дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » казалось бы, разные миры...


казалось бы, разные миры...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

казалось бы, разные миры.

http://s5.uploads.ru/TsY98.gif http://s7.uploads.ru/f6KB4.gif

время действия:
summer. 2018

Aurora Duval
&
Kieran Weller

место действия:
london

самые случайные встречи, как правило, самая неслучайная вещь в мире. они долго вынашиваются в голове, еще дольше планируются... и иногда, для того, чтобы эта встреча состоялась, приходится прибегать к хитрости.

+1

2

https://i.imgur.com/pWtf3Ze.gif https://i.imgur.com/oPXZeao.gif
metallica - nothing else matters

Ничто не случайно
Стоит ли поставить точку? А может все же знак вопроса? Многоточие? Такое красноречивое, многозначительное, задумчивое…. Придаться сомнениям, потратив несколько минут – часов, а может дней, недель – на поиск истины. На выяснение, что есть правда? Где? В чем? Кто прав? А кто слепой глупец, погрязший в собственном бессилье, пытаясь хоть как-то оправдать те действия – последствия ужасные порой – что натворил. Но мы не можем – не научились, не в состоянии контролировать инстинкты, нечто от природы данное [навязанное против воли] – контролировать. Не можем не думать. Не спрашивать… пустоту. [где истина? где правда?] Существует ли? То самое стечение обстоятельств, чья-то чужая воля, злой – иль все же добрый? - рок, невидимая рука праведника – а может все же грешника? - что ведет нас, будто слепых котят через пространство – вселенную - непроглядной тьмы, помогая огибать преграды, хотя порой и натыкаться, спотыкаться, падать. Ничком. Лежать и думать. Снова. Задаваться бесконечными вопросами – зачем/почему? Кто виноват? В какой момент, - где точка отсчета, старт действий неправильных, ненужных, неверных – все изменилось. Пошло не так. Не как хотелось. Когда? [в какой момент, секунду переломную] Ты стал Алисой в кроличьей норе, без выбора, без воли, лишь падая и падая куда-то вниз. Пока земля сама не остановит. Или быть может ты, словно Нео – в матрице, паутине замкнутой, закольцованной, витиеватой, дергаясь, сопротивляясь, лишь сильнее увязаешь - в комнатке с воздухом затхлым_пыльным, обоями обшарпанными, беспомощно свисающими лентами неживыми – мертвыми, будто руки истлевшие, пожелтевшие от времени, все тянутся и тянутся к тебе, но… не достать, не хватает сил – делаешь выбор. Правильный выбор. Как тебе кажется. Как подсказывает опыт, разум, сердце. Разве? Поддавшись импульсу, желанию, внутреннему ощущению – голосу [не разума], что тихонечко шепчет изо дня в день, забравшись в самые отдаленные, потаенные, сокрытые от посторонних глаз уголки души, сущности – думаешь [всего лишь иллюзия свободы выбора. но так необходима, так нужна. всем], что управляешь, можешь что-то изменить. Уйти. С дороги. Переступить. Перескочить на другой путь. Выбрать реальность. Настоящую. Живую. Не думать, что тобой манипулируют.

Возможно, за годы борьбы – с собой – с семьей, сопротивлению их воли, желаниям, стремлениям, тем устоям, что почитаются далеко не одно десятилетие – столетие, слишком древние, словно пни трухлявые, изъеденные, испещренные мелкими жучками_пороками, тщательно замаскированные, выкрашенные, отполированные, едва не стертые в пыль, но все еще каким-то образом живущие, держащие свои цепкие_хваткие корни-коряги глубоко в земле, хватаясь за жизнь, за существование, не позволяя занять свое место – успел выработаться защитный механизм, рефлекс отстранения, ухода, отталкивания, стоило лишь кому-то покуситься на свободу. Попытаться исправить. Перевоспитать. Заставить следовать за ним. Не с ним. Не рядом. Не как единое целое, соратник, друг, опора. Желая стать поводырем. Главой. И шествовать. Будто непрестанно только лишь и делаю, что тыкаюсь носом беспомощно, бесцельно, во все преграды. Но это далеко не так. Манипулировать и управлять собой не позволяла никогда. Не веря ни в судьбу, ни в знаки. Лишь в выбор. Который делает каждый добровольно, пусть и отрицая – не осознавая, - не желая примиряться, смиряться с результатом, последствиями, ища виновника своих же действий. Мы – делаем выбор. Каждый из нас. Каждый день, каждый час, каждую минуту. И кто-то, возможно, сейчас закатив глаза как можно выше, дотянувшись зрачками едва ли не до макушки, а может и вовсе до затылка, включив – прочитав парочку поучительных книжек [статей в интернете с пометкой «саморазвитие самообразование»] – великого потомка Фрейда или Юнга, начнет с невыносимо высокомерным выражением лица парировать о неком синдроме, что таится глубоко в беспокойной душе, психике, о маниях, что вызваны неуверенностями, неудовлетворенностями, страхами и всем, чем только можно. И… возможно, даже – в какой-то из бесконечного множества – версии окажется немного прав. И выбирать – контролировать – самостоятельно [пусть и иллюзорно] намного проще, приятней, нежели быть наблюдателем. Беспомощно смотря на жизнь, со стороны, хоть и свою, и ничего не иметь возможности изменить. Ведь выбор… уже сделан. За тебя. Не тобой. Остается его лишь осознать….

И, тем не менее… не верю – а может, делаю вид, уверяю всех окружающих, но правда совсем далека от скепсиса напускного - в случайности. Нелепые совпадения, как их окрещивают в народе, дабы оправдать собственную беспечность, а порой и вовсе никчемность, попадая в ситуации, от которых не только смех может разобрать, но и кровь в жилах застыть. И, как правило, виной всему не столько – не только, все хорошо знаем об этом, закрывая глаза, притворяясь, с улыбкой и смехом, отмахиваясь – неведомое проведение, а самая банальная беспечность, невнимательность. Глупость. Самонадеянность. Впрочем, не мне судить. Всего этого добра на каждый квадратный сантиметр собственного тела хватало с лихвой. Особенно самонадеянности. Которую, все же, старательно отрицала – а возможно, ее действительно вовсе не было и виной всему самые обыкновенные детские комплексы и неуверенность, прочно укоренившиеся глубоко в сущности – предпочитая вуалировать тонкими нотками самостоятельности и независимости, как и полагалось, взрослому самодостаточному человеку, независимо от пола и прочих деталей личности, склонностей и предпочтений. Что нисколько не мешало промахиваться. Иногда. Время от времени. Совершенно точно не попадая в цель. Даже близко. Совсем не рядом. Но даже при всех прочих равных и своей упертой натуре с ярким, что из космоса видать, клеймом на лбу неверующего… верила. С определенными поправками, сносками и дополнительными пояснениями, как в законе. Потому что верила не в слепую судьбу, любящую играть жестокие_недетские и отнюдь не в меру развратные игры, нагло манипулируя и выстраивая всевозможные вариации и хитросплетения, а в выбор. Выбор, который мы делаем. Перед которым оказываемся и который, в конечном итоге, приводит нас туда, где оказываемся. Выбор, которого нас легко могут лишить, но не мифические зеленые человечки прилетающие и похищающих домохозяек из Тусона, а люди. Самые обычные люди, ставящие свои интересы, приоритеты, выгоды и желания, превыше всего остального. Превыше других людей. Наивно полагая, что любая, пусть и самая тщательно спланированная, отработанная, проработанная скрупулёзно до мелочей манипуляция, никогда не будет раскрыта. Ведь все мы, в конечном счете, самонадеяны.

Возможно, именно с этой, по всем критериям и правилам, отрицательной черты характера – самонадеянность любимая и дорогая, холимая и лелеемая – начиналось это утро, впрочем, как и почти все прочие в моей жизни, плавно перетекающее в день, а затем и в вечер, ночь… снова утро. Круг замкнулся. Тем не менее, объединившись с не менее прекрасной, обворожительной и, что не маловажно, каждый раз страстно стискивающей в своих удушающих, но все же, желанных объятьях, ленью… привычное, стабильное утро очень резко и быстро превратилось в не доброе. И поверьте, не стоит рисковать целостностью организма, здоровьем, вставая в такие минуты на пути между женщиной и кофеином. Магическим напитком – без преувеличений – способным даже из самой закоренелой стервы, сделать няшку-обаяшку. Пусть и всего на пару минут.

Все тоже утро, но уже не столь ранее. Не столь загруженное. Ведь большинство офисного планктона успело плотно обосновать свои филейные части в мягких креслах, заполняя душные помещения переговорами, будто рой ос залетел. Время, когда летний float:left зной не успел наложить потные липкие ладони, перекрывая, пресекая возможность нормально дышать, даже находясь на улице. Время, когда ты еще не бежишь сломя голову в ближайшую забегаловку, магазин, лишь бы укрыться от палящего солнца. Время, когда ты еще живешь. В полном смысле. Наслаждаясь, будто каждый раз, как в первый или последний, передышкой, оставшейся до нового прыжка. Время, когда запоздалые клерки готовы убить – стоит только подтолкнуть, хотя, возможно, и не нужно, дай только инструмент в трясущуюся руку – за место в очереди чуть ближе к выдаче. У них же график. Планы. Расчеты. Опаздывать нельзя. И даже занимая едва ли не с первой минутой открытия, ты – да, ты, тот, что стоит передо мной и щелкает пальцами, заламывая - оказываешься последним. Твоя нервозность раздражает. Всех. И даже сквозь наушники слышу, как начинают хрустеть успокоительные по сторонам. Как по команде. Баночки, пластинки. Разноцветные порой. Смешные. Дарят мнимое чувство контроля, свободы. Удовлетворения. Но чем? Уж точно не собой. Отрываю взгляд от мобильного – просматривая очередной план встреч и расписаний на день, неделю. опять замена. пометка «важно». вот же черт – парнишка лет пятнадцати, краснея в сотый раз, всегда, при каждой нашей ежедневной встрече утром не ранним, протягивает двойной американо. Горячую привычку, от которой избавляться не хочу. Плотно закрытый высокий стаканчик пластиковый – что должен быть устойчив к высоким температурам, но пальцы обжигает все равно – необычно розовый. Забавно. Сказала бы, что исключительный, но нет. Сегодня просто именно такой. Уже почти у выхода, преодолев барьер из мамочек, что вышли на прогулку после утомительных проводов семей, детей, мужей, собак, - на выгул, скопом - урвавших несколько минут в рутине серой для себя, пока не поседели и есть возможность флиртовать, отвлекаюсь на мобильный, влетев в кого-то. [а может это он не подавал сигналов поворота?] Кофе, не сильно, но все же расплескавшись, ошпаривает руку. Вой боли не успевает достичь мозга, как и голосовых связок, оставшись где-то глубоко внутри, как это обычно бывает при шоке. Замираю. На несколько секунд. Старательно перебарывая желание вылить остаток напитка на голову того – кого даже не рассмотрела сразу – по чьей вине пришлось повторно вымыть руки кипятком. Вдох. Выдох. Сейчас не помешали бы веселые таблеточки, хрустящие вокруг совсем недавно. Ставлю стакан на ближайший столик, не смотрю на объект столкновения, - даже не знаю, остался ли рядом или прошел дальше, не заметив – кто-то задает дежурные вопросы о помощи. Качаю головой, мол, все в порядке. Нагло вру. Дайте биту. И вполне вероятно, план мог удастся, если бы в запасе было чуть больше времени. Вытаскиваю несколько салфеток из коробки на столе и выхожу на улицу. Сажусь в машину. float:right Вдох. Выдох. Вытираю руки на сухо. Вдох. Выдох. Поворачиваю ключ в замке зажигая. Вдох. Выдох. Еще немного и задохнусь. Машина издает странный звук и тишина. Ладно. Не страшно. Бывает. Вдох. Выдох. Еще разок. Поворачиваю ключ. Звук. Тишина. Дыхательная терапия окончательно и безвозвратно отметается. Еще разок. И еще. И еще.
- Да твою ж мать! Су - ка! Долбаный день! – несколько раз, кажется три, а может и все пять, шлепаю по рулю ладонями, как будто от этого что-то изменится, и машина мистическим образом заведется, а то и вовсе сама поедет. Главное, чтоб пинка не дала, выбрасывая, как в Поттере. Но ничего не происходит, и тишина продолжает висеть, разбавляясь лишь парой недоумевающих взглядов, проходящих мимо людей. Со стоном обречения опускаюсь на руль, обнимая предателя. Кажется, до этого говорила, что не верю в судьбу и всю эту лабуду? Видимо, за это и расплачиваюсь. Теперь. Жестоко.

+1

3

http://sd.uploads.ru/u8oYG.gif
это не женщина. это - беда.


[indent] нас в детстве учат с малых лет взращивать свой внутренний титановый стержень. вскармливать его, подпитывать. стержень, который станет тем самым колоссом родосским в будущем, - не потопить, не уничтожить, не спрятать. будет вечно где-то в подсознании, на невоспринимаемом уровне // вшит двадцать пятым кадром. будет притягивать на себя всю ответственность и рикошетом отбивать все напасти. при этом не давая слабины. должен будет служить великой миссии под названием "личность". но, видимо херовый из тебя вышел кормилец, - каждый раз при столкновении с этим самым стержнем [что стоит на обрыве] ты оказываешься ближе и ближе к краю [будто от ветки постепенно отсекаются мелкие щепки. остро. цепко. без осечек и возможности избежать удара]. к тому самому, за которым ничего нет. где пустота и водная гладь. холодная, режущая и удушающая. да, именно ощущение черной, тягучей пустоты заставляет забиваться в угол. заставляет действовать так, на что ты не был способен никогда ранее. пустота окутывает, просачивается сквозь пальцы, заползает под одежду, жалит змеями // пчелами, разрывает оболочку пастями тех чудовищ, которыми так часто пугала мать. еще в детстве. когда противился и всеми силами не желал идти в постель. пустота заставляет в ней теряться. и как слепой котенок ты тычешься вдоль стен влажных носом в попытке найти выход, но лишь сильнее и глубже ранишь себя // закапываешь в сырой земле [без возможности на спасение]. ладони уже пропитались плазмой // кровью [твоей и не только], и ее не стереть, не стряхнуть, не убрать. она останется с тобой навсегда. запах будет преследовать вечно; вкус впитается в рецепторы языка, в основание десен, смешается со слюной, будет кружить по венам, каждый раз возобновляя следующий круг. она не растворится, не станет чем-то несущественным. она сделает все, чтобы заполонить собой пространство полностью. жадная. людям не дано постичь всю ее силу, а боги слишком заняты своими делами.

float:right[indent] жизнь - паршивая штука. с ней сложно договориться, у нее всегда свои интересы // свои планы // свои правила игры. и порой ты даже не догадываешься о них. она борется с тобой, а ты с ней. в кровь избитые костяшки на кулаках [что уже успели миллион раз затянуться, а кожу превратиться в грубый налет ороговевших клеток], десятки выкуренных сигарет, пища из ближайшего фаст фуда [с великой надеждой на то, что не кошатина], что желудок скоро колом станет, а проводить пальцами под ребрами и вовсе не стоит. марианская впадина должна быть одна, и уж точно не на человеческом теле. извлекая кусок металла, пробившего бочину, хирурги-садисты вырезали и кусок мяса вместе с ним [знатный ужин получился] и, кажется, в том куске мяса и заключалась добрая часть того самого рокового жизненного титана. ориентиры поменялись. полюса сделали финт и поставили шах и мат друг другу. и ты вроде как пытаешься подлатать дыры [которые не удалось устранить докторам], ищешь оправдания себе настоящему, опираясь на постулаты прошлого, только вот ни хрена не выходит. и единственная нить, которая все еще держит - это наивное и детское желание жить. на свободе. и не будем сейчас копаться глубоко и выискивать тайный смысл сакрала во всем этом дерьме, - воспримем буквально. и ты стараешься. только вот снова и снова преодолевать внутренние барьеры с каждым разом становится сложнее. они трещат, ломаются, тают как лед, оставляя после себя лишь пятна влаги [крови // нервов // жил прочных]. это началось не так давно, и каждый новый день из раза в раз повторяется. эта девчонка должна стать выигрышным билетом в новую жизнь // начатую с листа чистого белого. да только вот забавно, она [жизнь] не терпит победителей. и тебе это хорошо известно. она жестока. питается лишь кровью // смертью // болью // тотальным уничтожением // повиновением. мы недалеко ушли от гладиаторских боев при римской империи. она не умеет // не имеет права проигрывать. она может лишь дать эфемерную иллюзию [с ароматом утреннего терпкого кофе со щепоткой корицы] превосходства. твоего превосходства над ней. дать возможность почувствовать себя хотя бы на крупицу, но победителем. возможным. но это всего лишь долбанная иллюзия. для того, чтобы отвлечь // одурманить // связать крепче с этой иллюзией, - а после больно со всей дури шандарахнуть сначала об стену бетонную [чтобы все кости в крошку. чтобы кровь застыла // циркулировать перестала. чтобы сердце каждый дюймом почувствовало ледяную хватку неизбежности и беспомощности. и ты пытаешься сделать вдох, но хватка лишь сжимается], и ты забываешь как дышать. и главное - зачем это делать. где-то между ребер чувствуешь морозную сталь кинжала нестерильного // ржавого // с неровными краями, что медленно, но верно проворачивается внутри тебя, забираясь по самую рукоять. только лишь для того, чтобы после слегка изменить свое направление и начать прокладывать путь на несколько сантиметров правее // левее. и ты знаешь все это, черт возьми, прекрасно знаешь, что выпустишь литры крови, что маловероятно чего-то добьешься, что правы те, у кого прав в этом мире больше, но есть еще одна незначительная деталь - надежда. которая по народным увереньям умирает вместе с последним вдохом. надежда на что-то лучшее [пусть и видеть его никогда не доводилось, по уши погрязая в реальности происходящего вокруг, и верующим назвать сложно]. но ты надеешься. бежишь от этой надежды каждое утро, десятки километров под гору, пока дыхалка не собьется, изматываешь на тренировках, заливаешь вечерами недорогим виски и закуриваешь сигарами, но все же надеешься. на что, спросите вы? а хрен его знает.

[indent] годы практики научили сливаться с обстановкой, научили подобно хамелеону менять свои окрасы в зависимости от цвета стены. научили быть незаметным [той самой серой массой, тем самым офисным планктоном, который она так презирает], при этом подобно губке поглощать все то, что происходит вокруг. письмо, пришедшее неделю назад на ее электронный ящик [совершенно случайное, рандомно выпавшее на ее адрес и не вылетевшее в спам. да, конечно, все именно так] с ничего не значащим социальным тестом [что так любят собирать британские ученые] и десятью [одиннадцать - много, а девять не дотягивает до серьезности. десять - в самый раз. вот они - стереотипы] вопросами о том, что из себя представляет лондонский социотип личности. кажется, что может дать один твой ответ, в том или ином месте поставленная галочка среди миллионов других ответивших? ничего. если только опрос не носит сугубо личный характер. но она ответила. внесла свою лепту в общемировые исследования. сарказм. любит кофе, а не чай [отметка. галочка на белом листе бумаги. на этот раз твоем для ее досье]. предпочитает электронные гаджеты бумажным носителям. которые так зависимы от множества внешних факторов: электричество, сеть, блок питания, вирусы, что уже почти умеют просачиваться сквозь металлические крышки телефонов. одна ничего не значащая программа в прошивке [не передавайте незнакомым людям свои личные гаджеты. пусть даже это маленькая девочка с невинными большими глазами цвета синего морского дна и двумя светлыми хвостиками, желающая позвонить своей маме, которую она потеряла в ближайшем торговом центре. никто не знает, но ведь она может оказаться гением в технике, и свернув за угол распустит свои хвостики, получит свои пятьдесят баксов за работу и умчится в ближайший магазин сахарной ваты. хочется верить, что именно ваты], и телефон дублирует всю поступающую и исходящую информацию на внешний жесткий диск. по факту много ненужного, из ценного лишь электронный ежедневник с личными пометками о дате_времени_месте_важности. список покупок - неожиданно, и что-то подсказывает, что попал туда случайно. любимый цветок - кактус [это было неожиданное открытие. вопрос в опросе изначально не носил сакрального смысла, должен был стать лишь мишурой среди действительно важных, однако ответ даже заставил выдавить ха-ха. какой там у нас ближайший праздник?]. она их даже фотографирует иногда. вопрос за вопросом. галочка за галочкой, чтобы составить обрывочный поверхностный портрет той, которая должна стать связующим звеном между тобой и... чем? чем-то важным?.. бойтесь, девушки, того, что приходит вам по почте. доверяйте только тем, кого вы знаете. иначе о вашей личной жизни станет известно не только вам.

float:left[indent] дальше - сложнее. случайная встреча. а кто-нибудь вообще еще верит в случайные встречи? годы работы в фбр развеяли в пудру подобные утверждения. все случайности - заранее запланированные кем-то закономерности. главное, удачно расставить плошки своеобразного домино, которое должно сложится по первому щелчку пальцев. всегда складывается. щелк. - знаете, машина как женщина. не терпит грубости. есть конечно исключения, но как правило они вырастают из неумелых ласк. вместо приветствия протянуть лениво-нахально с чувством чрезвычайного пофигизма поглаживая вишневую красотку по капоту. просто проходил мимо. просто случайно услышал как такая милая леди ругается матом. просто решил вмешаться и вставить свои десять центов. все чрезвычайно просто. и случайно. во рту сухая травинка, которая уже горчит на языке, заставляя сплюнуть. еще буквально несколькими минутами ранее пришлось незаметно изрядно попотеть внутри этой крошки и аккуратно "уговорить" ту, чтобы она немного поспала. и тот парнишка, что так случайно [нет] сбил с ног красотку, засмотревшись на ее очаровательные глаза [снова нет]. и почему она не предпочитает пить соки? тогда бы не было так горячо. полсотни баксов и три минуты женского шока [и легкой боли] в кармане. кстати, тот бариста у стойки с кофе сегодня тоже заработал неплохие чаевые, работая нарочито медленно, постоянно проливая горячий напиток и не завершая вовремя заказ. день растрат. нужно будет потом стребовать с папика блондинки понесенный ущерб. дорого красотка обходится.

+1

4

Мы привыкли рассматривать все и всех через призму собственного… восприятия, морали, понятия, действия. Пусть и невольно,
Как  в  звёздном  мире  порой
бывает два солнца, определя-
ющие путь одной планеты как
иной раз одну планету осве-
щают разноцветные солнца…
так и мы, люди нового време
ни, определяемся различны-
ми моралями; наши поступки
отсвечивают      попеременно
разными цветами,  они редко 
однозначащие….
но ежедневно, ежечасно, снова и снова, пропускаем окружающих будто через фильтр, стекло с призмой увеличения_искривления, порой и вовсе в несколько сотен, тысяч раз. Не задумываясь. Лишь рефлекс. Даже если это мимолетное, ничего не значащее знакомство, приветствие, легкая улыбка, кивок головой совершенно без эмоциональный, контрольный, засечка_галочка той пресловутой вежливости, что вкладывается в нас годами воспитания, манерами и социумом, чтобы никто не думал плохо о родителях, не корректно, не оценил в ответ через свое стекло увеличительное с трещинками, царапинками, грязью заляпанное, кривизной изрядно подпорченное. Оно у всех такое. Не идеальное. Не кристально чистое, будто прозрачная слеза, а может капля из родников, что прячутся в горах не доступных взору любопытному, оставшихся все еще верными самим себе и сохранившим ту нетронутость, реальность, что дала когда-то им природа. Но даже в водной глади - бесконечное многообразие оттенков, стоит лишь присмотреться, выйти им из тени… хоть на миг. Не все и не всегда лишь черное, и белое… и даже не уныло серое, к которому привыкли. А для кого-то вовсе… и печаль, и радость…

Когда ты юн – совсем еще ребенок, едва перешагнувший порог дозволенности и запретов, что так любезно должны [обязаны] тебя оберегать, держать подальше, ограждать ото всего – весь мир – жестокий, беспощадный, непредсказуемый и хищный – будто склоняется к ногам, открывая те возможности, что были раньше скрыты, не доступны. И ощутив свободу, наконец, понимаешь, а может начинаешь лишь стремиться к понимаю… своих пределов. Своих желаний. Мечт. Возможностей. Того, что всем всегда казалось глупым, детским, надоедливым, смешным, но было важно для тебя. Энтузиазм и вера переполняют, придавая сил сопротивляться, двигаясь порой против теченья и разбивая вдребезги преграды, будто зеркала витрин, беря от жизни то, что так хотелось. Не останавливаясь. Не оборачиваясь. Не думая о том, кто или что расскажет, как посмотрит. А может вовсе посмеет осудить и заклеймить печатями позора, моветоном, оставшимся от прадедов, которые вели отнюдь не пуританский образ жизни, лишь прикрываясь дланью праведников от любопытствующих глаз. Что изменяется потом? Когда -  а может быть и как, благодаря чему/кому – ломаемся? Перестаем быть тем, кем так хотели быть. Перестаем принадлежать себе и совершенные поступки [решения принятые] больше не несут той значимости, ценности. А порой и вовсе до безобразия ужасны и вредны. Или все дело в близорукости внезапно приобретенной? Невозможности увидеть правду на поверхности, перед собой.

Возможно, мне слегка фартило. Судьба – мадам с характером и странным чувством юмора - оставалась благосклонна, не смотря на все сопротивления, убогие попытки бегства. Она [судьба] упорно продолжала тыкать носом, словно котенка неловкого, не знающего куда [к кому] и как прибиться. За что бороться. А чему идти наперекор. Позволив, в тоже время, и самой – но это далеко не так, все это знают, мы не хозяева, мы лишь попутчики – вкусив [хлебнув с полна] увесистую долю разочарований и душевной боли, понять…. Принять давно осознанное, но упорно отрицаемое. И полюбить. Отдаться полностью. Всецело. Без остатка. И гореть…. Переливаясь, будто в свете бесконечного потока маленьких и разноцветных светлячков. Наслаждаясь тем, что обрела. Ведь обрела себя. Свою мечту. Не просто прикоснувшись кончиками пальцев, едва скользнув по гладкости хрустальной, ухватиться. Крепко. Сильно. Не отпускать. Как можно дольше. Что бы не случилось. Моя планета обрела то солнце – свет – в котором так нуждалась. Одно, единственное. Хотя, возможно, всего лишь так казалось… ведь путь еще не пройден до конца. Он только начат.

Как и положено, ирония заключалась только в том, что не могла – не хотела [боялась] – любить. А может не научена [не умела], не впитала с тем молоком матери, которого не получала – она ведь так боялась потерять прелесть третьего размера, над которым изрядно потрудился один из уважаемых хирургов, но все это всего лишь слухи, домыслы завистливые, конечно же, бесспорно – в детстве. Не наблюдала… [стремясь приткнуться хоть к кому-то] от тех, что гордо носят звание родителя, но и понятия не имеют, что значит им на самом деле быть. Пусть не меняя любовников, чаще, чем перчатки – их ведь по пальцам можно перечесть, к чему скрывать – карьеристки тоже, к сожаленью, не вышло. А может нужно было перестать бояться и шагнуть вперёд? В ту темноту и неизвестность, что кажется такой манящей и пугающей. Но… слишком… нет, не гордая. Упрямая. И своенравная. Та птица, что не терпит клеток и замков. Едва кому-то стоило приблизиться, чуть ближе, чуть неосторожней, решив, что возымел на все права… сбегала. Оставив, как ту бабку, познавшую пьянящий вкус всевластия и дозволения, у старого разбитого корыта. Без возможности все отмотать назад [не пленка ведь, не хроника, что движется зациклено, по кругу]. Ведь все мы знаем, ни один камбэк не имеет хэппи-энда.

Хотя, возможно, все решает случай. А был ли он на самом деле? И мы должны вкусить [кусочек плода запретного с дерева из сада райского под пристальным и неустанным взором змея-искусителя] все в этой жизни, что дается нам всего лишь раз. Где будет наша логика и осторожность? Те стены нерушимые, что возводились тщательно и скрупулёзно не год, не два, сломать которые еще не удавалось никому, как бы старательно не были приложены усилия. Надолго ли останется в не столь, как может показаться, хрупком теле девичьем, те сладострастные мгновенья - ах! – и сердце, пропустившее один-другой удар, при виде принца на харлее? Минута? Две. Пожалуй, хватит. Впрочем, и реальность оказалась не такой, как ожидалось…. Принцы теперь, увы, не те. Да и все ахи-охи едва ли не бесследно испарились, стоило новоявленному герою одиночке покуситься на святое и нахально облапать, будто девку дешёвую, что готова услужить каждому встречному-поперечному чуть посимпатичней обезьяны, в придорожной забегаловке на трассе. Эта детка не для его ручонок загребущих с таким тяжким трудом, почти собственноручно, и весьма внушительными финансовыми затратами, по деталькам и гаечкам, собиралась, восстанавливалась. Возвращалась к жизни, в конце концов. И пусть она [машина] иногда проявляла свой противный характер, становясь просто невыносимой стервой – впрочем, как и все женщины – трогать ее не имел право никто. Никогда. Вообще. Без разрешения, так и вовсе. Тем более, всякие непонятно-сомнительные и самолюбивые засранцы, как тот, что предстал передо мной, во всей красе, примерно, в метр восемьдесят плюс.

На самом деле, весьма печально… в наше время, современность, когда доступно и открыто, казалось бы, все и вся, нет скованности, нет рамок, нет тех пресловутых стеснений, что попортили отношения – еще в самом зародыше – не одному и не сотне людей, когда для того, чтобы завести роман, нужно всего лишь пару раз кликнуть на смартфоне кнопочку… все еще существует тот тип людей – мужиков, будем честны, что уж – с манерами альфа-самца: Эй, детка, ты – огонь, пойдем, выйдем. Хорошо хоть по голове дубиной не лупят, чтоб не оказывала сопротивления пока в пещеру тащит, как в первобытности. И после этого, кто-то еще удивляется, как так получается, что все больше женщин предпочитают… женщин. А и правда – как? Если учесть, что из выживших мужчин осталось только два типа, адаптировавшихся к вековым потугам эволюции: первый – детка, пойдем, выйдем; и второй – детка, а купи мне… и после начинается такой список, что в какой-то момент начинаешь откровенно сомневаться, а кто и вас двоих женщина? Не говоря уже про эмоциональную составляющую любых отношений, когда даже при наличии пары рядом, поговорить все равно не с кем…. Ну и как тут не упасть в руки [ноги] сестры по разуму?

- А вы, так понимаю, достаточно умелый в вопросах ласк… - делаю небольшую, но довольно многозначительную паузу - Машин и женщин? – заканчиваю с улыбкой, едва коснувшей уголки губ, попутно вылезаю из машины и продолжаю, не давая возможности мужчине опомниться и продолжить свои пантовые и не уместные попытки обратить внимание. - Не уж-то мне внезапно подвернулся мастер на все руки? Просто-таки несказанное везение. – продолжаю мило и вполне приветливо улыбаться, прямо-таки восторгаться, ведь он явно наслаждался своим мнимым превосходством и возможной – далеко не оправданной и, уж тем более, не доказанной – подкованностью в тех областях, которые, как водится, женщинам, в силу крохотности ума, – по мнению столь заносчивых жеребцов, коих представитель пускал лишь пыль в глаза, заезженными вдоль и поперек заранее заученными фразочками и манерами – не даны. – Или нет, постойте, погодите, - даже делаю жест по направлению к незнакомцу, правда, так и не коснувшись ладонью, - Это же судьба. Знак свыше. Точно. Искра. Безумие! Фейерверк ощущений. – очередной жест, изображающий этот самый радужный полет искр в воздухе. Пусть думает, что сумасшедшая, быстрее отвалит. - Любовь, накрывшая нас с головой, на веки вечные, с одного лишь взгляда. Мы будем рассказывать об это нашим внукам, наблюдая как солнце медленно скрывается за горизонтом, укрывшись мягким пледом и попивая пина коладу на берегу моря. Представили, да?float:right во мне прямо-таки всеми красками переливается энтузиазм, кажется, еще немного и наброшусь на бедолагу. - Но, блин… вот не задача… - разочарование в голосе, жестах не знает границ, даже глаза почти на мокром месте. - Мне так не хочется вас разочаровывать… Не в моем вкусе. – последние слова произношу уже вполне нормальным, привычным тоном и голосом. - Не люблю леденцы на палочке. – пожимаю плечами, в стиле «ну, вы же понимаете, ничего личного, упс». - И у меня мало времени, если позволите. Приятно было пообщаться. – хлопаю мужчину по плечу в дружеском жесте и обойдя машину, открываю капот, дабы посмотреть, что там произошло. 

- Ай. Вот дерьмо… – невольно вырывается, когда пальцы едва ли буквально не прижариваются, обжигаясь обо что-то раскаленное, что не было доступно взгляду. Ремонт? Снова? Финансовая составляющая моей жизни была несколько не стабильна последнее время и внеплановые траты, откровенно, били по карману весьма ощутимо. Провожу рукой по волосам, откидывая назад, и невольно начинаю кусать губы, прикидывая, чем и как, - а главное – где – ремонтировать сей вредный кусок железа.

Отредактировано Aurora Duval (2018-12-29 05:31:16)

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » казалось бы, разные миры...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC