дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Killer queen


Killer queen

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

KILLER QUEEN

http://s8.uploads.ru/PTXcz.gif

время действия:
Конец ноября 2018 — январь 2019

Gerald Murray
&
Lorein Hawk

место действия:
Лондон и его окраины

Наглядная иллюстрация того, как ее бедовая задница Лорейн Хоук способна привести к печальным последствиям.

+2

2

После просмотра очередного голливудского боевика многие наивно полагают, что преступность – это круто, ведь с экрана монитора все это осмотрится  красиво и зрелищно, а главный герой обязательно неубиваем и потрясающе везуч. То, что остается за кадром, никого не волнует. Как и элементарная вероятность твоего выживания в криминальном мире.
Но каждое дело – это не просто последовательность отработанных и миллион раз обговоренных действий, это своего рода искусство. Грязное, кровавое и порочное, но искусство. И пусть некоторые вещи делаются практически на автомате, в любом новом грабеже или убийстве всегда присутствует что-то особенное и неповторимое.
Их сегодняшний рейд прошел практически идеально, четко отработано и без эксцессов, вызывая в душе каждого приятное чувство удовлетворения. Муррей небрежно кинул спортивную сумку с деньгами в багажник, а затем, прежде чем сесть в машину, внимательно огляделся вокруг, убеждаясь, что все выполняют инструкции.
— Шевелись быстрее, - Хоук, кажется, выглядела довольнее остальных, будто все это была ее индивидуальная заслуга. Крышесносное эго когда-нибудь точно сыграет с ней злую шутку. Дождавшись, когда задница Лорейн окажется на пассажирском сидении, мужчина нетерпеливо надавил на педаль газа и выехал на дорогу, кинув взгляд на зеркало заднего вида  — все были на местах. Несмотря на несколько убогий внешний вид этого автомобиля, начинка в нем была прекрасная, и пусть Хель "ласково" называла рабочую машину Локи корытом, она еще ни разу не подводила.
Как-то так повелось, что теперь на дела вместо Сигюн с Мурреем ездила Лорейн, и это, собственно, никого не удивляло, ведь их внерабочие ебательные отношения были  общедоступным фактом, который у многих, правда, восторга не вызывал.
За время поездок с Хоук Геральд даже привык к ее бесконечной трескотне  и недовольствам – мозг просто перестал воспринимать эту информацию, пропуская ее мимо ушей, так что речь брюнетки звучала просто фоном, как радио. Вот и сейчас она снова что-то говорила, а Локи молча вел машину, деловито игнорируя присутствие другого человека в салоне. Знакомый поворот и они были уже на базе.
— Через два часа жду тебя на месте, адрес ты знаешь. Нехорошо пропускать командные встречи,  - да, даже в преступных группировках бывают "корпоративы". С блэкджеком и шлюхами, конечно же, — Если снова опоздаешь, мне придется тебя наказать, — последнюю фразу мужчина произнес Хель на ухо, прежде чем подхватить сумку с деньгами и подняться с парковки. Хорошо, что их импровизированная база имела все, что нужно, и заезжать домой не было необходимости. Хотя "дом" — это слишком сильно сказано, скорее, для Муррея это было просто место временной дислокации, не более того.
В просторный лофт, который находился практически на окраине Дублина, Локи приехал почти последним. В воздухе сильно пахло табаком вперемешку с разносортным сладким пойлом, многие так мечтали утонуть в нем, обретя безграничное счастье мнимой свободы. Мужчинам было необходимо куда-то выплескивать так или иначе накапливающийся стресс, так что шлюхи и алкоголь должны были хоть немного помочь им в этом.
Муррей сел на кожаный диван в самом центре, обводя взглядом просторное помещение, будто свои владения. На его колено тут же присела блондинка, откинув на спину длинные волосы и открыв взору умопомрачительное декольте.  Девчонка была симпатичная, судя по чертам лица  — славянка, их вообще много среди эскортниц в Европе. Мужчина опустил руку на ее задницу, пока она что-то шептала ему на ухо на ломанном английском.

+1

3

Всю свою жизнь Лорейн Хоук практически продумала до самой смерти, пока десятилетней девчонкой ковыряла поломанной вилкой приготовленный мамой рис. Кажется, ему уже дня четыре, но легкую кислинку во вкусе она просто предпочитала не замечать, а желудок давно приспособился переваривать то, что дают, не брезгуя практически ничем.
Она придумала себе дом, семью, отсутствие работы, и чтобы все в этом мире были счастливы Где нет выстрелов, где нет плача мамы, где не нужно с ребятами с соседних домов бегать в богатые районы и подворовывать в домах. Пока пацанье хватало все, что попадалось под руку, Лорри искала именно то, что будет выгоднее всего толкнуть или обменять на мешок зерна — прагматизм был неотъемлемой частью жизни ребенка, который с самого детства познал всю жестокость мира — Хоук могла спокойно спать во время перестрелок, потому что привыкла.
Что же мы имеем сейчас? На этой мысли Лорри себя поймала, в очередной из сотен раз, что она садилась в эту говновозку, что Локи выбрал как отличную машину для работы на выезде. Сейчас она сидела по центру, упираясь локтями в спинки передних кресел, вместе с, наверное, самыми успешными "домушниками" разного калибра и поглядывала на узнаваемую спортивную сумку, набитую сегодняшним кушем. Была прочно замужем, но при этом успешно и регулярно спала с человеком, о котором знала только размер члена, и тот навскидку (достаточно, чтобы прыгать к нему в постель с бОльшей охотой, чем к законному супругу). Работала в рекламном отделе головного офиса крупнейшей международной компании и чудом до сих пор умудрялась вести эту двойную жизнь. Сальса по лезвию ножа — как раз в стиле Хоук, которая когда-то придумала себе идеальный мир и сделала все, чтобы в ее жизни было с точностью наоборот. Жалела ли она?  Пф, ни секунды, ведь только переехав в Дублин ощутила себя живой и свободной, и этот чертов мерзавец был прав тогда, почти полгода назад, что ей понравится, еще тогда увидел ее, злую, напуганную, связанную собственными ограничениями, существующими только в ее голове...
И за это Лорейн ежесекундно благодарила нового начальника порциями сарказма и ядовитой иронии собственного производства, но, кажется, у Локи уже выработался иммунитет. Эта неприступная скала с одним и тем же каменным выражением лица говорила, ела, убивала и ходила в туалет — за столько времени тесного общения Лорейн выучила только пару выражений, которые не означали, собственно, ничего хорошего. Ах да, как мы могли забыть про лицо мужчины, который вот-вот уложит на лопатки желанную женщину... Да, Хель регулярно поправляла здоровье с ним в кровати, кресле, машине, на столе и любых других поверхностях, которые окажутся пригодными для использования, когда им приспичит. Муки совести по поводу измен Лорейн терзали только поначалу, а потом вспоминалась вся боль, что муж причинял ей во время отношений, и сразу становилось как-то легче. Как говорится: "Отлегло".
— Моя задница и так страдает после каждой поездке на этом, — Хель закатила глаза и толкнула дверь коленом, смерив машину пренебрежительным взглядом. Эта старушка когда-нибудь сорвет им дело — Лорри твердила это чуть ли не сразу после "здравствуй", и особенно любила вид поздемки — корытце, которому сто лет в обед не очень-то сочеталось с личным транспортом всех участников, в частности с любименькой Maserati  Лорейн, успешно катающей свою хозяйку на деньги муженька.
Ожидание кутежа вызывало на губах Хель самодовольную улыбку, а угроза наказания... Так и хотелось не приехать вовсе, чтобы в очередной раз взбесить Локи — это как спорт, в котором Лорейн уже была близка к званию Мастера. Что только не начинают вытворять женщины, стоит им дать понять, что с ними хотят поводить время... А что они начинают делать, когда их игнорируют..?
Лорейн приехала на час позже нужного времени, вся при параде, конечно же. Звонко цокая шпилькой по полу, она сняла кожаную куртку, открывая миру вид на приподнятую корсетом грудь и, скинув ее на молодого официанта, гордо прошла мимо девушки, что отмечала прибывших — Локи снимал это место не первый раз, тут хороший сервис, еда, алкоголь, и люби держат языки за зубами, не задавая лишних вопросов, стоит только прошелестить купюрами перед их носом. В общем, идеальное место для отдыха банды налетчиков на чужую собственность. Полумрак, музыка, пока еще более-менее трезвые "коллеги" — Хель заняла любимое место у центра барной стойки и заказала коктейль на основе рома — в Ирландии ее уважение к крепким напиткам выросло вдвойне, так что пара коктейлей для разгона, а потом... А потом, блять, где он?
Чуть прищурившись, Лорри вглядывалась в окружающих, на автомате здороваясь со знакомыми и выискивая взглядом рыбку покрупнее. Боже, да за только времени она ни разу не спала ни с кем, кроме самого Локи — хороша девочка, не разменивается на всякую мелочь. После того, как она как-то непредсказуемо попала на место близкой соратницы главаря, отношение к ней у команды менялось чуть ли не каждый день, и чего только они не придумывали, чтобы ее убрать... Кто придумывал — тот и поплатился, а Хель прочно уселась на своем месте прямо рядом с Локи.
Его высокая фигура тут же выделилась на остальном фоне, и Лорри довольно улыбнулась, преследуя мужчину взглядом. Хорош, черт его дери... Но что это?
Локи отлично подходил на роль главаря — максимальный уровень таинственности, суровости, пафоса, внешние данные... Такого с трудом можно было представить сидящим в офисе и копающимся в бумажках, которые не являлись банкнотами. Хель с прищуром следила за бабой на его коленях, что вот-вот дырку себе между ног протрет, так уж явно она начинала зазывающе двигать бедрами, прятать лицо в его шее, тонкими пальчиками блуждать по груди. Губа у малышки не дура, и Лорри бы даже сама была бы не против с ней провести часок-другой, если бы не врожденное чувство собственности, помноженное на бесконечность.
Он — руководитель, она — с ним спит. Он пригласил ее на вечеринку даже лично, она пришла. Так в чем, блять, дело?!
— Чё такая напряженная, Хель? — на голые плечи девушки легла рука Фрейра — укротителя всех видеонаблюдений, поэтажных схем зданий, вентиляционных "коридоров" и прочего, что помогает составить посекундный четкий план действий. Хороший мужик, полезный командный игрок, что еще о нем можно сказать? Лор особо не интересовалась, но сейчас был совсем другой случай, потому что сомневаться в своей неотразимости и в том, что, мать его, Локи, не заметил присутствия своей любовницы, Лорри не собиралась. Она совершенно точно выглядела потрясающе (как и всегда) и непременно была замечена. А то, что на его коленях сейчас как самка в течку сидит какая-то левая баба — исключительно его неправильный выбор, о котором сам Локи должен в итоге пожалеть. Ну, пусть наблюдает.
— Можешь меня расслабить? — алые губы натянулись в улыбке, спина чуть прогнулась, подобранные во что-то небрежное волосы до легких мурашек щекотали кончиками шею, — только руку убери, — она слегка дернула плечом, но Фрейр был не их робких и чуть притянул девушку к себе.
— Ладно тебе, я же все вижу, — мужчина наклонился к самому уху Хель, — а я бы на его месте так не рисковал. Виски мне и этой прекрасной чертовке!
— Люблю бесстрашных мужчин, — Лорри улыбнулась и провела носочком сапога по его голени вверх-вниз. Вот так открыто, явно и с вызовом, а спустя пару порций крепкого и небрежных фраз Фрейр уже смело водил ладонью по плечам, спине, прогибу поясницы и чуть ниже, наслаждаясь обтянутым одеждой телом и все чаще произнося какие-то слова на ухо Хель. В их смысл она особо не вникала, и должного действия на нее они не оказывали. В конце-концов, она тут за добычей совершенно другого уровня.

+2

4

Девчонка призывно двигала бедрами, сидя на его колене. И без того слишком короткая юбка окончательно задралась, так что грубая ткань мужских брюк касалась кожи между ее ног. И на этом месте наверняка останется небольшой след от смазки, ведь нижним бельем симпатичная эскортница решила предусмотрительно пренебречь. Чтобы быстрее прыгнуть на чей-нибудь член.
Мог ли он не заметить присутствие Хель в толпе людей? Это исключено как минимум по двум простым причинам, во-первых, Лорейн сидела за барной стойкой прямо в нескольких метрах от его дивана, а во-вторых, она в принципе плохо сливалась с толпой, всегда выделялась на фоне остальных. Особенно сейчас, среди кучи закостенелых преступников и блядей. Этакая принцесса, снисходительно разрешающая окружающим смотреть на нее и восхищаться. Богиня, спустившаяся с небес и позволившая смердам подрочить на ее светлый лик.
На деле – просто кусок мяса. В глазах Муррея каждый из присутствующих в этом помещении был не более, чем расходным материалов, и Лорейн тоже не стала исключением, при всей своей внешней привлекательности и весьма неплохих способностях. Если они перестанут справляться со своими задачами на должном уровне, Локи соберет их вместе, словно стало овец, польет бензином и кинет зажженной спичкой. Не поведя бровью и не моргнув глазом. Порой очень хотелось так сделать.
Пока шлюха, сидя на его ноге, принялась блуждать ладонью по груди, медленно спускаясь к паху, Геральд мазнул взглядом по Хель – по напряженной, натянутой как струна спине, по выделяющейся груди, по обтянутой корсетом талии…Хороша, блять, просто до чертиков, и она прекрасно это знает. Как же Муррея бесили ее выходки, вечно не закрывающийся рот, то и дело выдающий новую порцию отборного дерьма, которое Лорейн считала очень остроумным. Все это раздражало и нравилось одновременно, и порой Локи сам не мог разобраться, то ли хочет прострелить ей башку, то ли трахнуть. Удивительная женщина.
— Можем уединиться, — блондинка обвила шею мужчины руками и почти коснулась губами его уха, — Я хорошо заглатываю, до самого горла, - лучшее качество продажных девушек – прямолинейность, и Геральд обязательно дал бы ей возможность показать все свои умения и возможности, если бы не развернувшаяся перед ним картина.
— Чуть позже, - Локи немигающим взглядом наблюдал за движениями Фрейра, который, совершенно не боясь за свои яйца, что-то активно нашептывал Хель на ухо, массируя руками ее хрупкие плечи и спину. Манипуляторша, до дрожи в коленях зависимая от показухи, как от глотка свежего воздуха. Удивительно, как ее поганое поведение еще не унесло ее в могилу. Негласное правило не трахать постоянную подстилку босса хорошо знал каждый, и будет крайне обидно, если один из умнейших членов его команды подзабыл такую простую вещь.
Муррей огляделся вокруг в поисках Бальдра, с которым нужно было срочно переговорить до того, как этот двухметровый "шкаф" зальется спиртным и будет невменяем. Обычно Локи покидал подобные сборища как раз в тот момент, когда все начинали превышать допустимую норму алкоголя. Вода мокрая, небо голубое, а жизнь — дерьмо, и никакие попойки этого факта не изменят, так что сам мужчина предпочитал всегда иметь трезвый рассудок. Отыскав взглядом своего самого верного сообщника, Геральд небрежно скинул девицу с коленей и направился к нему. Бальдр был тем, кого Локи ценил, пожалуй, больше всех остальных. И он был единственным, кто знал о планируемых налетах чуть больше положенного.  Правда, после выходки Сигюн Муррей несколько пересмотрел систему доверия в их "коллективе", но Бальдр все равно не смог утратить заработанный временем авторитет в глаза начальника. И пока мужчина проводил небольшое внеочередное совещание на двоих, его взгляд то и дело возвращался на Хоук.
— Ты погляди, как принцесса разошлась, - Бальдр присвистнул, тоже с интересом наблюдая за Лорейн в объятиях Фрейра, который под действием алкоголя, кажется, потерял последний страх. Удивительно, как за короткий промежуток времени Хоук стала в их группе самой популярной персоной. Правда, для большинства "нон грата".
Чтобы прервать сложившуюся у бара идиллию, Муррею всего лишь нужно было оказаться рядом. Чужие руки, как по команде, тут же сползли с талии Лорейн. Локи вообще был лучшим отрезвляющим средством для всех присутствующих.
— Интересно, ты способна не опаздывать хотя бы куда-нибудь? – вопросительно приподняв бровь, мужчина оценивающе мазнул по Хель взглядом, игнорируя присутствие Фрейра, и заказал себе, как обычно, стакан воды.

+1

5

Постепенно бормотание о последних событиях на "работе" стали разбавляться шуточками про коллег, а затем комплиментами Лорейн в стиле "все потешные, а она — красавица" (обсуждение Локи — запретная тема для всех). Так и хотелось сказать "кто бы сомневался", но Лор слушала буквально вполуха, зато четко контролировала каждое движение чужой руки, не давая ей спуститься ниже и без того опасной границы. Игра в поддавки доставляла удовольствие всегда, чего бы это ни касалось, Хель обожала соревноваться и, конечно же, побеждать. Но Фрейр даже не думал, что сам являлся частью куда более крупной и опасной игры, и был буквально живой наживкой для местной белой акулы, которая, кстати, не заставила себя ждать.
Лорейн то и дело бросала на мужчину в центре зала короткие взгляды из-под густых черных ресниц, скрывая лицо за прядями темных волос, ни на секунду не оставляя его без внимания. Его и белобрысую шлюху, прилипшую своей вагиной как ваккуумом к ноге Локи, чем невероятно раздражала саму Лор. Чем напористее была блондинка, тем наглее Лорри, позволявшая практически прижиматься к себе парнише, что уже должно было, по скромному мнению Хоук, довести того до оргазма.
Удивительно, насколько внутреннее, тайное, скрытое ото всех, начинало переть наружу в этом коллективе — тут все были такие, какие есть, без масок, без мнимых ограничений, навязанных обществом вокруг. Если на работе, дома, в магазине, Лорейн, общаясь с людьми, проявляла чудеса добродушия, и уступчивости, а при беседе с потенциальными клиентами максимально выворачивалась, отрезая им пути отхода к конкурентам, то тут...
Да, знаете, просто похер.
На все, на всех, на моральные устои — Лорейн спокойно посылала всех туда, куда хотела, и вела себя так, как хотела. И если она ощущала себя звездой, то и вела себя соответственно, если была зла — не сдерживалась, когда радовалась гонорару — об этом могла узнать вся Ирландия. Эмоции хлестали как волны в шторм, взвинченные до предела нервы заставляли чувствовать себя живой; опасность, адреналин — этого не было в обычной рутинной жизни, и это был тот самый способ выплеснуть эмоции, который так был необходим Хель. Наверное поэтому она не просто так сидела рядом с Локи, и он прощал ей ее выходки... Свою работу она делала безукоризненно, а иначе уже давно валялась бы закопанная в лесу. Это ли не показатель? То то же.
Фрейр коснулся носом шеи девушки, прощупывая почву для дальнейших покушений на ее тело. Ощущения были чертовски приятные... Знаете, эрогенная зона, алкоголь, выпитый как раз в том количестве, когда эмоции бушуют, когда чувствительность практически болезненная... Ну, та самая грань, за которой уже находятся состояния "в говно", "дрова" и прочие аналогии.
— Эй, — она недовольно нахмурилась, когда Фрейра словно ветром сдуло, и тот, что-то пробормотав, подхватил выпивку и отправился куда-то... А-а-а. Локи. ну, здравствуй.
— Ты что творишь? — глотнув остатки виски, Лор щелкнула пальцами официанту и молча ткнула пальцем в пустой бокал, а потом достала из кармана брюк пачку сигарет и зажигалку, с легкой улыбкой прикуривая и делая первую победную затяжку. Он все-таки обратил на нее внимание, как тут не улыбаться, ведь Хель добилась своего.
— Интересно, ты способен быть не таким нудным? — она закатила глаза, когда Локи подали его "напиток", — у меня были дела, я думала, на что потрачу свою долю после сегодняшнего. Это о-о-о-о-очень ответственное занятие, требующее особенной концентрации. Почти как секс, — язык Лорейн потихоньку начинал заплетаться, а речь становилась более растянутой, Локи стоял рядом, но в голове девушки он все так же сидел на своем кресле с той продажной девицей. Лорейн возводила секс чуть ли не в культ — она им занималась всегда строго с теми, кто вызывал бурные эмоции. Раньше — по большой и чистой, потом на ее место пришла страсть. были мужчины, одно присутствие которых вызывало жалость или тошноту, были те, которые цепляли харизмой, а были те, которых хотелось нахуй придушить. В общем, сильные эмоции, да. Представитель группы последних — единственный по ка что — как раз стоял рядом. Лорри часто поддавалась сиюминутным чувствам, когда стала с ним работать — стала так поступать всегда, ведь мы живем только один раз, и ценность этого знания Локи позволял прочувствовать всем, кто с ним был рядом.
— Знаешь, — она задумчиво приподняла уже энный полупустой бокал, — я презираю людей низкого сорта. И те, кому они интересны, становятся неинтересны мне, — она залпом допила остатки виски и, затянувшись до самого фильтра, потушила сигарету в бокале, небрежно толкнув его кистью.
Хель встала со стула и, встав вплотную к Локи, убрала большим пальцем каплю воды с уголка его губ, тут же облизав алыми губами и прикрыв глаза, а потом, чуть пошатнувшись на высоких каблуках, теперь уже сама — жаль, жаль... Все могло бы быть иначе, ты ведь сам знаешь, что я умею...
О да, Хель разошлась, и ее нетрезвое сознание не нашло никакого иного способа проучить мужчину кроме как лишить его своего собственного общества.
— Тебе не хочется видеть меня с другими? Ну так закрой глаза или отвернись, — последняя фраза, легкое прикусывание мочки уха, шумный вдох его нереального запаха, непохожего ни на один известный ей парфюм, пьянящий аромат босса словно еще больше опьянял. Черт... Пора валить, она итак надолго задержалась, тем более что, пока Лорейн ворковала на ухо Локи, ее шаловливые пальчики виртуозно вытаскивали пистолет из кобуры на его поясе...
— Hasta pronto, большой босс, вечеринка чудесная, алкоголь льется рекой, ну и удачи с твоими шлюшками, — подмигнув, она развернулась на каблуках, чудом не рухнув, и по пути выхватила у официанта бутылку виски, что он нес кому-то еще.
— Во-о-о-он тот дядя заплатит, малыш, — она махнула бутылкой куда-то в сторону Локи и, все так же прижимая одной рукой его пушку к животу, толкнула бедрами дверь на улицу. Тут много кто махал своими пушками, так что, пока Лорри с заметным трудом надевала куртку, никто особо не удивился. И  с гордостью львицы, грацией бухой тигрицы Хоук спустилась по лестнице на парковку к своей малышке.
— Ох, сладкая, только ты меня по-настоящему понимаешь... — завалившись в салон, Лорри бросила пистолет на соседнее кресло и, откупорив бутылку, сделала пару жадных горячих глотков. Она очень давно так не напивалась, но Локи... Чертов подонок!
— Блять, мерзавец! — Хель треснула кулаком по центру руля и сама же подскочила от визга сигнала, — твою мать, с хера ли так громко? По мозгам, — глотнув еще, она устало протерла глаза руками, а потом завела алую малышку Maserati и вывернула руль, давая газу и оставляя на земле черный следы шин.
Водитель из Лорейн был отличный, вот только ее виртуозное вождение мало кто оценивал, обычно мужчинам было неловко рядом с девицей, которая увлекалась такими неподобающими леди вещами. Хотя кого это волнует? Лор прибавила газу, а где-то внутри что-то оборвалось, заставляя напрячься все тело. Хель нервно глянула в зеркало заднего вида. Глаза видели размыто, но два огонька фар проглядывались достаточно четко.
— Ну блять, а ты еще кто? — часть алкоголя как смыло — слежка заставила сознание Лорри отчасти отрезветь, она подняла спинку сиденья и проверила в бардачке свое оружие. Поворот, второй, третий, развилка — катание по пустым спальным районам, безусловно, доставляло удовольствие, но не тогда, когда за тобой следят. Машину в такой темноте и таком состоянии разглядеть было маловозможно, поэтому Лорейн лишь придала еще больше газу и постаралась сконцентрироваться на дороге.
И как только Лорейн после очередного поворота не увидела за собой слежки, как только на несколько секунд решила всмотреться в зеркало, как только с облегчением выдохнула и сбросила скорость — машина тут же появилась сбоку, от нежиданности Хель крутанула руль, ее автомобиль съехал с дороги прямо в дерево, и последнее, что почувствовала Лорри — удар подушки безопасности, что вывел ослабевшее сознание из строя.

+1

6

Помещение насквозь пропахло алкоголем и табаком, от чего любому трезвому человеку беспрестанно хотелось бы морщиться. Музыка стала громче, какой-то клубный бит начал отчаянно долбить по перепонкам, но это вряд ли хоть кого-то немного волновало.
Боковым зрением мужчина заметил, как Фрейр, схватив с барной стойки свою выпивку, максимально незаметно ретировался, вызывая на губах Локи едва заметную усмешку. Ему нравилось, как на него реагировали остальные. Как тут же понижали голоса или вовсе замолкали, стоило ему оказаться рядом. Никому и ничего не прощающий, жестокий и требовательный до одержимости, Локи сумел добиться того, чтобы люди стали относиться к нему с почти восторженным обожанием, его уважали и боялись одновременно.
Муррей смотрел на бесконечное шевеление вокруг себя как будто сверху, но, тем не менее, контролируя любую тень, мелькнувшую в поле его зрения, любое действие. Он устроил жизнь в своей команде так, чтобы все работало только и исключительно, как он хотел.  Деньги тупо ради денег его уже не волновали. Он мог заработать их сколько угодно, его восхищал сам процесс. Сначала это было похоже на своего рода спорт, а затем стало наркотиком.
Он должен был доказать окружающему его враждебному миру, что он все может. Он должен был доказать себе, что ад, который он видел своими глазами в детстве и в котором жил, не убил его, а только сделал сильнее. Он ежесекундно боролся за существование — и остался жив. А теперь стал Богом в небольшом созданном им мирке, где живут такие же брошенные и озлобленные.
Хоук написалась и несла околесицу. Геральд молча, слегка приподняв бровь, рассматривал девушку, пока она неуклюже тыкала пальцем в свой пустой бокал, намекая бармену налить, пока закуривала, не с первого раза попав зажигалкой по угольку. Что он вообще в ней нашел? Болтливая истеричка, постоянно пытающаяся все делать по-своему. Недолюбленный в детстве ребенок, отчаянно скрывающийся за маской язвительности и дохуя важной персоны. Но Муррей видел, как она, как каждый в его команде, раскрывается здесь. Как начинает быть настоящим, ведь больше не вынужден ежедневно натягивать улыбку и жить про правилам "хорошего" общества. Хоук отлично справлялась со своей работой, всегда с энтузиазмом подходила к ней и четко отрабатывала план. Еще бы не лезла задницей на рожон, цены бы ей не было.
Мужчина отпил немного воды из стакана, пока Лорейн продолжала изливаться. Как она презирает людей низкого сорта, бла-бла-бла, и прочее. Его всегда удивляла выстроенная в ее прекрасной головушке система деления людей на касты. Себя принцесса явно ставила выше ее реального места в мире, она мнила себя местной божничкой, даже больше, пнула Иисуса под задницу и гордо села на его место. Даже забавно.
Когда она подошла к нему почти вплотную, Локи не сводил с нее глаз. Коулман еле стояла на ногах, но вела себя по-прежнему с присущим ей пафосом и красноречием. Действительно, заткнуть ее способны только пушка и член.
— Принцесса, ты умеешь ничуть не больше, чем все остальные, - мужчина положил ладонь на ее поясницу, чуть притягивая к себе. Господи, заводила она в миллион раз больше, чем самая лучшая блядь в этом городе, но Лорейн знать об этом совсем не обязательно, а то ее эго пробьет стратосферу. Свой развязанный алкоголем язык она совсем перестала контролировать, но что-то ей объяснять сейчас, было пустой тратой времени, так что все нравоучения и "дрессировку" Локи решил отложить на будущее. В здравом уме никто из его команды в жизнь ее трахнет, побоясь остаться без важной части тела.
Ловко извернувшись, Коулман, чуть пошатываясь, направилась к выходу. Засранка. Но, если быть откровенным, это было весьма предсказуемо. Ладно, русская шлюха тоже была неплоха. Допив свой стакан воды, мужчина почти автоматическим движением проверил кобуру. И какого же, блять, было его удивление, когда пистолета там не оказалось. Лорейн, мать ее, Хоук.
— Сука, - эта дрянь никогда не устанет его удивлять и бесить. Прострелить бы ее головешку. Подхватив с подлокотника дивана кожаную куртку, Локи быстро спустился вниз на улицу, снимая гелендваген с сигналки, ведь алая задница небезызвестной Мaserati только что выехала с парковки. Интересно, как быстро она куда-нибудь врежется или улетит в кювет?
— Блять, это же надо быть такой дурой, - резко вывернув руль в сторону, Муррей выехал на дорогу, сильнее нажимая на педаль газа, чтобы догнать горе-водительницу. Если она вдруг убьется вместе с машиной, то это нехилый лишний геморрой, ведь большая часть его команды сейчас набухана вусмерть. К тому же, если Хоук умрет, то…То ничего. Минус один подчиненный. Всего то, скольких людей Локи терял в своей жизни, ему не пересчитать. И тем не менее, мужчина гнал свою машину следом за авто Лорейн, включая дальние свет и периодически сигналя, чтобы эта идиотка остановилась. Но вместо этого Хель гнала только сильнее, и когда Геральд с ней поравнялся, девушка не справилась с управлением. Спорткар резко занесло в сторону, он вылетел на обочину и резко врезался в дерево. Черный гелендваген тут же с громким скрипом тормозов остановился, и Локи вышел из машины, громко выругавшись.
У Мaserati сильно смяло капот и бампер, а блядская дверь, конечно же, не открывалась просто так. Но было бы странным, если бы король взломов и грабежей не смог залезть в чужую машину. Пощупал пульс на шее — Хоук была в отключке, а подушка безопасности разбила ей нос, так что алые струйки крови по подбородку стекали вниз, капая на грудь и платье. Все действия Муррея были быстрые, четкие, будто он вытаскивал людей из автомобилей по несколько раз на дню. Забрав свой пистолет с переднего сидения, мужчина засунул его в кобуру и подхватил на руки Лорейн, устраивая ее на заднем сидении своей машины.
— Браги, я скину тебе координаты, нужно забрать машину. Ты узнаешь чью, как только увидишь. Нет, она разбита и  за руль ты не сядешь. Живее, - Браги был одним из немногих в его группе, кто тоже не употреблял и был сейчас трезвым. Скинув вызов, Локи швырнул телефон на соседнее сидение, взглянув в зеркало заднего обзора. На кой хер он так печется о ней? Прощает многие выходки, возит на своей машине на задания, все время держит рядом. Трахает только ее, ведь другие так не вставляют.
Может, потому что она порой так сильно напоминает ему Кэри? Блять. Муррей сильно сжал руки на руле и стиснул челюсти, устремляя взгляд на дорогу. Хорошо знакомый поворот и уже виднеется его дом. Мысли, какого черта он делает, мужчина отгонял из своего сознания как назойливых мух.
Припарковавшись, он аккуратно вытащил Лорейн из машины, а затем на руках донес до входной двери. На пороге его как обычно ждал пес, приветливо махая хвостом. Вернее тем, что от него осталось.
— Гарм, фу, отойди, - боксер слушал своего хозяина беспрекословно, однако гостья его крайне заинтересовала, и собака отчаянно пыталась ее хотя бы понюхать. Устроив Хоук на кровати в спальне второго этажа, Локи спустился в гостиную и, сев на диван, бесцельно уставился на стену. Зачем-то провернул обручальное кольцо, которое носил теперь на указательном пальце. Обвел взглядом полупустую комнату. Включил телевизор, бездумно пялясь в экран, и позвонил Браги, чтобы убедиться, что его приказ успешно выполняют.
Сам Геральд остался спать на первом этаже, расстелив диван. Гарм улегся на полу рядом. А далее все как обычно – утренняя пробежка с собакой, завтрак, и, конечно же, дела, нужно было срочно встретиться с большим начальством и передать им деньги. Переодевшись, мужчина поднялся на второй этаж и вошел в свою спальню, где теперь валялась Хоук. Девушка, по всей видимости, как раз только проснулась и охуевшим взглядом оглядывалась вокруг.
— Доброе утро, - если честно, хотелось прижать к ее лбу дуло пистолета и нажать на курок. Вместо этого Локи спокойно, с привычным ему безэмоциональным выражением лица стоял в дверях и разглядывал гостью. Лорейн в его кровати нарушала равновесие вселенной.
— Я вернусь через полчаса, будь добра собрать по частям свою задницу к этому моменту. Гарм! - кинув взгляд на часы, мужчина позвал собаку, которая через несколько секунд уже сидела напротив кровати, после чего покинул дом. Хорошо дрессированный боксер не кидался просто так, однако мог сделать это в любой момент, если незнакомый человек будет вести себя агрессивно или решит покинуть территорию дома раньше, чем вернется хозяин.

+1

7

Утро нового дня заставило Лорейн знатно прихуеть.
Наверное, много кто сталкивался с таким состоянием, и эту фразу можно было бы написать на плакате и повесить в комнате каждого второго человека в мире, но увы и ах — мир таков, какой есть, и надо уметь в нем выживать. Вот, например, для Лорейн это стоит понимать буквально, потому что с ее прогрессирующим мастерством в умении находить неприятности то, что она еще ни разу серьезно не была ранена — отличный повод поверить в кого угодно где-то там наверху и даже пойти с ним пообщаться в места концентрации Той-самой-силы-Всевышнего. Ну, домики такие с куполами и крестами (внешний вид опционален и варьируется в зависимости от канонов местных верующих).
Лорейн не относилась к ярым верующим, хоть и была католичкой — мама обожала таскать дочурку в церковь и молиться на хорошую жизнь. К слову, она молится и до сих пор, а вот Лорри бросила это нерациональное дело и взяла собственную жизнь за яйца, устраивая ее себе самостоятельно.
Вот, например, она прекрасно умеет врезаться в ни в чем не повинные ирландские деревья на итальянских спорткарах. Быть почти вусмерть пьяной, неадекватно мыслящей, умчаться от мнимой погони и отделаться парой ушибов — это надо родиться с целой армией ангелов-хранителей, чтобы их хватило на каждый подобный случай. Но, будь Лорейн цела и невредима, она бы похвасталась отличным катанием, наверное, первым со студенческих лет — позже как-то не приходилось.
Комната, где Лорри открыла глаза, была... Нихрена не знакомой. И это заставило ее отрезветь моментально — девушка резко поднялась, но тут же поняла, что переоценила возможности — голова болела, кружилась, во рту появился привкус крови, кажется, кто-то треснулся губой. Тело болело как-то изнутри, но не смертельно. В конце-концов, в таком возрасте отходняки после вечеринок становилось переживать сложнее. В голове никак не мог сложиться паззл недавних событий — последнее, что помнила Хоук — как она начале нести какую-то ересь Локи в баре, а сейчас... А сейчас она, блять, где?
К прохладе ирландской погоды и плохо отапливаемым домам она никак не могла привыкнуть — сумасшедшие деньги по местным меркам уходили просто на создание комфортного латиноамериканской душе микроклимата. В этом доме было тоже довольно прохладно, по спине пробежались мурашки.
— Доброе утро, — девушка резко повернулась на голос и так и застыла с приоткрытым ртом. Ну, блять, приехали. В несколько шаблонном мышлении Лорейн относительно мужчины что-то треснуло. Он что, привел ее к себе домой?
— Что? Эй, подожди, что произошло-то? — но слова улетели в пустоту, мужчины словно след простыл, вместо него в комнату явился рыжий пес. Трещина номер два. У, мать его, Локи, грозы всего Дублина как минимум, есть собачка? Не то, чтобы это было очень странно, но Лорри явно не ожидала увидеть у него дома домашнее животное. Ну, хотя бы это не морская свинка.
— Ты же не кинешься? — вскинув бровь, Лор осторожно спустила ноги с кровати и коснулась носочками пола. пес глядел на нее, она на него, искры, бури и разорванных частей тела не последовало, а значит можно что-то делать дальше.
— Ух, бляя, это же надо так, — на оголившихся из-под одеяла ногах стали видны синяки, словно Лор кубарем полетала с лестнице раза четыре подряд, — нет, ну ты видел? И как это понимать?
Общаться с собакой было странновато, но пес внимательно и очень заинтересованно смотрел на незнакомку в своем доме, немного наклонив голову вбок и почти не мигая, это было даже забавно.
— Покажешь, где тут ванна?
На стуле лежала одежда, около тумбы валялись сапоги — как много матерных слов придумал Локи, разшнуровывая миллионы завязок на отключенной Лор? Явно меньше, чем она сама, пока самостоятельно это все дело зашнуровывала дома. Поддаваясь интуиции, Лорейн открыла дверь прямо из комнаты и попала, как и хотела, в ванну — сзади послышались шаги. Пес внимательно следил за девушкой, соблюдая дистанцию метра два, но это преследование слегка напрягало.
— Ой, парень, а может я в туалет хочу? Подождешь там, — она прикрыла за собой дверь и наконец-то подняла взгляд в зеркало. лучше бы она этого не делала, потому что видок барышни напротив был, мягко говоря, не очень. С нотками бразгливости на лице Лорри набрала в руки мыла и хорошенько умыла лицо, примерно прикидывая, как долго будет с нее слезать кожа после такого варварского демакияжа, но тут же утешила себя своими собственными подарочками самой себе из какого-нибудь магазина косметики, а также поход в спа. Да, туда бы она телепортировалась прямо сейчас, но вместо этого приняла душ, смывая с себя следы прошедшей ночи и немного постанывая, когда вода щипала открывшиеся царапины. Распустила волосы, обернулась в полотенце — ну как у себя дома, ей богу.
Открыв дверь, она снова столкнулась с псом.
— Будешь за мной ходить по пятам? А выйти дашь? — она сделала осторожный шаг в сторону двери, собака тоже, и ее выражение лица показалось Лорри уж больно подозрительным. А может пес Локи вообще людей на ужин частями ест, кто знает? — где его носит, полчаса уже прошли...
Не имея желания испытывать судьбу и подвергать еще одного ангела-хранителя неебического рода испытаниям, Лор, скрестив руки на груди, отправилась по периметру комнаты. Ну точно как Рапунцель в замке, серьезно. Только вот Рыцарь на горизонте не предвидится, только Дракон.
Обычная комната, обычная мебель, обычные обои, обычный пол — тут могла бы жить среднестатистическая семья, может подросток, но никак не верилось, что тут живет хозяин дома. Стоило открыть шкаф и увидеть мужские вещи, как не осталось сомнений — это точно его комната. Слишком среднестатистическая, даже немного безжизненная. С друго стороны, а что она ожидала тут увидеть? Фото с трупами людей, как с рыбалки? Развешанное на стенах оружие? Может, хоть в комоде пару ножей лежит? Любопытство раздирало Лорри на куски, даже боль в голове унялась, и она дернула ручку одного из ящиков. Часы, какая-то хрень, пара связок ключей... Ничего интересного. Второй был получше — там лежала куча бумажек, Лорри прислушалась к дому — вроде тихо. Почти на всех документах адресатом был... Геральд Муррей? Нет, серьезно? Спустя почти полгода странных отношений Лорейн, кажется, узнала настоящее имя своего босса... Вникать в бумажки она не стала — они были как будто полностью лишены смысла и информационной составляющей, так что Хоук аккуратно сложила все на место, но... Что-то закатилось в дальний угол ящика и мешало ровно уложить бумажки. Маленькая коробочка, как для ювелирных изделий, ничего необычного. Лор спрятала документы и, повертев коробчонок в руках, осторожно открыла.
Лорейн ожидала увидеть там что угодно, кроме... Обручального кольца. Небольшого, изящного, но простого, с красивой гравировкой узоров, прямо как на кольце самого Локи — он его никогда не снимал и Лор мало обращала на это внимание, но именно сейчас почему-то тут же сопоставила все факты. Это как два плюс два.
Мужчина явно женат, что оказалось очередным потрясением для Лорри, буквально третьим за последний час. Почему кольцо женщины тут? Почему он носит свое? Почему в комнате и ванне нет признаков присутствия женщины? Если он женат, почему спит с Хоук?
Слишком много вопросов странного характера снова вызвали пульсирующую боль, Хель сложила кольцо на цепочке обратно и закрыла шкаф, как раз когда послышались шаги. В пару широких шагов она достигла кровати и плюхнулась на постель, как раз когда Локи снова появился в проеме.
— Тебя не было дольше часа, а твоя собака не выпускает меня из комнаты, как это понимать? — она обвела руками комнату и скрестила их на груди, снова возвращаясь в образ привычной всем Лорейн Хоук, — даже воды не оставил в комнате, а если бы мне стало плохо?

0

8

Сняв припаркованный у дома гелендваген с сигналки, Мурей по-будничному закинул несколько спортивных сумок, нашпигованных деньгами, в багажник, после чего сел за руль, громко хлопнув дверцей. Взгляд сам упал на окно второго этажа, где сейчас находилась гостья. Совсем нежданная, незапланированная и… И нарушающая все законы его собственного мироздания. Кажется, в голове у мужчины зазвенел первый тревожный звоночек. Не какой-нибудь там встроенный, а свой собственный звоночек, который звенел только тогда, когда ситуация выходила за пределы самостоятельно установленной нормы и грозилась стать критической.
По дороге до элитного района Дублина, где дислоцировались большие боссы преступного мира Ирландии, Локи то и дело ловил себя на мысли, что думает о Хоук. Зачем он привез ее к себе домой, уложил на свою кровать? Почему оставляет безнаказанной всю ту брехню, что она несет? Будто собственными руками разбивает кувалдой ту толстую непрошибаемую стену, выстроенную им как барьер от остального внешнего мира. Его руки так крепко сжимали руль, что побелели костяшки пальцев. Раздражали даже не сами противоречивые чувства, сколько их наличие.
Там, внутри, все же давно мертво? Сожжено и похоронено глубоко под землей, а сверху грубо прибито саперной лопатой. Уже девять лет в районе сердца была оглушающая тишина, будто он привязал к своим ногам груз и погрузился на дно озера. И всплывать оттуда больше не планировал. От размышлений, что как мыши забегали по черепной коробке, Локи отвлек знакомый фасад дома. Охранник открыл ворота, пропуская машину на территорию дорогого особняка. Геральд припарковался, достал сумки и прошел в дом, так же в сопровождении охраны. Мужчина машинально кинул взгляд на часы, убеждаясь, что не опоздал.
— О, Геральд, ты даже чуть раньше! Люблю твою пунктуальность, - Дитрих Хартман расплылся в улыбке, по привычке заправляя редкие волосы с боков на давно образовавшуюся лысину. Старый немец был одним из его "работодателей", и первым в списке тех, кому Локи с большим удовольствием влепит пулю промеж глаз.  Мужчина поставил сумки на стол перед Дитрихом, расстегивая замок и показывая их содержимое.
— Сумма как договаривались, — безумно хотелось быстрее убраться отсюда. Геральд ненавидел этот дом, эту комнату, этого старика. Эту стену, на которую девять лет назад после четкого выстрела в висок попала кровь. Хартман продолжал что-то говорить, спрашивать как дела на рабочем поприще, какие "набеги" они планируют на ближайшее время, на все его вопросы Локи отвечал скорее механически, односложно и сухо. Блять, как же хотелось послать немца как минимум на хуй. Но тогда можно самому закапываться в гроб. Лопатку Геральд получит бесплатно. Акция.
Дождавшись, когда большой босс наболтается и разрешит идти, Муррей поспешил покинуть ненавистное место. Часы на приборной панели автомобиля показывали, что прошел почти час. Надеюсь, Хоук вела себя хорошо, и Гарм не откусил ей конечности. Хотя, какое ему, собственно дело?
Локи довольно быстро добрался до дома по пустой дороге. На пороге его никто не встречал, так как собака была занята слежкой за гостьей. Мужчина быстро поднялся по лестнице и вошел в спальню, — Да, выглядишь ты хреново, - завернутая в полотенце Лорейн на его кровати смотрелась примерно так же, как девственница на улице красных фонарей. В общем, совершенно не к месту.
— Вот именно, меня не было больше часа, а ты до сих пор не собрала свои манатки. Я вроде бы просил быть готовой, - Локи мазнул взглядом по девушке, мечтая побыстрее ее отсюда выпроводить, — Кстати, у тебя помяло капот и снесло бампер. Машина на базе. И да, не за что, - никакой элементарной благодарности эта особа и не планировала проявлять, что, собственно не удивительно. Сейчас еще окажется, что это он ее накачал алкоголем до зеленых соплей и посадил за руль, чтобы она врезалась в дерево.
Гарм продолжал гипнотизировать девушку, сидя на одном месте, но при появлении хозяина замахал своим обрубленным хвостом. Игнорируя присутствие Хель, Муррей стянул с себя темный джемпер, повесив на вешалку, а затем все-таки развернулся к брюнетке,  — Ты оглохла или ко всему прочему тебе еще и мозги отшибло? Поднимай свой бедовый зад и на выход, – привезти ее сюда и так было невиданной со стороны Локи щедростью. И крайней степенью тупости. Но об этом никому знать не обязательно.

+1

9

— Большое спасибо, приятно получать комплименты от мужчины, - достаточно иронии в голосе, чтобы ее заметили? Нет? Как обычно, что, собственно не удивительно – пробить Локи можно было, наверное, только в буквальном смысле и кувалдой по голове, а иначе никак. Иногда это только раззадоривало Лорейн и она изводилась как могла, придумывая все новые и новые способы достать начальника и вызвать у него ну хотя бы какую-то эмоцию. Как уже говорилось – это был спорт, высшая лига.
Сейчас же это только раздражало, и Лор, скривив губы, встала и скинула с себя полотенце, оставаясь в полном неглиже, которое, увы и ах, Локи сегодня не достанется.
— Ну так не смотри, раз хреново, тут не подиум, если ты не заметил. Ничего, потерпишь мое присутствие еще немного, пока не… — она бурчала себе под нос, натягивая белье и платье, а потом с ужасом глянула на сапоги. Нахер такие каблучищи? О да, когда ты за рулем, в принципе, все равно, в чем передвигаться, но в нынешнем состоянии Лорейн все-таки предпочла бы кеды.
— Что-что с машиной? – обернувшись на мужчину, Лор так и застыла, а потом подскочила к окну, где у ворот стоял только знакомый гелендваген. Нет, конечно, вряд ли бы он приехал на двух машинах одновременно, но почему-то казалось, что алая малышка ждет свою хозяйку на улице, и, не увидев свой обожаемый автомобиль, Лор прикрыла рот рукой.
— Твою ма-а-а-ать… — разбитое в хлам арендованное авто создавало разом кучу проблем. Начиная от способа передвижения и заканчивая легендой для супруга, который стабильно раз в месяц покрывал счета на эту «маленькую» прихоть своей женщины – ни на чем другом она ездить не соглашалась, желая хоть какое-то напоминание о тепле и солнце с такой неприветливой ирландской погодой. Выклянчила, так сказать.
— Совсем все плохо? Ну блять… Я не помню ничего, что было после клуба, но, раз жива, то это уже не так плохо, как могло бы быть. И на чем мне теперь, ты думаешь, ехать? Ты видел эти каблуки? Знаешь, как тяжело на них ходить? Рекомендую попробовать как-нибудь, мигом проникнешься пониманием, – логичное заявление, подпитанное соответствующей интонацией, с претензией на то, чтобы Геральд ее все-таки куда-то да отвез. Не переться же из спального района пешком хер знает куда. Геральд. В своей собственной голове она стала звать его по имени, интересно, кто-то еще в курсе? Кто-то вообще бы у него дома? Ах, ну, возможно, Сиги – с ней он тусовался довольно долгое время, если судить по реакции самой усопшей, которая тут же не взлюбила новенькую. Но мы ведь тоже не пальцем деланные… А имя мужчине, кстати, очень шло и прибавляло даже больше того самого таинственно-опасного обаяния, присущего северным мужчинам, к которым Лорейн, как оказалось, стала питать особый интерес, зациклившись на одном представителе.
— Слушай, полегче! – тон мужчины выводил из себя, и Лорейн тут же перешла в ответное нападение, — я, между прочим, пострадала, если ты снова не заметил, хотя какой там, тебе ведь всегда на всех плевать, лишь бы присунуть было удобно.
Вид переодевающегося Локи, увы, не вдохновлял на то, чтобы сгладить конфликт сексом, а его привычное поведение раздражало донельзя – не нельзя же быть таким гондоном, ну в самом деле!
— Мой зад тебе не раз помогал, так что я требую к себе понимания или, ну хотя бы, молчания, — она уселась на кровать и со вздохом подобрала сапоги. Натягивать их оказалось сложнее, чем вчера, но когда Хель встала и оказалась чуть ближе к недосягаемому начальнику, стала и чувствовать себя наравне с ним. В конце концов мало что так делает девушку увереннее, как красивое белье, обувь на каблуках и платиновые карточки с круглой суммой.
— Ну вот, собралась, видишь? А ты нервничаешь, зачем так? – подошла ближе и, поправив волосы, улыбнулась, — если напоишь горячим чаем и парой бутербродов, я скроюсь так быстро, что ты и не заметишь, что я тут была. И сохранишь свой маленький секрет от жены, – с легкой приторной улыбкой она коснулась рукой его руки и провела пальчиком по его кольцу. Какая банальность – носить обручальное кольцо на соседнем пальце… Она тоже так делала.
— Только что-то вид у твоего дома больно холостяцкий, ты ее что, в подвале держишь? – бросила Лор напоследок, спускаясь по лестнице вниз.

+1

10

Хоук хохлилась и дерзила, но мужчина мысленно отгородился от ее словесных нападков непробиваемой стеной. Он не особо вслушивался в пропитанные сарказмом речи, до ушей разве что долетали отдельные слова.
— Твой зад помогал мне только в нескольких случаях, когда ты соглашалась на анал. В остальном от него пока проблем больше, чем пользы, — мужчина натянул футболку и прикрыл дверцу шкафа, наконец обращая внимания на Лорейн. Удивительно, как у этой особы вообще язык повернулся просить кого-то промолчать. Может, действительно зашить ей рот? Когда Хель оказалась рядом, Локи только вопросительно приподнял бровь, вглядываясь в лицо напротив. Хочет загладить вину горловым минетом? Только трахать ее почему-то не хотелось, желание выставить за дверь все-таки пересиливало. И со всеми тараканами в своей голове мужчина обязательно разберется, как только эта прекрасная особа покинет территорию дома. Вот только то, что она говорила дальше, с этой блядской улыбкой на губах, что больше походила на издевательскую ужимку, заставило Муррея на секунду замереть. Злость как лавина поднималась откуда-то снизу, из области живота, заполняя рассудок неконтролируемой, практически животной жестокостью. На скулах заиграли желваки.
Сука, она рылась в его вещах. Каждым следующим словом Хоук будто специально приближала свою смерть. Неслась в ее холодные объятия как отчаявшийся самоубийца. Внутри будто снова что-то надломилось, и вся холодная сдержанность полетела в тартарары. На каждый шаг Локи приходилось несколько ее, и мужчина нагнал Лорейн в считанные секунды, когда она как раз спускалась по лестнице.
Грубая мужская ладонь без лишней деликатности вцепилась в тонкую шею, холодными пальцами сжимая ее подобно железным тискам. Еще немного и он просто переломает ей шейные позвонки, с громким хрустом раздавит в своих руках, наслаждаясь каждым гребанным звуком. Резкое движение в сторону и голова девушки с глухим стуком ударилась о стену. Мужчина с силой прижимал чужую черепушку к бетону, не давая жертве даже намека на возможность спасение. Пальцы еще сильнее сомкнулись вокруг шеи, окончательно перекрывая кислород. Если она задохнется до того, как он закончит говорить, то Муррей будет даже рад. Скормит ее Гарму.
— А теперь слушай меня внимательно. Еще хоть слово, или даже намек на мою жену, я тебе не просто пулю в башку всажу, нет, препарирую собственными руками и закопаю на заднем дворе. Возможно, перед этим сдам в дешевый бордель, где тебя хорошенько поимеют. Побудешь настоящей блядью, которых ты так презираешь, - Хель тщетно пыталась убрать руку со своего горла, еще несколько секунд и в ее глазах начнет темнеть, а на коже появятся характерные красные пятна от недостатка кислорода, — Ты меня хорошо поняла? Не слышу, говори громче, - теперь уже была очередь Локи вносить в свой голос издевательские нотки. Когда девушка начала оседать на пол, он совсем на толику ослабил хватку, давая сделать пару небольших глотков воздуха.
— А теперь пошла нахер отсюда, — все время, пока Муррей "помогал" Лорейн спускаться с лестницы, которая наверняка показалось ей бесконечной, он не давал ей возможность полноценно вдохнуть, — Уверен, в таком блядском виде кто-нибудь обязательно подвезет тебя до дома, - свободной рукой открыв входную дверь, мужчина, наконец, отпустил чужое горло, выставляя Хоук на улицу, а затем громко хлопнул дверью.
— Шлюха, - от привычной непробиваемости не осталось и следа, злость как липкая гуща распространилась на все тело. Муррей поднялся в спальню и резко открыл ящик, доставая оттуда до боли знакомую небольшую коробочку. Кольцо Кэролайн на ее же тонкой цепочке лежало на месте.
Дьявол навещал его почти каждую ночь с момента ее смерти. Дьявол, с гадкой улыбкой напоминавший ему о том, что он сделал. Дьявол, скаливший зубы и поджидавший малейшей оплошности, чтобы схватить его и утащить в преисподнюю воспоминаний. Способ борьбы с дьяволом был только один — работа. Построить вокруг себя крепостные стены и работать. В этом было спасение. Локи отдавался каждому делу, что они проворачивали, почти как одержимый, и характер работы при этом не имел никакого значения. Чем труднее, тем лучше. Чем меньше незанятого пространства остается в голове, тем меньше места для болезненных воспоминаний.

Январь 2019

Глухая стена его отчуждения от всех остальных, кажется, стала еще толще. И еще более непробиваемой. Геральд старался не думать о Хоук, но мысли о девушке то и дело иногда находили слабые места в его сознании и пробирались внутрь. Поэтому любое взаимодействие с Хель он минимизировал, как мог. Общение, как с остальными – только строго по делу, и, естественно, никаких  спонтанных приездов в ее дом ради секса. Просто вел себя так, будто между ними никогда не было физической близости.
Еще с прошлого года они начали разрабатывать очередной план по захвату чужой собственности. Сейчас в центральной и самой большой комнате на их базе как раз собралась вся команда, за исключением Локи. Босс почему-то не спешил, поэтому Фрейр бегло рассказывал об изученной им системе видеонаблюдения и способах ее отключения всем остальным. Ребята активно подключались к беседе, подкидывая свежие идеи касательно грабежа, но стоило, наконец, появится Муррею, как все притихли.
Геральд лениво обвел всех взглядом и сел на свое привычное место, а затем чуть приподнял бровь, намекая, что раз уж начали без него, то пусть и продолжают дальше. Фрейр снова заговорил, указывая пальцем на нарисованной им схеме дома, на который они планируют набег, где именно лучше в него попасть. Локи хорошо разбирался в людях и умел их использовать по назначению, сейчас в который раз убеждаясь, что на него работали самые лучшие, самые подготовленные, самые пройдошистые профессионалы. Никому из них он не доверял до конца, но виртуозно пользовался их профессионализмом и знаниями.

+1

11

Лорейн настолько часто сходило с рук ее поведение, манера общения и отсутствие фильтрации произносимых слов, что когда-то этому всему все-таки должен был настать конец. Скорее всего, это произойдет тогда, когда она просто помрет — Лор и сама себе отдавала в этом отчет, но поделать ничего не могла, уж слишком животрепещущими были проблемы, на которые стоило реагировать, а остальная болтовня — разгрузка для мозга, на самом деле очень занятого, а не как ногим может показаться. Работа одна, вторая, брат-дуралей, а ведь мужику почти 35, болеющая мама, супруг... Неужели за все пережитое нельзя отплатить Хоук хотя бы возможностью говорить то, что она считала нужным, но не всегда информационно-полезным. Видимо нет, и после мужа этот молчаливый северянин оказался вторым, кто мог заткнуть словесный понос, так часто настигающий Лорейн в последнее время.
Она спускалась медленно, чтобы не усугубить состояние головы и не переломать ноги на шпильках, в очередной раз их проклиная, но у Геральда было свое мнение на счет ближайших нескольких минут — несмотря на свои габариты мужчина передвигался бесшумно, когда того требовала ситуация, и Лор только успела обернуться, когда ей уже буквально дышали в затылок.
— Блять! Отпусти! — она дернулась в тисках, хватаясь тонкими пальцами за ладонь на своей шее, так стремительно сжимающуюся и передавливающую трахею, что Лорейн машинально открыла рот, пытаясь глотнуть больше кислорода. Удар виском о стену вызвал острую головную боль, мозги словно встряхнули в кастрюльке под названием череп и хорошенько перемешали.
— Пусти! — она извивалась в его руке, как змеи дергаются в лапах охотников, схвативших рептилию за голову и не давая их укусить. Хель застыла на краю ступеньки и одной ногой уже висела в воздухе, а другой встала на самый носочек платформы, но ощущение, что голова сейчас к чертям отвертится, только усиливалось. Мужчина что-то горячо наговаривал, но чем больше слов слетало с его губ, тем сложнее было далее вслушиваться — кислород заканчивался, Хоук буквально облизывала стену и едва не скрежетала по ней зубами, ногтями впивалась в холодные пальцы, но те сжимались только крепче.
— Я... Задохнусь... Поняла! — она дернулась в очередной раз и тут же пожалела, что потратила воздух на очевидную истину, которая, собственно, вряд ли бы удивила мужчину — он-то наверняка того и добивался. В глазах начали появляться темные пятна, мерцающие то там, то здесь, но постепенно заполняющие всю видимую область, а руки начали слабеть. И именно в этот момент ладонь Локи немного разомкнулась. Нет, серьезно, вот от этого фетишисты и любители асфиксии ловят кайф? В мозг хлынула ударная волна кислорода, хоть и недостаточная для полноценного вдоха, на полсекунды Лорейн даже вроде как отключилась, глаза были открыты, но она ничего не видела, только моментом позже стали появляться очертания комнаты и вернулись ощущения — если бы Геральд ее не держал, она бы кубарем свалилась прямо вниз и было бы людям счастье. Снова глотая ртом воздух так часто, как получалось, девушка, с трудом справляясь с собственными ногами, кое-как и не без своеобразной помощи дошла до низа — лестница почти упиралась в массивную входную дверь. И уже через секунду Хоук вышвырнули за нее как поганую блядь, она по инерции долетела до капота машины и, уперевшись в него локтями, опустила лоб на крепко сжатые кулаки. Ловила воздух, выравнивая дыхание, приводила мысли во временный и относительный порядок.
Тварь. В голове тут же всплыли воспоминания о домашних развлечениях пьяного мистера Коулмана, от его гребанных рук она сбежала на другой конец света... И попала в други, не менее заляпанные, мерзкие лапы, что не давали покоя уже полгода. В следующий раз, когда он подойдет, она его просто убьет — на этой вдохновляющей мысли и желании прострелить Геральду хоть что-то Лорейн выпрямилась и огляделась по сторонам — хер пойми какой район, какая улица, телефон, ключи и деньги в машине, которая на базе. Потрясающе. Наобум выбрав направление Лорейн медленно побрела по тротуару мимо частных домов, обхватила себя руками и выискивала глазами кого-нибудь, кто мог бы ее хоть как-то сориентировать. Как назло пошел мелкий мерзкий дождь, но спустя еще минут пятнадцать гордого блуждания в одиночестве с собой и собственными мыслями Хоук поймала попутку. Мужчина пытался разузнать, в чем дело, но Лорейн была на удивление молчалива и по одному взгляду можно было понять, что на разговор она не настроена.
Добравшись до дома, холодная, мокрая и голодная Хоук же опустилась в горячую ванну. Понятно, почему на нее так странно смотрели на улице — на шее стали проявляться характерные полосы, как раз там, где совсем недавно смыкались пальцы Геральда. Сукин сын, который посмел обращаться с ней так же, как первый человек в личном списке ненавистных... И с почетом и фанфарами он сам занял лидирующее положение.
Где-то вдалеке сознания пробежала мысль о том, что, возможно, есть объективные причины для такой реакции, что он по-настоящему ее чуть не убил... И явно был очень к этому близок. Но сейчас Лорейн была настолько зла, оскорблена и обижена, что голова была забита только этими эмоциями. Да и какое понимание может быть к чужому горю, когда тебя только что чуть не прибили. По-настоящему и навсегда.

***
Январь 2019

Хоук приехала к назначенному времени вместе с Фрейром — отзывчивый парнишка с радость согласился подбрасывать Лорри на работу, чтобы она не каталась с таксистами, нечего чужакам знать их место дислокации. Любимая Maseratti не подлежала восстановлению, и когда Лорейн сообщила это мужу, он был не очень рад отвалить круглую сумму за разбитый автомобиль компании, сдавшей ее им в аренду, а после того, что произошло на рождественских каникулах, и и вовсе был послан нахуй Лорейн лично — ее денег хватало на то, чтобы кататься в офис на такси, а без машины она и так проживет. Конечно же тот факт, что Хель теперь не понтуется своим транспортов, вызвал всеобщее удовлетворение — сука была наказана и хоть как-то приструнена. Сама Лорри сохраняла ледяное королевское спокойствие и сдержанность, всеми силами не поддаваясь на дешевые провокации, но поддеть ее пытались частенько как по этому поводу, так и по тому, что Локи словно поставил фильтр на глаза — Хель теперь бяла для него никем и звали ее никак. Собственно, как было и раньше, верно?
Лорейн стала вести себя заметно иначе, обида плотно засела в душе и голове, не давая забыть о себе ни на секунду. Она слушала болтовню Фрейра довольно отвлеченно, слова долетали до сознания частично — женщинам вообще свойственно думать совершенно не о том, о чем стоит, но суть сегодняшней вылазки она поняла, тем более, что этот план разрабатывался довольно долго. Почти две недели, что она провела в США и о чем уже миллион раз пожалела, длились словно вечность — она соскучилась по работе и смогла честно себе в этом признаться.
Когда вошел Геральд, простите, Локи, Лорри машинально стиснула зубы — уже выработанная автоматическая реакция, которая никак не хотела сменяться на что-то иное. Даже когда мужчина изнасиловал ее рот пистолетом в их первую серьезную стычку, она не так сильно его ненавидела, как сейчас.
Распоряжения отданы, задача поставлена, все уже приготовились, переоделись и взяли необходимые вещи. Засунув балаклаву за широкий ремень, Лор заправила шнурки ботинок вовнутрь и, подхватив с журнального столика пистолет, отправилась со всеми по машинам. Они редко выезжали крупными группами, но сейчас случай был особенный. О том, кого именно они сегодня обнесут, известно было мало — Локи вообще любил давать минимум знаний по тому, что, как ему думалось, никого не касается.
Они поехали двумя машинами и припарковались в недалеко от дома — Фрейр сидел как обычно в машине и контролировал процесс со своим оборудованием, а остальные, натянув маски, быстро вышли из автомобилей и встали перед воротами — щелчок, и кованые двери сами отворились, а парнишка в машине показал большой палец, параллельно что-то наговаривая в гарнитуру. Восемнадцать минут, плюс три запасные, но надо уложиться в пятнадцать — Локи любил странные цифры, некруглые и максимально точные, спасибо, что на секундах не зацикливается.
План дома был не очень точный, к сожалению, поэтому пришлось разделиться — у каждого были фото необходимых украшений, ворованных, к слову, но этот некий горе-коллекционер не удосужился их как-то толкнуть, потому что тут же будет пойман. А красть ворованное — не кража, а карма.
Лорейн быстро поднялась на второй этаж, заглядывая по очереди в каждую из комнат — пусто, не то, все лишнее. На экране "умных" часов загорелось уведомление от кого-то из команды — на первом этаже наши подвал, где хранится добыча, но... Там и без нее много людей. Лорейн медленно пошла на выход, по пути толкнув очередную дверь. Большая, даже огромная спальня в легком полумраке, естественно роскошная до чертиков, чего только стоит один туалетный столик в углу... Аромат духов, халатик на постели, стоимость которого Лорри тут же прикинула в голове... Она открыла дверь шире и с горящими глазами подошла к шикарному алтарю всех женщин, аккуратно перчатками открыла ящички... Помимо косметики, в одном из них буквально валялась гора цепочек, браслетов, сережек... Все было в таком жутком беспорядке, что девица никогда не заметит пропажу вот этого браслета и часов с кристаллами. Открыв маленький мешочек на поясе, Хель с победоносной улыбкой и особенной нежностью опустила изделия. Красивые, эстетически прекрасные вещи отключали мозг, именно поэтому у нее буквально сносило крышу от природных видом, богатых домов, привлекательных и харизматичных людей... И именно поэтому она не заметила, как истекло время, как экран часов горел красным, из своеобразного транса ее вывел скрип шин по асфальту — с противоположного угла дома остановилась машина, откуда выскочило четверо незнакомых мужчин с автоматами наперевес. Блять.
Хель кинулась обратно, по пути доставая из кобуры пистолет, но как только решила срезать путь через столовую — окно пробила оглушающая очередь выстрелов, перекрывая девушке движение. Она резко бросилась в противоположную сторону и, тяжело дыша, спряталась в проеме между открытой дверью и холодильником. Тихо-тихо, едва дыша и касаясь губами дула пистолета, пытаясь унять скачущее сердце и... Найти выход. А в комнате в это время послышались тяжелые шаги, выдаваемые хрустом побитого стекла, и в небольшую щелку Лорри, сдерживая вой отчаяний и страха, смотрела на высокого мужчину в камуфляжке с автоматом на прицеле.

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Killer queen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC