дуэт недели
эпизод недели
Мужчина, кажется, не против чая, поэтому ты пробуешь заварить этот несчастный чай, а еще параллельно собираешься помыть кружку для него...читать
Лондон, март 2020 \\ реал-лайф \\ nc-21

RED BUS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » заканчивай рыдать, у нас так много алкоголя


заканчивай рыдать, у нас так много алкоголя

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

заканчивай рыдать, у нас так много алкоголя

https://i.yapx.ru/G85Fr.png

время действия:
ночь, 1:30

BILLIE O'CONNELL
&
MARK HEINER

место действия:
квартира Хейнера

— Самый полезный опыт, это познать не свой характер, а характер своего друга, и вовремя сделать выводы.
— Или ноги.

Отредактировано Mark Heiner (2020-04-07 16:02:12)

+3

2

Блин… оказавшись на ступенях парадного подъезда небольшой, элитной малоэтажки в одном из центральных районов города, облюбованного представителями псевдобогемного общества Билли была застигнута врасплох осенним ненастьем. Зябко ежась на не по-осеннему морозном ветру, что бесцеремонно облизывал и обжигал ее обнаженные ноги ледяным холодом Билли попыталась найти в недрах своей сумки сменную обувь. Её новые итальянские туфли из золоченной кожи, на изящной и тонкой шпильке, которые Билли купила на свои последние сбережения так и остались стоять на кухонном острове в холостяцкой берлоге Джереми Нортона. Выудив со дна сумки пару бежевых замшевых кроссовок Билли, по-птичьи балансируя на одной ноге словно та самая цапля из детской скороговорки, надела кроссовки на ноги. Второпях зашнуровав их, стараясь не замечать на себе любопытного взгляда разбуженного ее полуночным побегом рыжеволосого консьержа, О’Коннелл поспешила исчезнуть из поля зрения ночного привратника и заодно из жизни Джереми – мне кажется я твой отец – Нортона.

Не разбирая дороги, двигаясь наугад Билли плутала по тусклым улочкам усеянным фешенебельными особняками, закрытыми антикварными и винными лавками и магазинами органических товаров и продуктов. Она старалась не обращать внимания на подступавший к ней все ближе и ближе приступ паники, кутаясь в «свою» укороченную кожанку, молнию на которой никто так и не отремонтировал еще со времен старших классов её матери, чью куртку Билли с трепетом носила класса с восьмого О’Коннелл пыталась найти какой-нибудь открытый паб, бар, кофейню или круглосуточный магазин, чтобы попросить подзарядить севший так не вовремя телефон и вызвать такси.

Дождь, зарядивший еще полчаса назад, когда Билли сбежала из квартиры своего нерадивого отца, из хрестоматийно накрапывающего, оседающего невесомой, мокрой пылью превратился в самый настоящий ливень. Холодная вода стекала за ворот куртки, острые словно маленькие дротики, капли дождя неприятно и больно били её по лицу при каждом порыве ветра, который с наглостью и задором назойливого ухажера пытался сорвать с Билли длинное, алое платье, забираясь под прилипший к её намокшим от дождя бедрам подол, пробираясь к ее холодной как чёртов айсберг, голой заднице. Вспомнив о своих трусиках, которые тоже остались где-то в недрах квартиры известного музыканта Билли истерически рассмеялась. Не обращая внимания на ветер и дождь, она весело хохотала, прислонившись к старинной двери какого-то книжного магазина выкрашенной в насыщенно-голубой цвет. Она сама не заметила как этот приступ смеха, охвативший ее столь неожиданно, перешел в тихий плачь прерванный короткой вибрацией ожившего вдруг телефона, который оттягивал внутренний карман залитой осенним дождем кожанки. Согретый теплом ее тела телефон подавал слабые признаки жизни, заряда его батареи должно было хватить на один звонок. Глядя на своего ветерана, подбитого бесчисленными падениями, обклеенного стикерами с изображением Да Винчи, Пикассо, Дали и Ван Гога, Билли по памяти набрала номер единственного, кто мог ответить ей в первом часу ночи. Она нервно кусала губы отсчитывая гудки, то и дело убирая телефон от уха, чтобы проверить уровень заряда чертовой батарейки. Билли счастливо улыбнулась синей двери, когда услышала его сонный, хриплый и недовольный голос. Первым, что она спросила бы его сейчас, будь она в клубе на смене, или в кафе, где поедала бы какой-нибудь горячий сандвич в качестве своего позднего ужина или раннего завтрака,  или измученная бессонницей и холодом в студии Артура, было бы «Спишь?», но вместо этого Билли жалостливо всхлипнула. Впрочем, времени на эти ненужные сантименты и ставшие привычными для этой странной парочки друзей приколы у нее совсем не было, поэтому, справившись с накатившими на нее рыданиями Билли зачастила, прижимая телефон к уху, укрывая этот брендированный откусанным яблоком раритетный кусок дерьма ладонью от заливавшего небольшое крыльцо книжного магазина дождя.

Хейнер, привет. Марк. Марк, мне нужна твоя помощь. Марк, я потерялась. У меня нет наличных, карта осталась в другой сумке и телефон вот-вот сдохнет. Я в каком-то районе для нуворишей, что питаются и срут органикой, сидя на антикварных унитазах. Здесь нет ни одного сигаретного киоска или блядского кафе с донером «двадцать четыре на семь». – она коротко рассмеялась, но снова взяла себя в руки, смекнув что и так наговорила слишком много всего и ничего по сути. – Я стою на крыльце какой-то лавки старых и наверное жутко дорогих книг., нехотя но она выбежала на тротуар и снова оказавшись под дождем чертыхнулась в поисках вывески с названием книжного. Она называется «Живаго». Спорим, что хозяин этого магазина не знает, что его написал русский с фамилией Пастернак. Марк, пожалуйста, помоги мне. Пришли мне такси.- стуча зубами от холода попросила она своего друга, проигнорировав его вопросы, которыми он атаковал её. Хейнер, мне так холодно, я попала под ливень. А еще я почти переспала с собственным отцом. – зачем-то говорит она ему за секунду до того как ее яблочный ветеран погас истратив последний процент заряда аккумулятора.

Она еще какое-то время простояла вот так, приложив замолчавший телефон к своему уху, будто надеясь услышать ответ на вопрос, что мучил ее той самой неотвратимой секунды, когда Нортон признался ей, точнее предположил: «Какого чёрта тут происходит?! И почему это неописуемое дерьмо происходит со мной?». Вернувшись под козырек книжного магазина с живописным «русским» названием Билли, уселась на собственную сумку, что бросила у синей входной двери. Обхватив руками свои дрожащие коленки, которые она постаралась прикрыт липким шелком ставшего еще более откровенным от дождя платья Билли пытливо выглядывала спасительный кэб присланный Марком.

Она смешно щурится ослепленная ярким светом фар огромного, и конечно немецкого, внедорожника остановившегося напротив «Живаго». Билли одновременно и разозлилась на Хейнера, решившего забрать её лично, и была искренне рада появлению немца. Марк как всегда ругался на своем родном языке, которого Билли не понимала, но которого немного боялась с самого детства из-за навязанной дедом Алистером, стереотипной неприязни к германцам, учинившим две из двух мировые войны. Мужчина ловко выпрыгнул из машины и уже мгновение спустя навис над Билли огромной, грозной тучей, такой же как те, что проплывали над их головами заливая улицы Лондона холодной водой.
У тебя не работает Uber?.. спрашивает Билли брюнета, боясь столкнуться с ним взглядом. Он снова что-то говорит на немецком в ответ разворачивая большой черный плед, украшенный крохотным кругляшом с логотипом, точно таким же, что красовался на капоте черного джипа. Пожалуйста, ругай меня на английском. – говорит она, когда он кутает ее в плед. Она успевает перехватить его, поймать за запястье прежде чем он сделал шаг к машине, захватив ее сумку, все еще шипя что-то по-немецки. Danke schön. – она знает, что он не сможет сдержать улыбки, надеясь именно на это О’Коннелл благодарит Хейнера на его родном языке скрепив свою благодарность коротким, холодным, но искренним поцелуем коснувшись губами костяшек пойманного ею запястья перед тем как Марк утащит ее в теплый, уютный салон своего немецкого внедорожника.

+2

3

Ludwig Van Beethoven — Piano Sonata No. 8 in C Minor

[indent] Все было замечательно и в ту же минуту совершенно тривиально, настолько тоскливо, что Марк распластавшись в огромном, кожаном кресле слушал Бетховена и медленно подносил к губам стакан с обилием налитого бурбона. Его квартира довольно-таки просторная, но в абсолютном стиле минимализма — когда дождливые вечера полностью окутывают даже интерьер, отдавая череде славного эха сожрать эту плоскость. Марку часто паршиво, можно даже сказать... Он состоит из усталости и боли, но феноменально прячет это за любым извращением, которое так или иначе приходит ему в голову. Окна открыты настежь, вокруг ни одной живой души. Соната под номером 8-емь, Марк считает его недооцененной, как и большинство других прекрасных вещей.Темень вокруг, он не включает свет из принципа — в ночи приятнее пить, порой... это даже напоминает волшебство. У Хейнера нет соседей: парочка разбилась в автокатастрофе, старуха Сильвия уехала к родственникам, а Бенджамин с трухлявой бородкой прогнил в своем сарказме и им же захомутал какую-то девицу, которая с удовольствием перебралась с ним на его массивную и крепкую дачу. [гораздо крепче его старческого члена] Все чаще Марку казалось, что это никогда не кончится. Словно он заперт в этом пространстве и неминуемо станет следующей жертвой обстоятельств. Порой, он даже ожидал чего-то решающего... любых знаков, это не имело значения; подумывал о самоубийстве, но почему-то... его пугала сама концепция ада, не давала покоя, ровно как и давала покой — ведь он продолжал жить в меньшем грехе.
[indent] Соната прерывается безумием. Мобильный оставивший два пропущенных, кажется Марку какой-то бомбой замедленного действия, ведь сразу приходит еще три оповещения, а затем в трубке раздается голос Билли —  с той еще чепухой, покрытой надуманным беспокойством и полным мраком. Марк проводит ладонью по лицу и пытается вспомнить сегодняшний день недели, попутно глядя на часы и переспрашивая... как казалось бы, абсолютно элементарные вещи.
— Ты в порядке? - почти констатирует он не по делу, но вопрос скорее направлен на наличие ран, нежели этих душевных прелюдий. Он пытается узнать адрес, вспоминает из всех сил свои похождения молодости, а чуть позже мотает головой, дабы высказать удачу угадав, но уже поздно, голос Билли иссяк... А Хейнер лишь, как тумане начинает собирать вещи с кровати, чтобы нацепить и попытаться ее отыскать. С Билли все было легко и в ту же минуту до ужаса сложно... Она была словно с другой планеты, как сам Марк отмечал, что планета его бывшего пребывания прекрасна, но в то же время и превратностей в ней выше крыши, однако, молодость лучшее, что когда-то с ним случалось.
[indent] Потертые джинсы и длинный плащ — атрибутика так себе, но уже не имеет ни малейшего значения. Черный BMW припаркованный в тихой зоне, полная тишина похожая на изоляцию и чуть расшатанная походка алкоголем. Его не смущает, что он слегка пьян, скорее даже на руку. Будь он трезв, навряд ли бы ринулся к девушке, как заядлый пижон. Но Билли была не просто девушка на одну ночь, их вообще связывали исключительно доверительные отношения — а это самая опасная часть людских соприкосновений. Дикий дождь выжимает словно последние силы, лишь в автомобиле Марк вспоминает, что забыл надеть линзы, а значит дорога будет более интересная и проницательная, почему бы и нет?! Он резко дергается с места, уже на ходу включает GPS и вводит названия каких-то магазинов, что хранил у себя на слуху для элементарной памяти. Машин практически нет, дорога полностью пустая и пока что, это единственный плюс. За двадцать минут Марк добрался до примерного места, за пятнадцать хорошо так подзаебался, а за тридцать отрезвел полностью и уже был готов выйти из салона автомобиля на тотальные, гневные поиски. Он нарезал круги изрядно матерясь на своем вычурном немецком, чертыхался, как последний кретин, а потом и вовсе судорожно схватился за мобильный телефон, гневно читая тирады автоответчику. Он заметил Билли в проблеске какой-то рекламы, ехал медленно, уже не особо на что-то надеясь, но все-таки. Выйдя из машины, он резко схватил ее за запястье и поволок на заднее сидение. [Марку не нравится, когда рядом с ним кто-то сидит]
—  Verdammter Regen. - шипит и грубо швыряет девушку, резко закрывая дверь перед ее носом.
— Неужели нельзя зарядить телефон? Почему ты относишься к жизни настолько поверхностно? - Хейнер говорил достаточно громко, но из всех сил старался не переходить на ор, хотя в этой ситуации его раздражало буквально все. Он лишь улыбнулся краешком губ, когда услышал знакомые, родные слова на немецком, но сделал это настолько скрытно, чтобы в глазах Билли даже не успели забегать озорные черти. Информации было много, собственно, как и времени на эту самую информацию.
— И почему ты одета, как шлюха? - абсолютно без грубости спросил Марк, наблюдая в переднее зеркало и проходясь взглядом ниже. Все это было для него немного странным. Быть может потому, что у него и у двоюродных сестер было абсолютно другое воспитание, но читать нотации в его желание не входило.
— И пожалуйста, только без нытья, ладно? Расскажи мне все более оптимально и ясно. Иначе я просто сойду с ума с твоими похождениями. - на дорогах тишина, прогретая машина создавала атмосферу максимальной идиллии, Марк даже задумался о том, чтобы остановиться и заказать кофе, но глядя на Билли — не лучший момент мучить её этим.
[indent] До квартиры они шли молча, Марк максимально пытался скрыть свои недавние повадки употребления спиртного, но это было весьма сложно сделать, под гнетом усталости и какой-то апатичности ночного настроения. Они заходят в квартиру и первое, что делает мужчина — так это закрывает окна. По всей территории граничит жуткий холод, кажется, что даже на улице теплее. Из шкафа он достает свою белую футболку и протягивает девушке.
— Иди в душ. Не пойдешь самостоятельно, затащу тебя лично под холодную воду. Быстро придешь в себя, гарантирую. - говорит он весьма злобно, хотя здесь граничат чувства заботы и элементарного отцовского словца. Сам же он, без лишней скромности начинает раздеваться, оставаясь в нижнем белье прямо перед девушкой, натягивает большие не по размеру спортивные штаны и решает, что футболка ему вовсе не нужна. Чайник на плиту, пара бутербродов, что уже готовы. Марк даже сделал глазунью на быструю руку, почему бы и нет? Мало ли, вдруг ей захочется что-то горячее. Изначально он достал еще один бокал под алкоголь, но чуть позже убрал его подумав, что это как-то слишком... Ей ведь всего восемнадцать.

+1


Вы здесь » RED BUS » реальный мир » заканчивай рыдать, у нас так много алкоголя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC