http://forumstatic.ru/files/0015/8c/c8/48482.css
http://forumstatic.ru/files/0015/8c/c8/85031.css

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » In the Bleak Midwinter


In the Bleak Midwinter

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

In the Bleak Midwinter

http://forumuploads.ru/uploads/0015/8c/c8/2260/29983.jpg

время действия:
февраль 2020

Edward Eastley
&
Gabriel Rivera

место действия:
загородный дом, предместье Лондона

Случайности не случайны. Только не всегда ясно, хорошо это или нет.

http://sg.uploads.ru/gXb5v.png 10.02.2020 - 17.02.2020

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД НЕДЕЛИ
Эдвард & Габриэль

Ваш эпизод просто потрясающий! Весь Лондон с замиранием сердца ждал каждого вашего поста. Все слова, что вы написали, сложились в замечательные предложения, сплелись в единую, уникальную историю! Мы счастливы, что вы поведали нам о кусочке своей жизни и надеемся, что вы и дальше будете радовать нас своим талантом и захватывающим сюжетом.

+2

2

Энрике и Анита Ривера уже много лет работали на Оливию Годфри, владелицу аукционного дома и известную в Лондоне меценатку в области живописи. За это время миссис Годфри сменила три загородных резиденции. В первой ей было слишком тесно. Комнаты с потолками ниже четырёх метров она называла "кладовками", а спать в кладовке ей положение не позволяло. Вторая резиденция отвечала её вкусам относительно пространства и планировки, но когда в трёх домах произошло ограбление. Некоторые её картины стоили целое состояние, и рисковать ими она не собиралась. Третья резиденция пока продержалась дольше всех, хотя тот факт, что бассейн находился в подвальном этаже, огорчал миссис Годфри летом. Она даже планировала заказать второй бассейн, под открытым небом.
Да, Оливия Годфри многим могла показаться избалованной, капризной и требовательной леди, но те, кто знал её немного ближе, замечали тот факт, что за всё время она не сменила свою прислугу. Её верность распространялась только на людей и любимые произведения искусства. То есть на то, что заменить было нельзя.

В эти выходные особняк готовился принимать гостей. По этому случаю миссис Годфри попросила Аниту, свою горничную, позвать её сына Габриэля помочь. Он вырос под крышей Годфри, и Оливия знала его как хорошего человека. В прошлом он уже помогал своим родителям в подобных случаях, когда дел было очень много. Приглашать к себе чужих людей миссис Годфри не любила, предпочитая полагаться на тех, кого знала и кому доверяла.

- Hola, mi querido hijo!*,- Анита крепко обняла Габриэля и расцеловала его в обе щеки, сияя от счастья встречи после почти трёх месяцев разлуки. Она даже чуть всплакнула, промокнула уголки глаз платком, всплеснула руками и снова обняла.
- Hola mamá,- ответил Габриэль. Встреча с родителями всегда была для него бальзамом на душу, несмотря на то, что отец немного отстранился после того, как узнал, что единственный сын предпочитает мужчин. Габриэль готов был ждать, когда отец оттает, сколько понадобится. Он точно знал, что Энрике Ривера может придерживаться любых взглядов на радужное сообщество, но семья для него всегда была и будет превыше всего. Оставалось только подождать.
- Пойдём, Гэбби, начнём со второго этажа. Вместе мы быстро управимся.
Ему оставалось только кивнуть и позволить маме увести себя за руку в дом. Сколько бы ему не было лет, Анита Ривера всё равно будет видеть его своим маленьким сыном, которому нужны её забота и любовь. Габриэль, впрочем, не жаловался, а даже радовался этому.
С самого утра пятницы в доме шли приготовления: уборка, свет, проверка звукового оборудования, готовка. Когда начало темнеть, к дому по одной стали приезжать автомобили гостей. Отец Габриэля занимался парковкой, Оливия лично приветствовала гостей, после чего Анита отводила их в подготовленные гостевые комнаты.
Всё шло гладко, пока Аните не потребовалось отлучиться на кухню. Миссис Годфри пришлось лично проводить одного из дорогих гостей наверх. У дверей на дежурстве остался Габриэль.

Дверь открылась, и в гостиную зашёл мужчина. Он был незнаком ему, и Габриэль вдруг обнаружил, что волнуется. Мужчина не выглядел пугающе и не вёл себя агрессивно, но юноша вдруг почувствовал, что ему становится душно, а воротничок белой сорочки хотелось расстегнуть.
"Спокойно, это всего лишь гость. Да, миссис Годфри нет, мама тоже занята, всё на тебе, но это же не повод паниковать. Расслабься, Гэб",- сказал он себе и шагнул к гостю, мягко улыбаясь.
- Доброго вечера. Позвольте ваше пальто,- он шагнул мужчине за спину и помог ему освободиться от верхней одежды. Неожиданно для себя он оказался рад, что тот не мог видеть его лица в момент, когда Габриэль чуть покраснел, фиксируя у себя все признаки... физической симпатии: участился пульс, дыхание стало более глубоким, кровь прилила к щекам, ушам, губам... и не только. Габриэль дал себе пару секунд сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, пока вешал пальто на крючок, а затем обернулся к гостю, стараясь не смотреть ему в глаза и держать взгляд в районе губ,- мы не знакомы...
Он пытался произнести традиционный текст для того, чтобы представиться, но понял, что смотреть на губы в его состоянии было ошибкой. В горле пересохло, и Габриэль поперхнулся, слегка закашлявшись.

*Здравствуй, любимый сыночек (исп.)

+1

3

Наконец-то наступили выходные. Вообще-то Эдвард свою работу любил, как и все, что было с ней связано. Но отдыхать надо даже от любимых вещей и людей. И на выходные как раз удачно подвернулось приглашение в загородный дом от друзей. Хорошо, допустим, хороших знакомых. А это сулило, как минимум, пребывание за пределами офиса, хотя, конечно, телефон Эдвард не отключал никогда. Максимум - ставил на беззвучный режим. А в этот раз отдыхать он будет еще и без супруги, которая уехала еще раньше по своим делам. Приглашение было на двоих, но вряд ли кто-то сильно от этого расстроится - хозяевам меньше хлопот.
Эдвард постарался максимально освободить вторую половину дня - ехать надо было все-таки загород. Впрочем, по дороге туда он все равно работал, просматривая файлы и рабочую почту. Место было хорошее, красивое, а еще лучше, что отдых организовывал не он. Поэтому можно будет вообще ни о чем не беспокоиться, включая оплату чеков. Но, разумеется, марочный алкоголь в подарок хозяевам он привез, никто не ходит в приличные гости с пустыми руками.
В холле его внезапно встретила не хозяйка дома. Это было не страшно, конечно, гостей много - а она одна. Эдварда больше удивило, что встречающего он не знал, хотя бывал тут в гостях достаточно часто. Член семьи? Еще один гость? Молодой человек поздоровался и попросил пальто - значит, точно не гость.
Эдвард молча принял помощь, скидывая пальто на чужие руки. Да нет, на члена семьи тоже не очень похож, да вроде и нет у хозяев родственников такого возраста. А если б были - предупредили бы заранее, чтобы никто не обознался. Видимо, мальчик-помощник.
Эдвард поправил манжеты и воротник рубашки. Переодеваться из костюма он не стал, приехал из офиса как был. Все остальное будет завтра, а сегодня, можно считать, официальная часть. Хотя всех остальных гостей он наверняка давно знает. Гостей.
- Не знакомы, - подтвердил Эдвард, рассматривая молодого человека. Нет, точно не знакомы - память на лица у Эдварда была профессиональная. Как и чутье - молодой человек почему-то нервничал. Впрочем, если и правда мальчик-помощник - то здесь он недавно. И, возможно, это его первое место работы, судя по возрасту. А тут такой дом - отсюда и нервы.
- Меня зовут Эдвард Истли, - представился Эдвард. Это был визит в частный дом, а не просто на какой-то прием, - пусть молодой человек знает имя. Тем более, что Эдвард тут частый гость.
- А вас? Да, холодновато сегодня - недолго и простуду подхватить, - прокомментировал он чужой кашель. В общем, кашляли не поэтому, но долг вежливости был важнее. Не предлагать же ему воды, в самом деле, - сам нальет, если захочет.
Эдвард подошел к зеркалу в холле и оглядел себя - да, все в порядке. Ничто не скособочилось, пиджак в порядке, волосы тоже. Он перевел взгляд со своего отражения на молодого человека. Больше тут, в общем, смотреть было не на что.

