Рядом с ним всегда было так: окружающие, родители и статус отходили на задний план. Все ее внимание концентрировалось исключительно на нем и их дочери.
январь, 2020 год ★ +0°...+2°
NC-21

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » a little party never kill nobody


a little party never kill nobody

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

a little party never kill nobody

https://i.imgur.com/MUf7nKt.gif https://i.imgur.com/r8qWLvD.gif

время действия:
winter

Brendon Wentz
&
Aurora Duval

место действия:
london

новогодние праздники - самое напряженное время для всех и каждого. время, когда ты стараешься все успеть, все доделать, все купить, убрать, организовать... время, когда, как бы ты не старался, все обязательно пойдет не так, как хотел

Отредактировано Aurora Duval (2020-01-06 05:40:45)

+1

2

Каждый год под новый год есть такая неизменная традиция – корпоратив.

Да…
И те, кто, пусть если даже и слегка перешагнул, порог «уже можно», гордо предъявляя настоящие документы властителю за стойкой, прекрасно поймут всю боль, которая только способна уместиться в одном столь не большом слове… корпоратив…

Ведь кем бы ты не работал, где бы не обитал – в гадюшнике каком шикарном, по последнему писку одетому от кутюр, кишащем по самое не хочу змеями гремучими, только и жаждущими вырвать из тебя кусок посочнее да повкуснее, или же в ново воссозданной Спарте во главе с Гиперионом [да-да, автор в курсе, что это разные исторические ветви/эпохи/направления, но только представьте, какой бы замес вышел] с мозгами напрочь отшибленными, да прибудет с тобой сила, юный падаван – ровно на один день, а если уж совсем быть точным и занудным - вечер - все кровные враги становятся друзьяшками-поняшками, аж зубы сводит от всей милоты и няшности происходящего вокруг и около, непременно объединенными старыми добрыми товарищами по несчастью - Джимом, Джеком и Хосе. [примечание от автора: Джим Бим, Джек Дэниелс, Хосе Куэрво]. Можно, конечно, еще и советское полусладкое добавить, если кому захочется особо острых ощущений в столь суровое время года, чтоб уж наверняка потом было что не_вспомнить, если вообще и в принципе каким-то неизвестным науке и природе способом выжить удастся. Но это уже так, на любителя. При том, что начинается-то все, естественно, [как же иначе-то?] со светлыми мыслями и намереньями, и стойким, почти что героическим, желанием аки планом миссии невыполнимой прийти, потусить часик, хлебнуть из общего котла зелья [пойла невнятного цвета и содержания, но обижать главного по закускам этого года как-то неудобно в такой-то день мира и котиков] и свалить под шумок. Мол, было дело, отметился, вон, даже на фотках в инстаграмме отмечена, в шапке Санты крайняя слева, у неизвестной коллеги [?] и не важно, что уже бок о бок лет так пять третесь ежедневно – доказательство есть, не придерёшься, не подкопаешься. Коллективный дух. Ухю! И вот, тебя уже вроде и не так сильно ненавидят люди, с недовольным лицом все триста шестьдесят пять дней и еще парочка в году, на мнение которых тебе в общем-то плевать хотелось с высокой колокольни, а можно и пару-тройку из них с нее спихнуть, за компанию, но не будем о том, за что можно и получить немалые… сроки давности за преднамеренность.

В общем, начинается все, как и всегда, за то самое… здравие. Идите вы с ним, конечно же, почти по плану заранее намеченному. До какого-то момента Х… никому неизвестному и неожиданному в своем появлении. А заканчивается уже… как пойдет. Куда приведет. Если вообще пойдет. А может и поползет. А может и вовсе останется лежать, где застукали. Главное, чтоб не у ксерокса и без доступа к вай фай. Мало ли….

Тем не менее, самое болезненное во всем этом мракобесии, как показывает опыт и годы практики с тренировками силы воли и духа, что сдается под натиском безысходности общественности [нет, не частичная амнезия с вопросами к самому себе, откуда все эти люди, в костюмах пони с рогами на голове изрядно окосевшими, синяки и пандомейк, и даже не стремные видосики на ютубчике, потому что в инсту не всякое цензура позволяет нынче сливать позорное] утро. Да, товарищи, утро…. То утро, когда солнечные лучи безжалостно выжигают глаза, через с силой сжатые веки, накрытые сверху подушкой. То утро, когда в голове стадо бизонов отплясывают финскую польку под звуки ирландской волынки, вскидывая свои копыта и демонстрирую все, что должно быть скрыто в обычное время от взора общественности. То утро, когда ты с огромным усилием воли, которой почти и не осталось вовсе, игнорируя предсмертные мольбы печени, разлепляешь-таки глаза свои, ощущая под боком теплое сопящее тело своего [аминь] мужика, который героически принимал все удары и за тебя, и за себя, и за того парня, что горланя во все имеющиеся силеночки, коих внезапно оказывается внушительно, по отношению к тощим пропорциям организма в целом, что он человек-паук, а вон та рыжая – его Джин Грей, пытается перелететь через весь зал, сшибая все и вся на своем пути к любви вечной бесконечной. В этот момент – у т р о - где-то на задворках еще былого сознания все еще мелькает, едва заметным огоньком веры, светлая мысль с обещанием больше никогда и ни за что, - но мы-то знаем, что все это напрасно и с подводной лодки никуда не денешься – собирая разбитые надежды и мечты своего бренного на спокойное восстановление двигательных функций, медленно выползаешь по стеночкам, чтоб не расплескать, с одним единственным стремлением, как путник в пустыне блуждающий…. Кофе. Много. Внутривенно.

Каждый год под новый год есть такая неизменная традиция [рано расслабились, товарищи читатели] – семейные посиделки.

Второй круг ада, что приходится преодолевать на пути к своей плененной свободе и спокойствию душевному, будто Данте стремящийся вызволить возлюбленную Беатриче….

Вообще, если уж быть до конца честным и откровенным, все предпраздничное время, у многих, к слову, начинающееся аж в начале декабря, а то и вовсе ноября/октября [есть те, кто не мелочится и сразу с сентября?], тот еще квест на выживание. Возможно, именно поэтому милые ежегодные попойки с друзьями и коллегами, пока охранники не вывели, становятся своеобразной репетицией грандиозного семейного ужина в Рождество, который так же неизменно, как и гравитация, притянет всех в не менее грандиозный эпик финал - скандал. Правда, позорные видосики никто на утро не выложит. Хоть какой-то плюс. В этом же году, помимо всего прочего, предстояло пережить еще и мировое объединение, по полной, которому всеми силами и возможностями препятствовало похмелье. Впрочем, сдаваться было рановато [или поздновато, просто мозг еще не до конца успел осознать всю степень плачевности ситуации] и закутавшись поплотней в теплый шарф, попыталась сосредоточиться на предстоящих делах в компании новоиспеченного почти родственника [выглядел он, к слову, каким-то уж больно радостным… или просто казалось издалека? а на деле его перекосило от ужаса?], отметая пусть и бодрящий холод, но вызывающий явное желание развернуться и уползти обратно в свою нору, греться и отпиваться кофеином, доза которого уже превышала все допустимые пределы в крови, а пальцы намертво вцепились в медленно, но верно остывающий стаканчик спасителя и губителя в одном флаконе.

+1

3

Год неминуемо подступал к своему завершению, и для большинства прошедший год был обычным, и смена даты на календаре ничего не поменяет, все так же все будет идти весьма ровно и без каких-либо изменений. Не самый отвратительный поворот, иметь некую стабильность, уверенность, и ведь многие годы Вентц так и жил. Он знал, что его ожидает. Традиционный семейный ужин в сочельник, где отец будет пытаться вести себя благосклонно целых минут пятнадцать, пока матушка будет озабоченно щебетать что-то о последних светских новостях, расхваливая дочерей своих подруг, делая упор исключительно на их формы и статус их семей, затем отец не выдерживая начнет задавать вопросы о том, когда Брендон перестанет тратить свое время и уже начнет заниматься делами компании, на что получит ответ, что ему это не интересно и он не желал подобного исхода, и вновь польется грязь о его образе жизни, жалобах, разгуле и о том, что он не может повзрослеть, и лишь чудо оберегает его от букета ЗППП. А в Рождество большой светский вечер, на который матушке всегда удавалось его затащить лишь какой-то сделкой, не иначе, но толку, он просто находил чем себя занять подальше от кучи "друзей" отца и привилегированных девиц, которые не возбуждали, и которые, честно говоря, чаще всего уже имели весьма тесное знакомство с Брендоном.
Одно и тоже, и потом лишь череда рейсов. Сколько раз он пытался сделать так, чтобы их экипаж поставили на праздники, да куда подальше, только вот указ отца всегда отменял его вылет, оставляя в Лондоне, связывая по рукам.
Но потом все изменилось, столь резко непонятно, запуская череду изменений в его жизни. Сперва это был Дилан, их отношения, странные, непонятные, витиеватые, родившиеся из ничего, и ставшие ничем, но принесшие изменения в Брендоне. Дилан верил в то, что судьба бортпроводника не для него, и тогда тот форс мажор на Кипре, когда он пел в баре, пел для публики, а затем и для него, когда ролик выложили на YouTube, когда люди пошли на его канал, в поисках исполнителя, когда мечта просто постучала в окно из-за случая... Дилан был рядом... Дилану было тяжело, потому что его судьбой было небо, были самолеты... Но они думали бороться, только все вновь переменилось. Каллиан. Она вновь появилась в его жизни, после милых каникул в Мадриде и все перевернулось новостью. Все посыпалось. Его стена, что была выстроена за годы, огромный монумент, не зыблемый, бессмысленный, он стал рушиться, обращаясь в прах, заставляя рассматривать каждый кирпич из этого строения, понимая, что он состоит из грязи и потерянности.
Дилан исчез из его жизни, тихо, подобно ветру, как и их токсичная команда, что столько лет была его семьей, пусть и весьма шведской...
Каллиан приняла, она боролась, она влезла под его кожу, в его жизнь, став неотъемлемой частью, от которой он отгораживался, и сломился под которой. И вот все эти перемены, и новая роль отца, любимое занятие и странная стабильность, что непривычно, но приятно ощущалась, позволяя трезво и незамутненно посмотреть на свою жизнь, на свой многолетний протест без смысла.
Он обрел цели, обрел спокойствие, и пусть он понимал, что его чувства к Каллиан не так сильны, как она заслужила это, но он понимал, скольким был обязан ей. Затем в его жизнь вернулось приятное прошлое, его кузина со стороны его матушки, с которой он проводил свои лучшие каникулы в детстве, но после, судьба разделила их на два десятка лет, чтобы вновь свести весьма забавно, весьма иронично.
Затем его находка об изгнании родной тетки его неадекватным дедом, и желание все исправить, и первый конфликт с отцом и первое игнорирование семейного застолья и пышного приема. Поддержка Каллиан и долгий поиск, который позволил обрести ему брата. Потом преследование, подстава журналистов и провал из которого удалось вырваться, и налаживание отношений с троюродным братом Крисом...
Полтора года, хотя казалось бы прошло несколько лет, полных насыщенных событий.
Год полный перемен, возможность выстроить все заново, создать свою семью, свой мир, свою идиллию, с вечной боязнью сорваться, вновь оказавшись на краю, вновь вернуться к жизни полной вечеринок, бесконтрольных связей и дерьма, из которого состояла его жизнь, из которого была сплетена его репутация.
Но нет, Брендон не особо пытался философствовать по этому поводу, лишь подводя некие итоги для себя, и понимая, что теперь способен дышать полной грудью, что теперь возможно он сможет и наладить отношения с отцом, теперь он должен научиться жить счастливо.
Рождество оно приближалось, украшения на улицах превращали Лондон в нечто волшебное, вдохновляющее, но только не хватало снега, для полноты картины. Это Рождество должно было стать особенным для него, как бы сладко это не звучало, но на это Рождество он собирал всех у себя, приглашал родителей, что благодаря старанием матушки перенесли ежегодный прием на сочельник, впервые за тридцать лет ломая собственный уклад жизни. Что это, если не рождественское чудо? Родственники, хотя некоторые все еще были под вопросом, но те люди, которых действительно хотелось видеть рядом, казалось бы это было первое рождество, что пробуждало в Брендоне некое детское чувство восторга, поэтому все должно было пройти безупречно, без напряженной обстановке, неформально. В рождественских свитерах и элем. Ох, он многое отдаст за то, чтобы увидеть отца в подобном виде.
Время подходящее, чтобы заполнять пробелы, чтобы общаться, чтобы вдохновляться на творчество.
Покупка подарков и украшений для квартиры, ведь теперь он должен был создать сказку для Ивон, которой нравились яркие огоньки и мишура. И для подобного квеста прекрасно подходила Рори, она девочка, и она точно должна знать, что подарить Каллиан, ведь вряд ли супруга оценит подарок в стиле тех, что он дарил своим коллегам, в виде секс игрушек или закрытых пригласительных. Впрочем, зная Каллиан, первое она оценит, но это слишком не солидно. Такое можно подарить и просто так.
Настроение было великолепным, и нисходящая с лица улыбка Брендона так и сияла одаривая всех прохожих, пока он не заметил знакомое лицо, которому широко улыбнулся, и махнул рукой. Подойдя ближе, и не расшаркиваясь на лишние слова он просто обнял девушку, и наигранно критично осмотрел ее.
- Душа моя, у меня такое ощущение, что Рождество тебя пропитало слишком сильно. Где твои оленьи рожки и широкая улыбка? - он ухмыльнулся,расправляя плечи,- Спасибо, что согласилась спасти мою задницу, от неминуемого провала, ну и составить компанию. Все же дни семейные, надо проводить с семьей, а мы и так упустили лет двадцать, - он поднял глаза к небу, - Господи, как же я стар! Молодость, не уходи! - он выдохнул,- Ладно, я все равно буду чертовски прекрасен, прости природа, но что Штейны, что Вентцы хорошо сохраняются. - он вновь улыбнулся,- Есть мысли куда пойти? Торговые центры? Маленькие магазинчики? Ярмарки, где продавцы потеряли совесть? Веди меня, о моя путеводная звезда! - он осмотрелся и увидел знак, что запрещал курить и нахмурился,- Ненавижу современный Лондон, никаких свобод. И давай, рассказывай, как ты? С восторгом ждешь всех семейных встреч? Обещаю, моя не будет токсичной, я кажется сумею заставить своего отца спуститься с вершин своего ЧСВ на мой уровень. Кто бы знал, что став дедом, он вспомнит о том, что он человек.

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » a little party never kill nobody