Рядом с ним всегда было так: окружающие, родители и статус отходили на задний план. Все ее внимание концентрировалось исключительно на нем и их дочери.
январь, 2020 год ★ +0°...+2°
NC-21

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Третий шанс


Третий шанс

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Третий шанс

http://sd.uploads.ru/rBSIw.gif

время действия:
1 ноября 2019 года.

Victor Jones
&
Namtan Thanom

место действия:
Семейный ресторан

Все, казалось бы, уже прожито и давно отболело, но судьба иногда дает нам еще шанс все исправить.

Отредактировано Victor Jones (2019-12-02 10:04:06)

0

2

- Дядя Вик? Дядя Вииик!
Вздрогнув от пронзительного вопля, раздавшегося прямо под ухом, Виктор вынырнул из вязкой дремы и принялся судорожно вспоминать, где он и что происходит. Однако, увидев, что рядом с обеспокоенным видом стоит Роуз, наконец, воссоединился с реальностью.
- Ты спишь? - требовательно спросила девочка.
- Прости, на минутку задремал... - Вик не смог сдержать зевок. После суточного дежурства ему удалось поспать только пару часов, а разбудил его пронизывающий холод, поскольку барахлящий в доме котел отопления снова вырубился. - Очень устал.
- Ну ладно, - великодушно простила его Роуз и снова повернулась к импровизированному "замку", который они только что вдохновенно собирали из парочки кукольных домиков и подручных материалов. Результат был поистине ужасающ, но гораздо больший эстетический страх он испытывал перед куклой, которую назначили на роль похищаемой драконом принцессы. У нее были огроменные глаза на пол-лица, полное отсутствие носа и ротик, больше похожий на точечку, квадратное лицо, фантастической рацветки волосы и наряд, который нельзя даже описать. И, что самое страшное, именно Вик ее девочке и подарил, когда его новая девушка, Джонна, знакомила его со своей дочерью. - Будем считать, что дракон решил выспаться перед тем, как полететь в замок, да?
Парень с очень большим удовольствием бы согласился с тем, что дракон все проспал и выспался, но пришлось соглашаться на то, что есть, и играть с пятилетней принцессой, мысленно поторапливая ее мать, которая как ушла почти час назад собираться.
- Ну как вы тут? - наконец, появилась на пороге детской Джоанна. Судя по ее виду, она собиралась не на скромный ужин в семейный ресторан, а, как минимум, на церемонию вручения Оскара. Тем не менее, Виктор тут же подхватился и сделал комплимент, как уже довольно опытный мужчина, он прекрасно понимал, что платье - ну а что платье? Его всегда можно снять.
- Мама, мы не успели доиграть! - Роуз попыталась надуться, но быстро отвлеклась и побежала надевать пальто. Как ни странно, она быстро прониклась доверием к новому мужчине своей матери, воспринимая его скорее как старшего брата, а не отца, и с удовольствием играла с ним. Он, со своей стороны, тоже успел привязаться, и, кто знает, если бы не девочка, может их с Джоан роман закончился, едва начавшись.
В последний месяц жизнь Вика сдела несколько очень крутых поворотов. Еще четыре недели назад он сидел один в загаженной квартире, поссорившись с единственным человеком, который был ему другом, и ему на тот момент хотелось только удавиться. Но очень скоро он почти забыл об этом, поскольку неожиданно получил извести о смерти бабушки, которая однажды вышла в сад покопаться и так там и осталась лежать, пока не дозвонившиеся родственники не спохватились. Дальше была масса хлопот, а главное - щемящее чувство потери стало столь глубоким и всеобъемлющим, что он в итоге просто отключился от реальности, делал все на автопилоте. И тогда-то и появилась Джоанна. Одна из последних бабушкиных учениц приехала к Вику принести соболезнования и все внезапно закрутилось. Раньше он бы и не подумал завести роман с женщиной старше на десять лет, у которой за плечами сложный развод и есть дочь пяти лет, но, как оказалось, чтобы заполнить пустоту, этого как раз и не хватало.
Почти все, что у нее имелось, бабушка оставила ему, за исключением некоторых сумм, отошедших родителям, тете и больнице, в которой она проработала всю жизнь. Поэтому Вик сразу же приобрел подержаный, но весьма бодрый "Форд", а также переехал в бабушкин дом, где поджидала большая засада в виде требующегося капитального ремонта, на который у него не было прежде всего сил, так что он просто расчистил одну из комнат и приходил туда спать, а все остальное время старался проводить вне дома, вот как сейчас.
- Здесь довольно... мило, - улыбка Джоанны была неискренней, куда больше энтузиазма проявила Роуз, но парень уже не обращал внимания ни на одну, ни на другую, поскольку заметил, что в ресторан зашли люди, которых он вот уж точно не ожидал увидеть здесь, а уж тем более в таком сочетании. Этот факт настолько поразил его, что он застыл на месте, пристально глядя на вошедшую троицу, и судорожно сжимая в ладони ключи от форда.

+1

3

Най не мог точно сказать, как все произошедшее привело именно к такому результату. Сначала таец напился, что ему в принципе было не свойственно, а потом резко решил начать новую жизнь, забыв, что в квартире когда-то кто-то жил кроме него. Отцу почти в ультимативном порядке Тханом заявил, что новый сосед ему не нужен, и жить он будет один. В конце концов, Наю уже приходилось вычеркивать людей из своей жизни. Элиот… Теперь казался лишь призраком какой-то прошлой жизни. Постепенно и воспоминания о времени, проведенном в этой квартире с Виктором, станут тусклыми, будто картинки, нарисованные фломастерами. Намтану по-прежнему отлично удавалось прятать свои чувства глубоко внутри.
И все бы шло по задуманному плану, если бы однажды на его пороге не появилась Элизабет. Они неплохо общались в то время, когда Вик жил с ним в одной квартире, но он не мог ума приложить, что она забыла здесь после того, как ее бывший выехал. Они с Наем не были друзьями, да и количество их встреч можно пересчитать по пальцам одной руки. Элизабет не стала долго скрывать причину своего прихода и честно сказала, что пришла поддержать Намтана. Она узнала об их ссоре с Виктором и утверждала, что дело в дурном характере Джонса.
- Иногда он бывает слишком импульсивным. Надеюсь, это не скажется на его работе, - устраиваясь на стуле, произнесла девушка.
«Она знает про поцелуй?» Наю было неприятно думать о том, что Виктор мог рассказать ей совершенно обо всем. Между ними произошла одна вещь, которую он хотел бы оставить в тайне. Най уже решил для себя, что это лишь мимолетное помешательство. И вообще, судя по тому, что парня сильно знобило после того, как он покинул дом Вика, у него явно была температура. Вот только, когда Най вспоминал ощущение губ Виктора на своих губах, появлялись весьма однозначные реакции. И все это сильно смущало Намтана, поэтому, в конце концов, он решил не думать о произошедшем вовсе. Ему бы хотелось окончательно вырвать эту страницу своей жизни, и выкинуть в ближайшую урну. Но, к сожалению, каким бы красивым не казалось сравнение жизни с книгой – это было не так. И воспоминания не исчезали лишь от одного твоего желания. Требовалось время, чтобы расставить все по своим местам. А появление Элизабет все только усложняло. По крайней мере, Най думал так сначала. Но оказалось, что спокойный разговор делает многие вещи проще. И после того, как Элизабет ушла, Намтан почувствовал, что ком внутри стал чуточку меньше.
Через несколько дней они встретились снова, на этот раз в кафе. И вновь беседа с девушкой принесла некоторое облегчение. А потом они перестали разговаривать о Викторе. И в какой-то момент, когда Най провожал Элизабет домой, она его поцеловала. Ощущения, которые он при этом испытал, были не такими яркими, как при странном поцелуи с Виктором, но и отталкивать девушку не хотелось. Поэтому Тханом просто принял все происходящее, как должное и на следующей день предложил Элизабет встречаться. В конце концов, рано или поздно с ним должно было это произойти. Элизабет казалась милой, доброй и главное, Най был ей не безразличен.
Все шло вполне неплохо, как принято у всех влюбленных пар. С тем лишь исключением, что Най держался достаточно сдержано. Они могли гулять, держась за руки, но часто Тханом пресекал попытки Элизабет поцеловать его на людях.
Генри тоже оказался в восторге от того, что таец теперь чаще появляется в их доме и играет с ним. У Ная с мальчишкой давно установилась необычная связь, и оба находили в обществе друг друга удовлетворение. Знал ли обо всем этом Виктор? Наю было неизвестно.
А еще Намтана тревожила мысль о том, что их отношения развиваются, и Элизабет хочет чего-то большего, чем поцелуи и объятия. Один раз она попросила его остаться его на ночь. Они лежали в кровати и целовались, когда Най почувствовал, как ее рука спускается ниже. Он прервал поцелуй, и, смущенно улыбнувшись, заявил, что пойдет спать на диван.
Тханом знал, что рано или поздно между ними должна произойти близость. И, даже, если это случится не с Элизабет, то должно с кем-то другим. В конце концов, в Бангкоке его все еще ждала невеста. Только мысль об этом почему-то не возбуждала, а пугала тайца.
Хотя некоторые терзания его мучили, Най продолжал отношения с Элизабет, и первого ноября позвал ее на свидание в ресторан, естественно вместе с сыном. Они не пересекались с Виктором уже больше месяца, и таец почти забыл об их разговоре, поцелуе и том смятении, которое испытал рядом с Виком. От Элизабет он слышал, что его бывший сосед съехал из съемного клоповника, потому что получил небольшое наследство от бабушки. Но они оба старались, как можно меньше говорить о Джонсе.
  - Позвольте угостить вас сегодня, юная леди и ее доблестный рыцарь, - произнес Най, открывая дверь перед Элизабет и Генри, который держал в руках пластмассовый меч. Они прошли внутрь, где их тут же подхватил услужливый хостес, извиняясь за отсутствие мест, и за то, что их придется посадить слишком быстро ко входу.
- Ничего страшного, - заверила его Элизабет, и они расположились за огромным круглым столом, явно рассчитанным на большее количество людей.
Пока девушка вместе с Генри выбирали блюда, Намтан следил за входящими людьми. Он уже бывал здесь с родителями и знал, что стоит заказать. То же самое он хотел посоветовать Элизабет, но девушка решила выбрать сама, и Генри, конечно, не захотел отставать от матери.
Все было нормально, пока дверь не открылась в очередной раз и на пороге не появилась знакомая фигура. Виктор. За его руку держалась миловидная девушка, а рядом на одной ноге прыгала маленькая девочка. Наю почему-то резко захотелось раствориться в воздухе, но это нарушало все законы физики.
- Прошу прощения, но сейчас все столы заняты. Вы пока можете присесть к вон той семье за седьмым столиком, а как только что-нибудь освободиться, я вас рассажу, - хостес махнул рукой в сторону Ная, и на его лице отобразилось истинное страдание. Пятница всегда сулила в подобных заведениях большой ажиотаж. Виктор повернул голову, чтобы посмотреть на кого указывает хостес и их взгляды встретились.
- Элизабет, тут… - произнес Най, трогая девушку за руку. На секунду Тханому показалось, что Джонс развернется, и все трое покинут ресторан. Но этого не произошло.

