дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » In the Name of Art


In the Name of Art

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

In the Name of Art

https://funkyimg.com/i/313Ch.gif

время действия:
Декабрь 2019

Arthur Evans
&
Ben O'Sallivan

место действия:
Лондон

Искусство потребовало жертв, и жертвы быстро заполнили зал.

http://sg.uploads.ru/gXb5v.png 13.01.2020 - 27.01.2020

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД НЕДЕЛИ
Артур & Бен

Ваш эпизод просто потрясающий! Весь Лондон с замиранием сердца ждал каждого вашего поста. Все слова, что вы написали, сложились в замечательные предложения, сплелись в единую, уникальную историю! Мы счастливы, что вы поведали нам о кусочке своей жизни и надеемся, что вы и дальше будете радовать нас своим талантом и захватывающим сюжетом.

0

2

Проект застопорился, не успев начаться. Артур усмехнулся, пролистывая страницу за страницей в треклятой почте. Треклятый папочка Эдди, очевидно, совсем уж отчаялся дозвониться до своего названного сына и перешел к точечной бомбардировке смс-ками и имейлами весьма недвусмысленного содержания. Даже угрожающего. Впрочем, стоило отдать ему должное: в первые пару дней он просто пытался в свойственной ему требовательной манере выудить информацию, чем Артур занимается в городе и как там финансовое положение, потом же дело приняло совсем дурной оборот, и тексты его писем плавно скатились к ультимативным требованиям немедленно выйти на связь.

Артур откинулся в кресле и закурил. А что он мог ответить? Отметок о неудачах в его личном деле и без того хватало, а успехов… Какие там успехи! Аренда заканчивалась, модель, на которую у него было столько надежд, пропала с радаров, арт-проект встал, едва начавшись. У жены он последний раз был неделю назад, и там тоже никаких особо утешительных новостей не было. Да и не рассказывать же ее папочке о ходе лечения и количестве лейкоцитов в анализах, он и сам лучше всех знает об этом. Если Артур в чем не сомневался, так это в том, что лечение родной деточки любящий папочка взял под железный контроль.

Удалить.

Удалить.

Удалить…

Прощелкивая письма одно за другим, Артур отправлял их в корзину, оттягивая неизбежное. Когда-нибудь, конечно, Мистер Папочка узнает о его провале, но незачем облегчать ему задачу – подождет. А пока…

Артур выкинул пустую сигаретную пачку одним метким броском и снова взялся за мышь. Нужно было срочно найти источник дохода. Быстрого, надежного и не слишком напряжного – все-таки, жену посещать нужно в дневное время, поэтому офисная работа по строгому графику отпадала.

Пролистав целую сотню предложений, ни одно из которых не подходило, Артур совершенно замучился. Глаза устали от однообразного текста, в висках пульсировало из-за стресса и лишних сигарет. Если так пойдет и дальше, то придется ему переехать к себе в студию – она, по крайней мере, арендована аж на целый ближайший год. Досталась по дешевке, да и удобством не блистала, но, видимо, именно она-то и станет его последней крышей над головой. Не у жены же в реабилитационном центре ему селиться…

Галеристы, однако, проект все еще ждали. Но откуда ему взяться, если с моделями вдруг выплыла такая напряженка? Можно, конечно, попробовать еще разок, но снова отсматривать кучу девиц разной степени запущенности, выуживать бриллиант из грязной лужи, продумывать постановку, а потом сталкиваться с тем, что все усилия пошли насмарку… Ну уж нет. Душа художника и кошелек безработного этого не вынесут.

Был, правда, еще один вариант. Найти мужскую модель и сделать вид, что он не просто ценитель красивых сисек, а настоящий художник и поклонник красоты вне гендерных стереотипов. Хотя… Артур, положа руку на сердце, все-таки предпочитал мягкие и плавные женские формы, а не твердые и резкие мужские. Да и пища для фантазии все-таки требовалась… Но попытка все же не пытка.

Если он не полный идиот, то музеи и галереи в большинстве своем посещают женщины, которым мужская натура может понравиться. Больше женщин в галереях – больше денег ему в карман. Для этого ведь можно поступиться желанием рисовать девушек. Наверное. Но мужскую модель найти не проще, чем женскую, даже при наличии денег. Если выносливую красивую девушку, привычную к обнаженке, можно найти хотя бы в стриптиз-клубе, то мужчину…

Стоп. А почему бы и нет?

Набрав запрос в поисковике, Артур чуть было не перекрестился – просто на всякий случай. К такому жизнь его не готовила: чтобы хороший, правильный христианский муж с женой и тремя мальчиками вдруг решил гуглить мужчин-стриптизеров Лондона! Нужда всему научит, но все-таки должны же у него быть какие-то принципы. Или нет? Впрочем, мечтать потискать на столе предыдущую модель-девушку принципы ему не помешали. Да и деньги на дальнейшее лечение жены и примирение с кредиторами тоже непринципиальным вопросом не назовешь… Чем-то одним точно следовало поступиться, но, Всевышний, почему же именно этим? Но делать нечего.

«Искать».

От увиденного ему захотелось то ли помыть глаза с мылом, то ли сходить в спортзал – определиться сразу не получилось. Где-то в голове голос незабвенного тестя едко пропел нечто вроде: «докатились, мистер Эванс. Пялитесь на мужиков в интернете». Артур даже обернулся. Нет, все в порядке. Дома только он, а если почистить от улик историю браузера – то никто и не узнает. Но пасовать еще рано.

Чертов интернет. Чего там только не было… Артур даже начал сомневаться в женщинах. Если таковы их фантазии о мужской красоте и сексуальности, то за жену надо держаться всеми четырьмя – на брачном рынке он полный неликвид. Не особо высок, не слишком мускулист, не осанист… Да и костюмчик Тарзана у него нигде не завалялся.

Добрых полчаса он провел, глядя одним глазом в монитор и почесываясь от смущения и непонимания. Три сигареты спустя Артур все-таки сумел собрать волю в кулак. Он ведь художник. Он не должен быть таким ханжой. Хм… А это уже интересно.

Забредя на сайт одного из более-менее приличных, если такое определение вообще применимо для этого рода деятельности, стрип-клубов, он моментально заметил интересный объект. Неплохие черты, мужественная физиономия, выразительный взгляд, в какой-то степени даже слегка трагичный. Ну и, разумеется, удачное для художественных целей телосложение. Большинство художников из его знакомых мечтали рисовать артистов балета ради изучения работы мышц в движении. Что ж, стриптиз, конечно, не балет, но… Чем он хуже?

Личного телефона или страницы в соцсетях у артиста по понятным причинам не было, но на его странице в клубе обнаружился безликий адрес имейла с пометкой «для коммерческих предложений». Подойдет? Пожалуй. «Не хотите ли постоять в трусах за пару фунтов в час?»… Так себе коммерция, но попробовать можно всегда. К тому же, такие имейлы частенько проверяют менеджеры, а не сами артисты, вряд ли ему вообще светит ответ…

Собравшись с мыслями, Артур вновь открыл почту и, отправив в корзину очередное гневное письмо от родственника – когда он только успевает работать, воспитывать детей и строчить всю эту чушь? – и начал стучать по клавиатуре. Перебрав в уме сотню разных вариантов обращения и сотню раз подряд перенабрав нехитрый текст, он все-таки остановился на одном из вариантов.

«Доброго времени суток.

Меня зовут Артур О. Эванс, я художник и в данный момент занят проектом, посвященным обнаженной натуре.

Я хотел бы предложить вашему артисту попробовать себя в роли художественной модели и поработать на одной из постановок.»

Немного подумав, Артур решил все-таки забросить удочку с наживкой поинтереснее.

«Почасовая оплата, размер обсуждаем».

И все-таки, этого мало. Для парня, которому каждую субботу дарят сотни фунтов, время достаточно дорого, и почасовой оплаты может оказаться маловато. Это тебе не безработная студентка.

«В случае успеха выставки возможны комиссионные».

Оглядев текст еще разок, Артур снова закурил. Неплохо. Ненавязчиво, в какой-то мере привлекательно, достаточно вежливо… Но кое-чего не хватает.

«Буду ждать вашего ответа в ближайшее время. С уважением».

Откинувшись на стуле, он выдохнул струю едкого дыма и нажал на кнопку отправки.

Вот они, превратности судьбы. Еще вчера он считал себя приличным мужчиной и приверженцем традиционных ценностей, а сегодня ждет-не дождется ответа от стриптизера.

+3

3

Заходить в кабинет менеджера Бен не любил - впрочем, кто любит ходить "на ковер"? Менеджер клуба не был в полной мере начальником Бена, но именно от него исходили разные идеи, непосредственно касающиеся танцоров. Иногда здравые, а чаще - разные. То есть, по опыту, от этого человека Бен ничего хорошего не ждал по определению. Но не прийти, конечно, не мог.
- Тут письмецо есть по твою душу, - деловито начал менеджер, разворачивая к Бену монитор. Тот бегло просмотрел написанное. Которое ему, конечно же, не понравилось.
- И? - уточнил Бен, что хотел от него менеджер, он не очень понял.
- Что "и"? Тебе предлагают поработать на какой-то выставке! Именно тебе, письмо адресовано не вообще клубу, а персонально тебе.
- Ну, если оно адресовано персонально мне - то мне его и перешли. Я разберусь.
- Но... - менеджер даже слегка завис от неожиданности, - оно пришло на адрес клуба. Если бы не клуб - этот... Артур О. Эванс тебя бы не нашел. А раз так - то проценты...
- Извините, танцы - это одно, но подработок в виде обнаженной модели в моем контракте нет, - отрезал Бен вежливо, но твердо. - Я могу этим заняться, если захочу, - но только в этом случае. И, в случае чего, это будет наш приватный договор, клуб тут не при чем.
Бен был прав и хорошо это знал - они оба знали. Просто для таких людей, как их менеджер, было невозможно просто так взять и пройти мимо прибыли. Но препираться Бен не собирался - в этом вопросе никто не мог ни к чему его принудить. Собственно, только за этим он и сказал про письмо, - никому писать он не собирался. Вообще-то, поработать моделью ему еще ни разу не предлагали, но... Слова про обнаженную натуру портили все дело. Опять это, нет, чтобы портрет в викторианском стиле предложили написать! С другой стороны, для викторианской натуры никто бы точно не стал лезть на сайт стрип-клуба. Хотя тот факт, что среди всех выбрали именно его, отчасти льстил самолюбию - все-таки речь шла о художественных вещах. В целом.
Так что, выйдя из кабинета менеджера, бен тут же про письмо забыл. И вспомнил только тогда, когда полез проверять почту. Как ни странно, но письмо менеджер и правда переслал - причем, без каких-либо собственных комментариев. Бени еще раз его прочел и собрался удалить. Но вдруг заколебался и убрал палец.
К искусству вообще и к художникам в частности Бен относился не просто с уважением, а даже с долей пиетета. Он и сам любил рисовать на досуге, но художником себя никогда не считал. Художники - это те, кто выставляется в галереях. Но, с другой стороны, один не такой уж давний разговор с одним из клиентов вдруг навел его на мысли, что при должном усердии вполне можно открыть аккаунт где-нибудь на тумблере и выкладываться там. А потом, мало ли, и поискать заказы... Рисовать Бен любил и даже допускал мысль, что получится делать это на заказ, но, все же, все это было настолько фантастичным, что он больше мечтал, чем что-то реально делал. Он привык, что работа - это вот, ящики для погрузки, машина для починки или, как в его случае, зрители для просмотра. А художник... ну, это что-то из параллельной вселенной. А тут ему написал целый настоящий представитель с предложением работы.
Мысль об обнаженной натуре не вдохновляла. Он и так раздевался для посторонних людей куда чаще, чем с реальной надобностью - у врача, например. Заниматься  этим еще и вне работы не хотелось. С другой стороны, тут-то ему точно не будут совать купюры в трусы и пытаться ухватить за член. И слова про "поработать на одной из постановок" были не очень ясны - воображение тут же подкинуло картину стоящего голого Бена, покрытого краской, в диковинной позе типа "дискобол" посреди галереи. А вокруг прогуливаются люди, рассматривают его, тихо переговариваются, и надо прятать глаза, чтобы не захотелось прямо сейчас вскочить и скрыться в служебном помещении. На такое он точно не готов. Но ему, вроде бы, написал художник, а не галерист, а художники обычно рисуют, так что... Деньги, конечно, тоже были аргументом - но уже не столь весомым. В лондонском клубе ему неплохо платили, личных нужд у него было не так много, так что переводы домой шли неплохие и регулярные. Но особенно подкупило слово "модель" - все в том же приснопамятном разговоре ему предложили подумать о карьере модели. Это было, конечно, не то же самое, но в одном его непонятный собеседник был прав - под лежащий камень вода не течет.
Так что, снова открыв письмо, Бен начал набирать ответ - уже со своего ящика.
"Здравствуйте, мистер Эванс.
Меня потенциально заинтересовало ваше предложение. Но хочу сразу уточнить касаемо работы - в чем именно она заключается? Я никогда прежде не работал художественной моделью".
Потом подумал и решил, что надо сразу и про деньги спросить. Вряд ли сумма будет большая, но деловая часть - прежде всего.
"А еще - о необходимых сроках, часах занятости и оплате. У вас уже есть примерный план работы? И о какой именно выставке идет речь?"
За выставками Бен не следил, но решил сразу дать понять, что настроен серьезно. Кто его знает, этого Артура О. Эванса, кто он такой? Иногда стриптизерам предлагают, как они это называют, "приватные сессии на дому". Речь - понятно о чем, хотя обычно желающие танцующих тел не прикидываются художниками.
Подумав еще, Бен подписался "Чоки Айс" - именно это имя стояла на сайте, хотя самому Бену оно не нравилось, и отзываться на него он не хотел. Но настоящего имени Бена его корреспондент все равно не знает, да и письмо он писал не с почты клуба.

+2

4

Отправив письмо, Артур тут же честно о нем позабыл. Нет, может, минут десять он про это помнил, но вот потом… Да и кто бы мог его в этом обвинить? Хватало и более насущных дел, чем ждать ответа на электронную почту.

За день он не то, чтобы очень уж преуспел в решении проблем и поиске дохода, да и не слишком-то старался. Артур сходил за сигаретами, проспал не меньше двух часов и намеренно не подходил к компьютеру, чтобы не нарваться на очередной электронный скандал – некоторых людей невозможно было выносить даже в виде символов из ноликов и единиц.

Кстати, о ноликах… Уже вечером, задумчиво покосившись на стопку счетов за газ и электричество, Артур почти было решил сдаться. Больше, казалось, вариантов просто не было. Изобрести новый предлог, чтобы клянчить денег у родни? Хватит, они и так довольно из-за него настрадались. Продать что-нибудь ненужное? Для этого надо иметь хоть что-нибудь, кроме собственных шмоток и дешевых наручных часов. Работы нет, помощи просить негде.

За недолгое время, проведенное в Лондоне, он уже сотню раз начинал предсмертную записку и собирался решить проблему самым радикальным образом – побегом на тот свет, но… Вмешалась сила превыше его силы воли: газовая компания. Бесполезно совать голову в духовку, где нет газа, а все другие способы он отмел как излишне дорогие, болезненные или не слишком эстетичные. Художник, погибший не эстетичной смертью – это весьма дурновкусная шутка.

Осталось одно-единственное решение – все бросить. Почему нет? Уехать в Уэльс, поселиться снова у тетки на его старом диване, наняться на фабрику или ферму. Мысль была соблазнительной до головокружения. Услышать запах родных мест, вновь встретиться с приятелями и попить пива свободным от обязательств человеком, у которого нет ни жены, ни детей, ни проблем.

Артур помотал башкой. Ишь, чего удумал! Эдди, если вообще оправится от этой его выходки и сможет выздороветь после такого удара, когда-нибудь, может, его и поймет, но вот все остальные… Тетка, узнав, что он бросил на произвол судьбы жену, на порог его не пустит. Эдит она не любила, но всегда твердила, что взятые на себя обязательства нужно нести до конца. Да и фактор женушкиного отца нельзя было игнорировать. Мало того, что он не станет защищать его интересы на суде по мошенничеству, так еще и представить трудно, как он промоет головы мальчишкам…

Ну нет уж. Нужно бороться за свое доброе имя до конца. Собрав волю в кулак, он собирался уже дать объявление об уроках академического рисунка и перспективы. Конечно, об этом Артур никогда не мечтал, да и кто будет мечтать о том, чтобы учить бездарей разного возраста, за какой конец брать карандаш? Зато пару фунтов заработать можно, чтобы не прятаться стыдливо от значка нового письма на экране, сигнализировавшего о том, что кто-то снова хочет от него возврата долгов, оплаты счетов или отчета о жизнедеятельности.

Да что за детский сад? Не увидит же никто через экран, что он все-таки подошел и прочел письмо! В конце концов, чтобы поправить дела, нужно хотя бы понять, каково их истинное положение.

Письмо, однако, его удивило. Звездочка в шапке не значилась, стало быть, отправитель был не из его списка контактов, а это уже обнадеживало – от «контактов» ничего хорошего не жди.

Промотав сразу вниз, до самой подписи, Артур почесал нос и постарался сосредоточиться. Кто, черт подери, это такой? Чоки Айс, спаси Всевышний!.. На ум почему-то сразу пришел его старший сын – вот-вот он сам научится пользоваться компьютером, заведет себе страничку в сети и станет писать глупости из-под странного никнейма. Впрочем, прочтя содержание письма, мысли о сыне Артур сразу из головы выкинул, как крайне неуместные.

Такого быстрого ответа он, признаться, не ожидал. Собеседник был довольно лаконичен и, что больше всего удивляло, грамотен. Артур пребывал в состоянии блаженного неведения о том, что толкает здоровых мужчин заниматься стриптизом, но краем сознания предполагал, что виной всему дефицит внимания, детские травмы и низкий уровень образованности. Ну, скажем, настолько низкий, чтобы не смочь даже на телефонные звонки отвечать.

Но письмо было… нормальным? Как деловая переписка с обычным человеком, ничем не отличающимся от сотен тысяч других. Артур мысленно поругал сам себя. А чего он ожидал? Что из экрана выпрыгнет черт? Пора бы ему, бездельнику и мошеннику, расширить горизонты и вылезать из норы.

Впрочем, к делу.

А разговор этот таинственный парень – нет, Артур даже про себя смущался называть его по никнейму из подписи – вел именно о деле. Что ж, подход, достойный одобрения.

Артур закусил губу, не зная, как начать ответ. О графике и специфике работы он мог распространяться сколько угодно, но начать следовало с более интересного для любого наемного сотрудника вопроса – с денег.

Здесь-то и была некоторая загвоздка.

«Благодарю за оперативный ответ», ― начал он без особого энтузиазма. ― «Прежде всего, позвольте осветить самый важный аспект работы – финансовый».

Арт-агент уж наверняка раскошелится на аванс, если увидит хоть пару эскизов с этим парнем, но прежде Артуру придется самому найти приличную сумму для модели. Моделям платили не меньше десятки в час, а таких часов понадобится не меньше пятидесяти, чтобы впечатлить агентов.

Значит, все-таки дедушкино обручальное кольцо… Сколько милых сердцу вещиц уже погибало в ломбардах? Но делать нечего – или так, или снова выпрашивать у знакомых, половина из которых и так хотела набить ему рожу за невозвращенные вовремя деньги.

«Оплата почасовая, десять фунтов в час, для начала. После организации выставки – десять процентов от прибыли с продажи билетов и пять с покупки объектов. Стартовую цену каждой картины будут определять арт-агенты и галеристы, и предсказать ее не представляется возможным».

Звучало как-то не слишком привлекательно, и Артуру было доподлинно известно, что его творения могли оценить как в пятьдесят тысяч, так и в пятьсот фунтов, что расходы на материалы едва покроет.

«Теперь немного о специфике работы. В назначенные дни необходимо будет являться в мастерскую ко времени, принимать позу согласно постановке и по возможности сохранять неподвижное положение до перерыва. Раз в десять-пятнадцать минут возможны передышки для разминки.»

Артур оторвался от клавиатуры и задумался. Что там еще? За последнее время он так часто проговаривал эту информацию девушкам, что порядком устал тараторить одно и то же и даже рад был вынужденному простою в поиске.

«Работать предстоит в отапливаемом помещении с чайником и раковиной».

Не ахти, как привлекательно, но врать о чем-то еще просто не позволяла совесть. Но вот как описать выставку? Поймет ли этот парень, что он вообще имеет в виду?

«Речь идет о выставке рисунка и живописи, основной темой которой должна стать уязвимость человека, лишенного покровов, естественная уникальность и отрыв от ложных ценностей материального мира».

Вышло как-то излишне пафосно, но тема была нынче в моде – все вокруг склонялись к минимализму, миллиардеры отказывались от своих поршей и мерседесов и пересаживались на велосипеды, гламурные дивы девяностых пропгандировали с экранов и обложек естественную красоту, покрытые тоннами грима… Артур всей душой радел за искусство, свободное от модных веяний, но в данной ситуации вынужден был соглашаться на то, что сулило прибыль.

«Тема очень популярна и привлечет множество посетителей» ― так говорил ему агент, и Артур счел, что можно и раскрыть карты перед потенциальной моделью. ― «В планах работать хотя бы по пятнадцать-двадцать часов в неделю с моделью и столько же без».

Подписываться он не стал. Отправив письмо, он ощутил некое облегчение – возможно, этого парня и не заинтересует вовсе его предложение, и больше не придется – что за абсурдное положение! – вести переписку с мужчиной-стриптизером.

Нет, и все-таки художнику быть таким ханжой просто нельзя. И он откажется от этого своего качества, обязательно откажется... Если отказ этот посулит улучшение финансового положения.

+3

5

Бен внимательно прочел и перечел финансовые условия, но все равно мало что понял. В расценках на такие дела он все равно не разбирался, но как он сам представлял себе эту работу - зарплата была нормальная. Ну, просто нормальная. Наверное, фотомоделям платят куда больше, но так он - не она и вообще, соглашался он не только и не столько ради денег. Надо же, все-таки, пробовать что-то новое? И, тем не менее, письмо он сохранит и потом посмотрит, как дела пойдут.
Специфика работы его тоже устроила - никаких сомнительных эскапад в виде живых статуй. Застыть в одной позе перед художником - это нормально, это и есть искусство. Его изнаночная сторона. Наверное, будет не очень удобно и с непривычки тяжело, но с его ежедневной активностью ему это ничем не грозит. Будет думать о финальном результате. Наверное же этот человек не просто с улицы пришел - он же, наверное, умеет делать то, что делает, иначе зачем ему живые модели?
На фразе про "отапливаемое помещение с чайником и раковиной" Бен усмехнулся. Это было очень похожее описание дома, где он вырос. Так что такой ерундой, как отсутствие комфорта, его было не напугать. Особенно если, в самом деле, обстановка будет комфортная.
А дальше Бен снова задумался. Уязвимость человека? Он вспомнил себя без одежды. Своеобразный выбор модели, однако. Под такую тематику, кажется, больше подошел бы кто-то маленький и дохлый, а у Бена на лице было написано, что со здоровьем у него все в порядке. Впрочем, художник видит как видит - его дело. Дело Бена - предоставить, так сказать, исходный материал. Ну а с лишением покровов, в общем, и так было ясно, что одежда на "материале" вряд ли будет. Что ж, ханжество тут не при чем, - раздеться перед одним незнакомым человеком проще, чем перед толпой. Тем более, по такой причине. Тем более, что, в тему выставки, от Бена точно не понадобится изображать всю мощь здорового мужского организма. Скорее всего.
Прикинув в уме, что пятнадцать-двадцать часов в неделю - это примерно 2-3 часа в день, Бен решил, что согласится. У него все равно не было никаких важных дел, кроме работы, которая занимала полдня. То есть, вечер и полночи. Так что он ответил:
"Спасибо за развернутый ответ. Условия меня устраивают, но у меня есть один вопрос и одно предупреждение. Во-первых, я, как вы догадываетесь, работаю вечером и ночью. Чаще всего - через день, включая выходные, иногда иначе. Соответственно, приходить к вам я смогу только утром или днем. И второе - я правильно понял, что вы будете делать рисунок обнаженной натуры? Совсем обнаженной."
Последняя фраза даже на взгляд самого Бена выглядела по-идиотски - как вопрос юной девственницы, попавшей на фотосъемку хитрого фотографа-порнографа. Он хотел было удалить это и написать иначе, но так и не придумал, как спросить иначе то, что его интересовало. Ну, не так, чтобы очень сильно волновало, но... Смысл, конечно, соглашаться на работу, если не хочешь позировать так, как надо художнику? Но, может, там есть варианты? Даже с тонким куском полотна поверх бедер он все равно будет чувствовать себе уверенней. Или, скажем, сидя нога на ногу - мало ли в какую позу захочет сложить его художник? А, вот, кстати, тоже интересная мысль - поза. Позы разные бывают, ой какие разные... Особенно у уязвимого человека. Но про это Бен все-таки решил не спрашивать, чтобы совсем уж не устраивать цирк. Спросит потом, на месте. И про присутствие либо отсутствие лица на картине - тоже. Вряд ли, конечно, в галереи и салоны ходят люди, могущие знать его семью, но мало ли...
Решив оставить письмо как есть, Бен отправил его получателю. И начал надеяться, что тот правильно поймет причину его странных вопросов.

+2


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » In the Name of Art


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC