дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » жизнь бесполезна, если не найти свое счастье


жизнь бесполезна, если не найти свое счастье

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

жизнь бесполезна, если не найти свое счастье

https://i.imgur.com/rArNLZ4.png

время действия:
winter, 2020

Aurora Duval
&
Kieran Weller

место действия:
london


motionless in white – another life

Отредактировано Aurora Duval (2020-04-03 02:09:27)

+1

2

i hear you now when you said "It hurt but it had to fall, fall apart to work"
-  -  -
i see you now in what's left of me

На половину пуст… на половину полон… таким мы видим окружающий нас мир. Таким воспринимаем через призму – что поломана, крива, порой покрыта толстым слоем пыли / трещин из заблуждений и предвзятости суждений - вложенных с пеленок идеалов, что закрепились [записались] на подкорке без возможности все откатать [обнуляя глупость, несерьезность, низменность] назад, к той точке, из которой все непременно возымеет очередной момент начала, где, сделав оборот вокруг своей оси [зациклив всю цепочку из событий, пройдённых и независящих, как правило, ни от кого, тем более от нас] поставит точку, обретя логический конец. И становясь [как будто неизбежно] пессимистом, тем, кто не видит света / выхода в конце туннеля на пути проложенном сквозь тернии, но не к звездам, старательно, насколько сил хватает, а может даже воли, убеждаем всех окружающих [и в том числе себя], что мыслим лишь реально – рационально – без лишнего самообмана, скрытой боли, без розовых очков надежд и ложных ожиданий. Иллюзии настырные цветные оставив позади. На самом деле же всего лишь пряча голову в песок, как можно глубже, насколько позволяет судорожный вдох последний. А может все же… где-то вдалеке, на самых отдаленных / потаенных задворках сознания [души истерзанной в клочки с особой степенью жестокости и зверства клыками и когтями острыми] послышится едва заметный голосок, продолжив, вопреки всему, – всей существующей реальности, законам бытия, тем граням установленным, что помогают оставаться в мнимой безопасности – пищать с надеждой, чей тусклый огонек упорно борется во тьме с бесчисленной оравой демонов за право жить [существовать] пока хватает сил. Пока не все потеряно. Пока [ты] борешься. Пока [ты] есть. Пока стоишь / не падаешь / не сдался… опуская руки и тихо ускользая, растворяясь, словно дымка в чертогах, забитых до отказа воспоминаниями. А может просто хочешь верить… беря стакан и выпивая столько, сколько есть. До дна. В слепом стремлении упрямо ухватиться [отхватить кусочек по жирней да посочней] за то, что так заманчиво зовет [полушепотом томным] и манит [переливчатыми бликами сверкая], представив из себя мечту, недостижимый идеал… кусочек, пусть никогда не существующего, счастья… что утекает меж пальцев, как песок / вода, оставив только мелкие колючей частички [осколки_крошки, осадок белый / шершавый, будто стекловата тонким слоем покрывает, терзая без жалости, но так заманчиво], что будто множество иголок мелких острых по оголенным нервам, натянутым до самого предела, саднящую, - словно забившиеся внутрь и без того израненной кожи, - причиняют боль… свернувшись калачиком беспомощно и заставляя выть, кричать, насколько хватит мощности всех легких, извиваясь в немой агонии, искусывая губы в кровь.

Конечно, - и для оспаривания доводов не хватит, как бы не рвались связки, повышая голос, срывая на пронзительные визги доказывая правоту - никто не хочет верить, признавать ошибки, [дилеммы, что становясь оковами, лишь тянут далеко назад, не позволяя сделать шаг], принимать печальную реальность, что пройдя все те круги событий – не самых страшных, не тех, что оставляют видимые шрамы на душе и теле, что содрогаться заставляют даже самого стойкого духом – в которые себя сам и загнал, подобно скаковой лошадке в цирке, что движется всегда по одному лишь кругу, подчиняясь розгам жестокого «властителя», простую истину… стал пессимистом. Сдался. Прогнувшись под окружение, дав ему возможность сломать последние опоры шаткие, что удерживали хрупкость равновесия, выбив почву и пригнув к земле. Поставил на колени. Не поморщившись от всех сопротивлений, усилий, что прикладывались ежедневно. [всего лишь винтик в машине всеобщей злости, ярости и зависти, что, подпитываясь недовольством, подминает все и вся под собственные нужды] Но нам так хочется, как в детстве, верить в чудеса, и что прискачет рыцарь в мифриловой кольчуге верхом на вороном коне, спасая от дракона / монстра, лишившего свободы, заточив в темнице самой старой башни, и обнажая меч сверкающий, обрушит гнев свой праведный в защиту слабых и невинных. Все выросли на сказках…. Возможно – хотя ответ и без того давно известен – в глубине души, на самом дне, куда не проникает тень сомнений, укрывшись от посторонних глаз, пряталась надежда [та самая слепая вера], переложив весь груз ответственности и решений [на тебя], смиренно ожидала чудесного спасенья. Но продолжая быть упрямой реалисткой [эгоисткой, до мозга костей независимой, в чьей душе все так же прячется страх липкий и холодный, становясь с годами темной вязкой жижей], предпочитая просто пить из того стакана, что не заполнен до краев, не деля на части, - мимолетные фрагменты, что, составляют целое, единое, - с не меньшей страстью и упорством [упрямством детским] переворачивала прошлого страницу, - ведь так и не хватило сил сжечь повесть недописанную целиком – начиная новую главу. Избито… символично… так приторно-клишейно, до скрипа на зубах.

Делаю глоток, не обратив внимания на холод, что, обжигая горло устремляется по телу, разливаясь, заполняя медленно, до кончиков пальцев, будто не вода, что из стакана на половину полного [пустого], а мелкого стекла осколки / крошки, по обоюдоострым краям которого хожу ежедневно, ежечасно, ежеминутно, как по минному полю, терзая не_тело – душу – израненную, истерзанную, непрерывно саднящую, ноющую. Стонущую…. Жалобно, протяжно. Без посторонней помощи. Все сделала сама. По доброй воле. На блюдечке серебряном, что с голубой каемочкой… преподнеся. Нарушив все заветы / запреты, что выстраивались много лет, сломав все стены и преграды, что воздвигались собственноручно, по кирпичику, по камушку, все выше, толще, прочней, непроглядней. Позволяя… верить [так опрометчиво, наивно, глупо]. В сказку. Что оказалась искусной и циничной ложью – ядом змеиным, проникающим в плоть, бегущем / струящимся по венам, распространяясь по организму, не оставляя шансов на спасение, выживание, выжигая изнутри в агонии немыслимой, невообразимой, все, бесследно - которой стоило бы поучиться. Очерстветь, смириться. Принять. Познать все тонкости, огрехи, мастерство. Став лучшей – совершенной – версией. Отточенной. Но… казалось бы, всегда столь маленькое слово, чье значенье велико… почти что безгранично, и все бесчисленное множество попыток… понять и может быть простить, в конечном счете, увенчалось лишь всеобщим крахом. Неизбежность, что отрицалась так упрямо. Рассыпавшись подобно домику из карт для покера. Победа не за нами в этот раз. И пусть умы ученые, те, что считаются чуть-чуть повыше интеллектом, стремясь заполучить всемирное признание своих сомнительных заслуг пред человечеством и миром в целом, с завышенным неоспоримо самомненьем, твердят об опыте, о том, как каждый человек [все отношения, что с ним идут в придачу, бок о бок, будто бы комплект от Гуччи] нас чему-то учит, о странном долге «подготовить», подвести / немного подтолкнув / поддав хорошего пинка, по направленью нужному, к тому моменту, когда появится тот самый [рыцарь, а может быть принцесса], что спасет и вытащит из поглотившей бездны… прогонит монстра и кошмар закончится. Рассеется, едва рассветные лучи коснутся горизонта и золотисто-алый свет окрасит все вокруг. Ты обретешь свободу. А если повезет вдвойне – любовь. Ведь так устроены и кто-то [ты] нужен… пусть и не сразу это понимаем. И все так хорошо, так красочно, так… как должно быть. Остается только сохранять спокойствие, как бы паршиво не было, без паники, без лишних слез, истерик, лишь мелкими остатками рефлексов, годами выработанных, заставляя двигаться вперед, вставать с кровати и идти туда, куда когда-то так стремился, теперь же… словно мазохист все продолжая резать вновь и вновь незаживающую, саднящую протяжно, кровоточащую, словно бы непрерывно, рану. День за днем. Куда уж больше хладнокровия. Или безумства…. Сменив маршрут – и даже номер, перебираясь, как можно дальше, на другой конец Альбиона туманного, туда, где нет воспоминаний, тех бомб замедленного действа, едва немного отвлечешься и кинжал вонзится в сердце с новой силой, – убегала от самой себя, сбегала, поджимая свой трусливый хвостик, собирая множество разбросанных в безумном хаосе кусочков_осколков в то не_единое, что оставалось. То, что еще можно было склеить, попытаться может быть… спасти. То, что когда-то было мной. Ведь время… лечит. Об этом все твердят, сопроводив сочувствием, скрывающим на самом деле лишь пронизывающий холод безразличья. Осталось совсем немного подождать - зализывая раны - в объятьях [не твоих] и врать [как ты]. Хотя бы потому что, проревев неделю, поняла, что все же верю… в себя. В то, что достойна большего. Разбив стакан… наполовину полный.

Потом… спустя совсем немного времени, - что стали вечностью холодной_серой и пустой, став братом сводным Лондона, что следовал за ним буквально по пятам - столкнемся [с тобой] случайно [нет. уверена] в местах, что смысла будто бы и лишены [с недавних пор], в тех минах, что разбросаны по городу и ждут момента поудобней, чтобы издав свист пронзительный, предупредив, но слишком поздно, когда сбежать не остается не единого мгновенья / шанса, столкновенья не избежать, разорвать окончательно на ошметки непригодные, несмотря на все усилия… старания. Попытки все учесть, предугадать исход, что был давным-давно определен. Потом… спустя совсем немного времени, найду те фото [наши. будто бы из прошлого далекого, жизни другой, вселенной параллельной], что были сделаны дешевым полароидом одноразовым, до того, как стало вдруг понятно, что мы сами… одноразовые. Но сил не хватит – не смогу переступить через себя, разбитую, сломанную, словно куклу ненужную выброшенную – разорвать / сжечь / уничтожить последнее напоминание о реальности [тебе]. Держа – убрав как можно дальше с глаз, чтоб ненароком не наткнуться больше никогда [все так же продолжив обманывать себя как будто по привычке новой] – оставив, как улику, как доказательство [его] присутствия. Здесь. Не сейчас – тогда. В том прошлом, что потеряло навсегда свой путь. Потом… спустя намного больше времени, чем ожидалось, смогу уснув, проснуться на подушке, не пропитавшейся слезами за ночь. Потом… спустя бессчетное количество болезненных дней и ночей, смогу вздохнуть, почти что полной грудью, лишь испытав глухое эхо прежней боли. Потом… все будет. Лишь потом…

Сколько их было… до тебя? И тех, что после. Громоотводов. Тех, кто заслужил гораздо большего, но по дурацкой воле случая, а может быть судьбы, оказывался рядом. С кем было проще, легче. Без обязательств. Без привязанности. Чувств. Кто не скупился, пуская пыль в глаза давай сотни, тысячи ненужных обещаний, что забывались, едва порог переступался и закрывалась дверь на утро. Хотя… не сотни и даже не десятки [ты знаешь точное количество, наверняка], всего лишь единицы… которых слишком мало, чтобы вытравить тебя и все, что было. Излечить. Ведь стоило, казалось бы, спустя почти что год – как иронично, замыкая круг, едва не в тот же день и час – нам [горьким послевкусием отдается на губах столь маленькое слово, что давным-давно не имеет своего значенья] встретиться…. Тебе [чье имя не могу произносить, пусть даже мысленно] и мне [едва собравшей – разве? – мелкие осколки, почти что, в некое подобие того, что было, почти вернув себя]. Как будто сбой вселенской матрицы. Болезненной фантазии кусочек пазла, сложив все воедино, все факторы, что невозможны, но так прямолинейны, судьбы насмешка выдала один из вариантов дежа вю. Мерцающей реальности_экрана, что подернут грязной рябью, едва не выгорев, оставшись без присмотра на свету. И сердце замерло… остановилось, спрятавшись запнулось, пропустив удар. Всего лишь на секунду, на незначительную долю единицы времени, что больше не течет линейно – совершив скачок, откинув все назад - позволив сделать передышку, ровно до того момента, как припустить галопом, стремясь отчаянно наружу из груди. И пальцы похолодев, - будто крови лишенные, в тот же миг, - сильней сжимают хрупкий бокал, скрывая мелкий тремор от посторонних глаз [твоих]. Почти забыла – была уверена свято, пройдя все семь кругов, что страстно описал еще когда-то Данте – как это больно… вновь видеть чистоту небесных глаз. Ведь все сгорело, выгорело, оставив пустоту, равнину, пепелище. И стоило – должна была без отговорок – сбежать, в очередной раз, поджав трусливый хвостик, не искушать судьбу, не сыпать соль на рану, что не затянется – теперь осознаю, что никогда – но тело будто онемев, восстало против своего хозяина, не сдвинувшись. Хотя, быть может, наполовину полный [пустой] второй бокал шампанского продиктовал свои условия игры, в которой проиграли все, заведомо. Дежурная улыбка, немой, привычный, хорошо знакомый – почти без обязательств, все, как и когда-то, в прошлой жизни – жест приветствия. Неловкой паузы начало, что неизбежно повиснет между нами, как только расстоянье сократится до той черты, после которой нет возврата. Не стоило быть так нелепо опрометчивым, в надежде – но правда ведь совсем иная, зачем упрямо продолжать все время врать – не_увидеть здесь. П о р о д н и л и с ь. Почти. Какой-то сюр. Иначе и не скажешь. Словно попав в очередной круг извращённых предпочтений, где правит исключительно садизм не тела, но души и сердца, с особенной любовью. И будто бы молюсь – внезапно истинно поверя в силы, что не имеют объяснений – чтобы красотка, в столь непростительно коротком узком платье, что предоставило обзор и доступ почти что ко всему, без капли милосердия и жалости, оказалась не с тобой [не пал так низко], и расстоянье между нами не менялось. Оставь все позади. Прошу. Не будь все тем же. Не ведись на вежливость, скрывающую боль и дикий вой, что так усиленно приходится глушить внутри. Не будь собой… читая между строк, все понимая и стремясь исправить, починить то, что пора на выброс. Ведь уже слышу, как трещит по швам все существо.

0


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » жизнь бесполезна, если не найти свое счастье


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC