дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Until my last breath


Until my last breath

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Until my last breath

http://forumfiles.ru/uploads/0015/8c/c8/2224/32838.jpg

время действия:
11 февраля 2020

Julian Croft
&
Ben O'Sallivan

место действия:
Лондон

Свидания, как и люди, бывают разные

Предупреждения: 18+

+3

2

Вчера Бенджамин О’Салливан очень сильно порадовал Джулиана. Пожалуй, он и сам не понимал, насколько. Дело было не только в головокружительном сексе, которым закончился день и после которого Джулс уснул прямо на члене своего любовника, истекая и своей, и его спермой. За вчерашний день и вечер они стали ближе. Крофт никогда не думал, что его кто-то может любить, искренне и бескорыстно, только одна любовь в обмен на взаимную. За всю жизнь у него не было даже мало-мальски достойного свидания, настоящего, а не очередной акции или афёры, в ходе которой он работал над своей целью, а не получал романтическое удовольствие. Да, это определённо был очень щедрый дар со стороны Бена, который воскрешал лучшее в душе Якоба Петреску, со времён, когда он был ещё невинным мальчиком и не научился убивать в себе живое, чуткое и человеческое. И Джулиан принял решение тоже порадовать Бена, на свой манер и в своём стиле. Ну и, разумеется, он не мог просто взять и пригласить Бенджамина на ужин, это должна была быть тщательно спланированная операция, учитывающая детали и предусматривающее возможные неприятности.
Пока Бен, по обыкновению своему, отправился на пробежку, а затем - за молоком и яйцами по пути обратно, Джулиан приступил к приготовлениям дома и в спальне. Кое-что было припрятано под матрасом, кое-чем Джулиан запасся, спрятав необходимое на видном месте, а что-то было приготовлено на вечер и задвинуто подальше в холодильнике, спрятано за многоразовыми пластиковыми контейнерами с зеленью и овощами. Телефон на столе пискнул. Пришло оповещение от банка. Джулиан тайком поставил дублёр оповещения о тратах с карты Бена на свой смартфон. Сейчас он получил так ценную информацию: он уже отбегал, зашёл в фермерскую лавку, совершил покупку и направляется домой. Лавка, которую попросил сегодня посетить Джулс, находилась в трёх кварталах, так что когда Бен вернулся, тот успел завершить свои приготовления и встречал своего парня во всеоружии, то есть в кухонном фартуке на голое тело и с чашкой горячего кофе.
- Ещё раз доброе утро,- произнёс он, подходя и забирая бумажный пакет из его рук, а затем долго и сладко поцеловал. В памяти всколыхнулись воспоминания о прошлой ночи.О той нежности и страсти, которую они разделили. О том, каким заботливым и понимающим был Бен, когда Джулиан уснул сразу после секса, едва только кончил… но Джулиан прогнал эти мысли прочь и, закончив поцелуй, погладил Бена по щеке,- обожаю запах твоего тела, но ты пока иди в душ, а я приготовлю тебе омлет. С зелёным луком сверху. Как ты любишь.
Это последнее слово, нецензурная брань на букву “Л”, было под запретом даже в мысленном обиходе Джулиана. Ну, по крайней мере, в его глубоком и коренном значении. Но с Беном всё было по-другому, и ему было одновременно до чёртиков страшно произносить это слово, и удержаться было невозможно. Он чувствовал себя адреналиновым маньяком перед ржавыми “американскими горками”, на которых катали бесплатно, но можно было в любой момент разбиться насмерть. Но Джулиан не боялся разбиться. Или просто слишком сильно подсел на это ощущение, когда он произносил эти слова, глядя в прекрасные глаза Бена.
- Я люблю тебя,- добавил он, произнеся эти слова чуть более глубоким и чувственным голосом, чем бытовое “любишь омлет”, сказанное до этого. Эти слова имели разную гравитацию, как на том рисунке, где разные объекты космической вселенной располагаются на “резиновой простыни” и тянут вниз тем сильнее, чем больше была их сила гравитации. Та “Л”, что Джулиан сказал второй, растягивала резиновую простынь его души и рвала её на части. Сердце каждый раз аритмично вздрагивало, стоило произнести именно эти три слова вслух, но Джулиан бы говорил их, даже остановись его сердце. Чувства к Бену были важнее и ценнее, чем физиологический дискомфорт.

+3

3

Есть такая поговорка: "утро начинается не с кофе". Прежде утра Бена начинались с пробежек, а дальше все шло по накатанной - душ, завтрак, дела. Если не брать в расчет, что его утро обычно наступало не утром, из-за графика работы. И, все же, все всегда было обычным и типичным. До недавнего времени.
Теперь у него была возможность оценить все нюансы жизни - и сна - вдвоем. Конечно, все было совсем не так как в кино, спать с настоящим живым человеком было иначе, - гораздо лучше. Да, Джулиан пинался, иногда стаскивал одеяло, и вообще, два довольно больших мужика в одной постели - это серьезно. Даже не смотря на то, что кровать двуспальная. И все равно Бен бы не хотел ничего менять, покорно отдавая одеяло и игнорируя верчение рядом и тычки. Смотреть на спящего Джулиана было приятнее этих мелочей, чувствовать его руку у себя на груди, чувствовать запах теплой кожи. А со временем нчали появляться еще и свои ноу-хау - например, обнять Джулиана поверх одеяла, чтобы ему стало слишком тепло и он бы сам сбросил отвоеванное укрывище. Тогда можно накрыться нормально - и обнять Джулиана собой вместо одеяла.
Сейчас Бен мог с полной уверенностью сказать, что был счастлив - просыпаться так по своим утрам, засыпать своим вечером, иногда видеться на работе, которая уже перестала казаться одной серой беспросветностью. Достаточно было подумать, что дома его будет ждать Джулиан. Они все еще продолжали узнавать друг друга, и Бен радовался, что у него есть в жизни вот такое - другой близкий человек, ставший объектом всех чувств, что прежде он тратил на свою семью.
Вернувшись в пробежки, как обычно, не с пустыми руками, и тут же попал в ласковые объятия. Обняв Джулиана, Бен уже на ощупь понял, что на нем нет ничего, кроме передника. Рука машинально скользнула по гибкой спине ниже, оглаживая ягодицы, которые он так любил ласкать. Что и говорить, его любовник знал толк в соблазнении и провокациях...
- Твои слова противоречат твоему виду, - улыбнулся Бен. На подначки Джулиана он велся всегда и сразу, как будто тело только и ждало повода. И если бы Джулиан сейчас оперся руками на стол, отставив назад попку, и спросил бы, хитро глядя из-за плеча, не хочет ли Бен устроить еще одну кардиотренировку - Бен бы вначале почувствовал стояк в штанах, а только потом бы подумал, что после пробежки надо вначале заглянуть в душ. Для него это все пока еще было в новинку, хотя от Джулиана он каждый раз отрывался с большой неохотой.
- Я тоже тебя люблю, радость моя, - ответил он, не отпуская любовника. - Попросил бы потереть мне спинку, но тогда, видимо, останусь без омлета...
Он взял в руку ладонь Джулиана и поцеловал запястье.
- А я просто обожаю твои завтраки. Так что иди, а я все-таки в душ, один.
Он выпустил из рук Джулиана, напоследок легонько шлепнул по аппетитной попке и пошел в душ. А чтобы отвлечься от мыслей о зрелище завязок бантика передника, спускающихся точно в ложбинку между ягодиц, стал думать, чем бы заняться сегодня, в общий выходной. Теперь все свои свободные дни Бену хотелось проводить вместе с Джулианом или, хотя бы, рядом с ним.

+3

4

В ванной Бена ждали сразу два сюрприза. Первый - наполненная ванна, с пышной пеной и ароматическими свечами, расставленными по сторонам, и небольшой надувной подушечкой на присосках, чтобы шея Бена тоже могла расслабиться. К большому сожалению Джулиана, ванна в квартирке Бена, пусть и уютной, была слишком мала для них двоих, в неё с трудом помещался Бен даже в одиночку.
На маленьком раскладном столике рядом стоял бокал “мимозы”: апельсиновый сок и немного шампанского. Рядом лежала карточка, написанная от руки Джулианом:

“Расслабься и никуда не торопись” / “Relax and take your time”

Записка имела своей целью не только объяснить Бену, что это точно для него, а не забытая Джулианом ванна, но и чтобы напомнить Бенджи, как выглядит почерк Джулиана (ну, по крайней мере, тот, который принадлежит именно этой личности, Джулиану Крофту). Это должно было пригодиться чуть позже.
Второй сюрприз поджидал Бена по завершению принятия ванны. Джулиан точно знал, что Бен будет умываться, и когда зеркало над раковиной запотеет, на нём проступит большая буква “i”, под которой нарисовано сердечко, под которым - большая буква “u”.

Всё время, пока Бен был в ванной, Джулиан тратил на последние приготовления к вечеру и, разумеется, на завтрак своему мужчине. Омлет, пышный и сочный, был заботливо накрыт фольгой, чтобы не остыл к выходу Бена. Сверху на тарелке лежало письмо с пометкой “Бену”. Внутри был сложенный втрое листок красивой, плотной бумаги с простым, но изысканным узором по краю:

“Вы приглашены на ужин с самым прекрасным мужчиной Лондона.
Отказ не принимается.
Водитель заедет за Вами в семь.

Ваш таинственный поклонник, Дж.”


Самого Джулиана в квартире к моменту, когда Бен прочитает письмо, уже не было. Зато в спальне Бена ожидал ещё один сюрприз: на кровати лежал хороший белый костюм с биркой “Надень меня”. В Лондоне можно было достать что угодно в кратчайшие сроки, но даже Джулиан не смог бы организовать такую оперативную доставку костюма, который хорошо бы сел на Бенджамина, в такой спешке. Благо, он уже некоторое время висел в шкафу Джулса. Он планировал подарить его на день рождения или другой праздник, но сегодняшнее событие оказалось ещё более подходящим для такого наряда. Естественно, размеры Джулиан знал очень хорошо. У него была возможность изучить тело своего любовника очень тщательно. И снять необходимые мерки, пока он спал. Но этого Джулс не собирался говорить Бену, потому что даже для самого Крофта это звучало слишком по-маньячному.

День Джулиан провёл в гостиничном номере, наблюдая по смартфону трансляцию того, как проводит свой день Бен в ожидании вечера. А ещё Джулс хорошенько вздремнул, зная, что этой ночью ему понадобится очень много сил на то, чтобы ублажать своего мужчину. Засыпать на любовнике во время или сразу после секса Джулиан не привык и был немного недоволен, что это произошло. Так что сегодняшней ночью он был намерен заставить Бена уснуть в изнеможении.

Короткий лимузин заехал за Беном без пяти семь, и Джулиан отправил ему смс:

“Карета подана.

Ваш таинственный поклонник, Дж.”


Конечно, номер телефона определился, но Джулиан имел все основания верить, что Бен подыграет ему. Сам Джулиан тоже был в костюме, но в безупречно-чёрном, с хорошим шёлковым галстуком, которому предстояло сыграть не только роль аксессуара этой ночью.

- Добрый вечер,- поприветствовал Джулиан севшего в просторный салон лимузина Бена и протянул ему бокал с “мимозой”. Он знал, что Бен не любит вкус алкоголя, а пить просто сок было неуместно, так что этот жёлтый коктейль, который подавали даже за бранчем, идеально подходил им,- выглядите безупречно.
Он очень явно и с огоньком в глазах пробежался по костюму, но искусно изобразил, что разглядывает не ткань, а тело, которое она скрывает. Да, Крофт изучил это тело очень хорошо и целовал его, кажется, везде, а где не успел - там точно были его руки, но игра продолжалась, и комплиментарный взгляд был её частью. Чуть пригубив свой бокал, Джулиан сдержанно облизнул губы, на мгновение чуть прикусив нижнюю и глядя прямо в глаза Бену. Однажды этот взгляд заставил мужчину позабыть о яйце Фаберже, которым чуть позже разжился Якоб. И тот мужчина знал, что его пытаются соблазнить, кто перед ним и зачем он пришёл. Оставалось только гадать, какие чувства это летальное оружие может вызвать в простом парне Бенджамине.

+3

5

Войдя в ванную, Бен удивился. И даже на секунду решил, что Джулиан, по какой-то причине отправивший его сюда, просто забыл, что сам сюда собирался. Ровно до тех пор, пока не увидел бокал и записку. Его любимый ничего не забыл наоборот - он приготовил все это для него. Бен с улыбкой прочел записку и пригубил бокал. Стоит ли говорить, что никто и никогда не делал для него такого. Не то, что приготовить ванну, даже просто повесить халат или полотенце. Обычно он сам заботился о других, хотя это была сугубо практическая забота.
Сначала Бен думал выйти и поблагодарить Джулиана, но потом решил, что успеет. А лучшей благодарностью будет использовать приготовленное по назначению. Он не был любителем лежать в ванной, ограничиваясь душем, но как тут можно было отказаться? И Бен лежал в воде до тех пор, пока она не начала остывать, чтобы полностью насладиться заботой о себе. И даже не стал трогать зеркало, чтобы увидеть там лицо - стало жалко трогать то, что приготовил ему Джулиан. Пусть даже это была такая мелочь, как надпись на стекле.
По выходе из ванной, когда он уже приготовился найти виновника, расцеловать и спросить, по какому поводу сюрприз - его ждал еще один. Точнее, два: во-первых, вкусный завтрак, во-вторых - отсутствие самого Джулиана. Впрочем, новая записка прояснила ситуацию. И Бен перестал жалеть об отсутствии любовника, начав предвкушать, что будет дальше. Это все было очень неожиданно и неясно, в честь чего. День рождения у него был не сегодня, других крупных праздников, вроде бы, тоже не намечалось. Но все было так загадочно и любопытно, что Бен даже начал слегка нервничать. Все было очень интересно, не в последнюю очередь - костюм в спальне. Этому он, пожалуй, удивился больше всего. И тому, что Джулиан его приготовил, и тому, что знает размер, и тому, что ему вообще пришло такое в голову. У него фантазия явно была богаче, чем у самого Бена.
Хотелось поскорее дождаться назначенного времени и скорее оказаться там, где его ждал Джулиан. Но одеваться он начал в последний момент - побоялся испачкать совершенно белоснежный костюм. Он в таких делах разбирался не очень, но все равно понял, что костюм подходит и хорошо сидит. Хотя видеть себя в таком виде было странно и непривычно - как будто собрался в какую-нибудь оперу... Впрочем, кто знал, что затеял Джулиан?
Сомневаться в том, что этот лимузин приехал именно за ним, не приходилось. Сравнение с каретой тут было очень к месту - Бен и правда начал чувствовать себя какой-то мужской версией Золушки. С той только разницей, что у него был и принц, и фея в одном флаконе.
Бен, игнорируя заинтересованные взгляды прохожих, быстро забрался внутрь и нашел там самого Джулиана.
- Спасибо, - автоматов ответил он, чуть не добавив по привычке "сэр". - Вы тоже...
Это, видимо, тоже было частью игры - некая дистанция между ними. Если бы не это - он бы уже прижимал любовника к себе, благодаря за такой сюрприз. Но вместо этого взял бокал и покосился в сторону водителя. Тот был далеко и отделен от салоны загородкой - значит, не увидит и не услышит. Но Бен все равно не решился предпринять ничего такого. Момент был слишком торжественный, не хотелось портить его неуместными действиями. Все равно его сладкий мальчик будет весь его в конце этого вечера.
Хотя сам Джулиан, наоборот, дразнил его, не смотря на свои довольно отстраненные слова. Но Бен, не пряча блеска в глазах, только сделал глоток из бокала, медленно взял любовника за руку и, глядя ему в глаза, поцеловал в запястье. Он поймет, что Бен хотел бы сейчас поцеловать его совсем не туда, но пусть дистанция только распалит жажду.
- Я чувствую себя почти Золушкой, - озвучил он свои ощущения. - За мной приехал прекрасный принц на железном коне. И даже не стал ничего примерять - сразу взял и умчал куда-то в дивную страну... И принц не разочаруется в своем выборе.

+3

6

Их окружала роскошь. Лимузин представительского класса. Сшитые на заказ костюмы из тонкой итальянской шерстяной нити. Тончайшие хрустальные бокалы ручной работы. Элитное шампанское в составе коктейля. Эксклюзивный, составленный по индивидуальному заказу парфюм, которым для этого вечера воспользовался Джулиан. Всё это было атрибутами, к которым питал особую слабость Якоб Петреску. Всю свою жизнь он делал всё возможное, чтобы окружить себя подобными предметами роскоши и баловать себя самым лучшим из того, что могло предложить общество потребления.
Он должен был чувствовать счастье, сидя на комфортном кожаном сидении лимузина и потягивая шампанское, которое наполняло вкусовые рецепторы целым фейерверком ощущений. Но мысли его были сосредоточены на Бене, и на том моменте, когда его губы так нежно, трепетно и ласково коснулись запястья. Поцелуй, который длился всего секунду, остался в памяти навсегда. В том уголке, где Джулиан хранил все самые тёплые и яркие воспоминания. Там было пустовато, и большинство этих моментов приходились на совсем раннее детство. В них не хватало чёткости и деталей, потому что запоминал он их сквозь призму детской наивности.
Глядя в глаза Бену, Джулиан неожиданно осознал, что хочет заполнить как можно больше своей памяти такими моментами. Именно с ним.
Первоначальная задумка этого свидания, заключавшаяся в том, чтобы показать своему... любимому (Джулиану всё ещё с трудом давалось это слово) ту жизнь, которую он вёл прежде и, возможно, соблазнить его ко всем этим излишествам и роскоши, была решительно отброшена в сторону как несостоявшаяся. Даже наоборот. Впервые в своей жизни Якоб думал о том, что всё это не было бы и вполовину так же прекрасно, находись перед ним какой-нибудь другой мужчина. Например, из числа самых красивых моделей Аберкромби или очередной многообещающий протеже Дженнис Диккенс. Или тот же Логан...
И тут Джулиан поперхнулся, на секунду выбиваясь из роли загадочного и властного незнакомца. Не потому, что мысль об их соседе могла оказаться неуместно, до смешного абсурдной, а по той простой причине, что таковой как раз и не оказалась. Он легко представил себе капитана Коннора в роскошном костюме, вальяжно развалившегося рядом с Беном, повелительно закинувшего одну свою руку на плечо Бена, а второй приглашающей самого Джулиана присоединиться к ним. От этой картинки, жить которой Джулиан позволил всего секунду, у него в груди что-то ёкнуло. Он понимал, что это было странно, неуместно и подло по отношению к Бену. Особенно тот факт, что Джулиану она понравилась.

- А что, если я не принц?,- Джулиан отставил бокал, сделав вид, что поперхнулся из-за пузырьков и потерял интерес к шампанскому. Разговором он решил отвлечься от своих грешных мыслей, мимоходом обругав себя последними словами за свою шлюшью натуру. Он вновь вернулся к образу загадочного "принца", проговаривая слова неспешно и с небольшой вальяжностью,- вдруг я чёрный рыцарь, который похитил прекрасного принца, чтобы заточить в своём замке? Или я могу оказаться коварным чародеем. Или одним из тех английских сидхе, которые крали людей. Или даже драконом в человечьем обличии. Скажи, мой прекрасный принц, кем бы ты предпочёл быть похищенным?

Джулиан позволил невозмутимой маске уверенности на своём лице чуть дрогнуть и сдержанно улыбнуться одними губами. Он чуть подался вперёд, к Бену, но продолжал держать небольшую дистанцию, готовый в любой момент выпрямиться обратно или даже откинуться на сиденье, если тот попытается предпринять более решительные шаги к сближению. Последние несколько дней (и особенно - ночей) показали, что Бен стал более смел в своих сексуальных желаниях и не боялся взять на себя инициативу. Но, вопреки собственному томлению, Джулиан хотел продолжать эту игру в недосягаемость, чтобы ещё сильнее разогреть их страсть, которую они утолят сполна позже, когда доберутся до кровати. Или даже по пути к ней.
Джулиану вновь пришлось приложить внутреннее усилие, чтобы вернуться мыслями от заманчивых фантазий к реальности.

+3

7

Когда Бен хотел позвать Джулиана на свидание - он хотел сознательно перевести их взаимоотношения на новый уровень, как говорится. То есть, обозначить лично свои намерения в отношении этого человека - что он хочет большего, чем просто секса. Хотя в их ситуации "просто секса" не было изначально - наверное, потому, что Бен не мог разделить эти ощущения и чувства на разные составляющие. Либо этот человек его весь, либо никак, хотя насчет "никак" он и не думал даже. И, все равно, назначая то свидание, Бен хотел оказаться вдвоем в ином пространстве, за пределами квартиры, где у них будет что-то еще для двоих. И выбрал то, что знал, - что-то простое и довольно незамысловатое. Подвернулась ярмарка, всколыхнулись воспоминания, и он позвал Джулиана туда. Но это... Все это было совсем иначе.
Бен и правда чувствовал себя совсем по иному - другим, непривычным, незнакомым, но вовсе не чужим. Эта машина, этот костюм, такой Джулиан - это было интересно и очень приятно. Сам Бен никогда бы до такого не додумался, даже если бы долго думал. Максимум - ужин в ресторане. Хотя тут вставала проблема - он совсем не разбирался ни в ресторанах, ни в их меню, ни даже в поведении в таких местах.
Теперь Бен сидел на заднем сидении лимузина, довольно низком и неудобном, честно сказать, но это было не важно. Важно, что рядом был Джулиан, который не только придумал все это, но и устроил сюрприз. Бен смотрел на него блестящими глазами, держал его руку в своей ладони и смотрел на него с улыбкой, не зная, какими словами передать свои чувства. Свою нежность, благодарность, любовь. Да, ничего такого - просто машина и поездка, но никто никогда не старался для него так.
- А знаешь... мне нравится идея с драконом, - рассмеялся Бен. - Я где-то даже читал такую историю... Дракон украл девушку, но оказалось, что это вовсе не девушка - он обознался. А парня он обещал вернуть обратно, как только гроза закончиться - но так и не вернул в итоге. Мне тогда показалось, довольно интересная идея, хотя я не понял, зачем было описывать про...
Он запнулся, на секунду опустил глаза, как будто отдавая дать своей прошлой нерешительности и стыдливости, но снова поднял их на Джулиана и чуть понизил голос.
- Парню всегда нравились мужчины, а дракон умел обращаться в человека. Но теперь признаю - это и правда интересная история.
Он снова поднес запястье любовника к губам и мягко дотронулся до него, продолжая нежно поглаживать пальцами. Он мог бы, наверное, обнять Джулиана, поцеловать, он хотел этого, всегда хотел - целовать, трогать, гладить. Но не стоило делать это сейчас, второпях, лучше подождать, когда они останутся совсем одни. И тогда медленно снять с Джулиана костюм, развернуть его как главный подарок, и любить не только словами.
- Впрочем, мне любой вариант подходит - хоть принц, хоть дракон, хоть как. Я бы сам сдался, если бы понадобилось. Наверное, я именно это и сделал.
Они до сих пор не обсуждали ситуацию с самого начала, кроме того короткого разговора про возбудители. Но Бен наедине с собой решил, что у него нет никаких причин для обид и недовольства. Даже если действия Джулиана были эгоистичны и, можно даже сказать, неприличны на его счет - то все равно все вышло как нельзя лучше. У них было чувство, и оно было взаимным, - в этом Бен был уверен.
- Люблю тебя, мой принц. Или дракон. Или черный рыцарь, как скажешь.
Он снова улыбнулся, поглаживая пальцами запястье и ладонь Джулиана.

+3

8

По части ласк Джулиан вполне заслуженно считал себя искушённым знатоком. Он прекрасно знал, как доставить удовольствие касаниями пальцев, лёгкими пощипываниями добавить в ласки пикантные нотки, как дразнить тело любовника или любовницы. Умело использовал губы и язык. Он умел доставлять наслаждение, а также считал, что испытал на себе все возможные ласки, нежные или страстные. Считал, до этого дня.
Бен целовал его в запястье, где кожа была чувствительной и нежной, где если и целовали ранее, то мимолётно и вскользь. Совсем не так, как это делал Бенджамин. Его губы не просто касались кожи, они метили в самое сердце, в душу, от его поцелуя по всему телу Джулиана пробегали потоки волнующего и трепетного возбуждения. Не того, которое требует немедленной эрекции и разрядки, толкая в пучину похоти и разврата. Нет, эти поцелуи вызывали возбуждение другого порядка, более возвышенного, наполненного невыносимой нежностью, неземной чувственностью и чуткой любовью. Касания лишь усиливавли в Джулиане эти чувства. Так его не ласкали никогда прежде, и грудь закоренелого афериста распирало изнутри от щемящего восторга и, вместе с тем, от тоски. Он вдруг понял, что столько лет добровольно лишал себя даже возможности испытывать такие глубокие и искренние чувства к другому человеку. Наверное, потому он и был так ненасытен до секса, что пытался утолить недостаток любви суррогатом страсти. Мысль о том, сколько лет он не упорно не замечал этой подмены, и насколько его сердце истосковалось по настоящему чувству, шокировала Джулиана. Захотелось в объятия Бена, прижиматься к нему всем телом, вдыхать его запах, наполняя им свои лёгкие, и безостановочно, беспорядочно гладить его тело, лаская и благодаря.
Почувствовав, как слёзы подступают к глазам, Джулиан мягко высвободил запястье из рук и губ Бена и погладил той же рукой его по щеке, любуясь его восхитительными глазами и лицом. Отдельно черты его лица не были выдающимися или по-особенному привлекательными, но вместе они составляли портрет, вид которого привлекал и радовал глаз.
- В сказках я всегда симпатизировал злодеям,- произнёс он с лёгкой и чуть горькой улыбкой,- мачеха Белоснежки была одержима тем, чтобы быть самой красивой, потому что никто никогда не любил её, а только её облик. Актуально до сих пор, правда? Урсулу, морскую ведьму, изгнали из двора короля Тритона, потому что он боялся такой сильной и умной женщины. Ей пришлось приспосабливаться. Малефисенту в недавнем фильме тоже раскрыли. Помнишь, на её королевство нападали и жестоко предали. Когда искренне любишь, очень трудно оправиться, если тебе разбивают сердце.

Последнее предложение Джулиан произнёс, глядя в окно на виды пригорода, который они проезжали, хотя до этого смотрел в глаза Бену. Но последняя фраза была слишком личной. Он вспомнил свою единственную влюблённость в юношеском возрасте и как тот парень обошёлся с ним в итоге. Элементы головоломки, всегда находившиеся перед Джулианом, вдруг встали на места, обнажая собой простую истину, которую тот раньше не видел, потому что не искал. От этих воспоминаний и проснувшихся давних призраков прошлого смотреть на Бена без слёз было сложно, потому что сердце разрывалось от благодарности и любви, этого прекрасного, но опасного чувства.
Он взял свой бокал и пригубил шампанское, а затем заставил себя вновь посмотреть на Бена, надеясь, что в полумраке лимузина не будет заметно того небольшого количества слёз, которые просочились и чуть увлажнили его ресницы. Джулиан постарался как можно беззаботнее улыбнуться своему визави. Он очень хорошо умел показывать то лицо, которое было необходимо, но в отношении Бена его навыки и привычки закоренелого мошенника трещали по швам, подчиняясь подсознательному нежеланию Джулиана обманывать и причинять боль этому мужчине.
- А кто твой любимый персонаж сказок?

+2

9

Обычно у Бена всегда было стабильно хорошее настроение, и мало что могло выбить его из этого состояния. Даже столкновение с чужими проблемами вызывало скорее порыв поделиться с людьми своими чувствами и ощущениями, чем провоцировало "упасть" в их настрой. Но сейчас это было нечто особенное - сейчас это было не просто хорошее настроение, а просто вершина блаженства. У Джулиана вообще отлично получалось показывать Бену новые грани жизни. До этого - в постели, а теперь - еще и вот так.
Но не смотря на всю свою эйфорию, Бен все равно видел, что его любимый пребывает в каком-то своем настроении. Не плохом, но другом, отличном от его собственной радости. Может быть, его мучили какие-то воспоминания, в конце концов, они никогда прежде не говорили о этом - об отношениях вообще, о прошлых отношениях и о собственных чувствах. Бен не хотел мешать Джулиану проживать свои эмоции, но, одновременно, хотел всем собой дать понять, что важным было только то, что происходило здесь и сейчас.
Поэтому Бен снова осторожно взял руку Джулиана, надеясь, что не будет снова отбирать. Он бы вообще обнял его, но не хотел навязывать объятия. Почему-то именно сейчас это казалось каким-то... не совсем подходящим. Хотя прежде Бену и в голову не приходило, что для обнимания любимого человека могут быть какие-то препятствия.
- Не сказал бы, что читал много сказок, - улыбнулся он, - я больше комиксы читал в детстве. Точнее, больше бегал и что-то делал, чем вообще читал.
Об этом они тоже никогда особо не говорили - о прошлом. Бен уже привык, что никому особо не интересно слушать про его семью и их дела, а расспрашивать Джулиана он опасался. Достаточно было того, что он уже знал - в таких условиях вряд ли жизни могла быть сильно хорошей. Но, похоже, они выросли в совершенно разных условиях, на разном, так сказать, бэкграунде.
- Любимый персонаж... - Бен честно задумался, вспоминая, что из сказок он вообще помнит. - Аладдин? Или это не сказка, а просто Дисней? Хотя, скорее, не сам Аладдин, а вся их компания. Мне казалось здорово иметь ручную разумную обезьянку, разумный коврик и друга-джинна.
Бен бережно держал ладонь Джулиана в своей, испытывая желания поцеловать не только ее саму, а ее владельца.
- А тебе, наверное, больше нравился Джафар? - улыбнулся я. - Сейчас, взрослым, я согласен, что он очень клевый. Жадный и недобрый, но клевый.

+1

10

Призраки прошлого накатывали на Джулиана и прежде, и он всегда находил способ их побороть. Для этого он использовал алкоголь, секс и адреналин. Первое отключало голову, второе и третье заставляли фиксироваться на настоящем. Напиваться сейчас было не к месту, а секс прямо в машине по пути в ресторан испортит всё свидание. Адреналин тоже не особо вписывался в картину, так что Джулиан принял решение фиксироваться на настоящем по-новому. Например, сжав в ответ руку Бена. Да, это было лучшим вариантом сейчас - цепляться взглядом и мыслями за Бенджамина как за якорь настоящего и путеводную звезду в будущее. Его тёплая, сильная, но такая нежная рука держала руку Джулиана, и он сконцентрировался на этих ощущениях, полностью обратив внимание на своего визави. Слушая его слова, глядя в его восхитительные глаза. Здесь и сейчас.
Хватка прошлого отпускала, и Джулс почувствовал, что дышать стало легче, словно сдавливавшие её до этого прутья растворились. На сердце стало тепло. Он мягко улыбнулся Бену.
- Аладдин вроде бы входил в сказки "Тысячи и одной ночи"... Джафар? Он неплох, загадывал правильные желания и стал жертвой своих амбиций. Нет, в этом мульте мне больше всех нравился как раз коврик. Он всегда всех спасал и ничего не просил взамен. Благородный и скромный. И Раджа, верный и сильный. Прямо как ты.
Джулиан, не разрывая контакта их рук, переплёл пальцы Бена со своими и пересел к нему, чтобы сидеть рядом. Второй рукой он погладил визави по щеке, нежно и чутко, одними пальцами тыльной стороны ладони. Провёл ими сверху вниз, чуть прихватив указательным и большим пальцем его подбородок в самой нижней точки пути. Лицо Джулиана подалось к Бену и мягко, но скромно поцеловал, просто прикоснувшись губами к его губам. Он не отдалялся, но и сократить дистанцию до конца не позволял. Боялся, что не сдержится и набросится на Бена прямо здесь, развязно вылизывая его лицо и шею, срывая их дорогие костюмы, чтобы поскорее слиться с его роскошным, сладким и сильным телом. Поймав себя на этих мыслях, Джулиан отстранился и тут же пояснил, чтобы Бен не напрягся:
- Лучше сохранять дистанцию. Я теряю самообладание рядом с таким прекрасным принцем. Кстати, если бы я был чудовищем, то только что оказался бы расколдован...
Отсылка к "поцелую истинной любви", как надеялся Крофт, должна была добавить вечеру романтики и, возможно, вызвать улыбку на чертовски соблазнительных губах Бенджи. Как раз в этот момент лимузин мягко притормозил. Водитель не пытался уведомить о прибытии, потому что был предупреждён нарушать уединение своих пассажиров только в случае угрозы здоровью и жизни.
- Мы приехали.

Джулиан вышел из салона их роскошного авто первым и галантно подал руку Бену. Подставив локоть, он произнёс чисто английское "Shall we?" и повёл своего визави. Закат уже умирал, и в свете густеющих сумерек густые кроны деревьев казались не зелёными, а тёмно-синими, с лёгким фиолетовым оттенком. Словно в сказке.
Прямо перед лимузином был вход в загородный клуб, вокруг которого и росли раскидистые деревья. Минуя гостеприимно распахнутые двери, Джулиан повёл Бена вперёд, но не к красиво подсвеченному главному корпусу, а по белеющей в вечерних сумерках каменной тропинке. Мимо клумб и безупречного газона, вдоль дорожки уже загоревшихся мини-фонариков, которые были воткнуты по всей длине тропинки и были похожи на стилизованные масляные лампы. Словно в сказке, Джулиан уводил Бена к удалённой терассе, украшенной праздничными гирляндами огоньков, обвивающих столбики и местами теряющихся среди декоративного плюща, который украшал и решётчатые бортики беседки, и столбики, и даже свисал на специальных направляющих, установленных под крышей. Так что беседка внутри была ещё более зелёная, чем окружавшие его кусты и газон. Из беседки открывался красивый вид на искусственный пруд, в безмятежной, зеркальной глади которого уже начали отражаться первые звёзды, словно кусочек неба, прилёгший утонуть.
В беседке был накрыт небольшой круглый столик, их ожидала официантка, одетая в безупречно выглаженной сорочке и жилете, прямых классических брюках и с особо элегантными белыми перчатками и полотенцем, висевшим на одной руке, согнутой в локте.
Джулиан предусмотрел ещё кое-что. Ночи обещали быть холодными, так что в беседке стояли четыре "тепловых зонтика", которые источали тепло и обеспечивали комфорт.
Крофт отодвинул, а затем и придвинул стул для Бена, продолжая игру в джентльмена. Ну, по крайней мере, в изначальной задумке это была всего лишь игра. Сейчас же настрой сменился. Джулиан правда старался окружить своего возлюбленного заботой, потому что для него он был достоин всего самого лучшего. Как только они устроились за столом, официантка, сохранявшая английскую и профессиональную невозмутимость, граничившую с отстранённостью, подала им тарелки, накрытые специальными металлическими полусферами, разлила по бокалам "мимозу" и только после этого сняла крышки с тарелок. На них лежали бургеры, картофель фри и небольшое количество салата, не то для украшения, не то для пользы.
Официантка покинула беседку, а Джулиан не стал сдерживать широкую улыбку. Да, он распорядился подать бургеры. Конечно же, это был не фаст-фуд, и котлеты были сделаны из отборной говядины, пожарены на открытом огне, булочки - свежие и ароматные, сыр - гурме, а не дешёвый плавленный, который мало отличался по вкусу от своей пластиковой упаковки. Картофель тоже был сделан в свежем масле, заботливо избавленный от излишнего жира, не пересоленный и выдержанный нужное количество времени, чтобы не был сухим или сыроватым внутри.
- За вечер сюрпризов,- отсалютовал Джулиан своим бокалом и пригубил коктейль, продолжая широко и довольно улыбаться.

+1

11

- Да, Раджа! - Бен уже и забыл о его существовании в мультфильме, хотя тигр был отличный, и вел себя забавно. Забыл, наверное, потому, что он был частью жизни и образа Жасмин, к которой Бен был равнодушен. Как и к остальным героиням историй - не сопереживал им, не думал об их доле, просто воспринимал как часть истории. Действительно трогали и интересовали его как раз их мужчины - хитрый и обаятельный Аладдин, неправдоподобно большеглазый и храбрый Эрик, Чудовище, которое и пугало, и вызывало интерес. Особенно его разодранный портрет, который нашла Белль - Бен еще долго вспоминал это лицо с пронзительным взглядом и длинными волосами. Но он никогда не отдавал себе отчета, что в его памяти остается совсем не то, что у других. Девочки хотят быть похожими на принцесс, а мальчики - на принцев, это закономерно.
- Наверное, из всех героев мультиков коврик из Аладдина - не тот, кого можно назвать полноценным героем, - улыбнулся Бен, - но это здорово, что он нравится нам обоим.
Он с удовольствием рассматривал лицо Джулиана в тусклом свете, наслаждаясь его близостью и целомудренными прикосновениями. От них не хотелось повалить любовника на сиденье, а именно испытывать моральное удовольствие от другого вида близости. Они делали то, с чего обычно начинают, - нежно касались друг друга, будто на пробу, будто еще не привыкли друг к другу. Бен получал от этого огромное удовольствие, проживая задним числом минуты романтического чувства, временно забывая, что знает любовника куда ближе первых прикосновений.
- Могу сказать то же и о себе, - ответил Бен, улыбаясь. - Мы бы могли расколдовать друг друга...
В его случае сравнение с чудовищем тоже не было таким уж притянутым за уши. Он правда считал, что Джулиан был причиной того, что проснулось не только его либидо, но и душа. Именно с ним он впервые горел весь, попробовав любить и телом, и сердцем.

ни вышли из лимузина, и Бен с интересом огляделся. Такой транспорт не мог привезти их в банальную забегаловку или в тот же парк аттракционов - это было ясно. В таких местах он еще не бывал, это было и интересно, и чуть-чуть нервозно. Как будто он и правда Золушка, впервые оказавшаяся во дворце - кругом мрамор и паркет, ливрейные слуги и хрусталь, а он не уверен, какой вилкой надо есть рыбу. И чувствовать локоть Джулиана тоже было непривычно, как будто они идут на какой-то прием. Бен чувствовал определенную робость каждый раз, как выходило проявлять чувства на публике. Которой тут, к счастью, не было.
Чуть замешкавшись, он сел на стул, пододвинутый Джулианом и смутился еще больше. Его любимый вел себя так, как будто сам Бен был очень важным гостем на приеме для двоих.
- Ты уделяешь мне столько внимания, будто я и правда какой-то принц... - пробормотал он, хотя, конечно, ему было приятно. Но и слегка неловко - он-то и не подумал даже, что можно подать руку или помочь с чем-то еще. Потому что Джулиан ведь не барышня, зачем ему строить из себя слабого и требующего помощи? А оказывать мелкие знаки внимания Бен еще не научился.
А еще он переживал, что ему действительно нужно было знание о вилках и ложках, он слышал, есть такие правила за столом, когда приборов больше одного. Не хотелось ударить в грязь лицом. Поэтому, увидев содержимое тарелки, Бен от неожиданности рассмеялся. Это и правда было забавно, а еще он сразу расслабился, осознав, что не придется думать о сохранении лица в борьбе с этикетом.
- За вечер сюрпризов, - поддержал тост Бен и лишь коснулся губами края бокала. А потом поднял взгляд на Джулиана и начал смотреть на него с улыбкой. Все это было выше всяких похвал, и Бен хотел, чтобы его любимый это знал.
- Спасибо, - сказал он, протягивая руку на столе, чтобы дотронуться до пальцев Джулиана. - Благодарят, наверное, в конце вечера, но слишком долго ждать. Я хочу сказать сейчас.
Он сделал паузу, глядя на Джулиана сияющими глазами. Трудно было подбирать слова для таких признаний с непривычки.
- Это и правда большой сюрприз, как ты все придумал. Спасибо. Я... Я люблю тебя, Джулиан. Любимый. Никогда не думал, что когда-нибудь назову так кого-нибудь... Тем более, мужчину.
Бен усмехнулся и на секунду опустил глаза. Он уже не считал, что нарушает заповеди или что-то еще, деля жизнь и постель с мужчиной, но и эта неловкость еще не до конца прошла в нем. И все же он поднял глаза и вздернул подбородок.
- Но я назвал. И хочу называть, тебя. Мой любимый. Спасибо тебе и за этот вечер, и за тебя самого в моей жизни.

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Until my last breath


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC