дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » Альтернативная вселенная » [AU] slave only dreams to be king


[AU] slave only dreams to be king

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Код:
<!--HTML--><style type="text/css">
.pheromones { width: 400px; height: 250px; opacity: 0; transition-duration: .6s; -webkit-transition-duration: .6s; -moz-transition-duration: .6s; -ms-transition-duration: .6s; -o-transition-duration: .6s; }
.pheromones:hover { width: 400px; height: 250px; opacity: .9; }
.pheromoness::-webkit-scrollbar { width: 5px; height: 5px; }
.pheromoness::-webkit-scrollbar-track { background-color: #fff; }
.pheromoness::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #222; }
</style>

<center>
<div style="height: 20px;"></div><div style="width: 500px; height: 500px; background-image: url(https://i.imgur.com/Wrwsr1p.gif); border-right: 25px solid #222; border-left: 25px solid #222;"><div class="pheromones"><div style="height: 10px;"></div><div style="width: 358px; height: 208px; border: 1px solid #fff; padding: 10px;"><div style="width: 338px; height: 188px; padding: 10px; background-color: #fff; font-family: arial, sans-serif; font-size: 10px; text-align: justify; line-height: 100%; color: #222;"><div style="width: 333px; height: 188px; padding-right: 5px; overflow: auto; line-height: 100%;" class="pheromoness">

<center><br><br>
<center>
незримая мощь — воля людей<br> 
порожденье бессмертной души<br>
препятствия все на пути сокрушит<br>
гранитной стены сильней<br>
<br>
marilyn manson - slave only dreams to be king
</center><br>

</div></div></div></div></div>

Отредактировано Aurora Duval (2019-10-07 14:22:26)

+1

2

[nick]katniss everdeen[/nick][icon]http://68.media.tumblr.com/74be1279100166f7fedea5e7e718ad9e/tumblr_inline_ngscuubMZh1t6da4c.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/6b614f771e63d2dde778ceac7025dd59/tumblr_nbz0jokm0m1rrb9xco7_250.gif https://66.media.tumblr.com/0f9a3aafbc2c20df82777aa8f8730366/tumblr_nbz0jokm0m1rrb9xco8_250.gif
[/sign][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >китнисс эвердин, 18</div></a> победитель голодных игр. символ революции. нареченная сойка-пересмешница, не сумевшая сохранить жизни самых дорогих людей. </div>[/lz]

С БЕЛОГО ЛИСТА НАЧАТА ВЕСНА,
грусть-подруга, птицы с юга.
С БЕЛОГО ЛИСТА ОСЕНЬ-ХОЛОДА,
и вагон пустой по кругу
В НИКУДА ИЗ НИОТКУДА.
----------------------------------------------

[indent] Ты стал моим якорем, когда я считала, что смысла жить дальше больше нет. Ты стал моим смыслом жизни, когда я потеряла его. Ты стал моим светом, когда я оказалась в кромешной тьме отчаянья и боли. Ты исцелил меня, когда я потеряла надежду. Ты стал той самой путеводной звездой, связующей нитью, которая помогла мне пройти все то, что теперь я могу назвать прошлым. Ты как ангел-Хранитель, всегда был где-то рядом, даже в те моменты, когда казалось, что темнота больше не отступит, не отпустит, не даст собрать себя на этом пепелище. Ты — Панацея. Ты стал всем для меня. А кем для тебя была я? Переродком. Монстром. существом, которое необходимо убить_истребить_уничтожить. Я хорошо помню тот момент, когда впервые вошла в твою палату после освобождения из Капитолия, помню тот взгляд, полный ненависти и единственной цели — уничтожить. Сердце в тот момент сделало один большой кувырок где-то в районе горла и оказалось в чьей-то железной хватке. Не вздохнуть, не сказать, не заплакать. И с тех пор я начала и продолжаю до сих пор копаться в себе, копаться настолько глубоко, что сама порой теряюсь во всем этом ворохе отчаянья, огня, боли и смерти. Мои тигры останутся со мной навсегда, они никогда меня не покинут, я это знаю. Я могу лишь на время их усмирить, накормить собственными эмоциями и мыслями, дать блаженную пищу сумасшествия, но они все равно снова откроют свои пасти. И я снова окажусь в этой агонии, снова перестану ощущать границы реальности, снова упаду в эту зыбучую пропасть, из которой нет спасения.

[indent] Говорят, что даже в самые темные моменты жизни надо вспоминать все хорошее, что с тобой происходило, делать над собой усилия и вспоминать. И вспоминая каждый миг своего прошлого, каждый свой шаг, я постоянно натыкаюсь на тебя. Тебя-Мальчика, улыбающегося мне на каждом уроке, при каждой встрече, Тебя-Юношу, спасшего мою семью от голодной смерти, ставшего со мной в первый раз на Жатве, пожавшего мою руку, пытающегося представить меня в выгодном свете перед Хеймитчем, договорившегося с ним насчёт плана по моему спасению, признавшегося в своей любви ко мне перед всей страной. Тебя-Мужчину, так быстро ставшего им, убившего несколько человек, спасающего меня, раненого, мною брошенного, мною обманутого, влюбившего в свой свет меня, дарующего надежду на новую жизнь, отгоняющего от меня призраков двух Арен и одной войны. Тебя-Моя Погибель, с которой я пыталась бороться, которую клялась уничтожить, если Капитолий одержит верх в твоем "изменении", но которую я так боялась потерять. Боялась больше жизни и смерти. Я бы себе не простила твою смерть, я бы отдала все на свете, чтобы поменяться с тобой местами. В день Жатвы на Квартальную битву мой мир рухнул как плошки домино, когда ты вызвался добровольцем вместо Хеймитча... второй раз я потеряла почву под ногами, когда ты напоролся на силовое поле на той же Кварталке, мое сердце в те мгновения не билось вместе с твоим, и если бы не Финник... а потом снова и снова я теряла себя в чувстве вины и страха, когда ты оказался в Панеме. Во всей этой котовасии была виновата я и только я. И я это понимала, и понимаю до сих пор. Возможно, именно поэтому я не могла простить Гейла и его "суперплан" с двойным ударом, который унес жизнь Прим. Я боялась не пережить тяжесть и ее смерти. Мне нужно было с кем-то ее разделить. И за это я ненавидела Хоторна еще больше, я так и не смогла его простить, не смогла пережить это предательство. Хотя было ли оно таковым?..

[indent] Да, тяжелее всего было мириться даже не с твоими собственными демонами, Мелларк. Сложнее всего было мириться с демонами своими, которые минута за минутой нашептывали шипящими языками, заползая в уши, что все то, что Капитолий внедрил в твое сознание - это, пусть и утрированная до красных пределов, но правда. Правда от и до. Ведь не бывает дыма без огня. И мой огонь тоже не взялся без причины. Сначала его разжигали повстанцы, а после сама керосин подливала раз за разом. Зачем? Чтобы заглушить жутко воющий голос совести.

[indent] Ленты пламени продолжали касаться моих рук, пески все также не хотели отпускать, а сознание тонуло в моем личном аду. Все эти воспоминания породили ряд картинок, которые жалили теперь больше самых ядовитых змей. Я не хотела, бежала, отгораживалась руками, пыталась отбиться от них, но лишь сильнее погрязала. И опять Его голос, его тембр... теперь мне казалось, что я чувствую Его касания, но оборачиваясь видела все те же языки пламени и лижущих меня тигров, скалящих пасть и норовивших растерзать. Снова пыталась отбиться, но снова ловила себя на мысли, что ощущаю Его касания. Я ощущала аромат корицы и ванили, сладкий_чарующий_сводящий с ума, практически чувствовала этот вкус на своих губах и поэтому прокусывала их почти до крови. Я уже говорила, больше всего в своих кошмарах я боялась Его образа. Боялась, что ему удастся меня поглотить. Он сводит с ума похлеще охмора. Ему и только ему удается расщеплять сознание, заставляя то опрокидываться наизнанку.

[indent] Изнеможденная, искалеченная, поломанная, с изодранным в клочья сознанием я шла на Его голос. Ползла. Просто тянулась. Тянулась туда, где мне казалось меня ждет спасение. Из последних сил, на последнем издыхании. Почему-то опять вспоминаю Арену, и я вижу край пропасти, я почти до него дотянулась, еще чуть-чуть, совсем немного. Пальцы хватаются за край чего-то мягкого и со всей дури сжимаются в кулак. Безудержно болит голова, картинка разбивается на миллиард пикселей и в этот момент я погрязаю в темноте. В темноте, в которой теперь явно слышу Тебя. Ты говоришь, зовешь, призываешь. Я иду уже на ощупь, но с каждым новым шагом мне становится легче дышать, я уже не чувствую адских языков огня, и тигры рычат не так яро... я начинаю ощущать тепло. Человеческое тепло, Твое тепло. Сползаю по невидимой стене все также в одной руке держась за что-то мягкое, что ухватила еще находясь на краю пропасти. И это что-то начинает оживать, оно ластиться, опутывает, гладит, ласкает — я боюсь упустить эту зыбкую иллюзию прикосновения Твоих рук. Подушечками дрожащих пальцев ощущаю тепло кожи, и оно по венам эндорфном разливается, ускоряя кровопоток. Я знаю, что стоит чему-то пойти не так и все рухнет. Вмиг. И я жмурю глаза. Жмурю и жмусь как маленький котенок, пытаясь укрыться в этой темноте, вдали от тигров и огня, вдали от всех бед и лишь с этим ощущением. Я не хочу его терять, не могу... что-то шепчу, сама не понимая что, толи молитву, толи заклинание, толи угрозу. Ныряю во все это с головой и на этот раз не боюсь захлебнуться — пусть уж лучше так, нежели нескончаемая вереница боли, отчаянья и вины. Правильно говорил Хеймитч, на Голодных играх нет победителей, — есть только выжившие. Я — выжила, но для чего? И я открываю глаза...

______________________________________________
НЕБО КАК НЕБО; ЗАЙЧИК ПО ЛУЖАМ.
я иду-бреду и мой голос простужен.
Я ПОНИМАЮ, МИР МНЕ НЕ НУЖЕН
б е з  т е б я .

+1

3

i won't starve the hope within 
i won't fight the pain within
- - -
i won't fail you 
i won't let your light descend
[ц]

На что мы готовы ради близких [родных_любимых]? Тех, кто порой совершенно неожиданно / неосознанно становится, если не важнейшей, - то, как минимум, одной из таковых, - частичкой жизни, существования нашего? Забирает местечко теплое, уютное в сердце, душе, во всем существе. Врастает под кожу [корни пускает] … будто новый слой образуя, что в сотни раз плотней и тверже самой прочной стали [скелета адамантиева / щита из вибраниума]. Становится… быть может смыслом / целью / маяком, что дарит пусть и тусклый свет порой, едва виднеющейся, различимый… надежды… в кромешной тьме, что окружает день за днем, распространяя свои цепкие_хваткие / липкие_мерзкие [с запашком гнильцы, плоти давным-давно не видевшей не только солнечных лучей, но даже не способных больше впитывать крупицы малые кислорода живительного ни единой клеточкой] от боли и страданий скрюченные пальцы костлявые когтистые. На что готов ты [я]? И где проходит – виднеется – та грань, рубеж последний, когда благое станет злом? Когда внутри пронзительно и ужасающе раздастся хруст опоры сломанной, прогнув… под обстоятельства. Пусть даже против воли… отчаянно сопротивляясь, стирая руки в кровь, карабкаясь по стенам отвесным колодца бездонного, без выхода, надежды на спасенье. Как сохранить себя [частичку от того, что было, казалось бы, давно, будто совсем в иной какой-то жизни]?

Нам [людям] свойственно – кем-то словно в коде генетическом прописано, в настройки первоначальные заложено / вшито, не вытравишь прикладывая все усилия и средства – искать ответы, задавать вопросы, пытаться все исправить / изменить… определить виновного, того, кто держит палец указательный на кнопке пуска, регулируя поток движения [возможность выхода / гейм ове], того, кто дергает за ниточки, плетет умело узелки хитросплетений_паутинок лжи, ведя игру, где ставки слишком высоки и победителей не может быть среди участников заведомо [места распределены, приоритеты все расписаны, стратегия и план - утверждены]. Но так ведь даже интересней… риск будоражит кровь, адреналин бежит по венам, заставляя щеки пунцоветь и делать ставки все значительней, быстрей, быстрей, пока не вышло время и гонг не раздается, принося желаемую эйфорию. Наркотик… от которого не существует априори никаких средств избавления, зависимость… без шансов на спасение. Легальность не вызывает никаких сомнений. А спрос… лишь стимулирует все большие объемы предложений. Все жаждут новых зрелищ… историй дерзких… жизней растерзанных / разбитых, будто стакан стеклянный дешевый центовый, разлетится на осколки мелкие / обоюдоострые, будто кристаллики льда, переливающиеся на свету солнца морозного зимнего, красивые… бесполезные. Безжизненные. Лишь мгновенье в памяти.

Но страха нет. Быть может никогда и не было…. В том привычном понимании, что зарождается в сознании, едва ты сталкиваешься лицом к лицу с опасностью неотвратимой или преградой / ношей непосильной. Этот зверек не_дикий давно приручен. Всегда лишь одного боялся [хотя, по правде, двух вещей, что будто две реки, преодолев свой путь, соединялись в единый водопад – водоворот событий, не зависящих от нас - спадающий в поток бурлящий, начала и конца] потерять себя [тебя]. Еще с тех самых пор, задолго до момента жатвы, украдкой провожая вплоть до двери девчонку, что жила напротив. Тогда никто не знал – не мог представить, даже в самых изощренных мыслях, пропитанных насквозь всей мерзостью, что только лишь возможна – что ждет за поворотом, каким ухабистым – разбитым в хлам [от дороги осталась разве что разметка по обочинам, куда вот-вот грозит спихнуть рука невидимого машиниста состава жизненного, стоит немного заглядеться] – окажется весь предстоящий путь. Ведь каждый [хотя бы раз] хочет верить в чудо. Но жаловаться лицемерно… за столь поистине великий шанс, подарок щедрый, что послан был судьбой, пусть даже против воли, в самом мазохистском пониманье. За тот пинок – события оставившие бесчисленное множество саднящих шрамов на душе и теле, о которых не исчезнет память спустя десятилетия, никогда, навсегда… – что вопреки всему и всем помог преодолеть ту пропасть из сомнений, лжи, неверия… и оказаться рядом [вместе].

Пальцы, едва касаясь нежной кожи, скользят, убирая шелковистую темную прядь волос со лба [прижимая покрепче в ответ, совсем слегка, чуть-чуть, почти что невесомо, не желая нарушать и без того слишком хрупкий покой]. Тихо шепчу [китнисс] имя, раз, может два… а может и вовсе лишь чуть шевелю губами беззвучно, повторяя в очередной раз мантру про себя, что спасала, заставляя подниматься, двигаться вперед превозмогая боль, спускаться в бездну адову и возвращаться. Кошмары – что стали неизбежностью, нормой, нашей лишенной напрочь всякой опоры / стабильности жизни – продолжали из раза в раз [ночь за ночью, без перерыва на отдых, не позволяя опомниться, расслабиться, отдышаться. сделать вдох… полной грудью. в покое… больше неведомом] терзать сознание – остатки того, что осталось от когда-то единого целого, того, что болезненными воспоминаниями_ядом, прожигало огромную черную_бездонную дыру в груди – потерявшее, казалось бы с концами, надежду на тишину… спокойствие и мир. С собой…. Найдем ли мы когда-нибудь лекарство? От тех несуществующих болезней, что порождается безумием в сознании оставшихся в живых. А может дело все в ответе? Простом, прямом, без заковырок – мы выжили… но живы ли…
Разучившись дышать полной грудью, дышать без оглядки…

Самонадеянно хвататься за соломинку, что может оборваться в любой момент, не выдержав всей тяжести возложенных [пусть и невольно / упорно отрицаемо] надежд и ожиданий [загнанных старательно в самые недра сердца_души, в глубь, туда, куда не сможет проникнуть не единый лучик солнца, не позволяя отыскать путь на свободу, но согревающих теплом от медленного тленья, превращаясь в дымку с привкусом лаванды], пусть и урчит / мурчит внутри зверек так чутко ощутивший перемены, будто коснувшийся щеки порыв весенний, едва не в первые мгновенья… в такие неудачные по времени мгновенья. Самонадеянно… и все же не напрасно. Когда-нибудь, потом… когда наступит новый светлый день, когда вкус / запах крови, запекшейся на губах станет уже не столь болезненно_противно_едко разъедать сознание, когда-нибудь… вопрос невольно [осознанно] сорвется с губ. Когда-нибудь… а может все решится много раньше. Ведь даже завтра еще не наступило.

Последние мгновенья умиротворения, покоя и возможности побыть не здесь – в любом другом, как можно дальше, месте, там, куда еще не проникла рука без жалости и жажды власти – дыханье участилось [ощущаю, будто каждой клеточкой] и тень ласково коснулась хорошо знакомых черт, лишая безмятежности, вернув в жестокую реальность, в ту, из которой не в состоянии сбежать… не спрятаться, не скрыться…
- Ты почти не металась, - улыбнувшись краешками губ, смотрю в темно серые глаза, еще подернутые легкой дымкой сна, но будто бы уже готовые к атаке, бежать, едва раздастся шорох. И пусть приходится соврать – бессовестно и нагло – зато она не будет чувствовать вину…

[nick] Peeta Mellark[/nick][icon]https://i.imgur.com/RxpM1nB.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/ErgcuGW.gif https://i.imgur.com/W0stlfw.gif[/sign][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >Пит Мелларк, 18</div></a> Пекарь, художник,
солдат, трибут, победитель 74-ых и участник 75-ых Голодных Игр.</div>[/lz]

Отредактировано Aurora Duval (2019-11-05 16:26:17)

+1

4

[nick]katniss everdeen[/nick][icon]http://68.media.tumblr.com/74be1279100166f7fedea5e7e718ad9e/tumblr_inline_ngscuubMZh1t6da4c.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/6b614f771e63d2dde778ceac7025dd59/tumblr_nbz0jokm0m1rrb9xco7_250.gif https://66.media.tumblr.com/0f9a3aafbc2c20df82777aa8f8730366/tumblr_nbz0jokm0m1rrb9xco8_250.gif
[/sign][lz]<div class="lz"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"><div class="lz_nick" >китнисс эвердин, 18</div></a> победитель голодных игр. символ революции. нареченная сойка-пересмешница, не сумевшая сохранить жизни самых дорогих людей. </div>[/lz]

на чьей ты стороне, мой ангел хранитель? союзника во мне искал, но не видел.
в любви, как на войне - копил, но не тратил. на чьей ты стороне, мой ангел-предатель?

[indent] Вызываясь добровольцем, я была готова умереть. Точнее даже не так, для себя я умерла ровно в тот момент, когда Эффи произнесла имя Примроуз. В ту самую секунду мир рухнул [желудок скрутился внутри тугим морским узлом и не давал сделать ни одного глотка]. Больно подкосились колени и от удара о твердую землю прошибло острой болью все естество. В тот самый миг что-то внутри оборвалось и как бы я не пыталась, более никогда не срастется вновь. Бусы рассыпались, навсегда растеряв свою первозданность. Когда погиб отец, я думала ничего более ужасающего быть не может. Однако жизнь в Двенадцатом всегда преподносит сюрпризы. Не люблю их. В моем Дистрикте они никогда не бывают приятными. От них плеваться кровью хочется, когда берешь очередные тессеры, чтобы не сдохнуть где-нибудь на обочине электрической сетки, отделяющей Дистрикт от леса. С одной стороны - это выход, одним ртом меньше, только вот на одном козьем сыре, что дает питомица Прим далеко не уедешь. Но и здесь палка о двух концах, тессеры дают еще один шанс вылететь из этой жизни даже обладая куском хлеба. Хлеб. Теплый // мягкий // свежий. С ароматом печного дыма, созревших дрожжей и щепотки корицы для пряности. Помню кожей его рыхлую текстуру, его нежность и в то же время силу [которой может обладать только он]. Нечасто доводилось чувствовать его вкус во рту, и это были поистине праздничные дни. Забавно, но именно хлебом [насущным] для меня стал Мелларк.

[indent] Игры изменили нас [а ведь Пит этого так не хотел]. Игры изменили меня [полностью перекроив лекала]. Сначала разорвали на миллиарды мелких алых лент [сотканных из живой крови тех трибутов, что остались телами лежать в пределах того адова круга], после смочили в высокопроцентном уксусе [заставив каждый порез пылать огнем], и в довершение вывесили флагом на колючий промозглый холодный ветер [чтобы тот растрепал и так поврежденные нервные окончания]. Игры сломали меня. Вдоль и поперек. А после еще были удары под дых // в самое основание сплетения солнечного, вышибая воздух напрочь и заставляя легкими чувствовать привкус горечи пепла и полыни. Игры не щадили никого, и правду сказал как-то Хеймитч - там нет победивших, есть лишь выжившие. Только вот он тогда умолчал один небольшой нюанс: выживать после этого придется всю оставшуюся жизнь! Шрамы на душе // сердце останутся незатянутыми навсегда. Во снах всегда буду видеть Руту, а кошмары будут вечно отдаваться истошным воем Катона [воем, который еще долго будет стоять в барабанных перепонках после пробуждения]. Буду несколько десятков минут пытаться унять этот крик, крепко сжимая ладонями виски и качаясь в скомканной постели из стороны в сторону, приговаривая при этом, что это всего лишь сон, что все уже позади, что это всего лишь отголоски той трагедии // той мясорубки, через которую нас пропустили. И это один из множества вариантов тех кошмаров, из-за которых начала кричать по ночам. Один из множества...

[indent] Когда на Квартальную Мелларк вызвался добровольцем, мой мир рухнул во второй раз. Только на этот раз я понимала, что теперь изменить уже ничего нельзя. Я губами заклинала, глазами молила, всей душой желала // просила его этого не делать... но небеса не слышат моих молитв, и тогда стоя на площади мне оставалось лишь молча ронять слезы. Дважды выйти из пекла Сноу не даст, и я это понимала, и потому оставалось лишь сделать все возможное, чтобы быстрее все закончить. Нам нужно было играть, и играть красиво, чтобы лощеный Капитолий остался доволен, а родные и близкие все еще оставались живы. По великой милости президента. Нам нужно было играть, даже понимая то, что играть уже давно начали нами! Именно такими словами убеждала себя сама, когда становилось особенно невыносимо терпеть. Укрывала все черными снегами, воющими ветрами, ледяной водой. Морозной, зыбучей, чтобы никто и ничто... и в итоге слишком срослась с этой игрой. Пришила себя намертво к ней без возможности распороть тесьму. Начала жить ею... и более жизни своей не представляла без нее. Терялась, путалась, тонула, сходила с ума. Пытала себя... нет, не физически, - ментально. Боролась каждый день и каждую минуту за то, чтобы дать шанс. Не себе. Ему. Зарубками в том тропическом лесу оставляла всю свою невысказанную боль // любовь. Плотно прижимала ладонь ко рту и закусывала ее зубами, чтобы заглушить стенания. Ненавидела лютой ненавистью Капитолий и Сноу, и лишь бесшумно выла, одной рукой продолжая закрывать рот, а второй пальцами впиваться в землю.

[indent] Именно то, что мы больше всего любим, разрушает нас до самого основания, а его в последствии размывает грунтовыми водами. Оно знает наши самые болезненные места, знает слабые точки, от малейшего прикосновения к которым готовы сделать шаг в пропасть // в пустоту // к лютым выродкам. Шаг без возможности возвратиться обратно. Туда, где будет лишь боль, боль и еще раз боль. И ты прекрасно понимаешь, что это тот самый роковой крайний шаг, после которого будет достигнута точка невозврата, но как заправский самоубийца идешь на него. Не ради себя. Ради тех, кто ближе // дороже // любимее. Ради Него. И плевать, что после будешь долго латать свои собственные раны морозными компрессами, вспоминания касания алых лент // зубов тигров // личных демонов к своим запястьям // плечам // ногам. Но не готова, чтобы это все переживал еще и он [потому вопреки Мелларку двери запирать продолжаю до сих пор]. Сквозь призму зыбучего сна понимаю, что ладонь путается в лентах его одежды, чем в итоге собственноручно создаю препятствия для капитуляции. Только после нескольких посещений доктора Аврелия, начала понимать, что всегда [с начала игр голодных] была навязчивым препятствием в продвижении адовой системы. Препятствием, которое следует уничтожить, иначе оно уничтожит тебя. Естественный отбор, так сказать [в какие -то моменты даже задумывалась, а действительно ли такими методами должен был лечить доктор? или это была его инновация? но это были слишком наносные мысли, в них не хотелось теряться]. Хотя по сути все то, что охмором внушали Мелларку в Панеме было правдой. Утрированной, но правдой. Выродок, лишнее звено в системе, несущее лишь смерть и несчастья, сорняк и самый страшный яд, убивающий все живое на пути. На одном из сеансов все с тем же доктором Аврелием [когда сама еще находилась в состоянии тихой молчаливой бездейственной апатии], тот прибегнул к кардинальным мерам [о которых не сказал мне, но я догадываюсь]. Тогда я впервые призналась, что л ю б л ю. Призналась сама себе где-то глубоко внутри. И что полюбила не сейчас, не в тот момент, когда наши имена гремели на весь Капитолий... а тогда, когда сидела под тем гребаным деревом, находясь на волосок от смерти. Если задуматься, не я спасла [спасала] нас, а благодаря ему мы выжили. Оба.

[indent] Я почти верю ему. Почти. Да только за все это время я научилась отличать правду от картинки. Научилась [почти] принимать весь тот шквал последствий, что оставили мне [нам] игры, научилась мириться с жестокостью. Перестала спать в безмятежности уже очень давно, и это его "почти не металась" трескуче ударяет по барабанным перепонкам, и я опускаю глаза к своим ладоням все еже продолжающих путаться в плену тканей. - Пииит, мы же договорились не лгать друг другу, выдохну хриплым голосом, пытаясь таки совладать со своим внутренним дисбалансом, пряча глаза покрасневшие и пытаясь выпутать запястья. Он всегда все берет на себя, всегда отгораживает глубокими рвами меня от меня самой же, всегда выстраивает [или же наоборот - рушит] барьеры между мной и последствиями, наложенными Капитолием. - Раньше у тебя лучше получалось врать, и слишком поздно понимаю, что говорю полную хрень, которую необходимо глубже затолкать и никогда не вспоминать. Почти на полуслове затыкаюсь. - Прости, - сорвется с пересохших губ? будто отпуская тетиву. Резко и с каким-то неестественным надломом. Так ломается стрела // рвется тетива лука. Всегда все делаю не так. Я не думала это говорить, в какой-то миг просто поняла, что если не скажу, то задохнусь. - и спасибо. Спасибо, что не оставляешь меня... одну. И только, преодолев тягучую как мед паузу таки подниму глаза. Молю, прошу, заклинаю... Каждую ночь я нуждалась в нем, каждый чертов кошмар был пропитан кровью, страхом и необходимостью чувствовать Его. Всем телом и душой. Он был панацеей... Лечил раны, дарил спокойствие, внушал доверие. С самого первого дня нуждалась в этом, но гнала подальше, зная, что позволив один раз, не смогу более остановиться.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Рейтинг форумов Forum-top.ru




Вы здесь » RED BUS » Альтернативная вселенная » [AU] slave only dreams to be king


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC