http://forumstatic.ru/files/0015/8c/c8/48482.css
http://forumstatic.ru/files/0015/8c/c8/85031.css

RED BUS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » Альтернативная вселенная » [AU] Nothing Ever Dies


[AU] Nothing Ever Dies

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Nothing Ever Dies

http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/42064.jpg

время действия:
лето 2020

Simon
&
James

место действия:
старый замок, Британия

Группа магов - это не только ценные знания, но и тонна идиотизма, пофигизма и алкоголя

[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon]

+1

2

[nick]James Mayson[/nick][status]golden boy for treasure hunter[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/94402.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Джимми, 19</div></a> Староста первого курса Брейкбиллса, студент факультета Знаний и просто пай-мальчик, который втайне мечтает оказаться в руках <a href="https://funkyimg.com/i/336KK.gif">сурового парня</a>.</div>[/lz]

Их курс был выдающимся. Не потому, что все студенты как один были вундеркиндами и самородками по части волшебства. Просто это был первый курс за почти тридцать лет, где до конца первого года дошли все двадцать человек. Никто не умудрился напортачить с заклинанием до летального исхода, никто не сломался и не сдался посреди года из-за интенсивности учебного процесса, даже во время Испытаний не был отсеян ни один из них!
По этому прекрасному поводу они решили устроить себе самые крутые летние каникулы, и после долгих обсуждений большинством голосов был выбран собственный тур по Европе и его мистическим местам. Не столько ради академических изысканий (по крайней мере, большая часть студентов), сколько из любопытства. Первой остановкой был Стоунхендж в старушке-Англии, где они устроили вечеринку в друидском стиле: все одели зелёные балахоны, пили из деревянных кубков и практиковались в кельтском наречии. Танцевали, разумеется, под келтик-рок. Перед этим они в совместном заклинании выстроили иллюзию того, что Стоунхендж в порядке. Та же самая завеса скрывала от любопытных зрителей простенькие заклинания, которые часто использовались на вечеринках: миниатюрные  фейерверки, фокусы с сигаретным дымом, преобразование алкоголя в состояние пара, чары контрацепции.
Вторым пунктом был замок Глэмис, самый густо населённый призраками замок. По крайней мере, так утверждала его репутация. В этот период был не сезон для экскурсий. Дело в том, что из-за множества защитных чар и заклинаний, которыми был опутан Брейкбиллс, время года в нём двигалось не так, как за его пределами. Так, когда внутри Брейкбиллса уже был июнь, в остальном мире ещё был апрель. Разница в чуть более чем два месяца чаще всего вызывала неудобства, но для наших выпускников давала возможность путешествовать по туристическим местам, когда в этих местах не носились толпы других туристов.

Джеймс не очень хотел ехать, но отбиваться от их довольно дружного класса не хотел. Как на единогласно выбранного старосту их курса, именно на плечи Джеймса Мейсона легла организация всего процесса. Это было логично, поскольку у него имелся опыт в организации мероприятий: он часто был ассистентом своей матери, Элизабет Мейсон, которая устраивала различные благотворительные встречи, концерты и ярмарки, помогая платформе своего мужа, Ричарда Мейсона, который баллотировался в сенаторы США. Джеймс вообще был очень командным игроком и помимо организационных навыков обладал ещё и необходимым чувством ответственности.
В Лондон они попали прямо из Брейкбиллса через дверь-портал, ведущую в переулок за одним хорошим пабом. Уже в Лондоне они арендовали большой автобус, на котором планировали кататься по всему маршруту, в конце которого они бы вернулись в тот же переулок и вернулись к началу учебного года прямо в Брейкбиллс. Оставалось спланировать время, маршрут, Благо, большая часть их курса были из состоятельных семей, но свои состояния они сделали либо в медицине, либо в бизнесе, так что даже на их фоне Джеймс Мейсон, золотой мальчик из семьи политиков, выделялся. Если бы не его заслуги в учёбе (и помощь с ней своим однокурсникам) и подруга Кристен, душа компании, быть бы ему аутсайдером.

Замок

https://n1s1.hsmedia.ru/d8/13/39/d813394fa9004a57da601a667c89d724/665x495_0xac120003_5266604211562618502.jpg

Когда они подъехали к замку, над ним собирались тучи, словно бы нарочно создавая ещё более мрачную атмосферу, призванную подкрепить зловещую репутацию этого места. Джеймс не был особо суеверным, но от этого зрелища и почти физического молчания, окутывавшего замок, он зябко передёрнул плечами.
- Припаркуйся, пожалуйста, вон там, Тайлер,- попросил он их сокурсника-англичанина. Мейсон настоял на том, чтобы они не подделывали магией права, а предоставили водить тому, кто знаком с дорогами Великобритании,- там мы не будем мешать, если кто-то поедет, и никто не врежется в накрытый невидимостью автобус. Нам аварии не нужны.
Пока Джеймс, Тайлер и Кристен возились с заклинанием иллюзии, в которой специализировалась Кристен, остальные переносили вещи в замок. Мейсон не знал, кто именно из его сокурсников открывал двери и каким заклинанием или отмычками, но точно знал, кто взялся нести его чемодан.
С тех самых пор, как на Испытаниях он узнал, что Джеймс - девственник в свои девятнадцать лет, Саймон не упускал возможности поддеть его, но при этом делал это так, что никто рядом не понимал скрытого смысла шуточек или молчаливых, но насмешливых поступков Саймона.
- Саймон,- позвал Джеймс в просторном холле, где стояли ящики с различным алкоголем для вечеринки,- Саймон! Ты видел, в какую комнату отнесли мой чемодан?
Он благоразумно промолчал о том, что хочет поскорее принять душ и переодеться, чтобы избежать подкола о том, не потереть ли ему спинку. Или ещё чего. Конечно, в замке не было водопровода, но Генри Олбридж владел метеорологической магией и создавал для них небольшое облако, под струями которого они мылись ещё в Стоунхендже. Благо, прочитать мысли Джеймса на их курсе не мог никто, потому что он пользовался матрицами ментальных блоков из программы второго курса, чтобы никто не мог узнать, мысли о ком и о чём с кем возникают в голове старосты курса каждые десять минут.

Отредактировано Julian Croft (2020-03-15 02:37:02)

+2

3

Саймон поехал в эту поездку потому, что должно было быть классно! Он никогда не выезжал за пределы страны прежде. Да, что там, он и за пределы города не выезжал раньше, пока с ним не случился Брейкбиллс. Вот именно, что случился - упал на голову, как кирпич на стройплощадке. О своих способностях Саймон знал, знал, что не такой как все. Но что "не таких как все" наберется несколько десятков, если не сотен, тысяч по всему миру - нет. Впрочем, все сложилось наилучшим для него образом.
Особенно удачно было то, что не надо было терять время на перелет и дорогу - и тратиться тоже. Вошел в дверь в Брейкбиллс - вышел в Лондоне, красота! Конечно, дорога вглубь страны все равно была на автобусе, но это тоже была часть развлечения - ехать куда-то с оравой однокурсников и бузить по дороге. Хотя за окна посмотреть тоже было интересно - города везде были примерно одинаковые, не считая красных автобусов, Биг Бена и прочей исторической ерунды, а вот загородная местность отличалась. Впрочем, Сайлон и пасущийся скот никогда не видел, не говоря уже о необъятном просторе поле. Не то, чтобы красиво, но... в новинку.

В Стоунхедже было не очень интересно - куча камней и все. Ну, старые, ну, магия. Саймон воспринимал магией только ту магию, которую надо было творить - виимую и осязаемую. А куча древних камней... ну, сделал селфи, выложить в соцсети и заработать лайки. Хотя веселиться он веселился вместе со всеми, потому что было не важно, где именно они скачут под дурацкую музыку и пьют пиво. Хотя камни несколько реабилитировали себя, выступив неплохим укрытием, чтобы пообжиматься с той из присутствующих, кто был посимпатичнее, и не успел надраться в доску. Связываться с пьяными Саймон не любил - они потом не помнили, что делали, и что делали это вместе с ним. Он бы, может, зашел бы куда дальше обжиманий, останавливало отсутствие нормально уединения. Саймон не любил, когда ему мешали.
Замок в этом смысле выглядел куда перспективнее. Огромное строение хрен знает какого-то века с кучей комнат. но с удобствами "во дворе", хорошо, что им нет нужды изобретать комфорт на коленке, можно просто воспользоваться магией для насущных нужд. Потом можно будет развести большой костер на заднем дворе и нажарить еды. Есть ли у замка задний двор? Впрочем, Саймон мог бы развести и на переднем - вряд ли кто-то будет жалеть о куске спаленного дерна. Впрочем, они же маги, подумаешь, проблемы.
Саймона, как самого физически удачного, припахали выносить из автобуса багаж. Он, впрочем, не возражал - долгое сидение на одном месте извело, хотелось какой-то активности. Вещи сокурсников были не тяжелые, но их было довольно много, и надо было сделать несколько ходок туда-сюда. Все, что Саймон переносил, он складывал в холле - там все сами разберутся, где чье, и что куда нести, если нести. Саймон принес очередную сумку, еще одну и еще.
- А я откуда знаю, Мейсон, я тебе что беллбой в гостинице? - бросил он в ответ на вопрос. Саймон не был чрезмерно обидчивым, но вопрос прозвучал так, будто его наняли работать тут слугой. - Иди и посмотри, где твои вещи.
Он посмотрел на Джеймса сверху вниз, по прежнему держа одну из сумок перекинутой за спину, отчего мышцы на приподнятой руке натягивали футболку, проступая еще рельефнее. Нет, он не красовался. Ну, может быть, почти нет. Он привык, что ему оказывают внимание люди обоего пола, и относился к этому как к чему-то привычному и должному. И иногда намеренно дразнился - как сейчас. Джеймс был... не такой. С одной стороны - золотой мальчик на всем готовым с состоятельными родителями и привычной атмосферой магии в семье. Полная противоположность самому Саймону, который имел очень мало и привык пробиваться сам, везде и всегда. Нет, он не завидовал, просто не относился к таким людям серьезно, считая, что они ни на что не способны. Мейсон, впрочем, как говорили, был талантливым магом. И не имел того снобизма, который всегда раздражал Саймона. Обычно не имел, кроме отдельных случаев.
- Но если найдешь - я, так и быть, сделаю тебе большое одолжение и закину твой баул в твою комнату, чтобы ты не надорвался, таща его по лестнице.
Джеймс был ниже ростом и худ почти астенической худобой. Хотя вряд ли был таким уж слабаком, тут Саймон тоже дразнился. Никакого лишнего веса, но мышцы прорисованы довольно хорошо - уж Саймон видел. Тогда, во время Испытаний, он успел рассмотреть все, что мог. Так, из интереса - ему редко доводилось видеть раздетыми людей не по причине секса. А Джеймс внезапно оказался обладателем весьма неплохой фигуры...
Саймон, не оглядываясь, вышел из замка, чтобы забрать последнее. Народ выходил из автобуса, расползаясь по холлу. Кто-то распаковывал вещи и начинал обустройство, кто-то искал свои вещи, кто-то просто слонялся, рассматривая украшения, стены и предметы вокруг. Саймон сложил последнее и оглядел ящики с алкоголем. Его покупали под чутким руководством самого Саймона, имея в виду, что потом он, как профессиональный бармен, будет делать из него то, что им захочется. Барменство Саймон любил, ему нравился этот процесс творчества и создания чего-то нового. У него были неплохие шансы сделать карьеру в этом искусстве, чтобы выбиться в люди, но Брейкбиллс в этом смысле оказался гораздо лучше - как Белый дом на фоне окружного офиса юриста. Уж они-то тут повеселятся - с алкоголем и магией. И что тут может пойти не так?
[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Саймон, 23</div></a> Студент первого курса Брейкбиллса, факультет Физики, бывалый и суровый парень, которого лучше не злить. Почему-то вдруг обратил внимание на <a href="https://media.giphy.com/media/3HAmtMhgws5Q0hoAKO/giphy.gif">пай-мальчика</a>.</div>[/lz]

+2

4

[nick]James Mayson[/nick][status]golden boy for treasure hunter[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/94402.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Джимми, 19</div></a> Староста первого курса Брейкбиллса, студент факультета Знаний и просто пай-мальчик, который втайне мечтает оказаться в руках <a href="https://funkyimg.com/i/336KK.gif">сурового парня</a>.</div>[/lz]

Джеймс отвёл взгляд и почти на автомате бросил “Извини”, прося прощения то ли за то, что обратился к Саймону с этим вопросом, то ли за то, что целое мгновение пялился на его мощные мышцы. Гормоны давали о себе знать, но у Джеймса был большой опыт борьбы со своими низкими (по его мнению) порывами. Самым лучшим из средств в этой борьбе была математика. Не та, которую преподают в общеобразовательных школах, и даже не та, которую могли преподавать в университетах с приставкой “высшая”. В Брейкбиллсе они изучали математику ещё более высокого и тонкого плана, включая формулы энергетических преобразований и развёртывания четырёхмерного пространства. То, в чём Джеймс весьма преуспел. Отчасти из-за того, как часто приходилось ему обращаться к данному методу борьбы с нежелательным возбуждением или назойливыми мыслями о сексе. Например, при взгляде на крепкие, сильные руки Саймона, его широкую мускулистую грудь или крепкие ягодицы, когда он наклонялся поднять ящик с выпивкой.
Чтобы не считать впустую, Джеймс отошёл на свежий воздух, к автобусу. Тот уже опустел, но это было не столь важно. В голове Мейсона всплывали формулы, затмевая образы и картинки, которых от хотел бы избежать. За вязью равенств с двенадцатью неизвестными, одно из которых являлось переменной, а также смежными теоремами магических матриц, эти изображения таяли и становились неразличимы, так что к моменту, когда Джеймс досчитал необходимые Обстоятельства и выкладки, грешные мысли о грешном однокурснике уже были погребены под завалами рационализаторства и девственной академической выучки.
Джеймс взял из автобуса кусок бумаги, найденный в бардачке фломастер и быстро начертил необходимые сигилы и слова. Сложенную бумажку он поджёг и дал ей догореть в пустой и чистой пепельнице автобуса. Пепел он тщательно втёр в ладони. Теперь оставались только жесты и слова. Французский устаревшего образца, на котором писали свои тайные послания ученики легендарного Папюса, отскакивал от зубов, буквально пропевая необходимые резонансные гласные. В пальцах дугами между суставов проявились потоки энергии, и пальцы заплясали, выполняя стандартные положения из руководства для новичков: позиция Поппер 35, Поппер 13, двеомер Максимова, Поппер 67 и, наконец, снова Поппер 35. В каком бы состоянии не были пальцы начинающего волшебника, путём изнурительных тренировок и отработки этих составных частей почти любого заклинания, все они к концу первого года имели очень подвижные и послушные пальцы.
К концу жестов напряжение в пальцах спало, и когда Джейсон остановился, выпрямив ладони и разведя пальцы попарно указательный со средним и безымянный с мизинцем, а большие соединив между собой так, что их кончики касались основания друг друга, при этом правый находился ближе к груди Джейсона, заклинание дало вспышку. Холодный, голубовато-белый свет между указательными и большими пальцами медленно сформировался в вытянутый треугольник-стрелочку, которая указывала идти вперёд.
Заклятие поиска ДеТремонта, которое должно было найти ту вещь, название которой волшебник написал между сигилами на бумажке. Джеймс искал свой чемодан. Да, он точно видел, что его уносили из багажного отделения автобуса: ярко-зелёный, с кучей наклеек и серебристого цвета ручкой. В холле его тоже не было. Мейсон решил, что его сокурсники решили приколоться над своим старостой, но не хотел позволять насмехаться над собой, так что решил прибегнуть к тому, в чём был очень хорош.

Проходя мимо холла, он увидел Кристен и Тайлера. Они совместным телекинезом развешивали под потолком электрические гирлянды. То, что они смогут питать их без единой розетки в замке, сомнений не вызывало. По сути, совместив свои усилия, все двадцать учеников их курса могли без особых усилий запитать три-четыре квартала Нью-Йорка, а с предварительной подготовкой - и все десять. Гирлянды были детским лепетом по сравнению с их объединённым потенциалом.
Джеймс лишь кивнул им, сосредоточившись на заклинании. Стрелочка сменила направление, повернувшись вокруг своей оси словно компасный ориентир. Теперь она указывала вправо. Мейсон повернул и пошёл за ней, и стоило только ему скорректировать свой курс, как стрелка вновь выправилась на прямой курс. Мало кто знал, но современные навигаторы придумал волшебник, который хотел дать “магглам” хотя бы толику возможностей настоящих волшебников. За глаза таких доброхотов называли “Прометеями”, отсылаясь к древнегреческому фольклору и истории о титане, который украл у богов огонь и подарил его людям, а также научил их ремеслу и врачеванию, за что был наказан на вечные муки. С изобретателем навигатора тоже судьба обошлась с иронией: он хотел, чтобы люди могли ориентироваться в пространстве и находить путь, а в итоге они совсем обленились и разучились этому, полностью полагаясь на технику, а стоило ей подвести, то оказывались потерянными и беспомощными. В отличие от Джеймса, который всегда мог обратиться к магии, как сейчас, и найти пропажу. Вот только чем дальше он шёл, тем страшнее ему становилось.

Стрелочка, постепенно меняя свой цвет на более насыщенный синий, вела его в дальнюю часть замка. Он уже не слышал голосов и шагов своих сокурсников, только своё участившееся дыхание и шаги, звучавшие в бездонной тишине каменных коридоров словно набат, хоть туфли у Джимми и были хорошими, а сам он старался ступать как можно мягче. В итоге заклинание привело его к открытой двери, масссивной и деревянной, а за порогом лежала тьма египетская, хоть глаз выколи. Бросать одно заклинание и творить освещение он не мог, а терять поисковое заклинание он не хотел. Руки тоже были заняты обе, так что подсветить фонариком на айфоне тоже было невозможно. Только если спускаться вниз, в этот мрак, опираясь на слабое свечение стрелочки. Джеймс понял, что если это и розыгрыш, то либо очень глупый и жестокий, потому что подвергал его здоровье риску упасть с крутой каменной лестницы и сломать себе шею, либо… ещё более жестокий, предполагающий запереть его внизу и заставить умолять выпустить себя. Не то, чтобы Джеймс был слишком горделив или сильно трусил, но его здравый смысл подсказывал, что это правда не слишком рационально: лезть в расставленную ловушку. Кем бы и для чего бы её не ставили.
Встряхнув руками, Джеймс развеял поисковые чары и сотворил другое заклинание. сложил руки перед собой, прижав ладони друг к другу, затем провернул ладони, поднимая локти горизонтально, так что ладони, сохраняя контакт ладоней, стали смотреть в сторону локтей друг друга. Тыльная сторона правой руки смотрела на Джеймса, а когда правая рука поехала вверх, большие пальцы обеих рук “выстрелили”, встав под прямым углом к своим указательным пальцам. Ладони остановились, когда кончик большого пальца одной руки коснулся кончика среднего пальца другой руки, и так же на другой руке. В получившееся “окно” словно в видоискатель фотоаппарата Джеймс оглядел пространство вокруг, ожидая увидеть кого-нибудь, кто прячется за иллюзией невидимости или смены облика, или же признаки присутствия следящих заклинаний, или какую-нибудь волшебную ловушку вроде тех, которые срабатывают на определённый энергетический резонанс. Но ничего такого Джеймс не нашёл. Ну, почти. Он заметил кое-что странное внизу, под каменный полом, там, куда, судя по всему, вела лестница, к которой его привело поисковое заклинание и где, согласно логике, находится его чемодан.

В итоге он вернулся в холл без чемодана. Джеймс решил, что его сокурсники не могут ненавидеть его так сильно, чтобы не вернуть ему чемодан хотя бы по отъезду, а идти в их ловушку и выставлять себя идиотом тоже не хотелось. В его семье репутация значила всё, и он просто физически не мог позволить себе подставить её под удар.
По возвращении в холл Джеймс сделал вид, что всё в порядке.
Вскоре Генри позвал всех во внутренний двор замка, сказав, что благодаря естественной грозе они все могут как следует искупаться, но Джеймс, не имея теперь ни одежды, в которую можно переодеться, ни полотенца, аккуратно обошёл эту тему, сначала говоря, что сходит потом, а затем - что сходит ночью. Все считали его застенчивым недотрогой, и не без причины, поэтому не стали настаивать, списав всё на его стеснительность.

Наступила ночь, вечеринка была в разгаре, большая часть танцевала, не выпуская из рук коктейли за авторством Саймона. Некоторые из них разбрызгивали радужные блики, похожие на миниатюрные северные сияния, а другие вообще были газированными, только вместо углекислого газа их пузырьки, всплывая на поверхность и взрываясь, выпускали в воздух небольшие фейерверки, с соответствующим звуком, только вместо запаха пороха распространяли запах карамели. Один из таких коктейлей держал в руке Джеймс, но пил он его очень маленькими глотками и очень редко. Кристен оставила их беседу минуту назад, когда Тайлер (кажется, у них начинало наклёвываться что-то серьёзное) позвал её танцевать медленный танец.
- Почему не переоделся?
К нему подсела Реджи, натуралистка и большая поклонница растительных стимуляторов, которая сумела продавить в деканате своим курсовым проектом выведение по-настоящему целебного сорта марихуаны, получив под это участок в оранжерее и магические инструменты и препараты для работы. За что её полюбили все, включая бОльшую часть преподавательского состава.
Джеймс пожал плечами. Врать он умел очень плохо, так что правда была меньшим злом в этой ситуации, так что Джимми вздохнул, понимая, что она явно заскучала и не отстанет, не получив ответ, и признался:
- Потому что кто-то захотел подшутить надо мной и отнёс мой чемодан в подвал, поставив там какую-то магическую пранк-систему. Не знаю, что это, но выглядит очень сложно. Ну и.. там страшно, очень-очень страшно. У меня волосы дыбом…
Он знал, что его скорее всего сочтут или, по крайней мере, в дружеской манере пошутят, что он трусишка и верит в истории о привидениях. Каково же было его удивление, когда Реджи поднялась и протянула ему руку:
- Пойдём, заберём твой чемодан.
Джеймс поднялся, приняв протянутую руку, но Реджи не сразу спросила его, куда идти. Он даже подумал, что, поведи она его сама в нужную сторону, раскроется тайна того, кто стоит за этим пранком. Но Реджи совершила кружок по холлу, продолжая вести за собой Джеймса, и предложила ещё парочке студентов, не занятых активным весельем, составить им компанию. Мейсон готов был сквозь землю провалиться, но было уже поздно, поэтому он просто краснел и радовался, что из-за разноцветной подсветки это может быть не так уж заметно.
В итоге к страшной двери шли пятеро студентов: сам Джеймс, взявшаяся его спасать Реджи, Генри, Лидия из числа студентов факультета Ментальной магии, а также Саймон. Присутствие его в “команде спасения рядового Чемодана” ещё больше смущало и путало мысли. Когда они подошли к необходимой двери, та была закрыта, но при их приближении она медленно, с протяжным скрипом открылась до предела, приглашая волшебников шагнуть в тёмные объятия непроглядного мрака её подземелья. Джеймс громко сглотнул и инстинктивно сделал пол-шага назад, уперевшись плечом в Саймона, оглянулся, осознал, в кого вжался, и тут же отскочил обратно, словно обжёгся. Как ни странно, он не возбудился от этого мимолётного касания, как было раньше, потому что страх заставил организм выключить гениталии и включить другие механизмы, от которых зависело выживание.
- Может, ну его? Куплю завтра в ближайшем городе новую одежду… и чемодан… и паспорт можно восстановить… О нет! Там же мои конспекты!
С каждым словом Джеймс всё больше склонялся к мысли правда оставить чемодан в этом жутком месте, но внезапное воспоминание заставило резко передумать, потому что в конспекты его курсового проекта были вложены сотни часов упорного труда, отдавать которые без боя он не собирался. Но и шагнуть первым было слишком страшно.

+2

5

Когда выгрузка вещей была закончена, Саймон нашел свою сумку, закинул в первую попавшуюся комнату, и они потащили алкоголь на улицу. Из подручных материалов соорудили бар - чтобы было куда ставить напитки и ставить бутылки. Саймон разложил все под рукой, чтобы было удобно. Естественно, они не забыли шейкер, ложки, коктейльные вишенки и все прочие атрибуты - по минимуму, но не забывая важное. Такое комбо происходило нечасто - выезд на отдых, магия, сокурсники, да еще и целый бар. Раньше это было работой, теперь - хобби. Мозги и тело так взбодрились за учебный год, что все это было категорически необходимым отдыхом. А когда-то ему казалось сложным выучить рецептуру сотни коктейлей, как профи-бармены...
Впрочем, сначала они приняли импровизированный душ. Саймон предпочел бы искупаться в бассейне или хоть в море, но и так было неплохо. Он быстро сбегал и переоделся в купальные шорты и побегал под грозой. Похватал девчонок, конечно, повалял пацаном по мокрой траве - размялся, в общем. Климат в Британии был ничем не лучше родного штата, так что на загорание можно было особо не рассчитывать, но водичка освежила. Переодевшись назад, Саймон принялся за работу - в "баре" уже собрались те, ком было скучно пить алкоголь просто так.
В обычной жизни бармены ради развлечения показывали фокусы - крутили и подбрасывали шейкеры, перекидывали бутылки и улыбались всем вокруг. Здесь все было проще и сложнее одновременно - эти детские забавы были никому не интересны, так что не надо было стараться не разбить стакан или бутылку или что-то выронить. Здесь коктейли должны были сами развлекать пьющих - и эту науку Саймон постиг довольно просто, невелика премудрость по сравнению с остальным.
Мохито распространял запах мяты и искрился зелеными искорками, Голубые Гавайи пузырились, Куба Либре выпускала фейерверки вместо газа, а Кровавая Мэри была такая кровавая, что чуть не кровоточила. Саймон перебирал бутылки, смешивая, наливая, насыпая и взбалтывая, руки проворно летали над столом, а глаза внимательно следили за тем, что они делают. Кто-то даже смеха ради сунул ему пару купюр как настоящему бармену. Саймон обхохмил шутника, но деньги взял - лишними не будут. Многие из студентов вполне могли позволить себе купить этот замок целиком, что им пара лишних баксов? У Саймона такой возможности не было - он сам, по окончании Брейкбиллса собирался найти работу и помогать родителям.
Гроза закончилась, и началась вечеринку. Пританцовывая в такт Саймон, удовлетворив первоочередные нужды сокурсников, взял себе банку пива и пошел прогуляться. Любя барменское дело он не особенно любил продукт своей деятельности для употребления, предпочитая любым коктейлям просто пиво. Ну, может быть, джин тоник с охотки. Походив и там, и тут, перекивнувшись несколькими фразами то с теми, то с этими, он устроился на вынесенном - или созданном? - диване. Развалился на нем с пивом и закурил, наблюдая за однокашниками. До финала, как ни странно, дошли все, хотя Саймону уже раз тысячу сообщили, что студенты часто погибают во время обучения. Он подумал и решил, что пойти сюда учиться и погибнуть, наверное, все-таки, лучше, чем не пойти и жить дальше. Или, еще хуже, прийти, а потом уйти - он слышал, и такое бывает, и не так редко. Он же привык драться за свое - сначала за право на жизнь, потом за независимость, после - за возможность самому выбирать, каким путем идти. Теперь битва была самой тяжелой - с самим собой. Потому что только от него зависело, где он облажается, а где нет.
К нему на колени присела Бекки - длинноволосая блондинка с четвертым размером - облокотилась и обняла за шею, начав что-то рассказывать. Саймон приобнял ее машинально рукой с банкой, не слушая. Она сидела вплотную, и было очевидно, что под плотной майкой у нее нет белья. А вот шортики, наоборот, намекали, что под ними кружевные трусики... Почему бы и нет? Он уже довольно давно не отдыхал в полной мере - все силы уходили на учебу. Бекки была ничем не хуже любой другой, или другого, снимая эти самые трусики даже без просьбы. В целом, Саймон чаще бывал с девушками - потому что они чаще предлагали, но особой разницы не делал, благосклонно относясь и к любовникам с членом. Главное, чтобы эти любовники не пытались использовать секс как метод доминирования и подчинения.
Но тут краем глаза Саймон заметил что-то необычное - группа студентов во главе с Мейсоном и Реджи двинулись в замок. Саймон тут же заинтересовался. Реджи на курсе знали все, как и Мейсона. Но его больше заинтересовали решительное выражение на ее лице и какое-то растерянное - на его. Куда это они направились? Если бы их было только вое - Саймон бы подумал, что наверх, "отдохнуть" по-взрослому. И решил бы, что мальчик наконец-то созрел для решительных действий. Или бездействий? Но вряд ли эта куча решила устроить там оргию. Нет, тут затевалось что-то поинтереснее. Саймон давно и думать забыл про Мейсона и его багаж.
Ссадив с коленей недовольную Бекки, Саймон машинально испепелил окурок и направился следом за компанией - интереса ради. Шли они, как оказалось, не наверх, а наоборот. Решили поколдовать, что ли? Зачем в подвале? Подвал, видимо, тоже не понял причину визита - и повел себя весьма странно. Во всяком случае, для нормальной двери нормального помещения это было нехарактерно, тут же не Брейкбиллс.
Оказывается, они все еще искали вещи Мейсона... Это в его духе - сидеть и молчать, не прося помощи, чтобы потом кто-то взял и потащил его решать его проблемы. Вот что ему стоило сразу сказать "Саймон, помоги найти мою сумку", а? Что, Саймон бы отказал? Нет. Ну, может поржал бы чутка, но не более. А теперь они всей кучей пошли зачем-то в подвал. Как там могли оказаться вещи ДЖеймса?
Лестница, что и говорить, выглядела неприветливо. Эта чернота впереди не понравилась никому. И Мейсон тут же пошел на попятный. Саймон усмехнулся - ну да, на все плевать, на вещи, документы, главное, конспекты! Впрочем, сам Саймон за свои конспекты, написанные как курица лапой, тоже мог бы поджарить злоумышленнику зад...
- Эй, пацаны! ...и леди, - сказал он громко. - Что струсили?
Он сотворил несколько огоньков, которые закружились вокруг, давая свет. В темноте подвала это будет полезнее, чем телефоны и, тем более, зажигалки и даже фонарики, которых у них все равно не было.
- Кто последний - тот Сандерленд! - провозгласил Саймон и, обхватив так удачно стоящего Джеймса за плечи, начал толкать перед собой вперед в подвал. Держал аккуратно, но крепко, чтобы не вырвался. Сделав пару шагов, тихо прошептал на ухо: "Не боись, Джимми-бой, с тобой дядя Саймон". Потом отпустил Джеймса, но сам продолжал идти вперед. За дверью ожидаемо оказалась лестница - на вид вполне надежная. Огоньки летели следом, освещая путь. Саймон начал спускаться вниз. Страшно ему не было - только интересно. Он вырос в таком месте, где ты либо живешь нормально, либо боишься. А с началось учебы он перестал бояться и того, что еще оставалось. Появились, конечно, совсем иные страхи, но они никак не были связаны со старыми лестницами, замками и темнотой.
[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Саймон, 23</div></a> Студент первого курса Брейкбиллса, факультет Физики, бывалый и суровый парень, которого лучше не злить. Почему-то вдруг обратил внимание на <a href="https://media.giphy.com/media/3HAmtMhgws5Q0hoAKO/giphy.gif">пай-мальчика</a>.</div>[/lz]

+2

6

Мысли в голове Джеймса от страха скакали как бешеные белки на амфетаминах. Сначала он машинально подумал, что ничего плохо в том, чтобы быть профессором Сандерленд, быть не может. Она как преподаватель Джима полностью устраивала, к тому же она с первого взгляда определила его специальность, что было убедительным доказательством: она заслуженно занимает пост профессора. Но эта мысль проскочила очень быстро, с молниеносной скоростью сменившись бесформенным ощущением первобытного страха перед темнотой. Огоньки Саймона, конечно, рассеивали её с большим успехом, но на кромке света тьма выглядела ещё более густой и как будто бы живой. Когда чьи-то руки легли ему на плечи, Джеймс испугался снова, но по-другому. На целые две трети секунды он поверил, что именно эти сокурсники, которые вызвались ему помочь, и затеяли всю эту возню, и сейчас толкнут его с лестницы, запрут дверь и будут насмехаться над тем, как он в ужасе и панике бессильно колотит дверь с той стороны и визжит как поросёнок. Самое ужасное в этом было присуствие Саймона. Мысль о том, что он сейчас опозорится перед тем, кто ему сильно нравился, парализовала его, но пришедшая следом мысль о том, что Саймон мог и быть основным зачинщиком этого пранка, в одно мгновение низвергла Деймса в пучину беспомощного отчаяния. Мало того, что из-за опасений за репутацию он не мог сделать первый шаг или принять ухаживания Саймона, а затем потерял любые шансы во время Испытаний, когда вынужден был признаться ему, со своей эрекцией на Саймона наперевес, что он девственник. Конечно, зачем неопытный любовник такому красавцу и сердцееду? А теперь Джеймс решил, что он пробил прежнее дно и достиг новых глубин безнадёги. Впрочем, насколько бы не была череда этих мыслей ужасна, её вдребезги разбила фраза, сказанная шёпотом на ухо. Во-первых, осознание того, чьи именно руки крепко обнимают его плечи, прошлой горячей волной по всему телу, против воли Джеймса заставив его пах налиться приятным теплом. Во-вторых, шёпот и почти коснувшиеся его уха губы заставили колени немного, но подогнуться, благо он толкал вперёд, и это удалось замаскировать под шаги, неуверенные, разумеется, по причине страха и только. По крайней мере, Джеймс очень надеялся, что со стороны все подумают именно так. Ну, и в-третьих, это обращение, “Джимми-бой”. Никто другой не звал его так и не умел вложить столько поддразнивания, соблазнения и насмешки одновременно в одно слово. По крайней мере, Джеймс слышал в этих интонациях поддразнивание, соблазнение и насмешки, заставляя себя не анализировать, что из перечисленного там действительно было, а что он сам себе намечтал.

Когда хватка на плечах исчезла, они уже преодолели лестницу. Саймон двинулся вперёд, то ли специально, то ли случайно погладив (или мягко толкнув?) плечо Джеймса своей мощной грудной клеткой. Джеймс дал себе целую секунду, чтобы собраться с мыслями и заставить себя не вдыхать жадно шлейф запаха его тела, который Саймон распространял вокруг себя. Чистого тела, но мускусный аромат его смуглой кожи Джеймс, кажется, узнал бы среди десятка похожих. Это тревожило Джеймса. Но не так сильно, как подвал.

Впервые он пожалел об освещении. Огоньки пироманта следовали за ними, разгоняя своим тёплым светом окружающий (в смысле взявший их в окружение) мрак, словно большие свечи взяли и исчезли, оставив после себя неприкаянные язычки пламени, которые прибились к Саймону и слушались его как верные собаки. Однако, насколько бы тёплым и согревающим не был их свет, выхватывал он из темноты картину весьма тревожную: повсюду на стенах, в хаотическом на первый взгляд порядке, были начерчены символы и сигилы, которые любой из студентов Брейкбиллса мог определить как настоящие, а не киношную бутафорию или символику из брошюр по эзотерике для скучающих домохозяек и офисного планктона. Это были символы настоящей магии, той самой, которая может закончить вашу жизнь. Но самое пугающее в них было то, что Джеймс не узнавал ни единого из них. Студент, который уже начал изучение программы второго курса по ряду тем, который проштудировал за год всю без исключения дополнительную литературу и даже кое-что из личного интереса, не видел ничего подобного. Пока Джеймс решал, говорить ему этот тревожный факт своим сокурсникам или нет, сверху раздался оглушительный грохот, с которым захлопнулась дверь. Генри бросился наверх, но Джеймс уже понимал, что открыть дверь не получится. Некая магия заманила их сюда… Нет, заманила сюда _его_, именно Джеймса Мейсона, неведомым образом затащив его пожитки в подвал. Значит, она не выпустит их, пока они не разгадают, что это за магия и как её прекратить.
- Стойте,- сказал Мейсон, и его голос прозвучал пугающе-громко, пустившись дальше по подвалу, отскакивая эхом от каменных стен, пола и потолка. Он поёжился, обняв себя за плечи, и продолжил шёпотом,- нам лучше держаться вместе. Надо понять, что здесь за магия…
Джеймс не успел договорить. Его перебила Лидия:
- Погодите,- её указательный и средний палец легли на голову, но не на висок, как это показывают в кино, а на лоб, подушечками прямо по центру, а затем пальцы резко разъехались в стороны, как будто открывали пресловутый “третий глаз”. По центру лба, между пальцев, появилось слабо мерцающее кольцо. Лидия “сняла” его со лба, совершила ещё несколько движений пальцами, раскрывая и закрывая их в разной комбинации словно веер. В результате между всех её растопыренных как у лягушки пальцев находилось по такому же мерцающему кольцу энергии, внутри которых появлялись и исчезали разные символы. Она вела ими перед собой как параболической антенной или радаром, словно нащупывала что-то, пока вдруг не замерла,- там! Там есть чей-то разум. Не могу его прочесть. Bloody hell, на нём блоки мощнее твоих, Мейсон! Что за…
Ещё несколько грязных ругательств слетели с её губ, накрашенных лиловой помадой. Общий смысл этих слов сводился к тому, что она не верит в происходящее и выражает крайнюю степень обеспокоенности.
- Ну, если там есть волшебник, мы сможем договориться,- сказал Джеймс, а сам невольно с содроганием подумал о том, что кто-то сейчас без спросу открывает его конспекты, трёт своим пальцем по строчкам, беспардонно и грубо перелистывает их страницы, жестоко мнёт или даже вырывает их, жадно берёт из них знания, и ощущение того, что его научную работу кто-то берёт без уважения и разрешения, заставило Джеймса ускорить шаг в указанном Лидией направлении.

Коридор был длинным и заканчивался залой круглой формы. В её центре сидел, закованный в цепи, тянущиеся к стенам, какой-то старик. С длиннющей бородой, свалявшейся от грязи и пота в неровные куски “мочалки”, как и такие же длинные волосы, сальные и грязные патлы, свисавшие сосульками. Но страшнее было не это, а то, что он был не просто худ, он буквально напоминал скелет, обтянутый пожелтевшей словно пергамент кожей, с выпученными немигающими глазами и сплошь покрытый татуировками в виде всё тех же незнакомых Джеймсу сигилов и символов. Он даже подумал, что это труп, но стоило только Саймону сделать шаг в комнату, тот пошевелился, и Мейсон инстинктивно схватил Саймона за руку и дёрнул из комнаты. Ну, попытался дёрнуть. С тем же успехом он мог пытаться повалить фонарный столб голыми руками.
- Будь осторожен, пожалуйста,- попросил Джеймс, и голос его был полон первобытного ужаса, заставляющего говорить громким шёпотом.
Чемодан обнаружился внутри, на противоположной от входа в круглую комнату стене, подвешенный на одной из вбитых в стену петель, к которым крепились цепи старика.
- Помогите,- едва слышно прохрипел он и едва смог поднять обессиленную руку на целый десяток сантиметров от пола, тут же уронив её обратно с металлическим лязгом своих оков. Они были на лодыжках и запястьях, на шее и на поясе. Цепи были толщиной с запястье Джеймса, и разорвать их голыми руками было невозможно. К счастью, у них была ещё и магия.

- Сейчас мы вас освободим,- сказал тихо Джеймс, но в тишине подвала его слова было легко расслышать. Он не спешил что-то делать, пояснив своё промедление,- главное, снять удерживающие чары и не повредить те, которые поддерживают вашу жизнь.
- Что-то не так,- добавила Лидия. Генри и Реджи сохраняли бдительность, осматриваясь по сторонам.
Джеймс вновь сделал руками “квадрат”, через который принялся изучать пространство комнаты. Оказалось, магия была не только на коже пленника, но и на его кандалах, на его цепях.
- Да уж, тот, кто делал это - не слабее Маяковского, а, может, ещё сильнее.
Но долго изучать матрицу плотно скрученных друг с другом заклинаний ему не дали. Белёсый дым, похожий на очень плотный туман, промелькнул мимо студентов, ударился в Джеймса и швырнул его вверх, пролетев насквозь. Джеймс вскрикнул, ударившись в потолок, и весь сжался, готовясь встретиться с каменным полом, упав лицом вниз с высоты пяти метров.
[nick]James Mayson[/nick][status]golden boy for treasure hunter[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/94402.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Джимми, 19</div></a> Староста первого курса Брейкбиллса, студент факультета Знаний и просто пай-мальчик, который втайне мечтает оказаться в руках <a href="https://funkyimg.com/i/336KK.gif">сурового парня</a>.</div>[/lz]

Отредактировано Julian Croft (2020-03-15 12:15:16)

+2

7

Саймон шел первым, уверенно, но осторожно - мало ли, все-таки, что там? Все-таки замок, тем более, подвал - вдруг там канализацию прорвало и воды по колено? Или гнилой пол? От такого никакая магия не спасет. Или, наоборот, пол в порядке, и там водятся... Вот на этом месте Саймон сглотнул и умерил прыть - думать сейчас о мышах было совсем не к месту. Он же герой - поперся первым в темный подвал. Подвалов-то он и в детстве не боялся, в отличие от мышей...
Впрочем, мысли о мышах быстро забылись, стоило увидеть стены. Что рисунки не были бутафорией, было ясно сразу - по ощущению в спинном хребте. Это не маг учился магии, это магия училась управлять магом, перестраивая его со своему - все существо начинало реагировать на артефакты, заклинания и сильных волшебников. Тем самым пресловутым ощущением в подкорке, от которого встала бы дыбом шерсть на загривке, если б она была у людей.
Саймон совсем остановился, на расстоянии рассматривая знаки - он такие не знал. Впрочем, это ни о чем не говорило, - он еще много чего не знал. Как и они все - первый курс это самое начало. Но кому могло понадобиться творить что-то здесь? Довольно странный выбор места.
Наверху с грохотом хлопнула дверь, Саймон обернулся, но не побежал на звук. И так было ясно, что она захлопнулась. Как и открылась парой минут ранее. Шуточки однокашников? Вряд ли - они же все приехали вместе, времени бы не хватило. Да и смысл? Запереть кучу волшебников в подвале - это такая себе неприятность, они же не маленькие дети. А Мейсон предложил держаться вместе - разумно, учитывая ситуацию. Дверь волновала Саймона меньше неизвестных символов.
Пока остальные колдовали, он не мешал - разбираться в хитросплетениях магии не было никогда его сильной стороной. Он и испытания с экзаменами-то сдал скорее сильным желанием это сделать и магическим даром, а не умением применять ум. Нет, дураком Саймон не был, но предметные практики были ему куда понятнее. И пока остальные что-то там выясняли - он просто и спокойно начал готовиться применять все практические знания, какими владел. Боевой магии их не учили, но пирокинетика куда ближе к ней, чем, скажем, целительство. Не хотелось бы поджечь предмет старины, но вечер как-то резко перестал быть томным.

Коридор привел их в другое помещение, которое не понравилось Саймону еще больше. Точнее, не само помещение, - а его обитатель. Он даже не сразу понял, что это человек - свет давали только огни, которые он осторожно послал дальше вперед. А уж то, что вот это окажется живым, и вовсе было из ряда вон. На слова и действия Джеймса он не обратил особого внимания - он и так не собирался ни подходить ближе, ни делать что-либо. Ежу понятно было, что происходящее может быть потенциально очень опасным.
- Стой! - сказал он громко Мейсону, который уже рванулся на выручку, хотя только на словах. Что за манера такая - то мяться, то, наоборот, куда-то торопиться. Они оказались в подвале замка, где их запер непонятно кто и зачем, в компании сильных, но неизвестных знаков и какого-то старика. Неужели не ясно, что это все очень странно? На ступень страннее, чем должно быть даже в их мире магии. А старикана приковали явно не просто так - и кто знает, для чего и почему? Саймон сказал бы это все Мейсону, если бы успел. Но он успел только взять его за руку, чтобы помешать творить заклинания, если бы тот правда собрался освобождать старика. Сначала надо было обсудить все.
Но и это они не успели - мимо проскользнуло нечто, пройдя совсем рядом. Руку Джеймса буквально выдернуло из руки Саймона, хорошо, что держал некрепко. Мейсон взмыл под потолок, и Саймон рефлекторно приказал огням проследить за ним, чтобы понять, что происходит. Визуально никто его там е держал, разбираться же в деталях времени не было.
Саймон только успел подскочить ближе, чтобы встать ровно туда, куда должен был упасть Джеймс, как тот именно это и сделал. Рухнул сверху, хоть и не с очень большой высоты. Ловить взрослого человека, хоть и такого тощего, - не то же самое, что, например, ребенка. На ногах не устоишь. Саймон и не устоял, рухнув на каменный пол под тяжестью Джеймса, приземлившегося сверху. Он успел его затормозить в полете, но сила тяжести все равно взяла свое.
- Блять, Мейсон... - морщась, сказал Саймон, пытаясь восстановить дух после вышибающего дух падения. Джеймса он, конечно, не винил, но надо же было что-то сказать. Зачем они поперлись в подвал? Что-то подсказывало - именно из-за него. Саймон не хотел видеть, как тот пострадает, упав с такой высоты, но пострадать самому тоже было не круто.  сейчас это большеглазое недоразумение лежало прямо на нем, а Саймон все еще крепко держал его, прижимая к себе.
Надо было вскакивать и разбираться, в чем дело, но как-то не очень хотелось снова подвергаться действию сил притяжения Земли.
[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Саймон, 23</div></a> Студент первого курса Брейкбиллса, факультет Физики, бывалый и суровый парень, которого лучше не злить. Почему-то вдруг обратил внимание на <a href="https://media.giphy.com/media/3HAmtMhgws5Q0hoAKO/giphy.gif">пай-мальчика</a>.</div>[/lz]

+2

8

Оказаться в тесном контакте, прижаться к груди Саймона Джеймс мечтал уже давно, но никогда не предполагал такой контекст этого события, который разворачивался сейчас. Впрочем, даже при других условиях он, как и в этом случае, резко вскочил, немного неуклюже оттолкнувшись от мощной груди Саймона, невольно погладив по ней скользнувшими по футболке ладонями. Джеймс даже чуть не упал обратно, только приземлился бы он на этот раз лицом прямо в лицо Саймона. К счастью или к сожалению, но этого не произошло. Мейсон отвалился в сторону и сразу же сел, сложив набок согнутые в коленях ноги. Он оглядывался по сторонам, и смотреть было на что: по коридору сновали, вдоль и поперёк, вверх и вниз, такие же белёсые туманные сущности, напоминающие белые чернильные облака под водой, какие выпускают осьминогами или каракатицы. Только эти были агрессивные и с довольно большой скоростью передвигались. Сосчитать их количество было сложно, потому что они пролетали коридор насквозь, появляясь с одной стороны и пропадая в противоположной.
Лидия завизжала, схватившись за голову, и Джеймс ощутил, что это не просто крик. В нём были вибрации силы. Он изучал магию голоса и звука, и легко отличал простое пение, крик или разговор от колдовских. Его конспекты, из-за которых он не бросил свой чемодан в подвале, наполовину состояли из нотных выкладок и мотивов, дополненных двумя нотными станами: слышимый диапазон и магический. Лидия творила некую форму экзорцизма: звук накапливался в коридоре, отражаясь от стен, потолка и пола, и постепенно формируя на этих поверхностях защитную “плёнку”.
Джеймс открыл рот, сделал глубокий вдох диафрагмой, параллельно делая круговые движения пальцами правой руки, а затем… захлопнул свой открытый рот ладонью правой руки и взял довольно высокую ноту, выпустив в ладонь весь воздух из лёгких. Мимо ладони не прошло и звука, она словно поглотила его, зато когда Джеймс оторвал ладонь от уже закрытого рта, его голос, накопленный, умноженный и усиленный, разнёсся по подвалу со звоном, заставив Реджи и Генри зажать уши и стиснуть зубы. Саймон находился за спиной Джеймса, и его он не видел.
Это было простое заклинание “одинокого хориста”, которое словно записывало вокальную партию, а затем размножало её, создавая иллюзию того, что поёт целая группа людей. В данном случае Мейсон использовал это простое певческое заклинание, чтобы повторить трюк Лидии с изгоняющим вибрато высокой октавы, но сразу двадцать пять раз. Если бы он просто присоединился к ней, то им бы потребовалось выдавать эту вокальную партию минут десять, очень сильно рискуя сорвать связки и лишиться возможности нормально творить магию и говорить на ближайшие день-два точно. Так рисковать в опасном и полном непонятной магии пространстве Джейсон не мог. В данном случае его малодушие подстегнуло мыслительный процесс, и в итоге он придумал этот хитрый ход. Да, в ушах теперь звенело, зато сущности, атаковавшие их, оказались неспособны проходить через стены, которые теперь были покрыты изолирующим “слоем” звуковой магии. По сути, сейчас камни подвала вибрировали внутри себя, препятствуя любым бесплотным существам протискиваться через себя. По крайней мере, без вреда для себя. Всё равно что пытаться прыгнуть в быстро вращающийся огромный вентилятор. Или даже пытаться пробежать через двадцать таких вентиляторов, лопасти которых расположены в десяти сантиметрах друг от друга и которые готовы разрубить рискнувшего пройти через них человека в фарш.
Правда, одного Джеймс не учёл. Одна из тварей оказалась заперта в коридоре, вместе с ними, и оказалась крайне раздражена дерзким и находчивым волшебником. Он остановился почти у нижних ступеней лестницы и “сгустился”, обретая очертания. Это был мужчина в старой одежде времён Викторианской эпохи: длинное пальто, под которым - сорочка и жилет, узкие брюки и цилиндр. В руке он сжимал трость, но не упирал её в пол, а держал на манер оружия, крепко обхватив под набалдашником и держа перед собой перпендикулярно телу. Его очертания расплывались в серой дымке, а цвет из него как будто высосали или они смотрели на него через фильтр инстаграма “сепия”.
- ПРОЧЬ! ЭТОТ ВОЛШЕБНИК НАШ!
С рёвом он бросился на Джеймса. Генри вжался в стену, а Реджи встала на его пути, сотворив одно из простых преграждающих заклинаний, но призрак рубанул по полупрозрачной “стенке” тростью, и та рассыпалась быстро тающими осколками, а второй удар трости пришёлся по храброй волшебнице. Реджи жалобно вскрикнула, отлетая в сторону и хватаясь за ушибленное тростью плечо. Джеймс, не поднимаясь, попятился назад, забыв, что “дядя Саймон с тобой” и находится позади. Мейсон от страха позабыл, что надо сражаться. Джеймс не был совсем уж трусом, но всё происходило с такой головокружительной скоростью, что он растерялся, а никогда не битый юноша и без того натерпелся с недавним полётом, и угроза физической расправы будила в нём зверя. Кролика, который замирает от ужаса перед удавом.

[nick]James Mayson[/nick][status]golden boy for treasure hunter[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/94402.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Джимми, 19</div></a> Староста первого курса Брейкбиллса, студент факультета Знаний и просто пай-мальчик, который втайне мечтает оказаться в руках <a href="https://funkyimg.com/i/336KK.gif">сурового парня</a>.</div>[/lz]

+2

9

А потом они начали вопить. Саймон даже зажал уши ладонями, в каменном подвале крик звучал еще звучнее и громче, чем мог бы. И он уже открыл было рот, чтобы попросить Лидию замолкнуть, как понял, что это не просто крик. Это была магия, Саймон это чувствовал - это было хорошо понятно любому магу. Хотя он сам с таким еще не сталкивался. Хотя, может и сталкивался, в теории каких-то предметов - потому что мир магии и способов ее применения был огромен. Но что было ему неясно или невозможно применять - то он пропускал, концентрируясь на собственных способностях. Да, это все нужно было знать просто затем, чтобы мог придумывать контрмеры, но пока было достаточно и того, что уже было.
А потом за Лидией повторил и Джеймс. И Саймон снова мимоходом удивился, как так получается все время, - Мейсон был полный профан и валенок в куче разных бытовых вещей, зато моментально сориентировался, какие заклинания надо применять. Говорят, гении часто бывают совершенно бестолковы в быту. был ли Мейсон гением? Об этом Саймон не думал - даже если и так, это проблемы самого Мейсона. Магия - штука хорошая, но на ней одной далеко, все-таки, не уедешь.
Белые силуэты, метавшиеся по подземелью, начали метаться совсем по-другому - Мейсон явно что-то делал с реальностью, то ли выгоняя их, то ли заставляя успокоиться. Почему только никто их не предупредил, что тут может быть такое? Разве все потенциально опасные места не должны быть учтены и проверены? Да, люди давно говорят про этот замок, что тут живут привидения, но обычные люди и маги - вещи разные. Те и с пьяных глаз многое мерещится, но вот это все - это точно не глюки. И весьма опасные не глюки, на взгляд Саймона.
А потом все стало, конечно, еще хуже. Один из призраков, или что это было, сгустился и принял вполне антропоморфные очертания. И даже решил пообщаться, заявляя о своих правах. Саймон уже давно и думать забыл и про старика, и про то, зачем они сюда пришли. Но при виде такого безобразия он вскочил на ноги так же резво, как прежде Джеймс - и даже спасибо не сказал, а Саймон, между прочим, спиной ударился. И головой немного. Поэтому вскочить сразу бы все равно не получилось.
Но вид разъяренного духа быстро привел его в чувства - особенно, когда он напал на Реджи. И двинулся дальше, на Мейсона - вот кому повезло, вторая раздача минуты за две. Реджи, кажется, была в порядке, хотя, не исключено, у нее сломано что-то. Дух ударил своей духовной палкой, но, урон, похоже, был вполне материальным... Из чего следовала одна очень удачная мысль. В принципе, единственно возможная в данных условиях.
Вскочив, Саймон ринулся к Джеймсу, наперерез призраку. Заслонив Мейсона, он, не сдаваясь в подробности, начал творить заклинание. Раз дух стал плотным - его можно уничтожить так же ем-то плотным, например, огнем. А встал он между ним и Джеймсом затем, что ему-то будет легче увернуться от удара, если не поможет. Да даже и получить удар - его в жизни били не так, чтобы сильно редко, и палками тоже. А если ударить по Мейсону - он, скорее всего, сломается пополам.
Заклинание складывалось быстро и без усилий - родная стихия, все-таки. Саймон направил его на духа, имея целью не просто его поджечь, а охватить целиком всю сущность и спалить не просто дотла, а чтобы и пепла никакого не соталось. Он не знал, возможно ли это, но с предметами работало отлично. Только сил требовало больше, чем просто что-то поджечь. Поэтому Саймон полностью сконцентрировался на этом, и его летающие огоньки погасли, утратив силу. Но это было не важно, если он все сделал правильно - сейчас тут запылает целый факел с человека ростом.
[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Саймон, 23</div></a> Студент первого курса Брейкбиллса, факультет Физики, бывалый и суровый парень, которого лучше не злить. Почему-то вдруг обратил внимание на <a href="https://media.giphy.com/media/3HAmtMhgws5Q0hoAKO/giphy.gif">пай-мальчика</a>.</div>[/lz]

+1

10

[nick]James Mayson[/nick][status]golden boy for treasure hunter[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/94402.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Джимми, 19</div></a> Староста первого курса Брейкбиллса, студент факультета Знаний и просто пай-мальчик, который втайне мечтает оказаться в руках <a href="https://funkyimg.com/i/336KK.gif">сурового парня</a>.</div>[/lz]

Как Саймон заступил призраку дорогу, Джеймс не видел, потому что крепко зажмурился и прикрыл локтем лицо, готовясь получить удар. Он настолько испугался, что даже не сразу понял, что удара не последовало. Мейсон открыл глаза в полной темноте, но в следующую секунду мир оказался озарён белым ярким светом, который обильно разливался вокруг, отбрасывая на самого Джеймса угольно-чёрную тень Саймона, чётко обрисовывая его силуэт. Он стоял спиной к Джеймсу, и от него исходили волны жара, создавая своим движением волны марева, чуть искажающие очертания всего, что находилось за ними. Казалось, каменные стены плавятся от нестерпимого жара. “Пламя Небес” или “Фламма Целестис”, редкое преобразование, горячее молнии в десяток раз. Почти девяносто тысяч градусов Цельсия. Сложность этого заклинания состояла в двух самых важных факторах, первым и менее важным из которых состояла энергия. Это было очень затратное заклинание, и оно требовало проводить через себя такие массивы энергии, которые даже удержать было под силу не каждому волшебнику, не говоря уже о том, чтобы направлять его с такой точностью и аккуратностью, как делал это Саймон. Конечно, ему помогало то, что это была его область специализации, врождённый талант, прописанный в его ДНК, в самой сути его души, как штамп на каждой его мысли, резонанс с той частью магии, которая касалась высоких температур и ярости. Но самого этого факта всё равно не было достаточно, и его дополняла практика, десятки часов тренировок, доведение их до совершенства. Как те пресловутые монахи, которые бьют ладонью по воде целый год, чтобы укрепить свои руки и превратить их в оружие. Эта же практика помогала со вторым фактором: контролем. Стоило выпустить поток белого пламени из-под тотального управления хоть на секунду - и его жар действительно оплавит камни и за мгновение испепелит всех несчастных, оказавшихся рядом, в том числе и самого пироманта. Но пока заклятие оставалось укрощённым волей и мастерством волшебника, никто из присутствующих не опалил и волоска. Разумеется, кроме того, кому не посчастливилось стать целью этой жуткой версии магического огнемёта.
Призрак издавал нечеловеческий крик агонии целую секунду, пока его эктоплазменное тело растворялось, пожираемое ненасытным и беспощадным белым огнём. Когда он догорел, Джеймс снова оказался в полной темноте. После яркого света она казалась непроницаемой. Даже ко вновь появившимся огонькам пришлось привыкать.
Генри и Линда осматривали Реджи, которая всхипывала, баюкая ушибленную руку на здоровой.
- Кость цела, сильный ушиб,- констатировал Генри, проводя руками над местом удара трости.
- Надо выбираться, пока защита держит остальных призраков,- напомнила Лидия.
- Спасибо,- произнесла Реджи, глядя мокрыми от слёз глазами на Саймона.
Лидия и Генри тоже поспешили выразить свою благодарность, а затем посмотрели за Брукса и сказали почти хором:
- Джеймс? Куда делся Мейсон?
К счастью для всех для них староста первого курса Брейкбиллса научился быстро справляться со стрессовыми ситуациями, поэтому как только угроза была устранена, он бросился в круглую комнату. Он фотографировал знаки на старике, но благоразумно держался на расстоянии и пользовался зумом на встроенной в дорогой смартфон камере. На заплетающихся ногах он прошёл до другой стороны комнаты, снял с петли свой чемодан (благо, он был на колёсиках) и поспешил убраться обратно.
- Простите,- буркнул он виновато,- там есть книги, которые могут помочь, и я снял его символы. Давайте выбираться из подвала, пожалуйста…
Генри одарил Джима осуждающим взглядом.
Джеймс же пока старался не думать о своих чувствах и концентрировался на сиюминутных задачах, чтобы не растерять остатки присутствия духа. Говорить вслух мысль, которая уже посещала его разум, он не спешил. Мейсон был старостой, и был хорошим старостой. Он всегда думал о своём классе в случае неприятностей и внештатных ситуаций. Вот и сейчас он подумал, что это здесь они были защищены от призраков, а вот их развлекающиеся сокурсники оставались отличной мишенью, ничего не подозревающей.

Дверь из подвала больше не удерживала их, свободно распахнувшись с первого тычка рукой. Первым шёл Саймон, следом двигался Генри, за ним - Лидия и Реджи. Последним шёл, замыкая процессию, Джеймс.
В холле они встретили своих сокурсников. Мейсон почти на автомате пересчитал количество волшебников. Получив при первом подсчёте цифру 19, он внутренне весь сжался и напрягся, но потом вспомнил посчитать ещё и себя, и ему стало легче.
- Надо уходить,- скомандовал Джеймс,- срочно.
- Да неужели,- с едким сарказмом ответила Бекки и сделала приглашающий жест рукой в сторону дверей. Двери были открыты, но за ними располагалась не лужайка перед замком с подъездной дорогой, а… холл замка. Джеймс стоял в дверях и смотрел на то, как на дальней от него стороне холла он стоит в дверях и смотрит на то, как на дальней от него стороне холла он стоит в дверях и смотрит… От этой устремлённой вдаль рекурсии кружилась голова. Джеймс обернулся, но увидел с той стороны не такую же продолженную в бесконечность историю, а твёрдую стену. Просунув руку в проход, он не заметил нарушений в пространстве. Просто дверной проём, прозрачный и без подвохов, но когда Джеймс решил опробовать его всем собой, то вместо того, чтобы выйти на улицу, вышел прямо из стены на противоположной стороне комнаты. И снова увидел себя впереди, но на этот раз прямо за порогом двери. Попытка пройти обратно не увенчалась успехом. Стена оставалась твёрдой.
- Да, мы тоже попробовали.
Джеймс начал соображать. Его мысли сосредоточились на нуждах группы.
- Прайс, посмотри руку Реджи, ей досталось в подвале от призраков. И Саймона потом осмотри, пожалуйста. Да, гайз, здесь призраки.
- Хватит командовать,- вспылила Бекки и сделала шаг в сторону Мейсона,- мы видели их, они загнали нас внутрь и захлопнули двери, а когда мы их открыли - обнаружили эту аномалию! Я всегда знала, что от тебя сплошные неприятности. Наверняка это ты их освободил или разозлил, да?
- Если даже это так, давай сначала выберемся, а потом будем устраивать Салемские процессы, ладно? Пожалуйста.
Бекки только фыркнула, мол, так и знала, тебе нечем оправдываться. Она махнула на него рукой, развернулась и отошла к Саймону, шепнув:
- Какой он выскочка и всезнайка, да? Только командует, сам ничего не делает. Тошнит от него.

Джеймс не отвлекался на Бекки, отодвинув её обвинения как можно дальше от сердца и не позволяя обиде взять верх. Целитель Лайам Прайс уже лечил руку Реджи, а Мейсон распределял сокурсников в команды. Четыре команды по пять человек. Каждая команда получила снимки символов, и волшебники принялись за то, что умели делать лучше всего: изучение и исследование. Совместными усилиями они выяснили, что старика в подвале действительно удерживают в живых только сигилы, и сколько он там просидел - непонятно. По всему было понятно, что он - волшебник, и другая часть символов была из числа самых мерзких изобретений их коллег: они не давали творить магию, запирали её в человеке и отбирали возможность взаимодействовать, резонировать с энергиями. По сути, волшебник в подвале был беззащитен и беспомощен, и его “бесконечные жизни” были по сути проклятием, не позволявшим ему отмучиться и умереть.
Также они узнали, что в замке почти полторы сотни лет назад жил волшебник Сайрус Лоттеринг, который как раз изучал феномены призраков и прочие проявления полтергейстов. Он пропал без вести, и все сошлись во мнении, что, вероятно, в подвале находится именно он. Видимо, призракам не понравилось, что их изучают (или КАК их изучают), и они заточили его внизу.

- Итак. Мы ни черта не знаем о том, как эффективно бороться с призраками. Саймон может их испепелить, кое-кто тоже, но я не думаю, что они дважды попадутся на один трюк. В замке могли остаться книги этого Лоттеринга. Так что план такой: теми же командами расходимся. По две команды на каждое крыло, проверяем комнаты напротив, двери держим открытыми, определите в каждой команде “смотрителя”, который будет следить за контактом с другой командой. Главное - не теряться.

Джеймс ещё не знал, насколько сложно будет выполнить эту рекомендацию, пока он, Реджи, Генри, Линда и Саймон шли к своей первой комнате, которой оказалась трофейная. Головы животных, кубки, памятные тарелки на подставках, геральдические композиции, вымпелы и прочая атрибутика заполняла это помещение.
- Я… прости, я забыл поблагодарить тебя,- тихо сказал Джеймс пироманту, когда они отошли к комоду проверять его ящики,- что поймал. Мне жаль, если тебе было больно.
“Видимо, мне надо заканчивать налегать на десерты”,- подумал про себя Мейсон, совершая свой первый шаг к анорексии.
- И за призрака тоже. Я у тебя в долгу.
Непрошенно явились мысли о том, каким образом и в каких позах Джеймс хотел бы отплатить своему спасителю, но эти образы были решительно отогнаны. Он искренне считал, что не имеет шансов с этой своей одержимостью, так к чему травить себя фантазиями, которые никогда не станут реальностью? Даже если они так прекрасны...

+1

11

Это была полная концентрация - Саймон отлично знал, стоит только на мгновение ослабить контроль, и конец всем и всему. Ему самому - в первую очередь. Но нужно было и не пережать, не вложить слишком много сил, иначе эффект будет примерно такой же. Его не волновало, что призрак, умирая или что он там делал, кричал с теми же эмоциями в голоса, как и обычный живой человек. Он и был им когда-то, но сейчас он был угрозой. Саймона не интересовало, что с ним случилось что он стал таким, кто и что с ним делал, - сейчас он хотел причинить им вред. Мейсону. И уже причинил до этого, а, значит, его надо было уничтожить.
Стихия была опасна, она была естественной, как природа, и, одновременно, столь же смертоносной. Саймон получил настоящее, физическое и моральное наслаждение, используя эту силу - и было очень важно не увлечься, не перегнуть палку. Огонь пожирал данную ему пищу, уничтожая бывшую смертную оболочку, пока она не выгорела вся, даже не оставив пепла. Подвал наполнила темнота, но Саймон бы и так ничего не увидел, постепенно приходя в себя. Это было ненадолго, сейчас состояние стабилизируется, но нужно чуть-чуть прийти в себя. осознать себя не частью стихии, а человеком, стоящим среди других людей в подвале замка, населенного призраками и одним старым колдуном.
Саймон пошел следом за всеми скорее машинально, чем осознавая, что делает. Битва окончилась в их пользу, но это явно было еще не все. И вряд ли им снова так повезет, чтобы можно было так же уничтожить остальных. Впрочем, на так же он сейчас уже не способен, даже если понадобиться снова кого-то спасать. Кого-то.
Саймон в холле плюхнулся на первую попавшуюся подходящую поверхность и поискал глазами Мейсона. Которого опять за что-то чихвостили. Причем, не как он сам, а на полном серьезе. А рядом с ним пребывал его чемодан. Саймону вдруг стало интересно, что там лежит такого ценного, что призраки утащили его в подвал? Мейсон на досуге составляет заклятия воплощения для духов? Впрочем, этим они, похоже, владеют и без него.
- Он только что нас спас, - сказал Саймон в ответ на недовольство Бекки. Строго говоря, Джеймс придумал, как выгнать призраков, он остановил только последнего. Все против одного - неплохой результат. К тому же,, Бекки явно завидовала - это было видно невооруженным глазом. Причем. возможно, не только деньгам и положению Мейсона, сколько способностям. - А если тошнит - возьми ведро, - отбрил ее Саймон.
Сейчас он наконец, начал нормально воспринимать окружающее, а не как будто сквозь вату. Глупо тратить столько сил в первом же бою, но соображать надо было быстро. А что ой был только первый сомневаться не приходилось. Выйти из замка они не могли, и Самйон даже не очень удивился. Если наступает жопа - она обычно глубока и темна. И совсем не в том смысле, в котором хотелось бы.
План Мейсона приняли к действию, не единодушно, но приняли. И Саймон сразу отошел от Бекки, чтобы не быть с ней  водной команде - он очень не любил слушать бубнеж, капризы и недовольство. Пусть нудит кому-то другому.
Комната, доставшаяся им, не производила впечатление полезной - одни трофеи да украшения. Они не знали, что и где искать, но вряд ли тут нашлась бы волшебная палочка или склянка с этикеткой "зелье против призраков". Тут наверняка уже все облазили сверху до низу те, кому это надо. Интересно только, почему не нашли старика? Или его можно увидеть только в это время года, в эту фазу луны и только девственникам? Впрочем, нет, не сходится- они же все его видели.
От глупых мыслей и рассматривания раритетных ножей Саймона отвлек упомянутый. То есть, Джеймс.
- Переживу, - ответил Саймон, бросив на него взгляд. Потом повернул голову и посмотрел снова, пристально. Он и сам не знал зачем, и что хочет там высмотреть. Но еще тогда, на Испытаниях, он увидел в глубине этих глаз что-то такое, что начало заставлять его следить за словами. Он никогда особо не задумывался, как звучат его шутки, но отвечая Мейсону невольно снижал градус цинизма и, возможно, мудачизма. С ним он общался почти мягко - насколько умел это делать. К другим он тоже ничего не имел, но их мнение и отношение его по-прежнему нисколько не интересовало. Иногда Саймону даже казалось, что он видит этот беспокойный взгляд темных глаз затылком тогда, как его не могло быть - Мейсон был слишком себе на уме, не интересуясь нормальными вещами. Как то - выпивка, вечеринки, выпивка... Интересно, а как он расслабляется? Саймон мог налакаться чего-нибудь вроде пиво до осоловелого отупения или потрахаться до полного опустошения, чтобы снова наполниться силами для следующего этапа учебы. А что делал Мейсон? И почему его, Саймона, это вдруг заинтересовало?
- Не бросайся такими словами, Мейсон, - хмыкнул Саймон неожиданно. - Там, где я вырос, тебя могли бы поймать на слове и потребовать потом в уплату долга...
Он запнулся на секунду, подбирая слова. С языка рвались обычные пошловато-циничные шутки, но сказал он совсем не то что собирался:
- ...то, что ты отдавать не готов. Но я так не делаю, не здесь, - добавил он.
"И не с тобой", пронеслось в голове.
[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Саймон, 23</div></a> Студент первого курса Брейкбиллса, факультет Физики, бывалый и суровый парень, которого лучше не злить. Почему-то вдруг обратил внимание на <a href="https://media.giphy.com/media/3HAmtMhgws5Q0hoAKO/giphy.gif">пай-мальчика</a>.</div>[/lz]

+1

12

Сердце Джеймса в который раз ёкнуло. Не только от слов Саймона, а от того, как именно он их произнёс. Мало кто замечал это, но Мейсон много раз видел, каким бывает Саймон, когда думает, что никто на него не смотрит. Он не казался таким уж грубым и показательно-маскулинным. Джеймс не считал, что Брукс притворяется или пытается казаться крутым парнем, он правда таким был, но также Джеймс понимал, что люди более многомерные, чем картонные фасады, которые часто выставляются как маска. Или как броня. Или же просто как привычный образ действия. Судя по последней фразе, Мейсон мог сделать вывод, что “то, откуда он родом” и является причиной, по которой он такой жёсткий и колючий. В его среде по-другому было нельзя. И об этом Джимми мог только теоретизировать, поскольку видел нечто, отдалённо приближённое к суровой жизни, только в кино. Но здесь была жизнь. Беспощадная и циничная, требующая прагматичного подхода. Например, к поиску того, что может привести их к разгадке тайны этого замка. Вопросов к ситуации у Мейсона было изрядно.
Например, его интересовало, кто именно запер Лоттеринга и за что? Как его чемодан попал вниз и почему именно его, а не любого другого волшебника? Почему призраки активировались именно сейчас, ведь замок регулярно посещают туристы, и на них так не нападали, иначе давно бы привлекли внимание других волшебников. Многие выпускники Брейкбиллса, узнав о подобной возможности приложить свои знания на практике, устремились бы рекой. Ну и, наконец, оставался вопрос: что им со всем этим делать? Потому что оставлять туристам замок, полный потревоженных духов - это всё равно что надеть ребёнку на голову улей африканских пчёл-убийц. От этой мысли Джеймс зябко передёрнул плечами и неловко пошатнулся, приложившись плечом к груди Саймона, и тут же, осознав произошедшее, отпрянул, пряча лицо с зардевшимися скулами за чёрными кудрями, опустив голову, словно разглядывал что-то под своими ногами. Симулировал интерес он только поначалу, потому что одна деталь привлекла его внимание: едва заметные потёртости на дорогом паркете. Слишком ровные для случайных и подозрительно ведущие к… ну конечно! К камину.

- Извини, что толкнул,- по своему обыкновению попросил прощения Джеймс и указал пальцем на обнаруженные дуги,- смотри… надо попробовать найти кнопку или рычаг…
Мейсон принялся перебирать всё, стоявшее на каминной полке: несколько книг, две подпирающие их подставки с изображениями львов, вазы и кованые подсвечники, затем пробежался руками по раме портрета над камином. Что-то щёлкнуло, и Джеймс решил, что он сам не заметил, как нащупал нужную точку, но когда повернулся обратно, то увидел Саймона, который вдавил один из кирпичей камина. Мейсон неловко отскочил в сторону от двинувшегося камина, споткнулся о край ковра и полетел прямиком в руки Саймона.
Не без помощи последнего обретя равновесие физическое, юноша окончательно потерял равновесие эмоциональное. Его запах, прикосновения его рук, жар его кожи… невыносимо близко и недосягаемо. Оставалось только радоваться, что долго маяться внутренними терзаниями времени у них не было.

Камин отъехал, словно огромная гротескная дверь, открывая секретный проход, который, в отличие от спуска в подвал, не был столь зловещим, поскольку за ним находился залитый солнцем просторный кабинет. Судя по всему, помещение находилось где-то очень далеко или было привязано к другому времени, потому что за окнами сейчас должна быть ночь и весна, а не жаркий летний полдень.
Реджи, Генри и Лидия присоединились к своим сокурсникам. Джеймс поспешил внутрь, потому что увидел то, что ценил, уважал и любил всем сердцем. Книги. Высоченные шкафы с книгами, названия на корешках некоторых он знал наизусть. Это точно был кабинет Сайруса.
- Чур, я проверяю стол,- прошмыгнула внутрь Лидия, горя взглядом ничуть не меньше Джеймса.
В результате у них на руках оказался дневник Сайруса, из которого следовало, что его супруга Беатрис, медиум и спиритист, нашла контакт с призраками. Он осуждал свою благоверную за сентиментальность и сводил призраков до “хроно-эктоплазменных аномалий” и предвкушая, как сумеет создать прибор, который ловит такие создания и превращает в почти бесконечные “батарейки” для волшебников.
- Неудивительно, что они его ненавидят,- заметила Лидия, захлопывая дневник и не выпуская его из рук. Она сидела на письменном столе, закинув ногу на ногу и задумчиво глядя в замерший, не меняющийся пейзаж за окном.
- Ну, с точки зрения академической магии, его устройство выглядит как минимум многообещающе,- не менее задумчиво ответил Джеймс, рассматривая его схемы и чертежи, расстеленные на другом столе. Он не сразу осознал, что именно он сказал, а когда смысл дошёл до его собственного сознания, он тут же оторвался от изучения и оглянулся на хмурых сокурсников,- разумеется, если не учитывать аморальность самой идеи! Эй, ну, вы чего? Реджи, Генри… вы же знаете, что я бы никогда не стал такое делать, да?
- У тебя и не получится,- ответила за открывшую было рот Реджи внезапно зашедшая к ним Бекки. Джеймс хотел узнать, почему она покинула свою группу в другом крыле, но так же, как и Реджи, замер с открытым ртом. Бекки была явно не в себе. Точнее, она была в себе не одна. Её глаза были полностью белыми, она двигалась не совсем естественно и говорила гулким голосом, как кино с закадровым переводом, только переводили с английского на английский. В каждой руке она держала по бутылке, но с очень специфической выпивкой. Коктейль носил русскую фамилию своего изобретатели и в бары если и подавался, то с очень не добрыми намерениями и, чаще всего, в окружении осколков разбитого брошенной бутылкой окна,- эти знания должны умереть. Вместе с вами.
“НЕТ!”,- хором крикнули Реджи, Лидия и Джеймс, когда бутылки полетели внутрь, а дверь-камин перед Бекки стала стремительно закрываться. Стекло разбилось, жидкость расплескалась по кабинету, а подожжённые заранее тряпки тут же заставили горючее вспыхнуть пламенем. Мейсон в священном ужасе смотрел на объятый огнём шкаф с книгами, Реджи тщетно осматривалась по сторонам в поисках огнетушителя, а Генри пытался сотворить дождевое облако, но Обстоятельства в этой комнате были ему неизвестны, а огонь быстро уничтожал влагу в воздухе, так что его метеорологическая магия не справлялась достаточно оперативно.
- Используй переменную Гарибальди или матрицу Лафайетта, чтобы обойти Обстоятельства водоёма, сделай поправку на лето и полдень, судя по солнцу за окном,- подсказывал ему Мейсон, но даже так они не справлялись достаточно быстро. Лидия в панике попыталась вылезти в окно, но Реджи удержала её. Покидать помещение, находящееся под воздействием пространственно-временных чар, следовало только через предназначенный для этого портал, то есть дверь. В панике Лидия просто не соображала. Она билась в истерике, и что-то подсказывало Мейсону, что она неспроста так сильно боится огня. Возможно, под её вечными водолазками и свитерами с длинным рукавом таится страшная история. Но думать об этом сейчас было некогда. Дым быстро заволок потолок. Им всем грозила неминуемая гибель от пожара, и надежда оставалась только на Саймона, который из всех, кажется, единственный сохранял самообладание.

[nick]James Mayson[/nick][status]golden boy for treasure hunter[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/94402.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Джимми, 19</div></a> Староста первого курса Брейкбиллса, студент факультета Знаний и просто пай-мальчик, который втайне мечтает оказаться в руках <a href="https://funkyimg.com/i/336KK.gif">сурового парня</a>.</div>[/lz]

+1

13

Мысли у Саймона в голове были... всякие. Он как-то даже отвлекся слегка и от призраков, и от остального, изучающе глядя на Джеймса. До совместного Испытания он даже внимания на него особого не обращал. Ну, так, староста, "золотой мальчик", ничего интересного. Видимо, не зря они там говорили про открытие себя другому человеку и раскрытие секретов. Саймон был не в особом восторге от необходимости рассказывать о себе такие вещи, в отличие от необходимости раздеться, но в ответ получил, пожалуй, равнозначный секрет. В том смысле, что он точно знал людей, которые бы не оставили Мейсона в покое, узнай они о нем такие вещи.
Но момент для размышлений был явно не очень подходящий - были проблемы понасущнее. И Саймон решил, что оно и к лучшему. Чтобы занять чем-то руки, он начал делать то же самое - трогать стену. В замках всегда бывают секретные ходы, разве нет? С потайными рычагами и скелетами в шкафу. Иногда буквально. Повезло - что-то такое они и нашли, хотя это как посмотреть.
И тут не обошлось без происшествий, Саймон уже машинально поймал падающего Джеймса. Это явно был неудачный день для него самого и удачный для Мейсона - обошелся без ушибов. Саймон вернул его в вертикальное положение и покачал головой. Как маленький, ей богу - то призраков находить, то об ковер спотыкается. Хорошо, что рядом есть "дядя Саймон"...
Он ни во что не вмешивался, предоставляя копаться в книгах и шкафах другим. Это было и логичнее, и лучше - Саймон не отличался широтой знаний. Зато отличался наличием чутью. Пока остальные искали бумаги, он обошел комнату, внимательно ее осматривая. Все тут было старое и ветхое, включая выцветшие обои и паркет. Может, все это имело культурную ценность, но Саймон видел только кучу старого и пыльного барахла. Он выглянул в окно, такое же старое и грязное. Там был двор и очень много метров вниз до него, остальная часть замка отсюда не просматривалась. Интересно, если вычертить плана и измерить помещения - что еще можно найти? Хотя, какие планы при наличии дверей в другие места и, возможно, времена?
От окна он отвернулся очень вовремя - как раз увидел полет бутылок с зажигательной смесью и еще успел подумать, что не стоит делиться подобными сведениями с кем попало. Это были бутылки из его бара. На взгляд Саймона, сделать примитивный коктейль Молотова мог любой дурак, ля этого даже спецзнаний не нужно было. Кто же знал, что эти знания выйдут ему боком?
- Все назад! - рявкнул он, дергая Джеймса на себя, хотя огонь вспыхнул моментально, так что все сами шарахнулись в другую сторону. Что ж, с одной стороны это было весьма удачно - поджигать людей, когда среди них есть пиромант. Хорошо, что духи оказались идиотами, и не применили, допустим, бензопилу.
Потушить огонь было проще, чем вызвать его из ниоткуда и велеть сжечь привидение дотла. Плохо было то что кругом было много бумаги, но Саймон, отступая к окну, взял стихию под контроль, оттесняя ее к дверям - пусть выжигает захлопнутую дверь. Пришлось повоевать со стихией, но страшен был не огонь, а дым, наполняющий комнату. Но с этим Саймон ничего сделать не мог, он и так уже был не в форме, чтобы решить проблему быстро. Так что, вынудив огонь отступить к двери, он бросил магию и сорвал с окна тяжелую гардину. Магия - это хорошо, но битва далеко не закончена, и силы им еще понадобятся. Ухватив край гардины, Саймон, стараясь не дышать, подбежал с ней к остатками пламени, накинул на тлеющий паркет, бумаги и часть стены, затаптывая ногами.
Дыма уже было достаточно, он медленно наполнял комнату, и все кашляли. Метнувшись назад, Саймон с силой толкнул раму окна, практически вышибив ее наружу, чтобы дым выходил на улицу. От воздуха остатки пламени взметнулись было опять, но их было уже слишком мало чтобы огонь разгорелся по новой.
Открыв окно, Саймон тут же схватил Джеймса и подтащил его к подоконнику, заставляя высунуться наружу.
- Дыши, Мейсон, отравиться не должен был успеть. Хотя с твоим везением...
Остальных Саймон проигнорировал, решив, что они могут и сами о себе позаботиться - окна были большие, места всем хватит. А Мейсон - да, этот мог и надышаться больше всех, как обычно. Саймон прижимал его к себе и к подоконнику, чтобы он не упал и мог дышать воздухом с улицы. Почему-то идея схватить именно его казалась самой правильной. Наверное, потому, что Саймон никогда не считал, что "слабый пол" и "сильный пол" - большая глупость. Есть сильные люди и слабые люди, а гендер тут вообще не при чем. И некоторые женщины могут дать мужчинам такую фору, что и сам Саймон не рискнул бы с ними связываться. Зато Мейсон в его личном круге приоритетов оказался именно тем, о ком надо было позаботиться. Может быть, Саймон и считал его слабым, но только в смысле удачливости и здоровья - сегодняшний день красноречиво это доказал.
[nick]Simon Brooks[/nick][status]Hearts on fire[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/38911.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Саймон, 23</div></a> Студент первого курса Брейкбиллса, факультет Физики, бывалый и суровый парень, которого лучше не злить. Почему-то вдруг обратил внимание на <a href="https://media.giphy.com/media/3HAmtMhgws5Q0hoAKO/giphy.gif">пай-мальчика</a>.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » RED BUS » Альтернативная вселенная » [AU] Nothing Ever Dies


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC