Рядом с ним всегда было так: окружающие, родители и статус отходили на задний план. Все ее внимание концентрировалось исключительно на нем и их дочери.
январь, 2020 год ★ +0°...+2°
NC-21

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » thank you


thank you

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

thank you

http://forumuploads.ru/uploads/0015/8c/c8/1642/62329.jpg

♥♥♥
Achille
&
Lauren

♥♥♥
20.12.2017
♥♥♥
When the world around is racing by
And you've lost your only alibi
I will shelter you and keep you dry
From the storms that rage in your mind.

♥♥♥

+1

2

Чикаго сияет миллиардами ярких огней. Первые две недели декабря город накрывает плотная дождевая туча, и многочисленные светодиодные фигурки оленей и Санта-Клаусов, яркие гирлянды и свежие ели заливает вода. Это мало напоминает рождественское настроение, но к середине месяца погода резко меняется, ударяет мороз и улицы, наконец, покрываются ровным белым слоем снега.
Треть офиса валится с непонятной простудой, артисты хандрят, явно желая сорвать график выступлений, авторов, кажется, и вовсе оставляет вдохновение - тексты не пишутся, музыка не играется. Одним словом, все чертовски устали и ждут Рождества.
Настроение Ашиля на нуле. Последнюю неделю он буквально заставляет себя ходить на работу, регулярно опаздывает в будни, а на выходных не может заставить себя подняться с постели, и проводит часы в бездумном просмотре сериалов, обложенный коробками из-под пиццы и винными бутылками. Душераздирающее зрелище, чертовски напоминающее "Дневник Бриджит Джонс" с той лишь разницей, что мороженое из "Баскин Роббинс" и романтические комедии Ассани терпеть не может. Две ночи он и вовсе мучается бессонницей, но и до этого ему дела нет.
Самое хреновое, что Аши становится плевать и на работу тоже.
Хлои пытается поговорить с ним три или четыре раза, но он, всегда вежливый, посылает её нахрен, и теперь они не разговаривают вообще - даже не здороваются, сталкиваясь лицом к лицу в коридорах. Ашилю всё равно - он живёт от утреннего кофе до ланча (отказываясь от любой компании, обедает один, в маленьком итальянском ресторанчике неподалёку от офиса), а затем от короткого перекура и до самого вечера. Он игнорирует звонки друзей и тоскливо смотрит на брошенный в чёрный список номер.
Патрик Хейз.
После отвратительной сцены в рестораны, где Ашиль понял - всё, баста! пора с этим заканчивать, - и сам бросил своего восхитительного, но чертовски не желающего обязательств любовника, жизнь теряет краски. Работа не приносит удовольствия, а уютная квартира-студия превращается в кошмар вечного одиночества, куда приходится возвращаться по вечерам.
Поэтому Ашиль почти не спит, много курит и ещё больше пьёт. Выглядит он словно студент после жёсткой сессии и ещё более жёсткого порева, и его состояние рано или поздно начинает влиять на качество выполняемых (точнее не выполняемых) задач. После очередного факапа (что? я забыл забронировать студию для Моники? да и хрен с ней! Хлои прерывает грозное молчание и садится разговаривать с Ашилем.
Диалога не получается, и, возможно, впервые в жизни они ругаются почти до крика. Ассани вылетает из переговорки, напоследок хлопнув дверью.
Сегодня пятница, и сотрудники лейбла, подогретые рождественским настроением, уходят пораньше. Команда ребят из звукозаписи предлагает Ашилю завалиться в ближайший бар, но тот, узнав, что будет Хлои, отказывается, и в итоге остаётся на этаже один.
Если не считать Лоурен Рассел.
Ашиль сидит за столом, недалеко от её кабинета и напряжённо смотрит на тоненький луч света, что освещает порог. Ло редко закрывает к себе дверь, а сейчас она и вовсе решила задержаться, хотя её расписание девственно-чисто. Тем лучше.
Вздохнув, Ассани открывает верхний ящик и достаёт лист заявления на увольнение. Решение пришло к нему ещё несколько дней назад, и от него скребёт внутри хуже, чем от дешёвого виски. Тем не менее, Ашиль решительно собирает волосы в хвост, берёт заявление и направляется к кабинету.
- Тук-тук? - он стучит костяшками в дверь и через силу улыбается. - Можно к тебе?
Внутри чертовски уютно. Горит одна настольная лампа, стол Лоурен завален всякой ерундой, а в углу тихо помирает фикус, который регулярно забывает поливать Сэнди, местная уборщица. Ашиль кусает губы и присаживается на край стула. Возможно, будь он сейчас чуть менее затраханным работой и личной жизнью, чуть более внимательным и проницательным, то заметил бы, что и Лоурен выглядит уставшей. Но сейчас в голове Ассани только одна мысль, и он хочет высказать её как можно скорее.
- Прости, не буду задерживать тебя в пятницу вечером...
На самом деле буду.
- Я по одному вопросу, - выдохнув, Ашиль кладёт лист поверх прочих бумаг и сцепляем руки в замок. - Я ухожу.
Навсегда. Вот так, быстро и безоговорочно. Просто потому, что он больше так не может, и хочет бросить всё - работу, этот город, свою идеальную жизнь, - и сбежать. Обратно под крыло к родителями или просто на другой конец света, всё равно. Лишь бы подальше от Патрика Хейза.

+1

3

Предпраздничные недели, то время, когда все вокруг улыбаются, предвкушая скорое радостное событие, что должно быть насыщенно уютом, которое сулит некое единение, с семьей или коллегами, или даже прохожими, которым весело киваешь, видя похожую гору покупок, или такое же усталое лицо от всей этой суеты. Витрины магазинов загораются множеством огней, и даже маленькие кофейни пытаются сделать все, чтобы пробудить дух Рождества.
Но замечать подобные волшебные нотки в атмосфере, Лоурен удавалось с трудом, работа в эти дни превращалась в настоящий ад, то закрытие финансового года, то, осознание, что все сроки летят, а времени остается ничтожно мало до задуманного, и все приходиться наверстывать в темпе бешенного вальса.
Пять дней до релиза альбома Моники, в успехе которого Лоурен была уверена, но при этом не согласованны три площадки для тура, а режиссер, с которым договаривались о музыкальном видео попал в больницу и надо было срочно найти замену, чтобы не пропали вложенные деньги в клип.
Еще и Эндрю впал в тоску, постоянно недовольный тем, что у него получается.
Господи, сделай упор на блюз и все! Если настроение никакое! - ехидная мысль то и дело проскальзывала в голове Лоурен, но она лишь всячески поддерживала Смита, говоря о том, что это просто временный спад и он все так же хорош как раньше.
Под горой работы умирал весь персонал ее небольшого офиса, который когда-нибудь должен будет стать целым лейблом из продюсерского агентства. Затем простуда, прокатившаяся по сотрудникам, и накал стал совершенно душащим. Нервы сдавали у всех, а дедлайны неумолимо висели над головами, и, казалось, в голове время с укоризной тикало у всех, подобно детонатору.
Но на работе было проще, в этой суете, в этих всполохах неминуемого провала, ибо тогда Лоурен не думала о том, что дома ее ждала пустая квартира...
Джаред, он уже несколько месяцев был в туре, и плотность его концертов удивляла тем, как ее супругу удавалось выдерживать такой напор, работая на огромных площадках, наполненных тысячами фанатов, желающих окунуться в мрачную философию текстов Рассела, или просто наслаждаться образом своего кумира.
Лоурен ненавидела столь долгие отсутствия, ненавидела думать об этом, и всегда боялась того, что ее страхи о том, что соблазн окажется велик для него, сбудутся. Она достаточно работала в этой сфере, чтобы знать, как бывает, когда безумная фигуристая фанатка может подкараулить, предлагая всевозможные способы расслабиться.
Рука дернулась, и подпись на документе вышла кривой.
- Scheisse! - Лоурен мотнула головой, желая отбросить неприятные мысли, выкинуть их, и вновь видеть текст на распечатанных листах, а не растворяться в тумане собственного отчаяния, который мешал думать трезво, работать.
Он говорил, что постарается выбраться на Рождество...
Смешно...
Я же знаю, что нет...

Пальцы коснулись лба, и тонкие нити боли прошли по затылку. Сколько уже прошло времени с того момента, когда она смотрела на часы? Несколько часов? Возможно.
В офисе было тихо, что означало то, что рабочий день уже давно закончился. Лоурен скользнула взглядом на монитор компьютера, обновляя почту, и тяжело вздыхая, видя количество необработанных писем. Хлоя всегда оставляет те, что предназначались именно для Рассел и требовали ее взглядов и решения.Отчеты, два контракта, и несколько соглашений, для которых требовалась внимание и концентрация, которые сейчас отсутствовали в Йерсель.
Она открыла лишь отчеты по продажам, и тень улыбки скользнула по ее губам.
Хоть что-то хорошее...
Лоурен взяла телефон в руки.
Ничего...
Ничего от него, ни сообщения, ни пропущенного звонка. Он весь в работе, весь в себе... Все как обычно, только ей от этого не легче...
Экран телефона все еще горит на их переписке с джаредом, где последние сообщения были пару дней назад. Она задумчиво смотрела на телефон, борясь с желанием написать ему, не зная, стоит ли это сделать, мучаясь, надеясь на то, что он будет первым.
Большой палец скользнул по ее губе в задумчивом жесте, и пальцы все же коснулись телефона, написав короткое "Скучаю по тебе".
Отправлено. Доставлено...
Голос, прозвучавший неожиданно, заставил Лоурен дернуться и поднять глаза на Ашиля, улыбнувшись ему в ответ, и вздохнув, будто предвкушая что-то не самое хорошее...
Хлоя несколько раз говорила, что с Ашилем что-то происходит, и уверяла Лоурен в том, что разберется. Все были на взводе. Оставалось надеяться лишь на то, что это просто был такой период...
- Привет, проходи, - она отложила телефон, и устало потерла уголки глаз, поворачиваясь на кресле всем корпусом к Ассани,- Садись.
Лоурен посмотрела на лицо паренька, откидываясь на спинку, и вновь тяжело вздыхая, выжидая.
Лист оказывается поверх ее бумал, и Рассел быстро скользит по нему взглядом, вновь возвращая свое внимание к Ассани.
- И что это? - Лоурен склонила голову набок, с вниманием смотря на весьма и весьма талантливого человека, что прекрасно вписывался в их ритм работы, что мог пойти весьма далеко, раскрывая свой потенциал,- Ну по мимо того, что это просто заявление о том, что ты хочешь ретироваться, в весьма сложный период времени для нас? - она приподняла уголки губ,- Ты думаешь, что я отпущу тебя? - она с иронией взглянула на него,- Я не подпишу. - она отодвинула, лист обратно к Ашилю, - Тебе не кажется, что мы засиделись на работе? А ты прав, сегодня вечер пятницы. - она поднялась со своего места, беря сумку, и доставая свое пальто,- Собирайся давай, буду ждать тебя внизу у автомобиля. Надеюсь у тебя не было планов на вечер.
Она полуобернулась к нему, мягко улыбнувшись.

+1

4

Ашиль нервно мнёт в руках край рубашки и смотрит на Лоурен исподлобья: долго, мрачно, отчаянно скрывая волнение, что сейчас рвёт на части, словно атомная бомба. Он вообще не любит долгих разговоров и, в силу возраста ли, особенностей ли характера, но неприятные вопросы предпочитает решать, рубя с плеча. Что-то вроде: ты уходишь? - да. - Очень жаль. Где подписать? - здесь. - Что ж, спасибо за работу. - спасибо и тебе.
Конечно, он не думает о мадам босс плохо. Она никогда не представлялась ему чёрствой сухой стервой типа Анны Винтур, которая пережёвывает и проглатывает своих сотрудников, словно аппетитный стейк хорошей прожарки. но конкретно сейчас, испытывая ужасающий стыд, Ассани предпочёл бы обойтись одной подписью и испариться с чужих глаз.
Но что-то идёт не так.
- Прости? - он растерянно моргает и тут же чувствует, как краска заливает лицо. - Ооо... нет, конечно, я не думал бросать компанию в самый разгар работы...
Запинаясь, Ашиль замолкает. Он бесится от одного звучания собственного голоса, а слова и вовсе выглядят жалкими. Потому что Ассани действительно бросает людей, с которыми работает уже много месяцев. А Лоурен Рассел умеет удивлять, как никто другой.
Как и всякий склонный к драматизации человек, родившийся под знаком Льва, Ашиль Ассани успевает в красках представить собственной увольнение. Со слезами, соплями, взаимными обидами и растоптанной гордостью. О, он уйдёт очень тихо, никому ничего не говоря, но Нэнси из отдела кадров, эта толстая болтливая сука, непременно растреплет всем вокруг, что младший ассистент Лоурен увольняется - наверняка не справился с объёмом работы, сосунок! И многие сначала подумают, что это шутка, ведь Ашиль не будет подавать виду и, напротив, станет работать с утроенной силой. А потом в один прекрасный день он соберёт свои вещи (даже маленький кактус по имени Стив!) в большую картонную коробку и, никому ни слова не говоря, отправится на выход. На первом этаже сдаст пропуск охране и уйдёт с гордо поднятой головой. А Хлои будет рыдать, как ненормальная, и скажет остальным: о, Боже милостивый, это я во всём виновата! Да-да, именно так и будет!
На самом деле нет.
Ашиль неохотно выныривает из своей фантазии и с удивлением смотрит на Лоурен. Хотя, что там говорить, он не удивлён, а поражён до глубины души! Какие планы на вечер пятницы? Не, не слышал!
- Буду через пять минут, - окончательно сконфузившись, бормочет он и настороженно смотрит вслед мадам босс, которая направляется к лифту.
Заявление одиноко лежит на столе, Ассани берёт его и с ожесточением сминает в кулаке. Он чувствует себя круглым идиотом и, что немаловажно, маленьким глупым мальчиком. Это сравнение повергает его в ещё большую ярость, потому что на разницу в возрасте частенько намекал Мужчина его мечты. Возможно, это и стало главной причиной их расставания?
- Чтоб ты сдох, - с чувством проговаривает Ашиль, непонятно кого имея ввиду: то ли дубоголового Патрика, то ли инфантильного себя.
Он швыряет заявление на свой рабочий стол, по пути чуть не сбивает беднягу Стива, и начинает закидывать в сумку кучу разной дребедени: от косметики до мятных пастилок и мятных ключей от квартиры. Сейчас не до порядка - накинув пальто и кое-как завязав вокруг шеи длинный шарф, Ашиль, спотыкаясь, идёт к лифту. В кабине, под безжалостным "дневным" светом он ещё раз мрачно рассматривает себя в зеркальной стене, отмечая, что на лбу вот-вот появится новый прыщ.
Пора заканчивать жрать шоколад, - решает Ассани и выходит на первом этаже.
На стойкой скучает сонный секьюрити, который вряд ли замечает, что перед ним откуда ни возьмись появляются ключи от офиса. Ашиль поплотнее запахивает пальто и выходит на улицу, где мягкими хлопьями на асфальт ложится снег, дует несильный ветер и вообще, атмосфера достаточно романтическая.
Лоурен находится на парковке. Кроме её автомобиля тут больше ничего нет - сотрудники уже давно разъехались по домам и ближайшим барам, Ассани же больше неделю не садится за руль, подозревая у себя суицидальные наклонности на почве разрыва. Он деликатно кашляет и начинает с преувеличенным вниманием застёгивать пуговицы пальто. На деле же максимально оттягивая момент, когда придётся посмотреть мадам в босс в глаза.
Тем не менее, эта минута наступает.
- Куда поедем? - медленно проговаривает Ашиль и ужасается тому, как глупо звучит эта фраза после произошедшего в кабинете десятью минутами ранее. Он всё ещё слегка в шоке и готов вотпрямздесь помереть от стыда перед Ло, которая всё это время была так добра к нему. Поэтому думает, что вопрос с увольнением пока не стоит поднимать.

+1

5

У каждого в жизни случаются моменты, когда кажется, что все идет крахом, что что-то где-то пошло не туда и не как хотелось бы, и в такие моменты слишком часто хочется бросить всё, чтобы перезагрузиться, бросить вызов всему, кричать в пустоту, отказаться от всего, только порой спустя время, пелена, что была столь приятно иллюзорной спадает, и становится видно сколько шагов было сделано в сторону от верной дороги. Впрочем, порой эти шаги открывали новые пути, но порой могли подвести к обрыву.
Хлоя достаточно говорила, чтобы Рассел смогла отметить для себя некоторые моменты, пусть и была погружена в работу, разбираясь с лавиной нахлынувших проблем.
На улице было снежно, и огоньки на витринах и на окнах весело моргали навевая предпраздничное настроение, хотя все же украшения скорее всего в этот период были неким оккультным символом, чтобы вбить это самое настроение в подсознание, сыграть на детских восторгах и чувстве уюта. Откуда-то доносились песнопения, хотя для "любителей" традиций это неплохое время чтобы подзаработать, выстраиваясь у крупных заведений облаченными в оленьи рога или снежинки, ведь всегда можно было что-то, пусть немного, но заработать за слаженное исполнение, ну или в ином случае, получить деньги, чтобы исполнители убрались подальше со своей какофонией от очередного семейного ресторанчика.
Водитель Томас, получивший сообщение от Лоурен, сказал, что уже спешит, ибо пользуясь моментами докупал подарки для своей семьи, и явно понимал, что ночка у него сегодня будет напряженной, но премия обычно заставляла его лишь кивать с благодарностью и превосходно выполнять свою работу. Впрочем Томас и не жаловался, ведь подобная должность и зарплата, для человека без образования, но с двумя детьми мечта.
Йерсель подняла взгляд к высотному зданию, смотря на окна своего кабинета. Пока это небольшой офис, она верила, что все измениться, потому что она верила. Потому что она знала, что окружает себя профессионалами, теми, кто может болеть за дело так же, как она, кто будет гореть и раскрываться, ведь возможностей было слишком много, потому что все должно быть хорошо, потому что мир, это гребаный баланс, и хоть где-то у человека все должно быть успешно... Хоть где-то...
Йерсель достала телефон из кармана пальто. Глупая привычка... Необоснованная, учитывая, что не было вибрации, а на часах не отобразилось ни одного оповещения, но тонкая ниточка надежды, будто обматывала пальцы, заставляя их сжимать корпус телефона, убеждаясь в том, что она не пропустила по невнимательности что-то. Что-то от него...
Ничего...
Лоурен услышала кашель, и подняла голову, убирая гаджет в карман и мягко улыбаясь Ашилю, смотря на него с неким пониманием и покровительством. Если вдуматься, у них была небольшая разница в возрасте, всего каких-то лет пять, но только в этом возрасте эти пять лет как-то ощутимы.
- Не знаю, - пожала плечами Лоурен, подошедшему Ашилю,- Сейчас придет Томас, и поедем, а то он что-то решил докупить к праздникам.
Ло не умела водить машину, и хоть порой она задумывалась о том, чтобы получить права, она смотрела на свой график, а затем на то, как ей удобно располагаться на заднем сидении и заниматься делами в пути, и мысли как-то растворялись.
- Босс, я пришел! - Томас, весьма миловидный мужчина около сорока появился на парковке груженный множеством подарочных пакетов, из-за которых скорость его передвижения заметно снизилась, и что заставило Лоурен весело ухмыльнуться.
- Я думала значение слова "докупить", немного иное, не схожее с "скупить всё".
- В торговом центре были скидки, и как-то все вышло из-под контроля, - он открыл багажник и закинул туда все приобретения, переводя взгляд на Ассани,- Доброго вечера, Ашиль.
Томас открыл автомобиль и открыл Лоурен дверь, помогая ей сесть на сидение, и после занял свое место за рулем.
- Поехали в BIG Bar, место не самое дизайнерское, но зато виды на город великолепные, если не отвлекаться на их множество телевизоров. - сказала Лоурен оказавшемуся рядом Ашилю, и быстро посмотрела в зеркало заднего вида, ловя взгляд Томаса, который кивнул,- Ну, или есть что-то на примете у тебя? Я не сильна в заведениях, хотя казалось бы, это моя работа. Но тут мне вечно помогает Хлои. Хотя, ты и так знаешь.
Автомобиль аккуратно тронулся, покидая парковку и выезжая на трассу.
- Ты не говорил на этой неделе с Эндрю? Он ходит расстроенный, психует, недоволен своей работой... Хотя мне понравилось, просто больше лиричных мотивов. Думаешь он не сильно критичен к себе? - она улыбнула, - Чем предпочитаешь напиваться?
Автомобиль остановился у входа и Томас спешно вышел открывая двери:
- Напишите, когда повеселитесь. -он улыбнулся,- Ну, или решите место дислокации сменить.
Лоурен подмигнула:
- Спасибо, ты чудо.
Народа было много, но Ло не составило трудна быстрыми переговорами с менеджером и получить столик.
- Ну тут миленько, - она махнула официанту, который быстро подошел,- Водку с вишневым соком, пожалуйста, и лучший десерт, сегодня тянет на сладкое. - она посмотрела на Ассани, - Так, чем вызван твой побег с корабля, месье Ассани?

+1

6

- Привет, Томас, - рассеяно здоровается Ашиль. В другом настроении (состоянии?) он бы непременно пошутил - ведь водитель Ло был отличным парнем, - но сейчас просто наблюдает за тем, как счастливый семьянин грузит подарки в багажник автомобиля.
Они с Патриком хотели уехать на Рождество куда-нибудь подальше от снега и холода. Ашиль смотрел билеты на Гавайи и даже хотел приобрести их в качестве подарка, но случилось то, что случилось. Наверное, Патрик счастлив, что в кои-то веки ничто не будет отвлекать его от любимой работы. Ассани же получит возможность сбежать обратно в Париж.
Который, к слову, чертовски романтичен в рождественские праздники.
Почувствовав, как к горлу подступает комок, Ашиль сглатывает и молча садится в машину. По сути, ему было всё равно, куда ехать - лишь бы не домой, где могут встретить разве что холодные стены и пустота. В коридоре до сих пор стоит сумка с мелочами типа домашней одежды и зубной щётки, которую Ассани забрал из дома любовника. Разобрать это барахло у него пока что не хватает сил, и, скорее всего, оно отправится в ближайшую мусорку.
С каких пор ты стал таким сентиментальным? - кисло думает Ашиль, наблюдая за тем, как вечерний город проносится в окне.
- Мы с ребятами обычно ходим в бар неподалёку, но сейчас, я думаю, там зависает половина нашего офиса, - вяло отвечает Ассани, просто чтобы поддержать беседу. Он потрясающе аморфен сейчас, но не хочет показаться Лоурен, которая так добра, грубым. - Неплохое место, атмосферное.
А Эндрю... чёрт возьми, что с ним? Ашиль берёт себя в руки и прокручивает в голове последние новости, связанные с певцом. Джазмен всегда нравился ему как минимум потому, что в отличие от прочей звёздной тусовки, не просто талантлив, но и обладает покладистым характером. Вот только впервые в жизни Ассани не знает, что сказать - погружённый в свои мысли в последние дни, он совсем не понимает, о чём говорит Лоурен. И уж конечно не знает, что там творится с Эндрю.
- Я могу поговорить с ним, - как-то невнятно объясняется Ашиль, и тут же думает: что значит могу поговорить, если ты, красавчик, решил увольняться? - Эээ... может, Эндрю просто тоже следует напиться?
Лоурен кажется спокойной, почти безмятежной, и это заставляет Ашиля нервничать ещё больше. Он махает Томасу на прощание и ныряет в тёплое, полное людских голосов помещение. На самом деле, напиться - идея неплохая, а главное, несёт в себе зерно некое стабильности. Ведь всю неделю Ассани только и делал, что вливал в себя спиртное. От вина его мутит, поэтому он заказывает официанту джин-тоник и нехитрую закуску, к которой вряд ли притронется.
Пока несут заказ, Лоурен предпочитает перейти сразу к делу. Ашиль поводит плечами в ничего не значащем жесте и тщательно подбирает слова. Тщательно - потому что оправданий у него, по сути, нет.
- Я не бегу с корабля, - говорит он; взгляд его медленно скользит по чужим столикам, ни на чём конкретно не останавливаясь. - Я готов закончить самые важные дела до Нового года. И уйти в январе.
Звучит... жалко. И это совсем уж не похоже на пафосный план - свалить так, чтобы все крепко пожалели. Ашиль тяжело вздыхает, признавая абсурдность собственных слов, но к его счастью появляется официант с подносом. Две коктейльные рюмки, миниатюрная тарелочка с каким-то совершенно восхитительным пирожным, канапе - выглядит отлично. Не дожидаясь мадам босс, Ассани поднимает свой бокал и осушает его в половину. Крепкий алкоголь огненным вихрем проходит через глотку прямо в пищевод, заставляя вздрогнуть. Но голова становится неожиданно ясной.
- Я не справляюсь с работой, и всем будет намного лучше, если я уйду, - заявляет Ашиль. - Всё идёт через задницу, Лоурен. Я уверен, что Хлоя держала тебя в курсе последние дни. Давай будем считать, что я просто перегорел и потерял интерес к работе.
Он повертел в руках бокал, после чего поставил его на стол и как-то по-детски сказал:
- Хочу домой.
Да. Домой. К маме, папе, старшим братья - под большое сильное крыло. Туда, где нет выжимающего душу одиночества, изнуряющей работы и ругани с людьми.

+1

7

Well, who am I? I’m almost 25
Can’t remember half the time that I’ve been alive
'Cause half was in a cheap apartment
And half was on the Eastside (Eastside)
They said don’t meet your heroes, they’re all fuckin' weirdos

Вечерний Чикаго, особенный, и зачаровывающе красиво смотрится озеро Мичиган, на темной глади которого очерчивается горящий огнями город. Нет, наверное Рассел никогда не примет жизнь в США, не будет чувствовать себя тут легко, и не полюбит местный кофе, пусть это и страна, которая задает вектор в медиакультуре, но все же, вся эта жизнь, правила и законы казались слишком чуждыми, налоги и подозрительность большинства людей.
Но вид небоскребов был поистине завораживающим, и на него хотелось любоваться, всматриваться, пусть Нью-Йорк и казался куда боле аккуратным со своими высотками, имеющими более утонченные формы, но в Европе все было куда проще.
Лоурен ничего не ответила Ашилю в автомобиле, лишь одобрительно ухмыльнулась и кивнула. Да, она хотела, чтобы он поговорил с Эндрю, хотела чтобы он не забывал, что ему нравится его работа, нравится решать сложные задачи, которые то и дело всплывают в их деле.
- В январе? Когда начнётся тур Моники и надо будет заниматься выпуском ее сингла? - голос Лоурен был спокоен, но она вплела в него нотки теплоты и некого укора, ненавязчивого, но достаточного, чтобы оставить некую оскомину на разуме своего собеседника, - Не справляешься? Это ты так сам для себя решил? Сам поставил себе диагноз без врача? - она взяла свой бокал, с материнской усмешкой ухмыляясь тому, как ловко и быстро Ассани осушил свой бокал,- Или уже нашёл куда уйти? - Лоурен продолжала вести свою линию, линию спокойного разговора, с вкраплениями иголочек, которые должны помочь ей понять, насколько Ассани уверен в правильности своего решения, насколько все взвешено, и судя по всему, как она и предполагала, это походило лишь на вспышку, на желание все бросить, скрыться, спрятаться. Как знакомо... - Понимаю, - деловито продолжила Йерсель, -что с твоими талантами тебя заберут фирмы куда крупнее, но я думала, ты веришь в то, что через пару лет мы сможем составить достойную конкуренцию многим лейблам. А приятнее утереть нос, когда был почти с самого начала, разве нет? - она улыбнулась,- Ты же не собираешься уходить в нечто серьезное? Большие корпорации, где все в строгих костюмах и с серьезными лицами?
Она вновь сделала глоток, затем еще один и еще, пока фактически залпом не осушила свой бокал позволяя крепкому напитку как можно скорее пустить дурмана и легкости в ее мысли.
- Ашиль, хочешь домой, так езжай, - она подалась вперед, заглядывая парню в глаза,- Почему нельзя было просто попросить отпуск, чтобы разобраться в себе? - она склонила голову набок,- Единственное, что я подпишу тебе, так это двенадцать дней отпускных, чтобы ты увиделся с родными и отдохнул, и чтобы ты понял, что твое место рядом со мной, в L_Music, во всей этой кутерьме, в этом хаосе, который тебя вставляет, я же вижу, как ты горишь, я не слепая, - она повернулась быстро к проходившему официанту, показывая на бокалы, чтобы тот повторил,- Всё не может идти в задницу Аши, потому что где-то, но все должно быть стабильно и хорошо, надо к этому стремиться, иначе так можно потопить себя. Аши, запомни, чтобы не случилось в жизни, ничто не должно тебя сломить, сломленная личность никому не нужна. Не надо бежать от проблем. Если бы я думала, что ты не справляешься, или не можешь, я бы не взяла тебя, потому что я понимаю, какой хаос сейчас, и верю, что это лишь цветочки, с тем, что будет дальше, и без тебя, будет трудно, потому что ты всё можешь. - она коснулась пальцами его ладони,- Скажи, что произошло с тобой? Забудь, что я сейчас твой босс. Сейчас я просто Ло, которая хочет выслушать и поддержать. Я знаю, как нужна поддержка, и сколь трудно справляться, когда ее нет, - как у меня....
Телефон все так же был недвижим, все так же ни одного сообщения, ни одного намёка...
- Знаешь, по-моему только Хлоя и Джаспер знают, что я замужем... - грустно проговорила Лоурен, скорее обращаясь к столу, чем к Ассани, и лишь потом поднимая взгляд на парня. - Так как ты смотришь на то, чтобы сегодня напиться, напиться по серьезному, оттянуться, потому что у меня совершенно нет желания возвращаться сегодня в пустую квартиру.

0


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » thank you