+1

4

Габриэль был обескуражен самим собой. Подобной реакции он никак не ожидал, тем более на совершенно незнакомого человека. Ещё больше смущало то, что он не понимал причин для такой вспышки эмоций. Как человек, склонный к анализу и рациональному мышлению, Габриэль сразу же приступил к сбору информации и разбору фактов.
Да, гость имел приятную внешность. Не сногсшибательную, не притягательную, а именно приятную. Судя по внешнему виду, ему можно было дать от тридцати пяти до сорока лет. Хорошо одет.
- Габриэль. Габриэль Ривера,- представился юноша в ответ и протянул мужчине руку для рукопожатия. Мыслительный процесс меж тем продолжался, добавив заметки о тёплых ладонях и ухоженных ногтях. Но всё это пока не объясняло такого поведения и отклика тела.
Он глубоко вдохнул, чтобы ответить на реплику относительно погоды, и тут его ошарашило внезапным осознанием: парфюм. Мистер Истли пользовался таким же парфюмом, как один из бывших парней Габриэля! Теперь для юноши всё встало на свои места.
"Всё просто, Гэб! Тело среагировало на запах. Ты же помнишь, какой это был страстный роман. Кроме того, сколько у тебя не было парня? Месяца три точно. Или четыре? Пять? О, Господи Иисусе, полгода?! Неудивительно..."

Пока Габриэль, уже отошедший от внезапной реакции, восстанавливал дыхание, мистер Эдвард отошёл к зеркалу. Молодой человек между тем продолжал рационализировать свои переживания, чтобы поскорее их... хм, пережить.
- Мистер Истли, да, я вспомнил. Простыни из египетского хлопка, две дополнительные подушки, шесть полотенец, два халата, графин с водой и два стакана,- улыбка, с которой он перечислял распоряжения миссис Годфри, на мгновение померкла, а затем стала чуть шире, когда он вспомнил ещё кое-что,- с вами должна быть миссис Истли, верно? Она прибудет позже?
Ему стало чуть легче, и первый гормональный всплеск окончательно схлынул, когда Габриэль осознал, что этот симпатичный и непозволительно ароматно пахнущий мужчина женат, то есть ему ничего не светит, а значит можно вздохнуть свободно. Да и если бы светило, он ведь не станет разрушать семью, верно?
"Верно, Габриэль?",- спросил он себя мысленно. И не ответил себе. Потому что точного ответа он не знал, а врать даже себе он умел плохо.

- Спасибо, Габриэль,- внезапно донёсся от лестницы голос хозяйки дома. Она спускалась по лестнице, ослепительно хороша в своём белоснежном облегающем платье, с осанкой королевы и королевским же изяществом. Преодолев ступени, она подошла к мужчине и подала руку для приличествующего Старому Свету приветствия,- Эдвард, рада тебя видеть. Надеюсь, дорога тебя не сильно утомила? Элоиз и Бертрам уже прибыли и сказали, что пробки просто невыносимы сегодня. Хорошо, что ты прислал свой багаж ещё утром. Можешь пока отдохнуть и освежиться. Ужин будет через час, я буду в здесь или в столовой. Габриэль, будь так добр, проводи мистера Истли в его комнату.
- Хорошо, миссис Годфри,- Габриэль сделал приглашающий жест рукой в сторону лестницы,- прошу следовать за мной.

Поднимаясь по лестнице, юноша продолжал считать количество недель, прошедших с последнего секса, и вспоминал курс лекций по психологии секса. Лестница закончилась, лекция в голове - тоже. Ничего нового для себя и человечества он из этого брифинга не вынес.
"Тебе надо срочно с кем-нибудь переспать, Габриэль",- поставил он диагноз в стиле Фрейда.
Провожая гостя по коридору, он решил проявить гостеприимство:
- Миссис Годфри пока не говорила насчёт завтрака. Как вы предпочитаете свой кофе и что предпочтёте из еды? Тосты, английский завтрак, омлет, киш?
С этими словами он провернул ключ в замке ближайшей к ним двери, отпирая её, затем вытащил ключ из замка, повернул ручку и открыл дверь, согласно этикету пропуская гостя внутрь, не забыв перед этим вручить ему ключ с изящным металлическим брелоком.

+1

5

Эдвард пожал протянутую руку. Занятно, не так часто он знакомился - и пожимал руки - людям, о которых не знал вообще ничего. Наверное, положение молодого человека в этом доме не в счет. Правда и о том положении он пока только догадывался.
Зато сам молодой человек, похоже, знал о нем куда больше. Эдвард удивленно вздернул брови. Он, вообще-то, привык, что о его привычках известно заранее, и хозяева стараются им следовать. Но вот так вот внезапно услышать полный перечень из уст незнакомого человека было неожиданно. Но надо отдать должное хозяйке - не только позаботилась, но и работникам своим внушила то же.
- Нет, - чуть насмешли ответил Эдвард. - Миссис Истли не прибудет. Ни позже, ни вообще. Сегодня я гощу здесь в одиночестве.
Почему-то вопрос про жену Эдварда позабавил, он и сам не мог сказать, почему. Может быть потому, что из уст незнакомца вопрос о прибытии прозвучал как-то очень уж официально - будто речь шла, как минимум, о герцогине.
Увидев спускающуюся хозяйку, Эдвард направился к ней.
- Благодарю, это взаимно, - он пожал женщине руку. Точнее, просто прикоснулся к пальцам, как будто собирался поднести их к губам, но передумал. - Отдых у вас - это самое лучшее окончание недели.
Кивнув хозяйке в знак недолгого расставания, он пошел к лестнице. Ощущение было интересное - знакомый дом, но незнакомая атмосфера. Молодой человек держался как заправский беллбой из отеля. Отсюда возникало какое-то слишком серьезное настроение, а Эдвард слишком устал, чтобы и дальше держаться строго в рамках встреч при галстуках. Кстати о них. Эдвард прямо на ходу снял галстук, сунув его в карман, и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Официоз - вещь нужная, но он уже на выходных.
- Английский завтрак, черный кофе, два кубика сахара, - ответил Эдвард и, не удержавшись, прибавил: - Завтрак в постель принесете?
Завтраки в постель приносили только аристократам или тем, кто выдавал себя за таковых. Ну, может быть, супруги друг другу, но точно не в гостях в загородном доме. Утром в постель Эдвард предпочитал кое-то иное, непосредственно с едой не связанное.
Эдвард сделал два шага в комнату, повернулся и взял протянутый ключ, с трудом подавив желание дать мальчику монетку на чай. Вот это бы уже выглядело вульгарно.
- Габриэль, выдыхайте, - вместо этого сказал он. - Сервис - штука хорошая, но мы в частном загородном доме, а не в отеле со всеми звездами. Не обязательно так... официально.
Сунув ключ в карман брюк, он скинул пиджак и повесил на спинку стоящего рядом стула.
- Я так понимаю, вы здесь теперь работаете? Я вас раньше тут не видел.

+1

6

Лестничный пролёт, мысли о работе и доводы в пользу того, почему утолить свои биологические желания с конкретно этим мужчиной не представляется возможным, помогли Габриэлю справиться с эмоциями, пока вся эта мысленная конструкция не рухнула и не разбилась вдребезги одной фразой, брошенной вскользь гостем.
Завтрак в постель.
Мама приносила Габриэлю завтрак в постель, когда он болел. Мистер Истли выглядел как мужчина с крепким здоровьем. И в хорошей физической форме, так что вариант с тем, что преодоление лестницы вызывает затруднения, можно было также отбросить.
Ещё традиция завтрака в постель была связана с медовым месяцем и ухаживаниями. Подруга Габриэля Латиша утверждала, что в случаях, когда после бурной ночи мужчина приносит завтрак в постель, означает, что он очень благодарен за приятную ночь и скорее всего позвонит пригласить на второе свидание. Этот вариант развития мысли вернул румянец на скулы Габриэля и заставил его губы приобрести более яркий оттенок.
Юноша взглянул на мистера Истли.
"Он... заигрывает? Его супруга не приедет, и он решил... Да нет, Гэб, не обманывай себя. Может, просто флиртует. Флирт ни к чему не обязывает. Или он просто пошутил. Расслабься. Рас-слабь-ся...",- лихорадочно соображал юноша, когда гость призвал к более простому общению. Чем ещё больше сбил с толку Габриэля, который не понимал, является ли это приглашением к ещё более неофициальному общению или он просто принимает желаемое за действительное, поддаваясь на сигналы лимбической системы?

- Извиняюсь,- сказал он с лёгкой улыбкой и пожал плечами, сделав смелые два шага в комнату. Не спросив и не ожидая приглашения. Он решил, что будет сокращать дистанцию общения, и когда мистер Истли остановит его, станет понятно, нафантазировал Габриэль себе что-то или нет. С такими мыслями он продолжил говорить,- я помогаю своей маме. Анита Ривера. Она работает у миссис Годфри уже очень давно. Я некоторое время работал в отельном бизнесе. Три недели коридорным, ещё две - ассистент менеджера, потом почти месяц на ресепшене. Мне предложили место старшего менеджера или менеджера смены, но к тому времени я узнал об отельном бизнесе всё, что мне было интересно, и я уволился. Выучка осталась.
Взгляд, как бы не старался удержать его Габриэль, скользнул по безупречной рубашке и легко различимому под ней телу мистера Истли. Плечи, руки, ряд пуговиц, от верхней расстёгнутой - к той, что исчезала под брюками...
Габриэль поспешно поднял взгляд к лицу собеседника, в отчаянии надеясь, что он не успел заметить его изучающий взгляд.
- Ваше... лицо кажется знакомым,- произнёс он, сам не веря себе ни на секунду,- возможно, мы где-то виделись... ну, это... по поводу завтрака... вы... вам...
"К чёрту, Габриэль! Это невыносимо!",- прокричал внутренне юноша и решительно подошёл к журнальному столику, на котором располагался графин с водой и два стакана. Для этого пришлось отвернуться от мистера Истли, что Гэб даже посчитал плюсом. Наклонившись над столиком, он плеснул себе немного воды в один из стаканов, залпом его осушил и поставил обратно, после чего повернулся к гостю дома и посмотрел ему в глаза, прямо и открыто.

- Один из моих бывших парней,- начал он с первого выстрела правдой. Бам! При этом он сделал небольшую паузу, внимательно изучая реакцию мистера Истли: мелькнёт ли презрение, отвращение, гнев, осуждение, шок? А затем продолжил,- он говорил, что я умный и могу научиться чему угодно, кроме как научиться врать. Это отчасти правда. Я, наверное, смог бы. Но я не хочу. Ложь всё усложняет, а жизнь и без того бывает непростая, чтобы ещё больше всё запутывать. Поэтому я предпочитаю говорить прямо. Не знаю, почему, но вы мне... эм... нравитесь, наверное? Должно быть, это всё одеколон. У моего бывшего был такой же. Не важно. В общем, я ещё некоторое время буду странно вести себя рядом с вами, и я хочу, чтобы вы знали, что дело не в вас, это всё я. Скорее всего, завтра я переболею этим, и вообще постараюсь никак не испортить ваш отдых. Просто хочу, чтобы вы знали: я не умственно отсталый, это всё гормоны и непроизвольные нейронные реакции, помноженные на молодое тело. Я всё понимаю: у вас супруга, вы старше меня, мы из разных социальных кругов... Надеюсь, вы сможете счесть это комплиментом. Вот.
Всё время тирады он говорил, местами сбиваясь, но взгляд его оставался прямым и открытым. Ему было физически приятно говорить правду, будто до этого его грудь и горло сдавливало ремнями, и своей искренностью он разрезал их. Он осознавал, что рискует, но на случай, если мистер Истли проявит явное недовольство, у Габриэля был запасной план: он просто возьмёт на себя ту часть работы по дому, которая не связана с гостями напрямую. Например, на кухне, в прачечной и так далее. Однако, несмотря на этот план, думать о нём было грустно. Потому что в этом сценарии мистер Истли становился злодеем, а Габриэлю он не казался злодеем. Впрочем, он ни в ком злодея не видел.

+1

7

Объяснения про работу Эдвард выслушал без особого интереса. Сын прислуги, значит. Конечно, Эдвард видел тех, кто работает здесь постоянно, но имен, разумеется, не знал - зачем они ему? А вот этого мальчика он точно запомнит. Впрочем, он бы запомнил любого мальчика или девочку, которые бы регулярно попадались на глаза. А после рассказала стала понятна и манера поведения - профессиональное, значит.
- Ха, нет, не думаю.
Предположение о том, что он мог видеться где-то с сыном прислуги его позабавило своей наивностью. Были такие люди, с ходу искавшие общих знакомых, чтобы на этой почве что-то попросить или предложить. С такими Эдвард не церемонился, но Габриэль на них был не очень похож. Впрочем, Эдвард - человек широко известный в узких кругах, его фото и в прессе появлялись. Так что его молодой человек видеть мог, а вот наоборот - вряд ли.
Эдвард проследил за перемещениями Габриэля по комнате. Бесцеремонно, однако. Впрочем, его слова были еще более выходящими за рамки этикета, чем действия. Эдвард невольно вздернул брови при словах об одеколоне. Ничего себе признания... Видимо, средиземноморская кровь брала свое - британец бы такого никогда не сказал, не признался бы сходу в симпатии незнакомому человеку. Да еще так... самоуверенно просто, как будто так и надо и ничего особенного. А на словах про гормоны и молодое тело, Эдвард невольно окинул это самое тело взглядом. Да, мальчик был вполне ничего себе. Сколько ему, лет двадцать? И правда еще гормоны - каждый второй кажется привлекательным, все ищешь кого-то вокруг и заводишься с полоборота...
Вся эта речь звучала, мягко говоря, странно. Если не сказать глупо. С другой стороны, такого вороха откровений на Эдварда не вываливали никогда. И, похоже, молодой человек не врет. Эдвард скрестил руки на груди и прищурился.
- Это что, такая своеобразная попытка сделать мне какое-то предложение?
Настолько юные члены общества обычно его общества не искали - с тех пор, как он женился во второй раз, так точно. Потому что официальный брак - это одно, а содержание - другое. Неужели Габриэль пытается намекать на это? Отсюда и разговоры про знакомое лицо.
- Я польщен вашей откровенностью и могу ответить тем же: я не принимаю никаких предложений, связанных с гормонами и юными телами.
Эдвард улыбнулся.
- Или это предупреждение, чтобы оправдать ваши возможные поползновения в мою сторону? Как вы справедливо заметили - я женат. Более того, у меня есть дочь. Еще более того - у меня даже есть внуки, трое.
Обычно Эдвард не любил акцентировать внимание на свое возрасте, но сейчас это было к месту.
- Маленькие, правда, зато трое, - все-таки не удержался и добавил он. - Так что... я сегодня здесь не в поисках приключений, а в поисках отдыха.
Эдвард подошел к своей сумке и расстегнул ее.
- Однако ж, у вашего бывшего молодого человека неплохой вкус, раз у нас с ним одинаковый парфюм, - заметил он между прочим и снова окинул Габриэля изучающим взглядом. Молодой человек уже имел опыт общения с состоятельными людьми. И опыт с ними, вероятно, тоже?

0

8

Самым большим страхом Габриэля, как честного и открытого человека, было обвинение в мошенничестве, воровстве или корысти. При этом он не столько радел именно за репутацию и мнение людей вокруг, сколько сам факт несправедливых обвинений вызывал приступ асфиксии у эмоционального испанского юноши.
- No-no-no, señor,- от волнения Габриэль перешёл на родной язык, и первые слова его прозвучали хрипло из-за разом пересохшего горла, но он с трудом сглотнул и продолжил уже на английском, при этом говорил без акцента,- прошу, нет, вы не так поняли! Я ни в коем случае не подразумевал ничего такого, я бы никогда не стал, Dios mio…

Против воли Габриэля в его глазах с расширенными от страха зрачками стали набираться слёзы. Он подошёл к мистеру Истли очень близко, заглядывая в глаза, бессознательно умоляя разглядеть в них правду. Руки юноши лежали на груди, словно он готов был достать сердце, чтобы обвинитель мог убедиться в чистосердечности его, Габриэля, слов.
- Заверяю вас, мистер Истли, я всего лишь хотел заранее объяснить, что если я буду вдруг неприличным образом смотреть на вас или буду избегать смотреть в глаза, чтобы вы не сочли это оскорблением или проявлением неуважения. Мне правда от вас ничего не надо. Я очень рад, что у вас такая большая семья. Это настоящее благословение.

Он моргнул, закончив свою тираду, и две крупные капли скатились из его широко распахнутых глаз. Он сразу смахнул их, по-ребячески, рукавом белоснежной рубашки, и тут же извинился за свою излишнюю эмоциональность.
- Прошу простить. Я немного не в себе. Кхм… Я просто неправильно истолковал ваши слова про завтрак. Если вам так будет удобнее, я постараюсь не попадаться вам на глаза.
Он двинулся к двери и уже в дверях обернулся и посмотрел мистеру Истли в глаза, но не с вызовом, а привычно для себя, с распахнутой душой и искренностью:
- Благодарю за комплимент моему вкусу. Это я подарил бывшему этот одеколон. Выбрал такой, чтобы нравился мне.
Ещё раз прошу меня простить за неподобающее поведение.

Габриэль не мог сказать, почему, но ему было особенно важно, чтобы мистер Истли был о нём хорошего мнения.
Даже когда юноша отворачивался, он видел затылком глаза гостя и никак не мог отделаться от мысли, что ему нравится, когда эти глаза смотрят на него. И выражение этих глаз отчего-то является для него важным.

+1

9

Удивление и оправдания мальчишки звучали правдоподобно. На первый взгляд. Впрочем, может быть, он действительно слегка перегнул палку? Обжегшись на молоке - на воду дуют. Собственно, это была одна из главных причин его второй жениться - чтобы разные мальчики и девочки, так же тети и дяди, перестали видеть в нем потенциальный интерес. Место занято, значит, всегда можно сказать "я женат" и закончить разговор.
Эдвард снова прищурился, разглядывая молодого человека - на этот раз действительно разглядывая, внимательно и подробно. Как будто взвешивая его шансы быть тем самым искателем "папиков". Молодой, вполне симпатичный, но, что немаловажно, похожий на альбионца. Эдвард, выросший там, где он вырос, как истинный британец и потомок островитян века эдак с 15, недолюбливал иностранцев. Особенно ему не нравились темноволосые и смуглые выходцы из Средиземноморья и арабских стран. Причем относилось это только к мужчинам. Потому что с женщинами все было иначе, и в его жизни даже была целая история на эту тему. То есть, есть. А Габриэль выглядел хорошо - опрятно, прилично, даже, можно сказать, модно - насколько Эдвард разбирался в современной молодежной моде. Впрочем, на нем бы и костюм хорошо бы смотрелся - ладная фигура, длинные ноги... Эдвард закончи свой осмотр и переключился на собственные манжеты - он все-таки решил переодеться из рубашки и костюма во что-то попроще.
Он думал, что молодой человек сразу уйдет. Тот и ушел, только высказал вначале целую тираду, заставившую Эдварда удивленно вскинуть брови. Не то, чтобы он сразу и безоговорочно поверил в чужую искренность, но Габриэль, похоже, обиделся его предположению. Когда он ушел, Эдвард так и остался стоят, держа в руках запонку и недоуменно глядя ему вслед. Очень неожиданная реакция. Южный темперамент? Эдвард давно отвык от спонтанных и не сдерживаемых эмоций, он сам не был порывистым, и не видел таких людей вокруг - потому что подбирал круг знакомств под стать себе. Впрочем, какая разница? Он никого не оскорблял, просто расставил пару точек над принципиальными "i". А если мальчик усмотрел в этом что-то еще - его проблемы.

- Эдвард, а где твоя очаровательная супруга? - обратилась к нему хозяйка дома за ужином.
- Она поехала на Лазурный Берег. Там ожидается какое-то... - Эдвард сделал паузу, вспоминания, чем ему полоскала мозг драгоценная супруга перед отъездом, предупреждая, что собирается тратить деньги. - ...мероприятие. Показ мод нового сезона или что-то такое. Честно говоря, я не вникал - я совершенно ничего в этом не понимаю. Кроме сообщений из банка о снятых со счета суммах.
Все деликатно рассмеялись немудреной шутке. Чем еще заниматься жене обеспеченного баристера, как ни ходить на шопинг? Детей у них нет, заниматься внуками она и так не стала бы - чтобы "не начать чувствовать себя, о, Боже, бабушкой!" Эдвард не возражал, чем меньше людей лезет в воспитание детей - тем лучше. Гувернантка выполняла только его распоряжения.
- Однако, я видел, вы заново отделали бассейн? - сменил он тему. - Очень мило.
- О, да! - ответила хозяйка. - Наконец-то я нашла приличного мастера! Никто не хочет нормально работать, все хотят только выставлять счета. Подыскивать нужных людей - такая морока...
Она деликатно закатила глаза и вздохнула, изображая на лице усталость от количества свободных денег. И разговор переключился на тему персонала, которая была близка почти всем присутствующим, - у них у всех были наемные работники, от садовника до помощника.

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » In the Bleak Midwinter