Отредактировано Namtan Thanom (2019-11-30 11:00:04)

+1

4

Вик ненавидел отвратительное чувство беспомощности, когда остается только наблюдать за тем, что происходит с твоей жизнью. А происходило нечто странное. Если бы он мог, то без сомнений бы ушел, но сейчас только покорно направился вслед за Роуз, вцепившейся в его руку с недетской силой, к столику, где уже сидели трое людей, которых он меньше всего хотел видеть в такой ситуации. Элизабет потому, что у них и так были сложные отношения, которые не стоило еще больше запутывать появлением в составе чужой семьи, с Наем они и вовсе не собирались больше встречаться в своей жизни после того тяжелого разговора на кухне старой квартиры, а Генри вообще ни при чем в этих взрослых разборках. Собственно, именно из-за последнего мужчина собрался с духом, сел на стул и приветливо улыбнулся всем присутствующим.
- Вечер добрый, - заставить свой голос звучать естественно было нелегко, но Виктор справился. - Здорово, что мы все здесь встретились, правда? Джоанна, Роуз, познакомьтесь, это Най, Элизабет и Генри.
Статусы новых знакомых он никак не обозначил, но, похоже, у девушек не возникло никаких затруднений с их определением, судя по взглядам, которыми они друг друга одарили. Он никогда не понимал, каким загадочным образом женщины просекают такие вещи, да и уже отчаялся понять, просто принимая как данность. Происходящее больше всего напоминало какой-то идиотский ситком, как будто у четверых взрослых людей больше нет развлечений, кроме как сидеть и любезничать друг с другом сквозь зубы.
- Здорово, - Элизабет тоже нельзя было отказать в самообладании. Она выдавила улыбку и опустила взгляд в меню, однако перед этим на мгновение обожгла Виктора взглядом, преисполненным негодования. Оставалось только порадоваться, что его бывшая не умеет испепелять взглядом же, а то от него бы уже осталась кучка пепла. - Вы уже выбрали?
Больше всех в этой ситуации было жаль Генри, который переводил растерянный взгляд с матери на отца, а с отца на Ная и Джоанну, будто пытаясь понять, почему они вдруг начали себя вести так странно.
"Прости, сынок, но взрослые такие дураки, - с печалью подумал Вик, глядя на сына. Он не был таким уж поборником семейных ценностей - не при его образе жизни - но в такие моменты всегда жалел, что в мире слишком много безответственных людей, а страдают в итоге дети. Они же не виноваты, что сперматозоиду некоего дяденьки приглянулась яйцеклетка некой тетеньки, а потом они оба оказались неспособными выстроить отношения и теперь продолжают делать ошибки. - Вечер будет долгим... "
О чем он отчаянно старался не думать, так это о том, что Най (!) теперь встречается (!) с Элизабет (!). Скромняга таец, верный своей невесте, которую видел в последний раз черт знает сколько лет назад, встречался с женщиной, имеющей внебрачного ребенка от его бывшего соседа по квартире - даже произнесенная в голове, эта фраза звучала дико. Вик, честно признаться, не ревновал свою бывшую, давно смирившись с тем, что она не будет с ним, но его возмущал сам факт того, что Най ратовал тогда за верность и тому подобное, а сам теперь вот наслаждается жизнью. Это было больно. Больше всего хотелось под каким-нибудь предлогом уехать домой, сидеть там на продавленном диване в шести пледах, смотреть до бесконечности "Доктора Кто", гладить старого бабушкиного кота, стараясь не слишком принюхиваться к смраду из его пасти, и жалеть себя. Ведь это проще всего, сбежать, ограничить все контакты до минимума, чтобы у людей было как можно меньше возможности причинить тебе боль, а они будут причинять, потому что никто из нас не идеален.

Отредактировано Victor Jones (2020-01-01 21:46:11)

+1

5

Когда Вик уверенным шагом направился к их столику, Най привстал для традиционного приветствия. Ситуация получилась какая-то чудовищно неловкая, похожая, на дурацкую игру-перевертыш. Вик по ту сторону стола, а Най и его бывшая девушка по эту.
Виктор был достаточно сдержан, хотя Намтан ощущал, искрящееся в воздухе, напряжение. Их последняя встреча оказалась не простой, но с тех пор прошел целый месяц, и им обоим стоит просто сделать вид, что ничего не было. Хотя при мимолетном взгляде на лицо Вика, губы Ная вдруг начали гореть, будто он съел ложку горчицу. Вообще, поведение собственного тела для Тханома становилось все большей загадкой. Возможно, ему стоило сходить к врачу, чтобы прекратить эти неадекватные реакции организма рядом с Виктором.
- Очень приятно познакомиться, - таец сложил руки в традиционном жесте и слегка склонил голову. Он чувствовал себя несколько растерянно, потому что не сразу идентифицировал отношения между Виком и его спутниками. Но затем его бывший сосед бережно положил руку на плечо девушки и мягко улыбнулся.
Все случайности не случайны. И это удивительно совпадение, что обоим парам взбрело в голову посетить именно этот ресторан пятничным вечером. Хотя, если знать о его репутации в этом не будет ничего удивительно. «Просто веди себя дружелюбно и вежливо. Эти люди не сделали ничего плохого. И подумай о Генри», - Най четко проговорил в голове каждое слово. Он чувствовал легкое раздражение, и сам не мог толком объяснить природу его появления. Оно было алогичным и назойливым, как жужжащий рой ос, свивших гнездо под крышей.
Впрочем, Элизабет умела держать себя в руках не так хорошо, как ее тайский спутник. В ее приветствии звенели острые льдинки, а вежливость была подчеркнуто холодной. Най нащупал ее ладонь под столом, мягко сжал, но тут же отпустил. Слишком сильное проявление чувств на публике было не для него.
- Какое удивительное совпадение, что мы все встретились здесь таким составом, - Намтан попытался изобразить улыбку, и изо всех сил старался не смотреть на Вика. Он скользил взглядом по девушке, пришедшей с Джонсом. Ее можно было назвать привлекательной, но Наю она почему-то не нравилась. И ему хотелось отодвинуться от Джоанны подальше, но этот жест мог показаться невежливым. Зато малышка, которая смотрела на Ная с непосредственным интересом казалась очень милой. Генри же переводил взгляд с отца на мать, будто не мог разобраться в странной расстановке сил за столом. Он был уже достаточно взрослым, чтобы осознавать происходящее, но еще не достаточно мудрым, чтобы его принять. «Виктору стоило уйти, мы были здесь первыми», - вдруг осознал таец, и в первый раз за все время перевел взгляд на своего бывшего соседа. Его глаза кофейного цвета, чуть вздернутый нос, резко-очерченные губы – Най почти начал забывать обо всем этом. По крайней мере, хотел забыть. Ему вдруг захотелось спросить Виктора, какого черта тот снова лезет в его жизнь, если ясно дал понять, что не хочет видеть Ная в своей. Тханом моргнул, и заметил, что своим взглядом привлек внимание Виктора, да и остальных присутствующих. Наверное, он слишком долго и бессовестно пялился на Джонса.
- А как твои дела, Виктор? Мы давно не виделись, - произнес Най первое, что пришло в голову, стараясь не выдать своего волнения. Он всегда чувствовал себя странно в присутствии Вика. Тот был старше и опытней. К тому же, его будущая профессия внушала уважение. Най привык относится к таким людям с почтением, но при этом характер у Виктора порой был совершенно мальчишеский. Иногда Наю казалось, что именно он в их странных недодружеских отношениях старший товарищ. พี่ (Пи)  - как это принято говорить по-тайски.
- Прошу прощения, мне нужно освежиться, - неожиданно произнес Най, вставая. Ему нужен был небольшой таймаут, пару минут, чтобы привести свое внутреннее состояние в баланс. Заставить себя не думать и не анализировать, почему его пальцы слегка подрагивают, когда он смотрит в темные глаза Вика. И почему при мимолетном взгляде на его губы, в голове вспыхивает одна и та же картинка.
- Я вернусь минут через пять-десять. Если принесут мое блюдо, то вы с Генри можете попробовать, - Най мило улыбнулся, подмигнул мальчику и быстрым шагом направился в сторону уборной.

0

6

- Дела с переменным успехом. Как ты? Как учеба? - не то, чтобы его так уж интересовал этот вопрос, но все же стоило поддержать разговор. И вообще, дела Ная его теперь уже никак не касались. Вообще. Никогда.
Без особого удовольствия просматривая цветасто иллюстрированное меню, Виктор размышлял, есть ли на свете люди, с которыми не случается настолько неловких ситуаций. Скорее всего, таких предостаточно. Они рождаются, взрослеют, влюбляются, женятся на любимых девушках и заводят от них детей, спокойно ходят на скучную работу и никогда в жизни не узнают, каково это - демонстрировать спокойствие и уверенность под перекрестными взглядами четверых людей, у каждого из которых были к нему свои претензии. А что ему оставалось? Только делать вид, что все замечательно, он так вошел в роль, что успел деликатно отвлечь Роуз от идеи заказать некую монстрообразную рыбу, неизвестно как оказавшуюся в меню и впечатлившую девочку до глубины души. Джоанна, уже собиравшаяся одернуть дочь, растерялась на мгновение, но уже через некоторое время засуетилась, заявив, что они еще должны сходить помыть руки. А тут еще Наю понадобилось в ту же сторону, а молодой доктор внезапно осознал, что ему грозит остаться в обществе Элизабет и Генри. Судя по взгляду бывшей, сдерживаться в выражениях при сыне она не собиралась, и он примерно представлял, что она может сказать, и потому быстро подхватился и тоже встал.
- Пойду тоже помою руки, - на очередной прожигающий насквозь взгляд Элизабет он ответил взглядом спокойным, улыбнулся растерянному Генри и пошел вслед за Наем по направлению к мужской уборной. Он не хотел начинать прилюдные разборки, особенно при ребенке, хотя, зная бывшую девушку, не сомневался, что разбор полетов непременно будет. Но не сейчас. Пусть сейчас будет только относительно милый семейный вечер, а потом все пойдут по домам, окончательно запутавшись в хитросплетении отношений четверых взрослых людей.
Виктор действительно был уверен в том, что сможет весь вечер держать эмоции под контролем. Ведь он же, черт возьми, не невоспитанный подросток, а мужчина под тридцатник, и чему-то все же должен научиться в своей жизни. Но, как оказалось, все эти соображения летят к черту, когда видишь бывшего друга с бывшей девушкой и твоим собственным сыном. И когда в душе такая мешинина из чувств и эмоций, что в какой-то момент весь твой хваленый самоконтроль, весь опыт набитых о встречные грабли шишек летит к черту, и кажется, что если ты сейчас не сделаешь хоть что-то, то просто взорвешься.
И он так и не смог ничего сделать с собой, увидев Ная у раковины моющим руки с этой его фирменной азиатской невозмутимостью. Словно на мгновение случилось помутнение и затем он вдруг обнаружил, что в неожиданном запале оттолкнул бывшего соседа к стене, прижав его всем телом, а горло парня зафиксировав предплечьем.
- И что же это происходит, а? - Виктор где-то в глубине души осознавал, что происходящее в корне неправильно, а точнее, что он ведет себя как конченый псих, но сейчас он был взбешен настолько, что вывести его из этого состояния мог бы только, пожалуй, очень болезненный удар, например, в пах. А еще он мог сейчас думать только о том, насколько близко они сейчас находятся, впервые с того злосчастного поцелуя. И как ему хотелось сейчас то ли ударить, то ли снова поцеловать, но уже не так изучающе-провоцирующе, как тогда, а по-настоящему, чтобы... чтобы выбить из Ная даже намек на идею и дальше встречаться с Элизабет. Нет, он не ревновал свою бывшую как женщину, но не мог относиться к их союзу спокойно. Девушка отвергла его кандидатуру как главы семьи, когда забеременела, но при этом сейчас какой-то студент-таец показался ей подходящим на эту роль больше. И это злило. А вот в том, что злит не только это, Вик так и не мог признаться. Был бы Тханом только соперником, он бы уже ударил его, но уж никак не стоял, тяжело дыша и ощущая, как от близости чужого тела собирается возбуждение в паху, причудливо подогреваемое злостью.

Отредактировано Victor Jones (2020-01-08 21:15:31)

+1

7

Все происходящее должно быть нормальным. Подумаешь, встретились старые знакомые. В этом нет совершенно ничего удивительного или необычного. Такие столкновения происходят ежедневно. Только…
Най сам не мог себе до конца объяснить, что в их встрече не так. Дело ли в том, что он пришел на ужин с бывшей девушкой Вика или в то, что сам Виктор появился не один. Логика боролась с чувствами. Иногда Тханому хотелось уметь отрубать лишние эмоции, оставляя лишь холодный здравый смысл, который сейчас всеми возможными способами сигнализировал, что происходящее абсолютно нормально.
Най подошел к раковине, включил воду и какое-то время просто смотрел, как прозрачная струя вытекает в раковину. «Бесполезный расход воды», - отругал он сам себя и подставил под поток ладони, но тут же одернул. Вода оказалась очень горячей. Он стал слишком рассеянным, даже не заметил, что повернул регулятор до упора вправо. Потерев ладони друг о друга, Най отрегулировал воду и начал медленно намыливать руки. Мысли продолжали кружить в голове. Он должен вернуться за общий стол и продолжать играть роль, уготованную ему на этот вечер. Нельзя расстраивать Генри. Да, именно ради него надо продолжать держаться и улыбаться. Мальчик не виноват в том, что у взрослых слишком много глупостей в голове.
Когда Най уже собирался выключить воду и вернуться в зал, дверь за его спиной резко хлопнула. Впрочем, он бы не обратил на это внимание, все-таки он находился в общественном туалете, а не у себя дома. Но тут кто-то неожиданно оттолкнул его от раковины, и прижал к стене. Все случилось так быстро и внезапно, что Най даже не успел среагировать. От удивления глаза азиата стали в два раза крупнее положенного, а перед его взглядом мелькнуло лицо Виктора. «Что?»
— И что же это происходит, а? – с нажимом спросил сосед. Най дернулся, пытаясь вывернутся, но быстро понял, что Джонс крепко прижал его к стене. Ко всему прочему Вик всегда был крупнее тайца, да еще занимался в спортзале. В прямом столкновении у Ная не было никаких шансов.
- А что происходит? – с искреннем недоумением уточнил Тханом. Он действительно не понимал. При этом не понимал решительно ничего. Почему Виктор последовал за ним в туалет? Зачем прижал его стене? И почему, черт возьми, почему вместо того, чтобы испугаться непонятной агрессии со стороны соседа Намтан чувствует совершенно противоположные эмоции?
Впоследствии Най будет долго размышлять о случившемся. Анализировать, раз за разом проигрывая эту сцену в своей голове, пытаясь понять, почему все произошло именно так. В некоторых вариациях в своем воображении Тханом даже попытается изменить исходные данные, и все же не сможет избавится от навязчивого желания.
Он резко подался вперед, ощущая боль в плече, и… его губы коснулись губ Вика. Едва ощутимо, мягко, как-то испуганно. Най поддался своим желаниям. Возможно, в первый раз в жизни он сделал то, что хотел на самом деле. Но тут же сам испугался и руками оттолкнул Виктора от себя. Так как Джонс явно не ожидал от тайца первой реакции, то его хватка несколько ослабла.
- Вот, вот что происходит! – Най нахмурился. – С того самого дня, когда ты… когда я… Не понимаю, почему ты вызываешь у меня такие реакции. Я просто хочу, чтобы все снова стало, как раньше.
Тханом выдохнул и спрятал лицо в ладонях. Вся ситуация была неправильной, словно искаженной кривым зеркалом. Он должен быть сдержанным. Он не имел права показывать свою слабость.
Най убрал руки от лица, возвращая ему максимально спокойное выражение, стараясь, чтобы больше ни одна эмоция ростком не пробилась изнутри.
- Прости, Виктор. Я погорячился. Но, если честно, я действительно не понимаю, почему ты злишься. 

0


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Третий шанс