Расселу, Лорейн согнулась пополам. Кто-то закричал. И опять этот оглушающий шум, уже похожий на тонкий визг. К кафедре тут же подлетел Говард и, передав Лорейн в руки ее подлетевшего брата, тут же взял слово, не забыв упомянуть про излишнюю впечатлительность вдовы. Гости понимающе покивали, кто-то сочувственно шептался, пока Диего приводил сестру в порядок, присев с ней скраю. Залпом осушив стакан воды, а потом глотнув ром из братской фляги, Хоук пришла в чувство.
Лицо Рассела с распахнутыми веками застыло в сознании и нужно было срочно от этого отвлечься. Официальная часть церемонии проходила невыносим долго, а потом все разошлись по зонам. Кто выпивал, кто закусывал, кто танцевал. Такой нестандартный подход к похоронам Мередит объяснила тем, что ее дражайший сын был человеком широкой души и был бы рад, если все присутствующие проведут время в удовольствие. Церемония плавно перешла в лаунж-вечеринку, и только когда Рассела похоронили, Лорейн смогла расслабиться. За погребением она наблюдала издалека, нервно выкуривая очередную сигарету на пару с Диего. Во всём этом шоу уродов это был единственный человек, на котрого она могла опереться и встать к нему спиной, не ожидая удара. К сожалению, мужчина надолго не задержался. Проводив Рамиреса и пообещав в скором времени его навестить и рассказать всё (спасибо ему за тактичность и отсутствие сотни вопросов), девушка вернулась к гостям. Мередит и Говарда пока не было видно, и Хоук надеялась их больше не увидеть хотя бы сегодня. Подхватив у официанта бокал виски, она в гордом одиночестве стала прогуливаться по территории.
Вот и всё. Этот этап завершен, осталось только свалить. Алкоголя было выпито достаточно, но рассудок оставался, как назло, трезвым, и это Хоук невероятно злило, а ведь безумно хотелось забыться и, главное, отвлечься от рожи мужа, застывшей в гробу в немом крике.
- Эй, черная вдова, - Лор обернулась, вскинув бровь на дерзкое обращение и тут же растаяла в улыбке. Еще один мужчина, достойный особого места в ее сердечке, прибыл на церемонию. С этим блядским замужеством Лорейн забыла, что, вообще-то, раньше у нее были друзья, а Геральд и вовсе перетянул всё внимание на себя, являясь спасательным жилетом во всём этом безобразии.
- Ник, - улыбаясь, Лорри подошла к старому другу, они поприветствовали друг друга невесомым поцелуем в щеку, а Кингстон, в свою очередь, ту же чокнулся с девушкой, - какими судьбами?
- За встречу, - улыбаясь, мужчина осушил свой бокал и, отставив его на перила, по-хозяйски взял Лорейн под руку. Господи, столько мужского внимания от разных человек она не получала с... Даже считать страшно.
- Стараниями твоих свёкров некролог с фамилией Коулман не был напечатан только на туалетной бумаге. Увидел, что муженёк твой отошел в мир иной и решил, что поймаю тебя на его похоронах. А потом Диего попросил тебя проведать. Говорит, ты не очень хорошо себя чувствуешь. Это какой бокал? Чёрт, да шикарно выглядишь, мы точно на той вечеринке?
Лорри улыбнулась. Прогуливаясь с другом по саду и обсуждая всё, что только приходило в голову, она наконец-то забылась. Беспечно лепетала о каких-то делах, о работе, о жизни в Лондоне, слушала последние сплетни от Кингстона и обсуждала с ним, кто во что одет - по нему она тоже соскучилась и была рада увидеться. Словно что-то благоволило ей сверху, раз в этот тяжелый день ей послали подмогу.
Уже было заполночь, когда они решили разойтись. Лорейн едва стояла на ногах, Ник был не лучше - они дошли до парадного входа.
- Блять, - в очередной раз чуть не пропахав носом мрамор, она со злости скинула туфли и пошла босиком.
- Заезжай ко мне завтра, поболтаем дальше, - снова чмокнув подругу в щеку, Николас витой походкой направился к выходу, а Лорри ввалилась в дом, молясь о том, чтобы ей не попался никто из Коулманов. Сосредотачиваясь на шагах и слегка касаясь рукой стены, она наконец-то дошла до своей комнаты и выудила из сумочки телефон.
- Геральд, - Лорейн непросто давалась связанная речь, поэтому она сделала паузу, собирая слова в предложение, - мы похоронили этого ублюдка, и пусть он сварится нахуй в аду.
Хоук уселась на пол, упираясь спиной в кровать и вытягивая гудящие ноги. Геральд что-то расспрашивал, голос был не очень довольный, но Лорри было, мягко говоря, похрен. Отвечая ему то впопад, то не особо, она кое как поговорила с ним, в общих чертах и в пределах возможностей рассказав про прошедший день, но каждый раз срывалась на мат в адрес свёкром или бывшего мужа, так что вскоре Муррей отправил ее спать. Отложив телефон, она забралась на кровать и, не переодеваясь быстро провалилась в тревожный сон.

+2

8

Стоило Хоук открыть рот и начать говорить, как бровь мужчины медленно поползла вверх. В том, что Хель была пьяна, не было никаких сомнений, загадкой оставалось только степень ее проспиртованности. Казалось, что он даже чувствует запах перегара через трубку. Твою мать. Муррей так резко захлопнул крышку ноутбука, что впору было запереживать за сохранность экрана.
- Как все прошло? Говард еще приставал к тебе с расспросами? А Роуч? Лорейн, ты должна быть трезвомыслящей… И просто трезвой, – Локи нервно провернул кольцо на указательном пальце. Чтобы вычленить из последующего ответа что-то конкретное и вразумительное, пришлось напрячь воспаленные от головной боли мозги.
- Господи блять… Ты несешь такую околесицу, - среди потока матерных выражений, обжигающих его ухо через динамик мобильника, было крайне сложно понять, кого Хоук теперь ненавидит больше - Коулман-старший потихоньку догонял своего сынишку в этом своеобразном соревновании. Но вот одно стало понятно совершенно точно - собранность Хоук висела на дохлой сопле, и если она умудрилась потерять контроль и нажраться, пока находится в самом незащищенном и уязвимом положении, дело было плохо. Оставалось надеяться, что она хотя бы воздержалась от того, чтобы захлопать в ладоши и крикнуть громкое «Аллилуйя!», когда Рассела предали земле.
Геральд тяжело вздохнул. Наверное, слишком многое взвалилось на ее плечи, и изрядно потрепанная психика не вывозила всего накала страстей. Он это прекрасно осознавал, но разве становилось легче? Да нихрена. Пока между ними гребанные тысячи километров, она просто не имеет право давать себе слабину.
Господи, как же хотелось оказаться рядом и выдать нехилых пиздюлей за подобное безрассудство. Ведь столько времени учил, вдалбливал в многострадальную головешку, что на любом задании нужно быть начеку.
Локи хотел что-то сказать, чтобы остановить словесный понос, но девушка его опередила. Она произнесла это столь небрежно, что смысл ее слов не сразу дошел до сознания. «У меня уже голова болит от твоих расспросов и наставлений. Хочешь что то сказать - сделай это лично. В конце концов, ты сам отправил меня сюда совершенно ОДНУ!».
От злости на секунду сперло дыхание. Пальцы сжали телефон с такой силой, что вот-вот раздастся предупреждающий треск. Она серьезно? Считает, что он делает недостаточно? И что сам охуительно рад торчать тут один, постоянно переживая за сохранность ее задницы? Даже несмотря на то, что Хоук сейчас летала на алкогольных парах, она наверняка имеет эти претензии на самом деле. Высшая блять степень неблагодарности.
- Иди спать, - дождавшись, когда Лорейн нажмет на «отбой», мужчина кинул телефон на диван. От нахлынувших переживаний вперемешку со знатным раздражением виски сдавило еще сильнее, будто кто-то методично долбил по ним маленькими молоточками. Пару минут просидев в прострации, Геральд снова взял в руки лэптоп и открыл крышку. С яркого экрана на него по-прежнему смотрела Кэролайн.
Что он делает не так? Где существует эта невидимая глазу брешь в планах и действиях, не позволяющая должных образом защищать дорогих сердцу людей? Весь этот ореол непобедимости, порожденный слухами, не имел ничего общего с реальностью. Закрыв программу для просмотра фото, мужчина отложил ноутбук в сторону.
Если отбросить розовые сопли, в действительности жизнь - настоящая чернуха. Хэппи энда не существует, есть просто обстоятельства, которые либо тебя косят, либо делают сильнее. Порой складывалось ощущение, что каждый раз он приходит отнюдь не ко второму варианту.
За окном продолжал моросить мелкий дождь. Муррей каким-то удивительным образом сочетался с Лондоном, с его серостью и промозглой погодой, будто они с городом стали одним целым. Странные умозаключения в пять утра, но тут стоит вообще поблагодарить свой организм за то, что он до сих пор не свихнулся и пребывает в полном физическом и психологическом здравии.
На базу Геральд приехал почти одновременно с Томом.
- Бальдр уже забронировал нам билеты, - Браги, приветственно кивнув боссу, сел напротив него в широкое кресло, - Какой у нас точный план?
- Есть несколько людей, вы уже искали их, - Муррей, открыв в мессенджере фото с тремя мужчинами латинской внешности, положил телефон на стол и картинно оттолкнул от себя. Том аккуратно перехватил мобильник и взял в руки, мазнув взглядом по экрану.
- Сначала мы думали, что они просто толкают наркоту. В клубах, барах, - он задумчиво потер подбородок, откинувшись на спинку, - Но у них какие-то крупные поставщики. Через своих знакомых я не смог узнать больше. Это не тот случай, когда можно дистанционно собрать всю интересующую информацию.
- Листни дальше, - дождавшись, когда собеседник выполнит просьбу, мужчина продолжил, - Это Дитрих Хартманн. Известная фигура в определенных кругах. На следующей неделе он будет в Барселоне. Я хочу, чтобы после Сарагоса вы отправились в Каталонию и проследили за ним. Аккуратно, ненавязчиво, без лишней дотошности. Так умеешь только ты, - Том усмехнулся и отдал телефон владельцу, - Просто посмотреть, где он ужинает, куда ходит. Ни в коем случае не лезть дальше, держитесь на безопасном расстоянии.
- Можешь на нас положиться, - Браги согласно закивал, - Будем на связи.
- Через сколько самолет?
- Через четыре часа.
- Хорошо, тогда идите собираться, - Геральд поднял с пола спортивную сумку и плюхнул ее на стеклянный стол, - Здесь достаточно денег. Если случатся непредвиденные обстоятельства, дадите знать. Том, если все окажется слишком секретным, и ты поймешь, что вы это не вывозите, не смей лезть дальше, - не будь, блять, как Хоук, - Это очень важно, - только после того, как сидящий напротив мужчина кивнул ему в сотый раз и заверил, что они не будут уклоняться от плана, Муррей перестал его гипнотизировать.
- Как заселитесь, прогуляйтесь по городу. Ты знаешь, как важно хоть немного ориентироваться на местности.
- Хорошо. Мы будем держать тебя в курсе, Локи, - дождавшись, когда подчиненный покинет базу, Муррей тоже засобирался домой. Кажется, он проникся настроением Лорейн и тоже захотел на море, чего не было примерно…никогда. Северянин никогда не отличался особой любовью к морским курортам. При мысли о Хоук в районе солнечного сплетения что-то тревожно сжалось. Господи, пусть дальнейшее контактирование с четой Коулманов будет проходить на ее трезвую голову.
К великому удивлению, никаких выездных планов сегодня не было, только контроль дел удаленно из дома – сразу по трем направлениям. Оказавшись дома, Геральд не поднял задницу с дивана до позднего вечера, от телефонных переговоров уже болели уши, а мозг объявил капитуляцию и отказывался воспринимать поступающую информацию. Гарм все это время лежал рядом с хозяином с растопыренными кверху лапами - вот уж кто точно живет в свое удовольствие.
На очередную трель мобильника мужчина громко выругнулся, но трубку все-таки поднял.
- Геральд, привет! Ты просил привезти вещи Хоук, так вот, я скоро подъеду – в целях безопасности буду один, - ответив коротким «жду», Муррей поднялся с места и размял шею. Буквально через пять минут послышался звук мотора приближающейся машины.
- Нахуя тебе минивен? – выйдя на улицу, Локи аккуратно прикрыл за собой входную дверь. Черная toyota аккуратно припарковалась у дома, после чего оттуда вылез запыхавшийся Бальдр.
- Барахла твоя Хоук накопила столько, что смело можно было вызывать мусоровоз. Мои парни полдня собирали ее манатки, - Финиан привычным жестом обеих рук поправил коротко остриженные волосы и открыл пассажирскую дверцу фургона, являя миру забитый чемоданами салон.
- Матерь божья.
- Она самая, - Бальдр присвистнул и рассмеялся, а когда на улицу выбежал Гарм, он тут же присел на корточки, давая подбежавшей собаке приветственно облизать лицо и повалить себя на газон, - Ну все, Гарм, фу. Фу, кому говорят!
Пока Финиан развлекался с псом, Геральд занес в дом первые чемоданы, ровной линией выставляя их в просторной гостиной.
- Как у нее дела? – присоединившийся мужчина быстро помог справиться с работой. Пара десятков девичьих вещей и заполненные хламьем полочки в ванной теперь казались каплей в море по сравнению с тем, что они занесли. Она хоть пользуется этим всем?
- Нормально, вроде бы, - Муррей неопределенно пожал плечами.
- А как там Рассел?
- Отсыпается.
- Ну, как говорится, земля ему бетоном и паяльник в задницу, - не став больше докучать своими расспросами, коих Локи никогда не любил, Финиан поспешил удалиться, напоследок не забыв потрепеть Гарма по морде, - Кстати, Браги и Фрейр на месте.
- Я в курсе, они уже отписались, - выпроводив гостя, мужчина взглянул на часы – два ночи. Охренеть как быстро пролетело время. Набрав номер Миллера, он поднес телефон к уху. Пара гудков, и американец поднял трубку.
- Мистер Муррей, доброго вечера! Вернее, уже ночи.
- Как прошли похороны? Никаких инцидентов?
- Все прошло хорошо, если это слово вообще применимо к данному контексту. Там было полно наших людей, с мисс Хоук все в порядке. Она была с братом на протяжении почт всей церемонии, а вечером проводила время с мистером…Как же его, - Миллер ненадолго замолчал, вспоминая фамилию, а вот бровь Локи вопросительно начала подниматься вверх, - С мистером Кингстоном, если я не ошибаюсь. Да, точно. Николас Кингстон. Мистер Уоррен просил тщательно следить за девушкой, так что мы пробиваем ее окружение. Кажется, это ее старый друг. Кстати, - американец закашлялся, а затем снова продолжил, - Мисс Хоук отправилась к нему в гости сегодня. В Западный Голливуд. Могу скинуть адрес.
- Нет, спасибо, но я буду благодарен, если кто-то проследит и сообщит, когда она доберется обратно до Коулманов.
- Конечно, мистер Муррей, никаких проблем. А, и еще, - Локи уже заранее напрягся, сильнее прислоняя трубку к уху, - С ними в компании еще один молодой человек. Мистер Веллингтон, его узнал наш водитель. Как тесен мир, просто удивительно! Он сын Джорджа Веллингтона, мистер Уоррен раньше работал с ним. О Патрике Роуче тоже никаких новостей. Больше Говард не вызывал его.
Пока Муррей вспоминал вторую фамилию и почему она кажется ему знакомой, Миллер успел попрощаться и отключиться. Веллингтон…Когда Локи взял Лорейн в команду, он узнал о ней все, как и о любом другом члене своей команды. Заставил других подчиненных прошерстить соцсети, старые фото, разузнать о семье, близких людях. Нащупаешь у людей слабые места - легко сможешь ими манипулировать.
Значит, решила с бывшим время провести. Миленько, с учетом того, что вчера она похоронила муженька.
Беспредельная усталость окутывала тело словно тяжелое мокрое одеяло. Пожалуй, только благодаря изможденности он вообще засыпал, иначе эту неделю жил бы как зомби, не смыкая глаз, чтобы контролировать каждую мелочь.
Ну что творится в этой беспокойной девичьей голове? Родители Рассела подозревают ее в причастности к смерти сыны, почти напрямую предъявляют угрозы, а она на следующий день после похорон несется гулять с каким-то другом и бывшим, мать его, парнем.
Финита бля комедия.
Хотелось оторвать ей голову. А еще обнять, потому что он чертовски соскучился. 
В беспокойный сон мужчина провалился практически мгновенно и, наверное, впервые в жизни не услышал мобильный, оставленный на первом этаже.

+1

9

- Твою мать... - а по-человеческому "доброе утро, мир". Лорейн приоткрыла глаза и перевернулась на спину. Ноги что-то спутало, и девушке понадобилось целых несколько минут, чтобы сообразить, где она находится и что происходит. Точно, вчера же были похороны... Похороны ее любимого муженька, и последнее, что зафиксировалось в голове - её не шибко дачная речь в честь почившего. Да. Как раз после этого фиаско Лорри стала спиртоваться без остановки и курить, как паровоз, так что оставшийся вечер она даже не утруждалась вспоминать - знала, что бесполезно, да и какой смысл в этих воспоминаниях. Ну выпила. И что? Главное, добралась до постели.
Выбраться из нее оказалось задачей не менее сложной. Изрядно поворочавшись в кровати, Лорейн плотно запуталась в простынях, обездвижив самой себе ноги и даже сдавив грудь, а тело с похмелья толком не слушалось. наконец-то выпутавшись из постельного плена, Лорейн села и тут же вздрогнула от глухого стука - с кровати свалился телефон. Был уже полдень.
- Господи, за что... - увидев отражение на потухшем экране, Лорри зевнула. Да, лечь спать не умывшись было плохой идеей, всё, на что хватило Хоук перед тем, как отключиться - это стянуть резинку с волос, спасибо и на этом. Разблокировав мобильник, Лорейн увидела несколько сообщений от Николаса, от Мередит, а также, что, оказывается, она разговаривала с Геральдом в неприлично раннее для Лондона время. О чем, интересно, они общались? Было бы крайне интересно вспомнить. Решив не беспокоить мужчину сейчас своими сообщениями (отчасти Хоук понимала, что в её состоянии разговор на 99% был обречен на провал), девушка собрала мысли в кучу и, набравшись мужества, встала, в очередной раз ойкнув.
Удивительная вещь - наш организм. И как ужасно осознавать, что ты просто не вывозишь те тусовки, что раньше не мешали вставать со сранья на учёбу, хорошее же было время... Кстати об этом. Умываясь, Лорри успела ответить на смс-ки Ника, оказывается, вчера он приглашал её к себе, а посему ждал вечером и скинул адрес, а следом фото своего набора алкоголика. Лорри ответила парой смайлов и снова взглянула на время. На то, чтобы стать человеком, ей понадобилось полтора часа.
Достав сигареты из прикроватной тумбы, Хоук по привычке уселась на подоконник с ногами и полностью распахнула окно, отдаваясь калифорнийскому солнцу. Господи, как же приятно жить в таком климате... Может, Геральд переехал бы сюда? Лорейн помнила, как долго пыталась привыкнуть к его внешнему виду на Молокаи - Геральд, шорты и типичные пальмовые принты вообще не могли уложиться в голове в единый образ. На сердце скребли кошки, сейчас особенно не хватало его. Всего его, его присутствия в целом, ощущения того, что он рядом, здесь. Физически, а не по телефону.
Пока Хоук неторопливо курила и листала соцсети, на верхней панели снова вскочило уведомление о непрочитанном сообщении. Ах да, Мередит. Нехотя открыв диалог, Лорри пробежалась глазами по тексту и, выбросив сигарету в окно, а также прокомментировав коротким "блять" ситуацию, выскочила из комнаты. Уже пять минут как шло чтение завещания, на которое, конечно же, Лорейн никто лично не позвал.
Борясь с вертолетами в голове, Хоук прошла в главную гостиную.
- Прошу прощения, - бе особого энтузиазма и сожаления пробормотала девушка и уселась на свободное место на диване. Помимо свёкров здесь было еще несколько человек, кажется, какие-то очередные родственники, и все не отрываясь пялились на нежеланную гостью, пока та не разместила свой зад.
- Кхм, - упитанный мужчина лет шестидесяти поправил очки и снова опустил взгляд в бумаги перед собой, - итак, начнём. Последняя воля усопшего Рассела Коулмана, - он нахмурился, а потом, выдержав очередную паузу, продолжил.
Всё закончилось за десять минут. Рассел Коулман распорядился своим имуществом в пользу родителей, тети, кузена и двух дальних сестер, а также в пользу благотворительного фонда, который, насколько могла помнить Лорейн, принадлежал, какая новость, Мередит. Сама же вдова Коулман осталась... Ни с чем. Практически даже без трусов - ее одежда, как потом сказала Мередит, уже паковалась в чемоданы и отправлялась куда-то там. Интересно, через сколько она увидит свои дизайнерские шмотки на всех бабах этой прогнившей насквозь семейки? Даже думать не хотелось.
Хоук пребывала в подозрительно молчаливом состоянии, хотя, видимо,от нее наоборот все ожидали бурю эмоций, та же Мередит потом подошла и сочувственно погладила девушку по руке, наигранно сожалея, что пути Господни неисповедимы, и раз ее сын так решил (то есть раз она с Говардом так ему сказала написать), значит так надо. Счета Лорри, общие с мужем, тотчас обнулились, и даже ее обязательная доля как супруги улетучилась куда-то в небытие. Понимать из-за этого визг крайне не хотелось - какая разница, если нагнуть Коулманов всё равно не выйдет? Уж в юридическом плане они были подкованы так, что процесс затянулся бы на целую вечность. Вот так, за десять минут, из состоятельной вдовы Хоук превратилась в нищенку. Вся недвижимость, всё нажитое ее мужем и ей совместно, все ее личные счета, которые прошли процесс слияния с финансами мужа, всё осталось здесь, в этом доме, от которого с каждой минутой тошнило всё сильнее.
- Ник? Я еду, - по пути в комнату, Лор отзвонилась другу и, быстро переодевшись, пока ехало такси, бросила всё в сумочку. Карты в кошельке можно было смело ломать - они бесполезны, из денег осталась только наличка, около тысячи долларов, половина из которых, если не больше, уйдет на перелет в Лондон.
- Лорейн. Лорейн! Ты уходишь? - с верхнего этажа, словно гарпия, высунулась мать Рассела, насупив брови, а потом по стуку ее маленьких мерзких каблучков Лорри поняла, что та пытается ее догнать.
- Блять, - ускорив шаг, Хоук уже вышла на веранду и махнула таксисту у дальних ворот, как вдруг ее схватили под локоть.
- Куда ты собралась? - женщина, легка запыхавшись, вцепилась в девушку взглядом.
- Не ваше дело, тут я сегодня не нужна, - выдернув локоть, Лорри повернулась к свекрови спиной и, спустившись по лестнице, направилась к ожидающей машине.
- Лорейн! - женщина перешла практически на визг, - сейчас же вернись в дом! Что, не получила ничего и уходишь? О, как ожидаемо! Я так и знала, знала, что тебе от нас всегда были нужны только деньги! Мало тебя воспитывал мой сын, хотя какой там, паршивой шавке не поможет даже дрессировка!
- Мередит, - Лорейн дождалась, наконец-то эту бабулю пробило на истинные эмоции, которые они всегда друг к другу испытывали, - видит бог, я пыталась, старалась изо всех сил принять вас как семью, но нет. Так что идите-ка нахуй, Мередит, вы и вся ваша семья!
И с этими словами Хоук уселась в машину. Водитель проявил уважительное молчание, а Мередит что-то кричала вслед, но Лорри больше не слушала. На душе стало намного легче, ведь, всего-лишь сказав заветные два слова, она словно сбросила с себя огромный груз обязанностей. Насколько неправильным было вот так сейчас расходиться? Наверное, это в корне меняло ситуацию и переворачивало все планы Лорейн и Геральда. Весь вечер обсуждений и договоренностей прошел, по итогу, впустую - Хоук не соблюла и половины правил, которые мужчина для нее установил. Рад он этому, конечно же, не будет, но наверняка успеет свыкнуться с этой мыслью до их встречи.
Расплатившись с таксистом, Лорри вышла около строгих монолитных ворот очередного особняка - в этом районе простые люди не жили, а Николас, успешно заняв свою нишу несколько лет назад, прочно укрепил позиции и теперь мог жить в свое удовольствие. Хотя, когда этот засранец делал иначе?
- Лорейн! - встретив подругу, Ник практически сразу завел ее в дом, - бассейн в твоем распоряжении, но сначала нам сюда.
- Знала бы - взяла купальник.
- Киса, ну о чем ты, в моем доме ты всегда можешь ходить без него. Не смотри на меня так.
Ну конечно, как пройти мимо бара. Кажется, мужчина даже подготовился. Зная Ника, то, что он выставил бутылки из шкафа на стол - было уже охренеть каким достижением и говорило о том, что он искренне рад видеть гостью.
- Нам не многовато? - усевшись на барный стул, Лорри обласкала взглядом каждую бутылку и остановилась на роме и текиле, - вот это мне оставь, в конце-концов, я латиноамериканка.
Они посидели какое-то время, просто болтая обо всём. О работе, о знакомых, Николас как кладезь всех сплетен Лос-Анджелеса в высоких кругах потрясающе отвлекал, не давая Хоук загнаться. Когда что-то холодное и мокрое коснулось ее голой лодыжки, девушка подскочила.
- Твою мать! Боже, как эта штука меня напугала. Это мопс? Я думала, у тебя овчарка, - она опустилась на колени, протянув руку сладкой носатой булочке, приковылявшей знакомиться. Гарм заметно повлиял в положительную сторону на отношение Хоук к домашним животным, хотя раньше она крайне брезгливо относилась к тем домашним хлопотам, которые они за собой влекут.
- Макс гуляет за домом. Ему уже девять, старина не вывозит это чучело по активности, поэтому он отдыхает на солнце. Бедняге элементарно хочется поспать. А это Персик.
- Персик? Кем надо быть, чтобы назвать свою собаку Персик? - тем временем булочка уже оказалась у Лорри на коленях, контакт установлен - они явно друг другу понравились.
- А вот и хозяин. Это дай мне сюда, - Ник отодвинул бутылки и бокалы в сторону и с прищуром оглядел ближайшие к Лорейн предметы, и только через пару минут Лорри поняла, почему.
- А где мой маа-а-а-льчик? Ник, ты тоже тащи свой зад сюда, - со стороны входа кто-то зашуршал, подзывая обитателей дома. Обернувшись, Хоук замерла. Ну блять. Ну блять, блять и блять.
Они смотрели друг на друга как идиоты, а мопс соскочил с колен Лорри и помчался к хозяину, дрифтуя на плитке своими маленькими лапками.
- Привет, - набрав в легкие воздуха, выдавила девушка и поднялась.
- Привет, рад видеть, -  Ян Веллингтон улыбнулся и вошел в комнату, а затем вывалил на примыкающей кухне содержимое нескольких пакетов и стал что-то куда-то раскладывать. Николас же, обрадовавшись, что никакие предметы не стали летать, разлил напитки по стаканам.
- Ну, первый тост за встречу, - компания сомкнула бокалы, каждый выпил сразу залпом - иначе в такой ситуации никак. Поначалу разговор не клеился, Лорри и Ян лишь короткими фразами отвечали на болтовню Ника, но, конечно же, не могли удержаться от комментариев, когда Кингстон заговорил об их студенческих похождениях. Да, хорошее было время...
В хорошей компании время летит незаметно, как и алкоголь. Изрядно пьяная троица завершала вечер на заднем дворе, рассевшись у бассейна. Лорри откинулась спиной на газон, а ногами болтала в воде, справа на шезлонге развалился Ян, а слева, облокотившись спиной на садовую тачку (в которой Лорейн и привезли сюда), развалился Ник. Животы неистово болели от смеха, Лор давно так не смеялась и не чувствовала себя на своем месте. Все-таки компания очень нужна, а особенно понимающие, близкие люди, которые всегда смогут понять и выслушать.
Своих проблем девушка касалась вскользь, но даже из этих крупиц всем была понятна суть ее брака, так что Рассел снова был удостоен тоста в честь смерти - все знали, какой он был говнюк.
- Тебя не хватятся?
- Ник, ты что, меня выгоняешь? - Хоук с прищуром посмотрела на мужчину и, поддев ногой водную гладь, обрызгала.
- Нет, просто твои свёкры могут не понять. Оставайся сколько хочешь, я бы вообще никуда не вставал, и вряд ли смогу ближайшие дня два, - троица снова рассмеялась.
- Да пошли их в задницу, ты больше никому ничего не должна, - Ян снова пригубил из бутылки виски и чокнулся донышком с бутылкой Хоук.
- А нахуй годится?
- Отличный выбор. Что будеш делать дальше? Тебе есть, где тут остаться? Засранец Диего игнорирует меня второй день, я думал, ты будешь с ним жить.
- Ян, на самом деле... Я наверное уеду. В Лондон, снова.
- Нахера? Работы нет, вещи приедут сами, оставайся. Работа есть, Ник давно жаловался, что у его баб мозгов не хватает нормально вести дела.
- А я еще вчера говорил, видишь, он тоже считает, что тебе тут самое место. Посмотри на себя, Лондон явно тебе не подходит.
- Да знаю, спасибо, - Лорри закусила губу, - но там мне тоже есть, что делать. Теперь особенно. Я поеду на той неделе, планировала так. Осталось как-то собраться, желательно так, чтобы не пересекаться с Коулманами.
- Святые угодники, женщина, - Веллингтон практически застонал, - да ты как всегда придумываешь себе проблемы с нихуя. Что тебе там надо кроме паспорта и телефона? Забудь как страшный сон, хватит держать себя в блядских рамках, ну ебаный свет! Рассел помер, кому ты что должна?
Ник согласно закивал, а Лорри призадумалась. И правда, а что ее тут держит здесь и сейчас? Ни. Че. Го.

***
Лорейн укуталась в плед, услужливо предоставленный бортпроводницей. Вот что действительно нужно было сделать - так это одеться в дорогу. Джинсовые шорты шириной с ремень от брюк и маечка нихрена не годились для лондонского климата, но решение уехать было принято настолько быстро, что в голову не пришла даже такая элементарная вещь. Чудом попав на ближайший рейс до Лондона, потому что какая-то девица прямо перед регистрацией отменила бронь, что Лорри восприняла не иначе, как знак свыше, она написала Геральду: "Планы круто поменялись, я сажусь в самолёт. Рейс DI-7096. Жди)"
И уже через каких-то одиннадцать часов полета она стояла в аэропорту Хитроу, держа в руках лишь маленькую сумочку с паспортом, кошельком и какой-то мелочью. Было очень холодно, Хоук за несколько минут успела околеть, а прохожие удивленно смотрели на полуголую девушку в столице северной державы. Она нервно переминала пальцами телефон, пытаясь в толпе снующих туда-сюда людей увидеть знакомую, самую желанную в мире фигуру, но изрядно проспиртованный совсем недавно мозг функционировал уже на пределе возможностей, не в силах даже быстро сориентироваться.

Отредактировано Lorein Hawk (2020-01-15 15:01:14)

+1

10

От резкого пробуждения, словно от толчка, на пару секунд сдавило виски, а в ушах неприятно зазвенело. Мужчина поднял голову от подушки и сел на кровати, оглядываясь по сторонам. Господи, сколько он проспал? Тело ломило так, будто по нему несколько раз проехались катком. Устало проведя ладонями по лицу, Геральд лениво мазнул взглядом по циферблату часов, стоявших на прикроватной тумбочке. Чего блять?! Как половина первого дня?!
Как вообще его могло вырубить на столько времени? И почему не разбудил звонок Лорейн? Неужели она не звонила? Если не позвонила, значит… Сознание тут же сгенерировало возможные причины. Моментально подорвавшись с места, он начал искать глазами мобильник. Должен же быть где-то рядом.
За пару мгновений Муррей успел передумать столько всего, что скопившимся тревожным мыслям в черепной коробке попросту стало тесно, и она вот-вот треснет. Чертов телефон нашелся небрежно валяющимся на диване на первом этаже, видимо, Локи был настолько заебан морально и физически, что спать пошел на автомате, совершенно забыв про самое главное средство связи с окружающим миром. 
Висело несколько пропущенных (именно этот раздел Геральд прошерстил первым) - от Браги, Бальдра, Миллера…Где Хоук? В голове снова начали проигрываться и сменяться как калейдоскоп яркие картинки, визуализирующие возможные варианты, почему его принцесса проигнорировала вечерний звонок, ставший для них своеобразным ритуалом.
Сердце, на минуту переставшее биться, вернулось к обычному ритму, стоило мужчине заглянуть в непрочитанные смс. Геральд пару секунд в задумчивом напряжении глядел на этот набор букв, дольше положенного вникая в смысл короткого сообщения. Блять.
С одной стороны, было большим облегчением узнать, что не позвонила она не потому, что ее хладный труп закапывали на заднем дворе поместья Коулманов. С другой, такой спонтанный отъезд в Лондон четой американских ублюдков может быть воспринят весьма неоднозначно. Продуманный им (и частично Элис) план не просто улетел в очередные тартарары, а нырнул сквозь дыру во Вселенной и отправился прямиком в неизведанные регионы галактики.
Муррей громко выругнулся. Хотя, наверное, было большой ошибкой надеяться, что Лорейн все сделает, как положено. По пальцам фрезеровщика можно пересчитать задания, которые она «от и до» выполнила строго по инструкции.
Пока рациональная часть мозга продолжала сокрушаться, эмоциональное полушарие тихонько радовалось предстоящей встрече. Настоящим испытанием было отправить Хоук в Америку совершенно одну в лапы прогнившей до самого основания семейки, от которой можно ожидать чего угодно в любой момент. Каждый день жить в ожидании звонка… Пока она в Европе, Говард может похоронить мечту добраться до нее. Похоронить так же глубоко и помпезно, как своего единственного отпрыска. Надеюсь, в аду его сейчас хорошенько натягивают на вилы.
Гарм жалобно заскулил и заскреб лапой входную дверь, привлекая внимание хозяина. Стоило мужчине выпустить собаку на улицу, как пес пулей вылетел из дома и побежал в кусты. Муррей все еще пребывал в легком недоумении, потому что таким мертвецким снов до обеда он не спал последние несколько лет точно. На улице уже который день подряд продолжал моросить противный, холодный дождь. И пусть погода была неплохая - около двадцати градусов, резкие порывы промозглого ветра быстро остужали. Создавалось ощущение, будто сейчас не лето, а глубокая осень, что для Лондона, собственно, не такой уж сюрприз.
Сделав все свои туалетные дела, Гарм поспешил вернуться в дом. Пес быстро отряхнулся и ожидающе взглянул на хозяина. Насыпав в миску корма, Локи с телефона зашел на сайт Хитроу и внимательно изучил онлайн-табло. Хоук прилетит около двенадцати ночи. Отлично, он хотя бы успеет поработать. Кстати о работе. Ни звонков от Хартманна, ни от Элис…Подозрительно. Мужчина тут же набрал немца, чтобы лишний убедиться, что он ни с чем не проебался.
- Я слушаю, Муррей, - Дитрих ответил практически сразу и, выслушав подчиненного, ответил, - Меня не будет некоторое время, а Вы с Элис разбирайтесь с ливерпульским клиентом вместе. Я понимаю, тебе нравится работать в одиночку, но хватка Морган позволит разрулить проблемы намного быстрее. Если в моей поездке все сложится как нужно, то тебя ждет много работы, - перебросившись еще парой фраз, Геральд отключился, а затем тут же набрал Браги.
- Привет, Локи! Мы уже с утра занимаемся нашими парнями, пробиваем их везде, где можем. Фрейр, кажется, превзошел самого себя, - было слышно, как собеседник улыбнулся в трубку, - Здесь, в Сарагоса, есть один испанец, он барыжит наркотой в таких количествах, что остальным и не снилось. Есть вероятность, что он как-то связан с нашими парнями, - Муррей внимательно слушал Тома, делая пометки в собственной голове. Его ребята сделают все, что от них требуется, в этом он был уверен.
Следующим в очереди на разговор был Миллер, мужчина не очень-то надеялся, что американец ответит ему среди ночи, но случилось чудо – тот поднял трубку.
- Мистер Муррей! Мы пытались дозвониться до Вас все утро. Мисс Хоук…Улетела в Лондон.
- Я в курсе. Есть еще какие-то новости?
- Никто, честно говоря, не ожидал, что она прямо в шортах и майке уедет от друзей в аэропорт. Также в действие вступило завещание покойного Коулмана…Свою супругу он оставил без всего.
Кто бы, блять, сомневался. Лорейн как-то упоминала, что жесткий брачный контракт, в случае чего, оставит ее без копейки.
- И еще, кажется, Коулманы в ярости, что она вот так сбежала. Хотя нет, они совершенно точно в ярости. На Вашем месте, я бы хорошенько следил за ней…В Штатах одной ей лучше не появляться.
- Я понял, спасибо за информацию и советы, мистер Миллер, - нажав на отбой, мужчина убрал телефон в карман брюк.
Весь остаток дня до позднего вечера он то и дело проверял статус рейсов. Время в ожидании текло мучительно долго. Гипнотизирование часов, к сожалению, циферблатную стрелку не поторапливало.
Так, она сбежала из Лос-Анджелеса практически в трусах и майке. Надо бы взять что-то с собой. Оглядев ровный ряд набитых вещами чемоданов, Локи открыл первый попавшийся. Косметика и какие-то приблуды. Тут же закрыл, отставляя его в сторону. Пес, тоже заинтересовавшись поисками, пригарцевал к хозяину и начал внимательно обнюхивать все, до чего дотягивался своим приплюснутым носом.
- Гарм, фу, не мешайся, - с горем пополам отыскав длинный кардиган крупной вязки и взяв первые попавшиеся кроссовки, мужчина засунул остальное барахло обратно. Взглянул на часы – можно было ехать.
До места назначения он добрался молниеносно и, оставив автомобиль на парковке, вошел внутрь здания, не забыв прихватить с собой сумку с обувью и кофтой. В зале прилета толпился народ, бесконечно туда-сюда сновали люди – уставшие, радостные, смущенные, иногда растерянные. Столько эмоций можно увидеть только в аэропорту. А Муррей по привычке сканировал всех прохожих, то и дело поглядываю на электронное табло. Нужный рейс уже благополучно приземлился. Лорейн осталось миновать телескопический трап, паспортный контроль и вот она уже будет здесь… Рядом. Геральд внимательно вглядывался в толпу из людей в поисках темноволосой макушки.
Даже в этой мешанине из человеческих фигур не заметить Хель было невозможно. Практически голая, она перетаптывалась с ноги на ногу и нервно оглядывалась по сторонам. Затянувшийся внутри тревожный узел наконец-то перестал сдавливать трохеи, позволяя спокойно выдохнуть. Живая. Как же он боялся получить ее грузом 200.
Оказавшись рядом, он небрежно кинул сумку на пол и так сильно обнял Хоук, что у нее, должно быть, захрустели кости. Чудо, что ее ударной волной не отбросило на пару метров, потому что сердце долбило по ребрам как сумасшедшее. Наверное, они простояли так целую вечность, заново привыкая к физическому присутствию друг друга. Прошло пять дней, а казалось, что целая вечность.
Мужчина привычным жестом заправил выбившийся локон за ухо, затем аккуратно провел ладонью по девичьей щеке и коснулся пальцами подбородка, заставляя посмотреть в глаза. Надо бы что-то сказать, но все слова застревали в районе горла, так и не вырвавшись наружу. Мимолетное касание губ…Господи, он ее точно никуда больше не отпустит так далеко одну. Желание открутить чужую голову ушло далеко на второй план.
- Прости, что без цветов, - подхватив сумку и взяв девушку за руку, Геральд отвел ее чуть в сторону, чтобы она могла переобуться перед выходом на улицу. Маленькая женская ладошка практически утонула в его лапе. В голове крутился целый триллион вопросов…Вместо их озвучивания мужчина достал кроссовки, теплый кардиган и протянул вещи Лорейн.
- Замерзла? – судя по мурашкам на коже, очень даже. Со стороны они выглядели как обычная среднестатистическая пара. Парень, скорее даже муж, приехал забрать любимую из аэропорта. Принес теплые вещи, чтобы она не замерзла, пока идет до машины. Спрашивает, как она провела время в отпуске, командировке, или, может, она ездила к родителям… А сейчас они поедут домой дальше проживать свою спокойную семейную жизнь. В реальности все было совсем иначе.
Когда Хель находилась на расстоянии протянутой руки, Геральд чувствовал себя спокойно. Теперь не нужно было полагаться на третьих лиц, бесконечно переживать и терзать себя беспокойными мыслями. Весь путь до машины Муррей крепко держал девушку за руку. Она что-то говорила, но он особо не вслушивался, просто наслаждаясь самой бесячей в мире болтовней. Серьезный разговор наверняка состоится не раньше, как они пересекут порог дома.
Они ведь теперь живут вместе…
- Как долетела? Все нормально? – дождавшись, когда задница Хоук окажется на пассажирском сидении, Геральд нажал на педаль газа и выехал на дорогу. На лобовое стекло капал моросящий дождь, - Хорошо встретилась с друзьями? Как дела у бывшего? – последний вопрос сорвался с губ сам собой. А вот главный – какого хрена она вообще наделала, пока что был отложен до лучших времен.

Отредактировано Gerald Murray (2020-01-17 12:24:16)

+1

11

Обхватив правой ладонью левое предплечье, Лорри стала потихоньку двигаться в сторону главного входа, озираясь по сторонам. Люди резко тормозили прямо перед ней или врезались в спину, нервно огибали и что-то недовольно бормотали себе под нос – Хоук была как бревно, перекрывающее ход реки из спешащих по своим делам посетителей Хитроу. Суета сбивала с толку и дизориентировала, а единый гул, смешавший вместе голоса работников аэропорта, пассажиров и громкоговорителя, объявляющего важную информацию, давил на виски. Откуда эта растерянность? Лорейн не понимала. Ещё вчера она четко определила для себя ближайшие планы на жизнь, с присущей ей решительностью хлопнула дверью перед носом свекров и улетела на другой край света, и теперь… Теперь до дрожи в коленках желала увидеть Геральда, прижаться к нему всем телом, услышать низкий голос с лёгкой хрипотцой, не искаженный телефонной связью.
Когда мужчина появился в зоне видимости, Лорри выдохнула. Он целую вечность пробирался сквозь толпу, буквально прорываясь к ней поперек человеческих потоков. Спортивная сумка плюхнулась на кафель в тот самый момент, когда Локи сгреб в объятия свою женщину. Послышался хруст – кажется, мужчина вправил ей на место позвонки.
- Здравствуй, - она обняла его в ответ и шумно вздохнула. И теперь, как бы дальше не двигались дела, они переживут их вместе. От этого на душе стало так легко, словно гигантский груз из мешков дерьма свалился с обоих прямо здесь. Прикосновения чуть шероховатых ладоней приятно будоражили кожу – тело, скучавшее по ласкам, моментально отзывалось на присутствие Геральда. Боже, как он постарел… За эти полгода ненормальной жизни они оба настрадались вдоволь. В глазах мужчины было столько усталости, столько тревоги, эмоции скопились тонких сеточках морщин у внешних углов и в синяках под глазами. Ещё немного, и спасти его внешний вид модно будет только хирургически. Впрочем, Хоук вряд ли выглядела лучше.
Лорейн встала на носочки и нетерпеливо коснулась губами его губ. Ещё раз, снова и снова, в крайний раз задержавшись и легонько скользнув по ним язычком. Блять, разве можно скучать ещё сильнее? Эта зависимость пугала и будоражила одновременно.
- Глупости не говори, - она улыбнулась, - спасибо, что встретил. Я ног не чувствую… - и пальцев, и носа заодно с ними. Привыкшее к теплу тело отказывалось мириться с суровой действительностью погодных условий Лондона.
- Боже, - она выхватила теплую одежду из рук мужчины и снова чмокнула, куда попала – кажется, в подбородок, - спасибо! Какой дубак, господи, в Лос-Анджелесе не погода – благодать, я даже загореть успела немного, но это не сравнится с тем, что было раньше, конечно же.
Одеваясь, то и дело придерживаясь за локоть мужчины, Лор наконец-то ощутила хоть какое-то тепло, как только укомплектовалась в принесенную Геральдом одежду. Такое внимание тоже очень трогало.
- Блять, людей как муравьев, куда им всем надо? – бормоча под нос, где она видела всех и каждого в аэропорту, Лорейн, крепко держась за ладонь мужчины, вышла на улицу и в очередной раз выматерилась в адрес погоды. Сев в автомобиль, она тут же включила подогрев сиденья и теплый воздух в ноги – теперь хоть как то можно существовать.
- Что? – вопрос был достаточно неожиданный. Нет, не пол перелёт, конечно же.
- Долетела неплохо, если честно, я плохо помню полет. Была одна пересадка, но всё прошло быстро, на удивление, - Лорейн поджала губы. Было бы странно предполагать, что ее вылазка к Нику останется незамеченной, да и скрывать от Геральда на самом деле было нечего… Она бы сама рассказала, но факт того, что мужчина первый спросил, призвал к ответу, создавал ощущение того, что Хоук сделала что-то не так.
- У Ника и Яна всё хорошо, - имя Веллингтона имело давно забытый привкус, произносить его имя вслух при Геральде было странно, но Лор старательно делала вид, что всё хорошо. К чему врать о том, что у неё не ёкнуло сердце при виде студенческой любви? Эта пора, когда всен происходящее, все ощущение возводились в абсолют, конечно же оставила свой отпечаток на сердце Лорейн, но это совсем не то, что… Это не могло и стоять радостью с тем, что она испытывала к Геральду. Мужчина по-хозяйски разместился в её сердечке и охранял своё место с дробовиком на перевес. Какая тут к черту конкуренция может вообще быть?!
- Я была рада их увидеть и… Отчасти из за общения с ними я отправилась в аэропорт, спасибо парням за этот пинок под зад, - улыбаясь, она положила ладонь на бедро Геральда и, придвинувшись ближе, поцеловала в щёку, - приятно, что я была у тебя под присмотром. И, раз так, ты сам должен был знать, что переживать незачем. Ты же веришь мне?
Предположив, что всё-таки да, Хель положила голову на его плечо – в этой позе они добрались до уже почти родного дома.
- Гарм, мой мальчик, - присев на корочки, Лор затискала подскочившего пса. Суетливый и повизгиваюший, он явно был рад снова увидеть Лорри.
Бросив сумку на стол, Лорейн с облегчением уселась на высокий стул, схватив с тарелки остатки какого-то бутерброда – живот призывал к ответственности и урчанием требовал хоть что-то, кроме алкоголя.
- Ну и… Теперь, получается, мы втроём? – сыграв бровью, Хель посмотрела на мужчину и, не выдержав, улыбнулась. Он, она и Гарм. Маленькая компания на грани семьи. И никаких Расселов на периферии!
- Я не вывезла. Каюсь, виновата, ори на меня, сколько угодно или натрави ту рыжую дворнягу – мне всё равно. Я бы не пережила ещё половину недели в компании этой ебанутой семейки, убила бы или выбросилась из окна, тут, знаешь, каждый раз на грани и того, и другого.
Начав разговор самостоятельно, она уже скидывала с себя часть вины, чтобы не получилось, как с Яном. Говорить о том, что творил Говард? Пожалуй, не стоит травмировать психику Муррея лишний раз. Об этом можно рассказать попозже, если вдруг придется к слову, а вот про истеричку Мередит можно во всех красках поведать прямо сейчас. Хотя, наверное, он и без этого знает, что поступок Лорейн не сыграл им на руку от слова совсем. Но что теперь с этим сделать? Ничего. А конкретно сейчас и ближайшие несколько дней стоит насладиться обществом друг друга, пожалуй, это был бы лучший подарок ко дню рождения.
- Сильно злишься? Может я смогу как то скрасить этот неприятный момент, хочешь сама пойду к Элис с повинной? - девушка подошла к Геральду и, наигранно потупив глазки и закусила губу, залезла холодными ладошками под его майку. Согреться, конечно же.

Отредактировано Lorein Hawk (2020-01-17 14:32:42)

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Бегущие по лезвию