дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Home, sweet home


Home, sweet home

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

HOME, SWEET HOME

http://forumuploads.ru/uploads/0015/8c/c8/2260/69172.jpg

время действия:
январь 2020

Edward Eastley
&
Edith Evans

место действия:
больница, дом Истли

+1

2

- Ну что же, поздравляю, миссис Эванс. Долгосрочные прогнозы делать пока рано, но мы добились определенных успехов...
Эдит не слишком внимательно слушала врача, хотя и понимала, что это важно, но она находилась в клинике уже три месяца и уже успела устать от всего этого. Хотелось просто вырваться отсюда, отмыться от запаха дезинфектантов, прогуляться по улицам, съесть что-нибудь помимо протертого супа и каши - и пусть почти со стопроцентной уверенностью ее от этого потом будет тошнить - и вообще, почувствовать себя живой.
- Конечно, лечение на этом не заканчивается, еще необходимо мониторировать состояние, сдавать анализы, но больше нет необходимости находиться в клинике.
- То есть вы меня выписываете? - Эдит впервые посмотрела на врача с интересом. Она мечтала об этом уже недели три, до этого от всех побочных эффектов химиотерапии ей было настолько худо, что мечтать просто не оставалось сил.
- Да, уже завтра мы подготовим все документы и список рекомендаций, - врач, похоже, заметил, что она оживилась и в его тон стал чуть более воодушевленным. - Важно понимать, что соблюдение всех предписаний, здоровый образ жизни увеличивает вероятность окончательной ремиссии...
Девушка снова отвлеклась на свои мысли, делая вид, что слушает. Все это она слышала и не раз, в клинике все же не только выдавали препараты, но и предполагалась работа с психологом, который умел здорово промывать мозги. А по опыту общения с другими больными она поняла главную мысль - наибольший процент выживаемости имеют те, кому есть для чего жить. А как раз ей было ради чего, главное - выйти отсюда, снова почувствовать, что живешь, а не медленно угасаешь среди таких же невезучих.
Однако, стоило ей радостно сообщить мужу, что она возвращается домой, начались странности. Артур предложил некоторое время пожить у отца, который теперь перебрался в Лондон, сообщив, что дети сейчас также у него, и вообще у нее сложилось ощущение, что супруг что-то темнит. Собственно, это же ощущение у нее появлялось уже не раз, все же дурой она не была, и понимала, что мужчине остаться с тремя детьми, один из которых совсем еще грудной, дело, мягко скажем, непростое, а тут еще вопрос насчет откуда-то взявшихся денег на лечение в одной из лучших клиник Лондона, понятно, что все не так просто, что ее оберегают от каких-то проблем, давая возможность лечиться без лишних тревог. Поэтому она не стала заострять внимание на этом, решив, что вполне может выяснить подробности уже дома.
В день выписки, разобравшись с формальностями и собрав вещи, за три месяца каким-то образом расползшиеся по палате, она уже с утра сидела у выхода, ожидая приезда Эдварда, впервые за долгое время испытывая радостное возбуждение в противовес уже ставшей привычной тоскливой усталости. Конечно, и муж, и отец навещали ее, но увидеться с ними, возвращаясь домой после победы над тяжелой болезнью это совсем другое. А еще ей захотелось хоть как-то приодеться, сменить осточертевший трикотажный костюм, который она носила в клинике, на что-то более симпатичное, пусть даже при этом на ее голове останется платок, скрывающий отсутствие волос, а брови будут откровенно нарисованы, но все же она так и осталась молодой женщиной, которой предстоит жить и жить. Если, конечно, не будет рецидива. Но об этом Эдит изо всех сил старалась не думать. Конечно, если бы не было последней беременности и если бы она не отказалась от лечения, опасаясь навредить ребенку, прогноз был бы куда более благоприятным, но и без того врачи осторожно (как у них принято) рассуждали о том, что лечение оказалось достаточно эффективным и она вполне может рассчитывать на нормальную жизнь в дальнейшем.

+3

3

Эдвард поднялся на крыльцо больницы, кэб остался ждать. К приезду Эдит было все готово, а дети дома скакали вокруг, умоляя взять их с собой, чтобы побыстрее увидеть маму. Но Эдвард решил, что лучше им остаться дома, больница - не слишком подходящее место для маленьких детей. К тому же, справляться с тремя одновременно было сложно - Эдвард даже пытаться не хотел. А, значит, пришлось бы еще брать с собой гувернантку - а это уже толпа. Лучше пусть дочь спокойно выпишется и спокойно приедет домой.
Выспрашивать врачей уже было не о чем - Эдвард уже слышал от них массу всего, хорошего и разного. Сейчас они говорили о ремиссии и прогнозах, без каких бы то ни было гарантий, разумеется. Но ничего существенно нового добавить не могли - пока все хорошо, не пропускайте визиты, и только.
Эдвард дошел до знакомой палаты, постучал и вошел. Дочь, похоже, уже собралась и была готова к выходу.
- Эдит, - Эдвард подошел к ней и осторожно обнял.
Видеть ее такую, после всех процедур, было грустно и слегка неловко - красивая молодая женщина стала выглядеть как недоделанный шаблон. Конечно, косметика это исправит, вместе с солнцем и нормальной едой. Хотя обстановку в их доме спокойной назвать было сложно, какое спокойствие с тремя детьми? Но, хотя бы, только дети.
- Ты уже готова? Кэб ждет на улице. Детей я брать не стал - от них было бы много лишнего шума. Когда я уезжал, они дорисовывали плакат "С возвращением, мама!". С тремя ошибками.
Эдвард огляделся вокруг.
- Это все вещи? Мы уже можем идти, или нужно сделать еще что-то?

+3

4

При виде отца Эдит в очередной раз испытала приступ острейшей неловкости с примесью еще каких-то трудновыразимых чувств. Она все еще слишком хорошо помнила, что наговорила ему много лет назад, прежде чем уехать с новоиспеченным мужем, как казалось - навсегда. Но кто сказал, что можно так легко разорвать связь отца и дочери? Она, конечно, скучала. И хотела, чтобы однажды все как-то само собой устроилось, неприятности позабылись и все стало хорошо, как... как в детстве, когда отец был самым лучшим, самым добрым и сильным, тем, кто стал для нее центром целого мира, несмотря на вечную занятость.
Но в итоге, конечно, все вышло не так. Наверное, если бы Эдит не заболела, Эдвард так и не появился бы снова в их жизни, так что она была одновременно и рада этому, и отчаянно переживала, что именно так все сложилось. Она совершенно не представляла, как теперь с ним общаться, ведь это был уже не ее папа, не тот человек, которого она помнила. Слишком уже многое случилось за эти восемь лет, пусть это кажется не слишком значительным сроком, но для девочки, покинувшей родной дом в шестнадцать и ушедшей в полную неизвестность, это целая жизнь.
- Привет, пап, - Эдит неловко обняла отца в ответ. - Да, это все, выписку я забрала. Мы можем ехать. А с кем дети?
В первый раз после разлуки они с Эдвардом увиделись уже во время лечения в клинике, как раз тогда, когда ее только начали накачивать химиотерапией, и было так плохо, что иногда казалось, что лучше уж умереть, но больше не чувствовать подобного. Само собой, никто из них не упоминал о том, что случилось восемь лет назад, как и в последующие визиты, и сейчас девушка пыталась понять, насколько для него важны те события. Неужели он все эти годы, как и она, вспоминал об этом и пытался понять, почему так получилось? Или просто жил своей жизнью, отпустив дочь?
И тут Эдит осознала, что толком не представляет, как жил ее отец все эти годы. Вроде Артур упоминал, что он снова женился, но по сути она ничего не знала о человеке, который сейчас сидел с ней рядом в такси. В каком-то смысле он был чужим - и при этом таким родным, хоть плачь. И эта неопределенность их нынешних отношений была почти мучительной. Обычно, чтобы сгладить возможное напряжение, девушка начинала болтать о чем придется, вовлекая собеседника в непринужденный разговор, но тут, едва сев в машину, она уставилась в окно, то ли застеснявшись водителя, то ли не понимая, о чем можно разговаривать с собственным отцом.
"Почти не изменился..." - Эдит краем глаза следила за Эдвардом, в ее воспоминаниях он все еще жил в виде образа, созданного воображением ребенка, а сейчас она изо всех сил пыталась совместить его с с этим энергичным моложавым мужчиной. И пока она испытывала лишь недоумение - разве этот человек может иметь уже троих внуков? Как его можно назвать дедушкой? Да он выглядит чуть ли не ее ровесником, болезнь здорово прибавила ей лет, и теперь и ей самой неловко называть его папой.
- А почему Артур не приехал? - она все-таки не удержалась и спросила. Признаться, с мужем ей было бы проще, хотя тот за время ее пребывания в клинике сильно отдалился. Она подозревала, что благоверный завел роман на стороне, но не хотела в это по-настоящему верить, хоть здравый смысл и подсказывал, что не стоит исключать такой вариант развития событий.

+2

5

- С няней, конечно, - ответил Эдвард. - И со своей... кхм... приемной бабушкой. Только ей не говори, что я ее так назвал.
Эдвард всегда считал, что дети - это очень серьезно. Да, у него самого появился ребенок в довольно юном возрасте, но это вовсе не значит, что он не понимал, что это будет означать. Вырастить человека - это целая история, весьма затратная по всем статьям. Он был очень благодарен своим родителям за все то, что они ему дали, а дали они, без сомнения, все, что смогли. С появлением Эдит, Эдвард сумел оценить это в полной мере. Он тоже делал для нее все, что мог, - образование, комфорт, условия, учеба. Кто же виноват, что девочка ничем не воспользовалась и предпочла... то, что предпочла? Вероятно, он сам, но это был слишком простой ответ.
- Их трое, Эдит, а ты одна - тебе нужна няня. Нам нужна няня. Я нашел очень квалифицированную даму, она уже работала с несколькими маленькими детьми - она хорошо понимает, что делает. Ты не сможешь быть везде и всюду, а у нее это профессиональный навык. К тому же, тебе понадобится свободное время на себя. Тебя выписали, но тебе все еще нужен отдых.
Эдварду категорически не нравилось все происходящее - начиная с замужества и беременности дочери, в обратном порядке, до текущей ситуации в семье. Он очень переживал, что дочь заболела, и вздохнул с неимоверным облегчением, когда диагноз стал благотворным. Как бы он себя ни вел, какие бы чувства ни показывал или ни скрывал, - она была его ребенком. От горячо любимой женщины - единственной женщины в его жизни, которую он действительно любил. Но, вместе с тем, он был юристом и хватким умным человеком. Из этой ситуации можно было извлечь выгоду, и Эдвард считал это вполне логичным и полезным.
- Мы с... твоим мужем решили, что это лучше сделать мне, - деликатно ответил Эдвард, не вдаваясь в подробности. Сейчас его задачей было увеличить дистанцию, которая была между дочерью и этим, с позволения сказать, мужем. Эдвард собирался окружить дочь заботой и вниманием - как он себе это представлял - не только из заботы о ней самой, но и чтобы изменить текущее положение вещей. Он сказал Артуру Эвансу, что тот - не пара его дочери и счастливой ее не сделает. Разумеется, он оказался прав. Но показала характер, настояла на своем, родила детей - и хватит, пора домой. нет, Эдвард не собирался затевать конфликты и выгонять Эванса из дома. Таким образом можно было только настроить дочь против себя, так что в ход пойдет мягкий завуалированный подкоп под семейные псевдоценности. Любыми средствами, в чем, в чем, а в этом барристер мистер Истли разбирался отлично.
- Какие у тебя планы на ближайшее время? На Пикадилли открытость несколько европейских бутиков, не хочешь заглянуть туда? И вообще, пройтись по магазинам, устроить шоппинг... зайти в салон...
Эдвард говорил как бы между прочим, намекая, что пора выбираться из деревенского уклада и снова начинать жить полной жизнью. А каковы атрибуты такой жизни для женщин? Наряды, прическа, маникюр, спа-салон. Эванс не сможет дать этого своей жене, а отец - да.

+2

6

Няня! Как много для Эдит прозвучало в этом слове и, скорее всего, большинство многодетных мам поддержали бы ее.  Она никогда не отличалась чрезмерной опекой по отношению к сыновьям, была, разумеется, любящей и заботливой, но при этом не держала детей в фокусе внимания двадцать четыре часа в сутки. Периодически ей из-за этого доставались упреки, причем от личностей, имеющих весьма отдаленное отношение к ее семье, но считающие себя вправе выражать недовольство тем фактом, что Эйруин и Лиам, пусть умыты, накормлены и ухожены, но при этом довольно много времени предоставлены сами себе. Теперь же эта проблема хотя бы на время снята и это к лучшему, девушка сейчас не чувствовала в себе сил сходу включиться в бесконечную круговерть материнства.
- Ты прав, конечно, так будет лучше, - Эдит улыбнулась благодарно. - Мне кажется уже столько времени прошло с тех пор, как я детей видела в последний раз, в больнице дни тянутся, как бесконечные... А приемная бабушка... это твоя жена, да? Артур  упоминал об этом, но я не расспросила его подробнее. Как мне лучше к ней обращаться?
Новость о мачехе, признаться, оказалась для нее неприятным сюрпризом. Нет, конечно было бы странно, если бы Эдвард, еще довольно молодой мужчина, вдруг решил остаток жизни прожить монахом, еще когда Эдит была подростком, у него были женщины, но все равно она, думая об этом, отчетливо ощущала неприязнь по отношению к новой родственнице.
"Надеюсь, она окажется хотя бы милой, - девушка мысленно представила абстрактную грудастую красотку-блондинку под ручку со своим отцом и почувствовала, как в груди тяжелым комком заворочался гнев. - В любом случае мы все равно скоро вернемся домой и все будет почти как раньше. Если, конечно, мой муж нет решит, что для него это все слишком сложно".
Признаться честно - именно этого Эдит очень сильно опасалась. В клинике ей пришлось познакомиться достаточно близко с многими больными людьми и выслушать немало жизненных историй о том, как их родственники не выдерживали моральной нагрузки и покидали онкобольного. Конечно, Артур поддерживал ее все это время, оплатил лечение, но... он тоже человек.
- Наверное все-таки еще рановато для магазинов. К тому же врачи предупредили, что некоторое время лучше держаться подальше от скоплений людей, пока иммунитет не восстановится,  - хотя это не означало, что ей на самом деле не хотелось зайти в бутики, пусть даже поглазеть, на покупки все равно не было денег. Ни копейки с тех пор, как она легла в клинику. В любом случае, перед тем, как куда-то идти, стоило хотя бы немного привести себя в порядок. - Спа-процедуры мне пока тоже противопоказаны, о новой прическе можно тоже пока не мечтать, по понятным причинам... Короче, просто поехали домой, хочу обнять детей, помыться, переодеться и попытаться забыть последние месяцы своей жизни.
Несмотря на свою некоторую наивность, Эдит не обольщалась насчет предстоящей ей жизни по завершению лечения. Невозможно остаться прежним, пережив рак, и она предполагала, что многое изменится теперь. Как минимум несколько месяцев ей придется тратить очень много внимания просто на то, чтобы соблюдать распорядок дня: вовремя кушать полезную пищу, ходить на прогулки, принимать лекарства по часам... и не забывать рисовать каждое утро брови. И благодаря отцу, у нее будет на все это время, все же няня - это самый нужный человек сейчас.

+2

7

- Да, моя жена, - подтвердил Эдвард. Пожалуй, зря он обозвал ее "приемной бабушкой"... И не важно, что именно ею она и являлась по факту. Ему самому как-то непросто было смириться, наконец, с мыслью, что он сам - дедушка. Издержки появления детей в раннем возрасте. И детей у самих детей. Впрочем, если б в это не вмешался кое-кто...
- По имени, конечно, - пожал он плечами. - Не "миссис Истли" же. Все-таки, вы родственницы, хоть и только по закону. Но я все-таки надеюсь, что вы быстро найдете общий язык - вы почти...
Эдвард чуть было не сказал "ровесницы". Это было не совсем так, все-таки жениться не ровеснице своей дочери он счел не подходящим. Слишком похоже на симптомы кризиса среднего возраста и клише. А вопрос возраста Эдвард всегда считал очень щекотливой темой - особенно, своего.
- ...у вас с ней много общего, - поправился он. - Собственно, вы могли бы пройтись по магазинам вместе. Например.
Он очень надеялся, что две его женщины действительно найдут общий язык и будут, хотя бы, нормально друг к другу относиться. И, в то же время, верилось ему в это как-то слабо - с учетом характера обеих. Хотя жену он предупредил еще до самого факта замужества, что в любом случае и при любом раскладе дочь для него, в случае чего, будет важнее жены.
Взяв вещи Эдит, Эдвард аккуратно взял ее под руку, и они пошли к выходу. Ситуация неуловимо напоминала ему события многолетней давности, когда дочь была маленькая. Тогда она была такая же хрупкая, как сейчас, и он постоянно опасался всего вокруг - начиная с того, что она может упасть, споткнувшись о тяжелый ковер, и заканчивая всем тем, что рассказывают в криминальных новостях. И тот факт, что теперь она была взрослой женщиной, уже имевшей своих детей, ничего не менял. И Эдварду было странно от этого - он давно привык считать, что все его чувства закончились много лет назад. И даже обнимая сейчас дочь, он делал это так, будто обнимал куклу, а не живого человека - аккуратно и несколько механически.
- С этим нет никаких проблем, - заверил Эдвард. - У нас, слава Богу, есть интернет и курьерская доставка. Тебе могут привезти что угодно и откуда угодно, не нужно никуда ходить самой. Но, разумеется, сначала тебе нужно вернуться домой и отдохнуть... Но что касается парикмахера -  подумал, что...
Эдвард старался говорить аккуратно и деликатно - все-таки тема была довольно тонкая.
- ...современные визажисты творят чудеса. Я думаю, им не составит особого труда помочь тебе... снова почувствовать себя уверенно.

0


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » Home, sweet home


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно